Глава 31. ТЕОРИЯ СИТУАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Исследователи, занимающиеся изучением проблем менедж­мента, за последние десятилетия провели огромную работу, нап­равленную на поиск "наилучшего стиля управления" (127). Ее результаты показали, что не существует одного-единственного, применимого для всех ситуаций, стиля управления. Работающие успешно руководители различных рангов оказались способными приспособить свою деятельность к требованиям каждой отдель­ной ситуации.

Теория ситуативного управления, предложенная финским ис­следователем Полом Хэрси и его коллегами, помогает опреде­лить ситуацию управления, основываясь на результатах значите­льного объема иссгедований. Эта теория базируется, с одной стороны, на объеме непосредственного управления (задачецент-рическое поведение) и социоэмоциональной поддержки (антро­поцентрическое поведение), принимаемом руководителем в каж­дой отдельной ситуации и, с другой, на "степени зрелости" под­чиненных или социальной группы (127).

ЗАДАЧЕЦЕНТРИЧЕСКОЕ И АНТРОПОЦЕНТРИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Учет требований задачи и взаимоотношений в качестве двух существенных измерений поведения руководите­ля оказался важной частью изучения менеджмента за последние десятилетия (127). Им были присвоены различные названия, например, "авторитарное" и "демократическое" или "с кадровой ориентацией" и "с производственной ориентацией". Эти модели менеджерского поведения могут рассматриваться как две незави­симые друг от друга оси, что показано на рис.29.

Задачецентрическое поведение означает меру углубления ру­ководителя в одностороннюю коммуникацию при объяснении того, что подчиненные обязаны делать, и каким образом необхо­димо выполнять задачи. Антропоцентрическое поведение означает меру углубления руководителя в двухстороннюю коммуникацию при оказании социоэмоциональной поддержки, использовании социально-психологических стимуляторов и оказании содейст­вия в работе других.

Как уже отмечалось, не существует "наилучшего" стиля управ­ления, следовательно, любой из показанных на рис.29 основных стилей может быть, в зависимости от ситуации эффективным или неэффективным (127).

364

 

Высокая антропо-центричность и низкая задаче-центричность

Высокая задаче-цснтричность и высокая антропо-центричность

 

Cl-

 

OU

§§

Низкая антропо-центричность и низкая задаче-цснтричность

Высокая задаче-центричность и низкая антропо-центричность

 

 

 

(Низкое) •                     - (Высокое)

Задачецентрическое поведение ПРОИЗВОДИТ УПРАВЛЯЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ

Рис.29. Четыре основных стеля поведения

СТЕПЕНЬ ЗРЕЛОСТИ

В теории ситуативного управления степень зрелости определя­ется способностью ставить высокие, но достижимые цели (моти­вация достижения), желанием и способностью принимать на се­бя те или иные обязательства (127). Эти переменные факторы понимаются только в соотношении с выполняемой задачей: ин­дивид или группа не могут быть зрелыми или незрелыми в об­щем смысле. Степень зрелости человека и социальной группы варьирует в зависимости от определенной задачи, функции или той, цели которой руководитель намерен достичь при помощи их деятельности.

Если степень зрелости подчиненных развивается при выпол­нении ими определенной задачи, руководитель уменьшает зада-чецентрическое и увеличивает антропоцентрическое поведение. При достижении подчиненными степени зрелости выше средней он уменьшает как задачецентрическое, так и антропоцентричес­кое поведение, поскольку подчиненные становятся зрелыми не только для выполнения конкретной задачи, но и психологически зрелыми.

365

 

В теории ситуативного управления особое внимание обращают на пригодность или эффективность стиля управления, исходя из учета степени зрелости подчиненных для выполнения каждой за­дачи. На рисунке 30 это выражено колоколообразным показате­лем, наложенным на четыре клетки управления. Стиль управле­ния, подходящий для разных степеней зрелости подчиненных (стиль руководителя), изображен относительно четырех клеток руководства криволинейной функцией. Степень зрелости управ­ляемого индивида или социальной группы (зрелость подчинен­ных) изображена континуумом незрелого до зрелого (127).

ЗАДАЧЕЦЕНТРИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ __^ (Высокое) (управляющее поведение)

 

О

О

Высокая

Сред

щяя

Низкая

Рч

ЕЗ

д

Г4

гз

Г2

П

УРОКРН^ЧРРППГТИ ТТПГГЧГИНРТ-ГНМУ

 

 

366

 

СТИЛИ МЕНЕДЖМЕНТА

В рассматриваемой теории применяются следующие обозначе­ния (см. рис.30):

1) высокая задачецентричность и низкая антропоцентричность в стиле управления указывают на стиль С1;

2) высокая задачецентричность и высокая атропоцентричность указывают на стиль С2;

3) высокая антропоцентричность и низкая задачецентричность указывают на стиль СЗ;

4) низкая антропоцентричность и низкая задачецентричность указывают на стиль С4.

Указанный рисунок иллюстрирует, каким образом на основа­нии зрелости подчиненных можно определить подходящий стиль управления путем распределения континуума зрелости на четыре соответствующих уровня: низкая степень зрелости в задаче ука­зывает на уровень Г1; интервал от низкой до средней степени — на уровень Г2; интервал от средней до высокой степени — на уровень ГЗ; высокая степень зрелости в задаче указывает на уро­вень Г4 (127).

ПРИМЕНЕНИЕ

Колоколообразная кривая в отношении модели управления оз­начает, что при увеличении степени зрелости подчиненных, изо­браженным континуумом от незрелого к зрелому, подходящий стиль управления изменяется криволинейно по функции (127).

Чтобы определить подходящий стиль управления для каждой ситуации, необходимо сначала определить степень зрелости участвующих в выполнении задачи. После этого проложить пря­мой угол (90°) с места континуума, которое определяет уровень зрелости подчиненных, до места, где он пересекает криволиней­ный показатель модели управления. Клетка, в которой находится точка пересечения, покажет подходящий стиль управления в данной ситуации руководства. При этом, как видно из рисунка 30, зрелость подчиненных уровня Г1 предусматривает примене­ние стиля управления С1, уровня Г2 — стиля С2 и т.д. Таким об-ра юм, повышение уровня зрелости подчиненных влечет за собой и изменение соответствующих стилей управления.

Краткие характеристики четырех основных стилей управления. Сгиль С1 -— "приказывающий", так как ему свойственна одно­сторонняя коммуникация. Руководитель определяет роли подчи­ненных и объясняет им что, как, когда и где должно выполнять­ся

367

 

Стиль С2 — "продающий". Руководитель вырабатывает боль­шинство указаний, стремясь путем двухсторонней связи и социо-эмоциональной поддержки заставить подчиненных психологиче­ски "закупать" решения, которые должны быть приняты.

Стиль СЗ — "участвующий". Руководитель и подчиненные уча­ствуют в процессе принятия решений через двухстороннюю ком­муникацию и оказание помощи (поддержка, поощрение и т.д.). Подчиненные при этом обладают способностями и знаниями для выполнения задачи.

