10. Непосредственные последствия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 

 

Приступая к разбору прав залогопринимателя, прежде всего следует представить беглый очерк прав и обязанностей залогодателя, или собственника вещи, данной в залог. Мы уже сказали, что главное обеспечение доставляет кредитору владение залогом. Несмотряна то, залогодатель сохраняет право, какое он имел прежде на заложенную вещь*(405). Если добросовестный владелец передал залог во владение своему кредитору, то несмотряна то, давность все-таки продолжается, и может даже истечь, хотя залогодатель и не владеет вещью на деле*(406). Хотя должник сохраняет все свои прежние права на заложенную вещь, хотя он, как собственник, может начать иск против всякого ее владельца, даже против ипотечного кредитора, тем не менее ему не дозволяется до наступления срока платежа, предъявлять иск против верителя, которого он ввел во владение вещью, разве после освобождения вещи от залога и удовлетворения требования*(407). Кроме того, залогодатель может фактически переменить самую вещь, в чем ему препятствовать залогоприниматель не имеет права, лишь бы только стоимость вещи не изменилась вследствие этого. К такого рода переменам можно отнести установление поземельного сервитута. Равным образом должник сохраняет за собою право отчуждения*(408). В случае ипотеки, он может без всяких затруднений передать вещь другому, но в случае pignoris не может совершить действительной ее продажи, так как вручить ее приобретателю он может только, отнявши ее у залогопринимателя. Насколько нам известно, все почти юристы полагают, что продажа заложенного предмета, хотя бы даже кредитор владел им, может совершаться весьма легко. Дернбург утверждает, что этот случай заключает все условия, требуемые при передаче собственности, что залогодатель, уведомив только кредитора, когда и кому он продал вещь, ео iрsо передает ее во владение приобретателя. Здесь мы встречаем туже ошибку, какая попадается при продаже, при которой применяется известная юридическая поговорка: наем уничтожается покупкой*(409). Мы старались уже доказать, что выдача не может осуществиться до тех пор, пока не будет possessio vacua (ante omissam possessionem)*(410). Только что указанные права залогодателя не должны ограничивать прав кредитора, которые мы постараемся разобрать в настоящее время.

1. Залогодержателю предоставляется право владения, следовательно, и защита, установленная в пользу владельцев (interdicta possessoria)*(411). Иск о завладении имеет целью или удержать владение, когда его нарушают (interdictum retinendae possessionis), или восстановить его, когда владелец совершенно из него вытеснен (recuperandae possessionis)*(412). Положение владельца всегда выгоднее, нежели положение того, кто, не владея, отыскивает и доказывает свое право (melior est conditio possidentis). Доюстинианово законодательство тем сильнее защищало владельца движимостей, что interdictum utrubi предоставлялось всегда тому, кто не владея уже вещью, мог, однако, доказать, что в течение последнего года он владел ею долее, чем его противник. Защитой этой, основанной на владении, не пользуется залогоприниматель, получивший ипотеку. Савиньи*(413) утверждает, что только владеющий залогом кредитор может защищаться интердиктами. Мнение это высказывают Вангеров*(414), Зейферт*(415), Геймбах*(416) и Шретер*(417).

Выгоды, которые доставляет кредитору владение залогом по отношению к пользованию, заключаются в следующем: а) Если залогоприниматель, получив во владение вещь, вместе с тем приобрел право пользоваться ею вместо процентов от занятого капитала, то такое отношение называется antichresis*(418). Кредитор может пользоваться вещью, но он не обязан представлять счеты, и обращать внимание на величину установленных законом процентов*(419). Если же залогоприниматель, не пользуясь, например, имением, считает для себя более удобным, отдать его в аренду, чтобы получить известные выгоды, в таком случае он пользуется натуральными доходами в размере законных процентов с капитала*(420). И хотя бы кредитор, по какому-либо несчастному случаю, некоторое время, или даже вовсе не мог пользоваться заложенным имением, тем не менее не дозволяется ему требовать проценты с капитала. Заключающий подобного рода договор желает, чтобы залогоприниматель не получал процентов, но пользовался залогом, несмотряна то, много ли или мало он получает дохода. Этим объясняется, почему кредитор, пользующийся залогом, не обязан соображаться с законно установленным размером процентов. b.) Залогоприниматель, в силу самого договора, может пользоваться правом получать доходы с заложенной вещи в случае, если бы должник не уплатил процентов с капитала в означенное время; но тогда дозволяется кредитору пользоваться доходами только в размере законных процентов. с) Случалось, что кредитор получал залог при беспроцентном займе капитала (pecunia gratuita). Несмотряна то, ему дозволялось получать доходы в размере законных процентов с занятого капитала*(421), так как римское право придерживается начала: usurae natura debentur*(422). Но из этого не следует, что закон принуждал должника уплачивать проценты, если он вперед не принял на себя этого обязательства.

