17. Права следующих залогопринимателей

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 

 

Залогоприниматель, пользующийся первенством перед прочими, может применять свои права так, как будто бы кроме него не было других кредиторов: он вправе удовлетворить себя суммою, вырученной из продажи вещи, хотя бы затем ничего не осталось для удовлетворения требований следующих залогодержателей; ипотечный иск дозволяется ему начинать не только против не пользующихся залогом, но и против следующих кредиторов*(590).

В совершенно другом положении находится сrеditor posterior*(591), которого залог на столько имеет значение, на сколько не ограничивает и не стесняет прав его предшественника. Хотя ему дозволяется тоже предъявить ипотечный иск против третьих лиц, тем не менее кредитор, пользующийся первенством перед другими, может устранить его претензию посредством эксцепции и даже, предъявив закладной иск, отнять у него вещь. Наконец, следующему кредитору не предоставляется права продажи заложенной вещи с целью удовлетворения своего требования*(592); ему не дозволяется даже влиять на изменение условий продажи*(593). Но, помимо этого, закон дает ему следующие права: 1) После удовлетворения первого кредитора вырученною из продажи вещи суммою, он пользуется правом на излишек (superfluum, hyperocha)*(594), которого может требовать посредством закладного иска, так как он имеет на сем последнем нечто в роде тайного залога. 2) Если залогоприниматель, имеющий преимущество, требует от следующего, посредством иска, выдачи ему известной вещи на том основании, что и она тоже входит в состав имущества, подлежащего залогу, - в таком случае сей последний может защищаться посредством эксцепции excussionis realis*(595), преимущественно, если на этом предмете установлен был специальный залог (pignus speciale). Справедливость требует, чтобы prior creditor старался, в данном случае, удовлетворить себя посредством продажи другого какого-нибудь предмета из имущества, данного ему в залог. 3) Положение следующего залогопринимателя особенно было невыгодно, если первый кредитор продавал вещь в то время, когда цена на оную была слишком низка. Ввиду этого обстоятельства, закон предоставляет следующему кредитору т. н. jus offerendi et succedendi, т. е. право занять место залогодержателя, имеющего преимущество вследствие удовлетворения всего его требования*(596). Относительно этой привилегии, выработались следующие начала: а) Jus offerendi предоставляется не только другому кредитору, но тоже имеющему преимущество (creditor potior)*(597). Впрочем некоторые юристы, как Цимерн*(598), Линде*(599), Синтенис*(600), Бахофен*(601) и Виндшейд*(602), не согласны с этим мнением, утверждая, что в Юстиниановых источниках ни о чем подобном не говорится. Известно, что права первого залогопринимателя были весьма обширны и неограниченны. Вследствие чего же явилось в законодательстве стремление к ограничению кредитора (prior) относительно jus offerendi? Право это нисколько не угрожает следующему кредитору; оно может даже быть выгодно priori creditori в тех случаях, когда он не владеет заложенным предметом, когда заявляет более требований против залогодателя, а только относительно некоторых обеспечен залогом. То, что проистекает из сущности вещей, находит, кажется, подтверждение в постановлении Императора Александра*(603):

Prior quidem creditor compelli non potest, tibi, qui posteriore loco pignus accepisti debitum offerre, sed si tu illi omne, quod debetur, solveris, pignoris tui causa firmabitur.

В силу этого постановления, нельзя заставить кредитора, имеющего преимущество, применять непременно т. н. jus offerendi, но ему предоставляется полная свобода воспользоваться этим правом в данном случае. Кроме того, в пользу нашего мнения говорит определение Павла*(604):

Novissimus creditor priorem obligatam pecuniam - quo possessio in eum transfertur - dimittere potest; sed et prior creditor secundum creditorem, si voluerit, dimittere non prohibetur, quamquam ipse in pignore potior sit.

b) Этим правом можно было воспользоваться не только относительно кредиторов, имеющих первенство, но и относительно тех, которые заняли места других залогопринимателей*(605). Вообще всякий, не получивший даже еще права залога, ссужая напр. должнику деньги для уплаты одного из кредиторов, может занять его место, лишь бы только это было им выговорено*(606).

c) Если залогоприниматель законным образом продает вещь, данную ему в залог, то вместе с тем прекращается и jus offerendi*(607). Если же поручившийся за должника приобрел сам залог от кредитора, в чем следует усматривать переуступку самого права, тогда jus offerendi предоставляется следующим кредиторам, относительно поручителя*(608).