Стиль С4 — "делегирующий". Подчиненные могут работать по своему усмотрению, поскольку имеют высокий уровень зрелос­ти, готовы и способны принимать на себя ответственность за свою деятельность (127).

РЕЗЮМЕ

Таким образом можно констатировать, что эффективные руко­водители должны достаточно хорошо знать свои кадры, чтобы опознавать и адекватно встречать их постоянно изменяющиеся способности и требования (127). При этом им необходимо пом­нить, что с течением времени подчиненные развивают как инди­видуально, так и в группах свой способ поведения и действий (нормы, обычаи, формы). Хотя руководитель может использовать определенный стиль при работе с группой, ему довольно часто приходится использовать другие стили при работе с отдельными подчиненными, находящимися на разных уровнях зрелости. В обоих случаях независимо от того, работает ли он с индивидом или группой, изменения стиля управления с С1 к С2, СЗ и С4 должны происходить постепенно. Этот процесс по характеру не может быть резким, революционным. Он должен быть эволюци­онным, создавать постепенные изменения развития, обеспечи­вать планируемый рост, устанавливать взаимное доверие и ува­жение (127).

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

НЕКОТОРЫЕ ОБОБЩЕНИЯ И ВЫВОДЫ

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Итак, теория власти и управления предстает перед нами как особая область человеческого знания, исследующая, обобщаю­щая и рекомендующая к применению познанные законы и зако­номерности социального развития, основные принципы, меха­низмы, формы и методы управления обществом, его основными сферами и их различными структурами.

Власть и управление. Власть и господство над людьми — это сложный и многогранный процесс взаимодействия различных факторов, социальных сил и конкретных исторических лиц. Власть предстает как системный социальный и психологический феномен, включенный в ткань всего историко-культурного раз­вития человечества. В реализации власти и господства большую роль играют коллективные представления (архетипы), преобла­дающие в том или ином обществе в определенный исторический период. Власть и господство имеют глубинные, подсознательные и эмоционально-волевые основы, заложенные в биологических, природных и социально обусловленных началах психической жизни человека. Командование в различных его формах является принципом власти, требующим наличия другого принципа — подчинения. Командование и исполнение, господство и подчи­нение, властность и покорность являются двумя неразрывными и взаимодействующими принципами власти, которым соответству­ют два человеческих типа — ведущего (лидера) и ведомого, до­бровольно или вынужденно принимающего власть.

24 6-18t                                                                  369

 

Личностные качества лидерства и подчинения, кроме своей социальной природы, имеют и глубинные биологические и пси­хофизиологические корни. В ряде современных исследований выявлено, например, что в основе отношений господства — под­чинения лежит функционирование особого участка головного мозга, так называемого мозолистого тела. Данные отношения опосредовано проявляются также в темпераменте человека, где принято различать холерический и сангвинический (ведущие), флегматический и меланхолический (ведомые) типы. Два вза­имосвязанных типа — ведущий и ведомый — прослеживаются как на биологическом (вожак и стая), так и на психологическом (лидер и группа) и социальном (правительство и население) уро­внях. При этом управляющие находятся в определенной соци­ально-психологической зависимости от управляемых, их уровня образования, признаваемых ими ценностей, доминирующих в обществе социальных слоев, общественных сфер, национального возраста и пола, темперамента и социального характера. Но не­зависимо от уровня социальной иерархии, исторического пери­ода и типа общества власть как социальное явление всегда несет в себе нечто иррациональное, темное, демоническое, что не мо­жет не отражаться на ее носителях.

Управление представляет собой возникшую в результате обще­ственного разделения труда сферу человеческой деятельности, направленную на координацию и организацию объекта управле­ния для достижения определенных целей. Различают три основ­ных класса управления: управление техническими, управление биологическими и управление социальными системами. Управ­ление людьми, или социальное управление, является преимуще­ственно предметом изучения социальных наук (философии, со­циологии, психологии, политической науки). Важнейшими вида­ми социального управления являются административно-государ­ственное управление, управление материальным производством и управление духовным производством. Каждый вид управления представляет собой многоуровневую систему, в которой выделя­ют три основных уровня: макро- (масштаб всей социальной сис­темы), мезо- (масштаб составляющих частей этой системы) и микроуровень (масштаб индивида, личности, члена данной соци­альной общности). Каждый вид управления осуществляется в двух основных формах — управление материальными ресурсами (включая финансовые) и управление человеческими ресурсами, каждая из которых может осуществляться как управление либо индивидуальной, либо коллективной деятельностью людей.

370

 

Терминология. Существующие в науке и практике управления понятия менеджмент, администрирование, руководство относятся только к классу социального управления и в этом смысле поня­тие менеджмент может рассматриваться как тождественное по­нятию социальное управление (социальный менеджмент). В связи с этим различают три основных вида менеджмента, соответствую­щих трем основным сферам общества: социально-политический менеджмент (административно-государственное управление, уп­равление политической сферой), социально-экономический ме­неджмент (управление материальным производством, экономи­ческой областью) и социально-культурный менеджмент (управ­ление духовным производством, культурной областью). Понятие администрирование наиболее полно соответствует понятию власть, поскольку его основная функция состоит в определении политики той или иной социальной системы, а понятия руковод­ство и менеджмент больше относятся к непосредственному уп­равлению людьми, к технологической организации объекта со­циального управления. Иными словами, понятия менеджмент, управление, администрирование и руководство могут рассматри­ваться как в широком, так и в узком смыслах.

Понятие управление в широком смысле охватывает всю систе­му классов и явлений управления в неживой природе, в живых организмах и в обществе, а понятие социальное управление — все виды и формы управления социальными системами. В узком значении в понятие управление вкладывается, в основном, смысл лишь технологической организации объекта управления.

Понятие менеджмент в широком смысле обозначает всеобщий принцип социального управления и в этом значении тождест­венно с самим понятием социальное управление, означая власть и искусство управления людьми. В более узком смысле термин ме­неджмент относится к области управления производством (как материальным, так и духовным, не распространяясь на полити­ческую сферу, где в этом смысле более употребим термин адми­нистрирование), а также к непосредственной организации работы по достижению поставленных целей (но не к их разработке).

Понятие администрирование в широком смысле обозначает ад­министративно-государственное управление (т.е. теорию и прак­тику социально-политического менеджмента, политического ру­ководства обществом), а в более узком смысле — разработку и постановку целей, определение политики социальной организа­ции. В этом, более узком смысле, понятия управление, менедж­мент, руководство играют по отношению к понятию администри-

21^ 6-181                                                                   371

 

рование подчиненную роль, обозначая деятельность скорее ис­полнительскую, направленную на реализацию поставленных це­лей, разработка которых, в этом смысле, относится к области ад­министрирования.

Понятие руководство в широком смысле означает систему ин­ститутов власти различной иерархии и сферы деятельности (по­литическое руководство, военное руководство, хозяйственное ру­ководство и т.д.), а в более узком — непосредственное управле­ние людьми (руководство производственной бригадой, участком;

руководство оркестром, кружком художественной самодеятель­ности; руководство профсоюзной ячейкой, неформальной груп­пой и пр.). Основные понятия науки управления в их широком и узком смыслах представлены в таблице 16.