Относительно т. н. antichresis, возникает вопрос, не затронутый римскими юристами: как следует поступать, если кредитор, которому предоставлена ипотека, а не залог pignus, обратится в суд о вводе его во владение, чтобы продажею залога он мог получить то, что ему следует? Имеет ли он, владея теперь залогом, те же права, какие мы признавали за тем, который первоначально владел заложенной вещью, или же ему предоставляется только право пользования на столько, на сколько он должен смотреть за залогом (custodia)? Вопроса этого, насколько нам известно, коснулся один Дернбург, признавая за ипотечным кредитором те же права, какие приобретает залогоприниматель, имеющий залог в своем владении. Ипотечный кредитор не имеет неограниченного права пользования*(423), так как оно проистекает из договора pignoris; он не может требовать процентов, не упомянутых в договоре, или же домогаться больших процентов по случаю просрочки (mora).

2. Залогодержатель имеет обеспечение на всем предмете (corpus rei) залогодателя вместе со всеми его принадлежностями. Поэтому, относительно данной в залог земли, ему предоставляется право на иск negatoria*(424) против всякого, кто препятствует исполнению сервитута в законных размерах*(425). Кроме того, если кто-либо на соседнем участке земли заводит изменения, могущие причинять вред участку, обремененному залогом, кредитору дозволяется посредством operis novi nuntiatio*(426) требовать от противной стороны приостановления подобных действий, пока не последует судебное решение. В пользу залогопринимателя применяется тоже cautio damni infecti*(427), если строение или земля соседа угрожают опасностью строению или земле обремененной залогом. Если скат дождевой воды изменен во вред заложенному участку, вследствие какого-нибудь действия, совершенного человеческой рукой (opus rnanu factum), то кредитору дозволяется, посредством иска aquae fluviae arcendae*(428), требовать уничтожения этого сооружения, а равно вознаграждения убытков. Подобным образом залогоприниматель пользуется иском actio finium regundorum*(429), в случае спора относительно границ заложенной земли*(430). Одним словом, всякий иск, обеспечивающий и защищающий недвижимость, предоставляется залогопринимателю как utilis*(431).

3. Залогодатель не может делать таких распоряжений и вводить таких изменений, которые стесняли бы или ограничивали залогодержателя в его правах относительно данной в залог вещи. Следовательно, если должник продает заложенную вещь, несмотря на это кредитор сохраняет свои права, приобретенные им в момент установления залога; собственность переходит cumsua causa*(432) к новому приобретателю, который занимает место прежнего собственника*(433). По мнению некоторых юристов, залогодателю не дозволяется устанавливать emphyteusis, superficies, ususfructus и usus, ибо он таким образом вторгается в пределы juris possidendi и utendi залогопринимателя. Но закон дозволял устанавливать поземельные сервитуты, так как этим нисколько не нарушалось право владения кредитора. В известных случаях залогодатель, продавая заложенную вещь, совершал даже furtum possessionis, что особенно имело место тогда, если вещь движимая specialiter дана была в залог*(434). Наконец, если должник обещал залогодержателю, не продавать вещи, то после этого совершенная продажа становится ipso jure недействительною, так как цель такого условия заключается в расширении и укреплении прав кредитора, подобно тому, как это имеет место при фидуции.