d) Последующий залогоприниматель, с уплатою своему предшественнику всего долга с процентами, имеет право занять его место*(609). Если же сrеditor potior не соглашается принять предложенную ему сумму, то creditor secundus может деньги отдать под сохранение в суд*(610). Однако ошибочно мнение, будто бы залогоприниматель, пользующийся jure offerendi, обязан был удовлетворить все прочие требования своего предшественника. Император Гордиан говорит в этом отношении, что jus retentionis предоставляется залогодержателю только относительно залогодателя*(611).

е) Следующий кредитор занимает место и вступает во все права удовлетворенного залогопринимателя*(612). Это общепринятое прежде мнение, в новейшее время, встречает многих противников*(613). Особенно Бринц и Дернбург утверждают, что вследствие jus offerendi возникает новое требование и новый залог; что secundus creditor относительно удовлетворенного требования, пользуется тем лишь залогом, которым прежде обеспечена была и его претензия. Но допустив, что требование (obligatio) удовлетворенного кредитора погашается и не переходит к следующему залогопринимателю, следовало бы тоже согласиться, что вместе с тем прекращается и обязанность должника уплачивать проценты с погашенного капитала, вследствие чего залогоприниматель, уплачивающий долг, вместо того, чтобы получать пользу, был бы еще в убытке*(614). В столь непрактичном воззрении, римских юристов упрекать нельзя. Юрист Маркиан ясно говорит*(615):

Sciendum est, secundo creditori rem teneri etiam invito debitore, tam in suum debitum, quam in primi creditoris, et in usuras suas, et quas primo creditori solvit; sed tamen usurarum, quas creditori primo solvit, usuras non consequetur; non enim negotium alterius gessit, sed magis suum, et ita Papinianus libro tertio Responsorum scripsit, et verum est. Императоры же Диоклециан и Максимиан высказывают свое мнение насчет уплаты процентов следующим образом: secundus creditor offerendo priori debitum, confirmat sibi pignus, et a debitore sortem ejusque tantum usuras, guae fuissent praestandae, non etiam usurarum usuras accipere potest*(616).

Из этого следует, что залогоприниматель, удовлетворивший своего предшественника, вправе требовать всего того, чего мог бы домогаться creditor potior*(617). Еще более невыгодно было бы положение удовлетворившего кредитора, если бы он сохранил прежнее свое место, а между тем залог был бы недостаточен для погашения обоих требований. Это всегда может случиться, ежели первому кредитору, для обеспечения его требования, даны были в залог еще другие предметы. Пример лучше всего пояснит это отношение. А. одолжил В. 5000 руб. и в обеспечение этой суммы получил ипотеку на доме и принадлежащих оному полях. Другой кредитор С., по поводу занятых 3000 р., получает тоже ипотеку на этом же доме. Затем А. намерен реализировать свою ипотеку, причем оказывается, что дом стоит только 4000 р., поля же - 1000 руб. Кредитор С., который, в данном случае, лишился бы всей своей суммы, пользуется jure offerendi и уплачивает долг своего предшественника. Претензия его против должника равняется теперь 8000 руб. и, по общепринятому мнению, он может отыскивать свой долг на доме и прилежащих ему землях; по мнению же новейших юристов, следовало бы утверждать, что он может пользоваться ипотекой только на доме. Так как дом и в последствие стоимостью своею не превышает 4000 р., следовательно, С. потерял бы остальные 4000 руб. и таким образом, вместо получения предоставляемых ему jure offerendi выгод, подвергся бы еще большим убыткам. Хотя источники римского права не высказывают прямо защищаемого нами мнения, тем не менее проистекает оно из fr. 4. С. 8. 19:

si рrior respublica contraxit fundusque ei est obligatus, tibi secundo creditori offerenti pecuniam, ut succedas etiam m jus respublica potestas est. и 1 3. D. 20. 3. transire ad eum jus prioris - saeре enim, quod quis ex sua persona non habet, hoc per extraneum petere potest.

Впрочем, практика нескольких столетий и теория говорят в пользу защищаемого нами мнения*(618).

f) Согласно постановлению Юстиниана, jus offerendi погашается в тот же срок, в какой подлежит погашению actio hypothecaria*(619).