Таблица 16 ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ НАУКИ УПРАВЛЕНИЯ

Повягия

В широком смысле

В узком смысле

Управление

вся система классов, отноше­

технологическая организация

 

 

ний и явлений управления в

объекта управления

 

 

природе и обществе

 

 

Менеджмент

всеобщий принцип социально­

управление производством; де­

 

 

го управления; власть и искус­

ятельность по организации до­

 

 

ство управления людьми

стижения поставленных целей

Администри­

административно-государст­

разработка и постановка целей,

рование

венное управление

определение политики органи­

 

 

 

 

зации

Руководство

иерархическая система инсти­

непосредственное управление

 

 

тутов власти

людьми

 

Таким образом, в наиболее общем виде процесс социального управления можно разделить на две составные части, два функ­циональных уровня — административную, областью которой яв­ляется разработка и определение политики (т.е. системы целей, задач и путей их достижения) и собственно управленческую (т.е. оперативную, исполнительскую, направленную больше на техно­логическую и техническую организацию объекта управления). Связующим звеном между двумя составными частями единого процесса социального управления выступает непосредственное руководство людьми, обеспечивающее, с одной стороны, разра­ботку и постановку задач, а с другой — их принятие и выполне­ние. В таком виде понятие менеджмент выступает как объединя­ющее понятие всего социального управления, включая его соста­вные части, уровни и звенья (см. рис.31). В соотношении же по­нятий власть и управление, второе занимает подчиненное поло-

372

 

жение, поскольку власть отождествляется прежде всего с адми­нистрированием, т.е. политической, руководящей функцией, а управление — с исполнительской, оперативной.

Рис.31. Менеджмент как всеобщий принцип социального управления

Выводы. Таким образом, менеджмент является процессом пла­нирования, организации, мотивации и контроля, направленным на разработку и достижение целей социальной системы через других людей (60). Власть представляет собой центральное, орга­низационное и регулятивно-контрольное начало всякой админи­стративной (т.е. по сути политической) деятельности и обладает универсальным свойством всеобщности, т.е. способностью про­никать во все виды и формы человеческой деятельности, возни­кая из самой логики отношений между людьми или социальны­ми группами, обществом и его частями, т.е. субъектами, наде­ленными сознанием и волей, что сближает ее с феноменом ли­дерства (69). Общие организационные, регулятивные и контро­льные функции власти (экономической, политической, духовной и т.д.) конкретизируются в различных видах управленческой дея­тельности, обеспечивающих реализацию поставленных задач и целей.

373

 

Объектами изучения теории власти и социального управления, таким образом, выступают различные социальные системы (предприятие, общественная организация, отрасль производства, регион, государство и т.д.), а предметом — система управления различными социальными сферами и структурами, обществом в целом.

ОБЩИЕ ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНЫХ СИСТЕМ

Каждый класс и вид управления предполагает глубокое знание как объекта, так и субъекта управления. В социальном управле­нии объект одновременно выступает и его субъектом, так как и в том, и в другом случае речь идет о людях и составляемых ими социальных общностях (системах).

Каждый человек имеет определенный пол, возраст, направ­ленность, способности, темперамент и характер, а также различ­ной степени развитости основные психические сферы — эмо­циональную, волевую и познавательную. Эти же характеристики присущи и всему человечеству, представляющему собой сооб­щество конкретных людей, наделенных вполне определенными социально-психологическими характеристиками. Поэтому любую социальную общность и группу (расы, метаэтнические, этничес­кие, субэтнические общности, организации и коллективы) сле­дует рассматривать не только со стороны социально обусловлен­ных качеств, но и со стороны природных, биологических и пси­хологических особенностей.

Знание природно обусловленных качеств объекта управления позволяет осуществлять управленческое воздействие на научной основе, поскольку представители разного пола, возраста, типа способностей и темперамента требуют и разных управленческих стратегий. К тому же, по нашему глубокому убеждению, все при­родно обусловленные особенности объекта и субъекта управле­ния находят свое отражение и в социально обусловленных харак­теристиках, подтверждая известный тезис о нерасторжимой це­лостности в человеке природного и социального.

Уровни изучения. Все социальные и природно-психологичее-кие явления имеют, как правило, трехуровневый характер изуче­ния: глобальный (макроуровень), индивидуально-групповой (ми­кроуровень) и промежуточный, средний (мезоуровень). Трех­уровневая структура характерна практически для всех объектов и субъектов социального управления — этнических и социальных общностей (метаэтносы, этносы, субэтносы; общество, его ос­новные сферы, социальные группы); для организации общества

374

 

(макро-, мезо- и микроуровни власти); для экономики (макро-, мезо- и микроэкономика); для социальной структуры (высший, средний и низший классы) и т.д. Иными словами, какой бы объект социального управления мы не взяли, везде обнаружива­ется его трехуровневое строение (даже обратившись к конкрет­ному индивиду, мы будем вынуждены также изучать его на трех основных уровнях: биологическом, психологическом и социаль­ном. То же относится и ко многим его "составляющим". Напри­мер, различают потребности биологические, социально-психоло­гические и социальные и т.д.).

Выделение трех основных уровней структуры различных био­социальных систем не исключает наличие соответствующих под­уровней, относящихся к тому или иному уровню изучения соци­альных феноменов.

Составные части. Кроме трехуровневой структуры, присущей объектам и субъектам управления, они имеют еще ряд общих особенностей, к которым относится трехсферное построение психических и социальных целых. Так, психика человека как единое целое включает эмоциональную, волевую и познаватель­ную сферы, которые соответствуют материальной (экономичес­кой), политической (организационно-управленческой) и духов­ной (социально-культурной) сферам общества как социального целого (см. рис.32). При этом как в индивиде, так и в обществе действует диалектический закон единства и борьбы противопо­ложностей, являющийся глубинным механизмом психологичес­кого и социального развития. Согласно этой закономерности каждое природное и социальное явление имеет свою противопо­ложность (феминность — маскулинность, интроверсия — экстра­версия, рационализм — иррационализм; духовное — материаль­ное, государство — гражданское общество, формальная — не­формальная структуры и т.д.). Данная закономерность действует и в отношении трехсферной структуры психологических и со­циальных явлений. Так, каждая психическая сфера включает следующие пары противоположностей: эмоциональная — рацио­нальные чувства и иррациональные ощущения (сенсорика); во­левая — сознательную волю и бессознательные инстинкты; поз­навательная — рациональное мышление и иррациональную ин­туицию. То же относится и к основным социальным сферам, где, например, в духовной области (познавательная сфера) соседству­ют, с одной стороны, религия и философия (интуитивное нача­ло), а с другой, — наука и технические изобретения (интеллекту­альное начало).

375

 

Рис.32. Соотношение психических • социальных сфер

Носителями в обществе основных ценностей и соответствую­щих им сфер человеческой деятельности выступают определен­ные социальные группы (классы, слои, касты, страты и т.п.). Преобладание в обществе тех или иных ценностей свидетельст­вует, прежде всего, о доминировании в нем соответствующих со­циальных слоев и определенных социальных сфер.

Основные ценности и социальные циклы. Основные ценности заложены в глубинах коллективного бессознательного, так назы­ваемых архетипах, которые, являясь неосознаваемыми, формиру­ют через интересы вполне осознанные потребности — биологи­ческого, социально-психологического или социального (духовно­го) уровней. Все основные ценности содержатся в коллективном

376

 

бессознательном одновременно и все они друг другу противосто­ят. Доминирование в определенный исторический период опре­деленных ценностей обусловливает смену господствующих рели­гиозно-этических систем, типов культур (по П.Сорокину), соци­альных сфер и социальных слоев. При этом смена ценностей и связанных с ней основных "социальных параметров" носит, как правило, системно-циклический характер. Социальные циклы могут быть разной продолжительности и разного масштаба. На­пример, расовый цикл символизирует глобальную смену ведущих психических и социальных сфер: сенсорно-чувственной — не­гроидной расы, затем мыслительно-интуитивной — монголоид-ной расы и наконец, рационально-волевой — европеоидной ра­сы. Культурный цикл Западного полушария олицетворяет смену социальных суперсистем — духовно-интуитивной идеациональ-ной, рационально-эмоциональной идеалистической и чувствен­но-сенсорной. Религиозный цикл указывает на смену мировых религиозно-этических систем — буддизм (познавательная сфера), христианство (эмоциональная сфера), ислам (волевая сфера). Со­словный цикл представляет чередование господствующих соци­альных слоев и социально-исторических времен: иерократичес-кий слой священнослужителей (духовные времена. Золотой век по античным представлениям) сменяется аристократическим слоем военных и административных деятелей (романтические времена, Серебряный век), который уступает место бюргерскому слою "третьего сословия" (гражданские времена, Бронзовый век), а последний — люмпенским и маргинальным слоям (преступные времена, Железный век). Управленческий цикл указывает на смену ведущих позиций представителей различных управленчес­ких профессий, что соответствует смене основных составляющих системы управления (технико-технологической, экономической, организационной и социальной) — техники и технологи (инже­неры), экономисты и финансисты, юристы и, наконец, "чело-вековеды" (психологи и социологи).

Выводы. Смена неосознаваемых ценностей, заложенных в ар­хетипах коллективного бессознательного реализуется в осознава­емых через интересы потребностях, продуцируемых личностным, индивидуальным бессознательным. Поэтому отбор и "культиви­рование" социально одобряемых потребностей может косвенно способствовать формированию в обществе необходимой системы ценностей и постепенному переводу социума (общности, органи­зации, группы) с биологического уровня потребностей (преобла­дание политической сферы деятельности) через социально-био-

377

 

логический (доминирование экономики) на социальный (торже­ство духовных ценностей общества).

Структура психики человека как существа одновременно био­логического и социального соответствует, в основном, структуре общества, т.е. организм индивидуальный во многом тождестве­нен организму общественному. Человек предстает как бы связу­ющим звеном между природой и обществом, соединяя в себе природное и социальное в их нерасторжимом единстве.

УЧЕТ ЭТНОПСИХОЛОГИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ

Поскольку объектом социального управления является человек и общности людей, постольку каждому управляющему необходи­мо знать историю возникновения людей, их природные и социа­льно-психологические различия, особенности культуры различ­ных представителей человечества, национальные и расовые отли­чия ныне живущих индивидов. Познание этих особенностей поз­воляет более эффективно управлять различными людьми и кол­лективами, ориентируясь на их специфические интересы, биоло­гические и социально-психологические качества.

Расы и народы. В наиболее общем виде теория происхождения человеческих рас представляется следующим образом. Доистори­ческое разделение некогда единой суши способствовало форми­рованию двух основных расовых стволов, представители которых отличались друг от друга рядом биологических (например, длин-ноголовость — короткоголовость, высокий — низкий рост) и психофизиологических (например, экстравертированность — ин-тровертированность, рационализм — иррационализм) признаков. Происшедшее в дальнейшем смешение первоначальных челове­ческих рас дало все многообразие живущих ныне народов, кото­рые, вместе с тем, сохраняют те или иные "наследственные" особенности, проявляющиеся в природных различиях темпера­ментов, задатков и других психологических признаков.

В современном человечестве существует пять отличающихся друг от друга рас: черная (негроидная), коричневая (австралоид-ная), красная (американоидная), желтая (монголоидная) и белая (европеоидная). Эти пять рас объединяются в три большие расы человека. Первые две (негроидная и австралоидная) образуют на­иболее древнюю человеческую расу — экваториальную (афри-кано-океанийскую), две вторые (американоидная и монголоид­ная) — следующую по времени возникновения большую челове­ческую расу — азиатско-американскую, последняя (европеоид­ная) — самую молодую евразийскую расу.

378

 

Западный расовый ствол включает негро-австралоидную расу (экстравертированную и иррациональную), а также европеоид­ную (экстравертированную, но рациональную) расы. Восточный расовый ствол включает американоидную (интровертированную, иррациональную) и родственную монголоидную (также интро­вертированную, но рациональную) расы. Иными словами, в структуре человеческой психики и всего человечества, а также составляющих его общностей действует единый принцип единст­ва и борьбы противоположностей, в соответствии с которым экс­траверсия (Западное полушарие) противостоит интроверсии (Во­сточное полушарие), а рационализм Северного полушария про­тивостоит иррационализму Южного*. Данное утверждение спра­ведливо, на наш взгляд, для всех сфер психической и социаль­ной жизни (например, всегда единые при своем возникновении религии и идеологии впоследствии закономерно подразделяются на два основных вероучения, государство имеет своей противо­положностью гражданское общество, единое человечество вклю­чает разнонаправленные мужскую и женскую половины и т.д.).

Современная наука, таким образом, различает три большие расы человека: негроидную, монголоидную и европеоидную. Ев­ропеоиды, в свою очередь, так же, как большие человеческие ра­сы, подразделяются на три субрасы: южную (большей частью длинноголовую), северную (среднегодовую) и промежуточную (большей частью короткоголовую). Это трехчленное расовое де­ление напоминает трехчленную же структуру психической сфе­ры. Так, эмоциональный компонент наиболее соответствует бо­льшой негроидной расе и европейской южной субрасе, волевой компонент более выражен у большой европеоидной расы в це­лом и у северной европейской субрасы, а познавательный ком­понент превалирует у большой монголоидной расы и у промежу­точной европейской субрасы.

Каждая из основных психических сфер человека — познавате­льная, эмоциональная и волевая — простирается как в области сознания, так и бессознательного. Как уже отмечалось, эмоцио­нальная сфера представлена в сознании чувствами, а в бессозна­тельном — ощущениями, волевая сфера, соответственно, —

* Единство и борьба противоположных по ряду признаков населения земных полушарий обусловливает, вероятно, периодически сменяемое противостояние Запада и Востока, Севера и Юга. Например, отмечаемое в настоящее время "примирение" Востока и Запада должно, видимо, смениться антагонизмом Севе­ра и Юга, который по прошествии определенного исторического этапа вновь сменится противостоянием Запада и Востока.

379

 

волей и инстинктами, а познавательная — интеллектом и интуи­цией. Те же компоненты основных психических сфер присутст­вуют и у больших рас человека как целостных образований: в "эмоциональной" экваториальной расе чувственный компонент более присущ негроидам, а сенсорный — австралоидам; в "поз­навательной" азиатско-американской расе интеллектуальное на­чало более развито у монголоидов, а интуитивное — у америка-ноидов; в "волевой" евразийской расе рациональное начало бо­лее развито у европеоидов, а иррациональное — у ее азиатской части (например, в Индии и Аравии).

Три основные психические сферы присутствуют у каждой из человеческих рас одновременно, но одна из них несколько до­минирует над остальными, что придает представителям соответ­ствующей расы определенное психологическое своеобразие. То же происходит и "внутри" рас, среди составляющих ее субрас. Например, по общеэтническому и общеязыковому корню все ев­ропейские народы можно условно разделить на три метаэтни-ческие группы — романскую, германскую и славянскую, — что также отвечает трехчленной структуре психической сферы: эмо­циональная преобладает у романских народов, волевая — у гер­манских и познавательная — у славян. Преобладание у опреде­ленной группы народов той или иной психической сферы обус­ловливает метаэтнические и этнические особенности, проявляю­щиеся в темпераменте, задатках, способе решения стоящих пе­ред этносом задач. Выявленные различия групп народов по до­минирующим психическим сферам способствуют пониманию особенностей метаэтнического менталитета, духовной ориента­ции народов, национального характера и поведения. Например, разделение христианства в Европе на православие и католицизм, а последнего еще и на протестантизм совпадает в основном с этнолингвистическим делением европейских народов на указан­ные выше метаэтносы — романский с преобладанием католициз­ма, германский с доминированием протестантизма и славянс­кий, ориентирующийся на православие.

Кроме отмеченных особенностей, каждая большая раса как биологическое целое, содержит мужское и женское начала, кото­рые действуют по принципу "единства и борьбы противополож­ностей": при доминировании мужского (маскулинного) начала у расы преобладают "мужские" ценности (агрессия, экспансия, культ силы), а при доминировании феминного (женского) нача­ла преобладают, соответственно, "женские" ценности (защита, интроверсия, достаток). Циклы доминирования феминности — маскулинности в обозримой социальной истории особенно за-

380

 

метны на примере желтой расы, когда период всемирных завое­ваний, захватнических войн и грабежей сменился расовой и на­циональной замкнутостью, "уходом в себя", отгороженностью от мира (китайская "Великая стена", японская многовековая само­изоляция и т.д.). В современном мире комплекс маскулинных ценностей наиболее характерен для европеоидной расы, что вы­ражается в новом и новейшем времени экспансией белой расы, в способе решения ею межнациональных конфликтов (с позиции силы), процессах колонизации и захвата чужих территорий. В то же время политика последних лет ведущих европейских стран указывает на определенное "затухание" маскулинного комплекса и появление некоторых феминных черт (миротворчество, культ достатка, обеспечение коллективной защиты), что является, воз­можно, предвестником окончания "мужского" и наступления "женского" периодов в истории белой расы. Иными словами, возраст расы (более молодой или более старый), ее феминность — маскулинность (преобладание либо мужского, либо женского начала), а также особенности развития той или иной психичес­кой сферы характеризуют соответствующие периоды расовой ис­тории — или преимущественно "военные", или преимущественно "домашние".

Понятиям феминность — маскулинность в известной степени соответствуют понятия "правополушарного" и "левополушарного" поведения (в первом случае доминирует ориентация на эмоции, во втором — на логическое мышление), а также интро- и экстра­версии (первая ориентирует на объекты своего "собственного", внутреннего мира, вторая — на объекты внешнего, "чужого").

Кроме трех основных сфер, присущих психическому миру как целому, различают еще четыре психические основы, четыре при-родно обусловленных типа темперамента, которые также можно проследить на уровне субрас и составляющих их этносов. Так, каждая большая раса, как уже отмечалось, включает в себя четы­ре биологически отличающихся друг от друга группы: короткого­ловых высокого роста и короткоголовых малого роста, длинного­ловых высокого роста и длинноголовых малого роста. В составе каждого народа присутствуют эти четыре основных антропологи­ческих корня, но в различных пропорциях, что наравне с рацио­нальностью — иррациональностью, эстравертированностью — интровертированностью, возможно, определяет также качество и своеобразие каждого национального темперамента.

Таким образом, каждая из основных человеческих рас, состав­ляющих их метаэтнических групп и народов имеет отличитель­ные черты как в аналитическом, так и в психическом отноше-

381

 

нии, т.е. в смысле задатков, способностей, некоторых половоз­растных и характерологических черт, а следовательно, и в смыс­ле социальной будущности, которая во многом зависит от этих врожденных, природно обусловленных данных (И-А.Сикорский). Например, из трех главных метаэтносов Европы — романского, германского и славянского — последний самый многочисленный и молодой, который, правильно используя свою доминирующую познавательную сферу и развивая наиболее слабую — волевую, может действительно обновить европейский мир, до этого управ­лявшийся романскими, а затем германскими народами.

В соответствии с преобладанием основной психической сферы каждый этнос развивает ту деятельность, которая наболее ей со­ответствует: волевая — военной, политической, административ­ной; познавательная — научной, религиозной, философской;

эмоционально-сенсорная — художественной, коммуникативной, хозяйственной. При этом при переходе этносов из одного исто­рического возраста в другой возможна смена ведущих психичес­ких сфер, что влечет за собой и перемену ведущей деятельности этноса.

Культура. Культура как специфический и внебиологический признак человека подразделяется так же, как индивидуальная психологическая сфера и общество, на три основные составля­ющие — производственную (экономическая сфера), духовную (культурная сфера) и организационную (политическая сфера). Будучи присущимим в целом всем людям вообще, у каждой со­циальной общности эти виды человеческой деятельности оформ­ляются различными, более или менее специфичными именно для данной общности способами, которые в совокупности опре­деляют специфику ведущей деятельности того или иного народа, социального слоя, социальной группы (например, народы-про­изводители, народы-мыслители, народы-завоеватели и т.д.). В структурах любого стратифицированного общества выделяются субкультуры, соответствующие тому или иному сегменту или слою общества — субкультуры профессиональных идеологов (жрецов), профессиональных политиков (админиистраторов, во­енных), профессиональных производителей (земледельцев, ско­товодов, ремесленников), профессиональных преступников и так далее.

Хозяйственно-культурные типы представляют собой своеобра­зные социальные системы, связывающие этносы или их части через механизмы культуры и хозяйственную деятельность с при­родными системами, а также историческими этапами социально-

382

 

го развития. Различают три основных хозяйственно-культурных типа — присваивающий (с преобладанием охоты, собирательст­ва, рыболовства, а также захватнических войн), производящий (с преобладанием скотоводства и земледелия, а затем и ремесла) и обменный (с преобладанием торговли и оказанием различного рода услуг). Трехчленная типология материальной культуры про­слеживается на всех этапах исторического развития и соответст­вует трем основным сферам организации общества, когда преоб­ладание одной из этих сфер формирует и соответствующий хо­зяйственно-культурный тип этноса. В современных условиях приведенной типологии социально-культурных систем соответ­ствует классификация экономики по преобладанию одного из ее секторов — первичного (преимущественно сельское хозяйство), вторичного (промышленное производство) и третичного (торгов­ля и услуги).

Социально-хозяйственным типам в циклах материальной ку­льтуры соответствуют определенные типы духовной культуры (например, суперсистемы П.Сорокина — идеациональная, иде­алистическая и сенсорная), которым, в свою очередь, соответст­вуют определенные типы социального правления (политические циклы чередования теократии, аристократии, демократии), а также определенные типы социального характера (с преимущес­твенной ориентацией на традицию, на себя или на других), а та­кже демографические циклы воспроизводства этносов по Д. Рис-мену.

Религиозно-этические системы, например, также обнаружива­ют биологические и психологические корни, проявляющиеся в соответствующих социально-исторических условиях. Так, хрис­тианство появилось и преимущественно распространилось в Ев­ропе среди наиболее "рациональной части" белой расы, а ислам и буддизм — в Азии, в ее более "иррациональной составляю­щей".

Кроме того, в истории всех мировых религий всегда происхо­дит деление изначально единого учения на два непримиримо конфликтующих течения (в христианстве — православие и като­лицизм, в исламе — суннизм и шиизм, в буддизме — хинаяна и махаяна), что, возможно, указывает на единство и борьбу двух противоположных начал в сложившихся религиозных метаэтно-сах — мужского и женского, интровертированного и экстравер-тированного, правополушарного и левополушарного, рациональ­ного и иррационального. Дальнейшее дробление религиозно-эт­ических систем, возможно, происходит в соответствии с домини­рующими у разных народов различными психическими сферами.

383

 

Религии — это важнейшие, наиболее общезначимые способы артикуляции самых глубинных мотивов, заложенных в коллек­тивном бессознательном (архетипах), определяющие в конечном итоге как доминирующие в обществе ценности, типы культур, так и основные направления, поворотные пункты всемирной ис­тории (М.Вебер). Иными словами, общее направление социаль­но-исторического развития определяется идеями, заложенными в архетипах и выраженными в основных ценностях, проповедуе­мых периодически сменяющимися религиозно-этическими сис­темами.

Соответствующие религиозно-этические системы формируют определенный тип направленности в обществе и, как следствие, определенный тип социального характера. Так, индуизм и буд­дизм имеют ярко выраженную интровертную направленность и соответствующую социальную ориентацию, ислам и христианст­во — экстравертную направленность и социальную ориентацию "на других", конфуцианство и даосизм занимают промежуточное положение, характеризующееся "приспособлением к миру" и со­циальной ориентацией "на традицию". Все три типа отношения к окружающему и внутреннему миру отражают определенный тип установки (М.Вебер), который является продуктом коллек­тивного бессознательного (К.Юнг).

Религиозно-этические системы, кроме того, отражают доми­нирующее положение определенного социального слоя для кон­кретного исторического периода. За этими системами стоят ос­новные ценности, руководящие идеи, архетипы, выраженные в вечных категориях Истины, Красоты, Добра, Справедливости.

Отличия между национальными культурами состоят, прежде всего, в различиях между основными ценностями, а также в об­условленных ими системах символов, героев и ритуалов. Форми­рование любой социальной общности — от производственного коллектива до государства — невозможно без создания опреде­ленной системы ценностей, находящей свое отражение в соот­ветствующих символах, героях и ритуалах. При этом система ценностей напрямую зависит от психологических и социальных особенностей данной общности, что проявляется в ее поло-воз­растной ориентации, социальном характере и других природно и исторически обусловленных качествах. Поэтому, социальное уп­равление всегда должно учитывать социально-психологические особенности объекта и основываться на стратегии формирования соответствующих ценностей посредством создания специально культивируемой системы символов, героев и ритуалов.

384

 

Разделение труда н общества. Разделение труда также основы­валось вначале на биологических и психологических различиях, что впоследствии привело к различиям социальным. Так, перви­чным разделением труда явилось разграничение между преиму­щественно мужским и преимущественно женским трудом, а так­же разграничение между различными возрастными классами (молодежью, зрелыми людьми и стариками). Начальные формы хозяйственной деятельности в виде охоты, рыболовства и соби­рательства оформились затем в крупное общественное разделе­ние между земледельцами и скотоводами, оседлостью и кочевни-чеством. Со временем появились городские торговые центры, ремесло отделилось от сельского хозяйства, увеличился обмен между разными этносами и историко-культурными регионами. Процесс разделения труда в хозяйственной сфере протекал одно­временно с такими же процессами в сфере духовной и организа­ционной культуры, что обусловило со временем социальное рас­слоение.

Социальное расслоение, являющееся необходимой закономер­ностью развития любой социальной общности и основывающе­еся на неравенстве человеческих способностей, обусловило об­особление хозяйственных, политических и религиозных руково­дителей, которые постепенно составили организаторско-управ-ленческую элиту общества. Одновременно с внутриэтническим социальным разделением шло межэтническое расслоение, при­ведшее к иерархии различных этнических структур и народов, поскольку в человечестве, как в любом иерархически структури­рованном целом, есть народы, принадлежащие к его элите, и на­роды-аутсайдеры. При этом исторический возраст народов имеет значительно меньшее значение для судьбы нации по сравнению с ее природно обусловленными и социально приобретенными качествами, проявляющимися в национальном характере.

Главенство в обществе может принадлежать, в зависимости от специфики конкретного исторического периода, различным группам организационно-управленческой элиты — хозяйственным, военно-политическим  или  религиозным  (идеологическим) руководителям, что определяет и соответствующую форму госу­дарственного правления (преимущественно демократическую, аристократическую или иерократическую).

Организация власти в обществе всегда представляет собой ие­рархическую структуру, которая в зависимости от степени цент­рализации и количества управленческих ступеней может быть двух-, трех- или четырехзвенной (однозвенная представляет со-

6'^                                                 385

 

бой крайне неустойчивую, переходную форму). Структура власти во многом обусловливается особенностями конкретного этапа исторического развития. Эволюция форм социального управле­ния носит системно-циклический характер по типу маятниковых колебаний от выраженного децентрализованного, на основе од-нозвенной формы, к такому же выраженному централизованно­му управлению на основе четырехзвенной формы с центром рав­новесия на уровне центрально-периферической двухзвенной фо­рмы управления. Последовательное прохождение этапов одно-, двух-, трех-, четырех- и снова однозвенности в системе социаль­ного управления указывает на завершение глобального управлен­ческого цикла в рамках данного исторического периода и зарож­дение нового, качественно иного цикла.

Выводы. Человеческое общество представляет собой биосоци­альный феномен, развивающийся во времени и пространстве по космобиологическим, психологическим и социальным законам. Развитие социума представляет собой усложнение системы и цепь закономерных, во многом циклических, переходов от су­губо биологической формы существования (с преобладанием во­енно-политической сферы) через социально-биологическую (с преобладанием производственной сферы) к собственно социаль­ной, духовной сфере общественной жизни (с преобладанием ку­льтурной сферы). Общее для всех социумов определяется, пре­жде всего, их базовыми формами социальной активности (т.е. основными видами человеческой деятельности — политической, экономической и духовной), которые, в свою очередь, обуслов­ливаются потребностями членов социума. Многие индивидуаль­ные потребности генетически жестко зафиксированы, что дает возможность раскрыть потенции одновременно индивида и об­щества через архетипы коллективного бессознательного, своеоб­разные гены социального организма. Архетипы являются базис­ными идеями, основой формирования и развития основных цен­ностей социума, т.е. их истинное содержание представляет собой циклически изменяющиеся цели социального развития. Главная роль архетипов состоит в обучении и подготовке к социальному будущему человечества и его отдельных частей.

Основными составляющими биосоциального феномена, ка­ковым является человеческое общество, выступают следующие'

1) базовые потребности человека, которые проектируются на со­циальную активность, ведущую к начальному разделению труда;

2) начальное разделение труда как производное неравенства спо­собностей, которое проектируется на организацию трех основ-

386

 

ных сфер социальной деятельности — материальную, орган и ia-ционно-управленческую и духовную; 3) разграничение трех ос новных сфер организации общества, которое проектируется нл обособление хозяйственных, политических и духовных руково дителей, представляющих собой противопоставленную массам организационно-управленческую элиту общества^; 4) циклически сменяющиеся архетипы коллективного бессознательного, кото­рые проектируются на основные ценности социума и формиру­ют отвечающую данному историческому периоду систему соци­альных норм и образа жизни в целом.

От характера труда и его разделения зависит структура общес­тва, отличия социальных слоев, которые разнятся по своему ти­пу, нравам, убеждениям, характеру. Совместная трудовая деяте­льность обязательно приводит к разделению труда, поскольку всякий труд необходимым образом складывается из различных операций. Труд, таким образом, приобретает смысл лишь при наличии его организации (К.Ясперс).

Модель хозяйствования (т.е. социально-экономическая сграте-гия), применимая для одной страны, может оказаться несостоя­тельной и недейственной для другой из-за различий в проявле нии фактора культуры. Данное обстоятельство в полной мере ка сается и отдельных производственно-хозяйственных систем, рас положенных в разных регионах и странах.

ОРГАНИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ЖИЗНИ

Степень упорядоченности социальных отношений и устойчи­вости всей социальной системы характеризуется через струюуру, обладающую определенной устойчивостью, жесткостью и сту­пенчатостью (как правило, от одного до четырех уровней с раз­личной степенью централизации). Сознательное начало -- соци­альное управление — способно сочетать объективные и субъек­тивные аспекты общественного развития, оказывать целесообра­зное воздействие на необходимые изменения (49) Организация социальной жизни на макроуровне представляется в форме вза­имодействия двух крупных подсистем — организационно-управ­ленческой и ценностно-нормативной, расхождение которых за­ключается в конфликте между культурно предписанными стрем­лениями (архетипами) и социально структурированными средст-

•)лита общества представляет собой наиболее приспогоЬлсниую и наиболее ментально развитую часть социума, которая наилучшим обра'ом о i нечаст конк-ре(чым социально-историческим условиям развития данною (.оциум.1

387

 

вами их реализации (организацией власти и общества), что ведет к нарушению или замене социального порядка (Р.Мертон).

Сложноорганизованным системам, к которым относится и че­ловеческое общество, присуще наличие двух противоположных начал — организующего и дезорганизующего, которые, взаимо-дополняясь, стихийно организуют окружающий мир (А.Богда­нов). Эти противоположные начала отображают две не менее противоположные потребности, также присущие каждой соци­альной системе — потребность в постоянном развитии и потреб­ность в сохранении стабильного состояния. При этом, если дез­организующее начало доминирует над организующими связями, это ведет к разрушению социального целого, результатом чего является или преобразование структуры, или ее полный распад (49).

Сущность дезорганизации заключается в смене доминирующих основных ценностей, что проявляется в дезинтеграции со­циальных институтов, ослаблении механизма социального кон­троля, появлении новых образцов поведения, изменении привы­чного образа жизни. Взаимодействие государства и гражданского общества обеспечивает социальной системе состояние динамиче­ского равновесия, способствует полноценному проявлению про­цессов самоорганизации на стыке организационного и дезорга-низационного начал. Самоорганизация зарождается в результате деятельности отдельных индивидов и групп и, выражая их обус­ловленные архетипами потребности, воздействует на организа­ционно-управленческую элиту общества. Наиболее благоприят­ной средой для развития самоорганизации является сформиро­ванное гражданское общество и правовое государство. В пере­ломные моменты истории невозможно предсказать, в каком нап­равлении будет происходить дальнейшее развитие социальной системы, что определяет невозможность создания единственной, внутренне непротиворечивой модели эволюции (И.Пригожий) Альтернативой выступает только многомодельное описание воз­можных путей развития. Иными словами, социальные системы развиваются по вполне определенным универсальным, но нико­им образом не детерминированным законам (49, 50). Раскрытие закономерностей соотношения организующего и дезорганизую­щего начал, поддержания "динамического равновесия" и перехо­дов социальной системы от одного состояния к другому позволя­ет усовершенствовать концепцию социального управления, необ­ходимым компонентом которой должно стать распознавание и поддержание самоорганизирующихся сил и свойств социальных систем (49).

'S88

 

Социальная структура. Социальная структура общества пред­ставляет собой многомерную систему, в которой наряду с клас­сами и порождающими их отношениями собственности важное место принадлежит статусу и власти (М.Вебер). Понятие соци­альный статус тесно связано с понятием социальная роль. В этом смысле социальная роль оказывается динамической стороной социального статуса, его функцией, ожидаемым поведением в зависимости от положения человека в обществе. Стратифика­ционная система, таким образом, представляет собой дифферен­циацию социальных ролей и является объективной потребнос­тью любого общества (Т.Парсонс). С одной стороны она обусло­влена разделением труда и связанной с ним дифференциацией социальных групп, а с другой является результатом действия господствующей в обществе системы ценностей. Социальная стратификация — это дифференциация населения на классы и слои в иерархическом ранге (П.Сорокин).

Распределение политической, экономической и любой другой власти в пределах конкретного общества определяется структу­рой соответствующего социального порядка, основой которого выступают социальные страты и политические партии (М.Ве­бер).

В любом обществе и во все исторические времена происходит борьба между силами стратификации и силами выравнивания (борьба организующего и дезорганизующего начал), т.е. сущест­вуют циклы, в которых усиление социального неравенства сме­няется его ослаблением (что тождественно циклам социального управления с ритмическим усилением и ослаблением централи­зации, увеличением и уменьшением звенности). К факторам, влияющим на интенсивность стратификации, относятся размер социальной общности, а также биологическая, психологическая и социальная однородность или разнородность социума (П.Со­рокин).

В процессе исторических изменений первоначальная слит­ность социума заменяется выдвижением на передний план поли­тической системы. Затем приходит черед функционального при­оритета экономики. После этого наступает ситуация, когда при­оритет остается только у духовной сферы — науки, религии, фи­лософии (Н.Луман). Разрушение духовных приоритетов вновь выдвигает на передний план политику, после чего цикл домини­рующих сфер общества начинается заново. При этом экономи­ческая сфера общества (так же, как и эмоционально-сенсорная у человека) выполняет функции адаптации, политика (волевая

389

 

сфера) — целедостижения, а культура (познавательная сфера) — создания и поддержания образцов взаимодействия в системе (Т.Парсонс).

Может быть установлено четыре главных типа стратификаци­онных систем: рабство, касты, сословия и классы. При этом, ес­ли первые три зависят от санкционированного правом или рели­гией неравенства, то классовое разделение "официально" не при­знается; оно происходит вследствие влияния, главным образом, экономических факторов на материальные обстоятельства жизни людей. Иными словами, классы возникают из-за неравенства во владении и контроле за материальными ресурсами. Классы име­ют важнейшее значение в современных обществах. Большинство западных ученых принимают разделение общества на высший, средний и рабочий класс. При этом у представителей различных классов достаточно сильно развито классовое сознание. Классы, в свою очередь, также стратифицированы (Э.Гидденс).

Укрупненная классовая классификация, таким образом, разли­чает три основных класса, которые, в свою очередь, могут быть стратифицированы до семи уровней, что отвечает психологичес­кой классификации общих и специальных способностей челове­ка (Э.Джекс, В.Браун), являющихся одним из природных осно­ваний социальной стратификации. Учет природно обусловлен­ных особенностей индивидов, выступивших начальной базой со­циального неравенства, необходим при формировании любой со циальной структуры, всегда являющейся в форме той или иной иерархии. При этом индивиды с одинаковой группой способнос­тей должны занимать и одинаковые социальные позиции, а рас­стояние между ближайшими социальными слоями не должно, в идеале, разниться больше, чем на один уровень способностей На этой же основе может быть определено оптимальное количе­ство ступеней социального управления, а также необходимое со­отношение между верхними и нижними этажами социальной пирамиды.

Социальная мобильность. Интенсивность и всеобщность соци­альной мобильности изменяется от общества к обществу, от од­ного периода исторического времени к другому. В истории соци­альных организмов усматриваются циклы относительно подвиж ных и неподвижных периодов (П.Сорокин). По степени переме щений и другим социальным характеристикам справедливо рач-личать подвижные (открытые) и неподвижные (закрытые) типы обществ (К.Поппер). Важнейшими каналами социальной цирку ляции ("лифтами") являются семья, церковь, армия, политичес

140

 

кие, экономические и профессиональные организации. Эти же социальные институты представляют собой особый механизм социального контроля ("сито"), который, во-первых, осуществля­ет социальное тестирование индивидов для установления адеква­тного выполнения ими социальных функций; во-вторых, прово­дит селекцию (отбор) индивидов для определенных социальных позиций; в-третьих, распределяет членов общества по различным социальным стратам. Основная цель такого социального контро­ля — распределить членов общества в соответствии с их способ­ностями и личностными качествами для успешного выполнения социальных функций. При этом такие социальные институты, как семья, церковь, школа представляют собой механизмы тес­тирования общих способностей индивидов, необходимых для ус­пешного выполнения многих социальных функций. Другие ин­ституты, подобно политическим, экономическим и профессио­нальным организациям, являются механизмами, которые тести­руют специальные способности, необходимые для успешного выполнения профессиональных функций в определенной облас­ти человеческой деятельности. Поэтому любому социальному ре­форматору и политическому лидеру следует обратить особое внимание на эти тестирующие и селекционирующие социальные механизмы, поскольку от характера данного "сита" в значитель­ной степени зависит как характер верхних, так и характер ниж­них слоев социальной пирамиды (П.Сорокин).

Элита и массы. Доля элиты в структуре всего населения — фа­ктор немаловажный, поскольку верхние этажи социального зда­ния должны быть пропорциональны нижним, иначе здание мо­жет рухнуть. А это значит, что существует оптимальное соотно­шение верхних слоев по отношению ко всему населению, значи­тельное отклонение от которого губительно для любого общест­ва. Таким образом, есть потенциальная возможность перепроиз­водства или недопроизводства кандидатов в верхние социальные слои, что одинаково чревато различными социальными потрясе­ниями (П.Сорокин).

Существует непреложный социальный закон, согласно которо­му во всяком обществе независимо от места и времени его раз­вития имеется фундаментальное разделение на два политических класса, первый из которых представляет собой правящий класс, составляющий всегда меньшинство общества, его элиту, а вто­рой, более многочисленный, контролируется и направляется первым (Г.Моска).

Элгта — это высший привилегированный слой или слои со­циальной структуры, осуществляющие функции социального уп-

39!

 

равленил, формирования и развития материальной и духовной культуры в определенном, отвечающем требованиям социально-исторических условий, направлении. К элите относятся члены социума, пользующиеся наибольшим престижем, статусом, бо­гатством и занимающие ведущее положение в политической, экономической и культурной жизни общества. Элита не обяза­тельно включает лучших членов общества (например, элита гит­леровского государства вряд ли объединяла наиболее достойных представителей немецкого народа), но обязательно — наиболее "статусных". Поэтому элиту нельзя рассматривать как всегда пе­редовую, избранную часть того или иного социума, но всегда как наиболее активную часть общества, находящегося в определен­ной ситуации исторического развития, и актуально ориенти­рованную на политические, экономические или духовные цели данного конкретного социума. Социальная история, таким обра­зом, представляется как совокупность различных социокультур-ных циклов, характеризуемых господством тех или иных основ­ных ценностей и сответствующих им типов элит.

Разделение населения любой страны на элиту и массу — явле­ние закономерное, не зависящее от воли людей. Однако фор­мирование элиты по определенным признакам подвластно целе­направленному управлению. Поэтому вопросам тестирования и отбора достойной элиты, направленной на действенное служе­ние обществу, необходимо придавать первостепенное значение в теории и практике социального менеджмента. Этим целям слу­жат специальные механизмы социальной селекции (семья, цер­ковь, школа, политические, экономические и профессиональные организации), а также социальные механизмы "прополки", по­зволяющие выдвигать в правящую элиту достойных людей и ус­транять недостойных* (П.Сорокин, Конфуций).

Социальный характер. Социальный характер представляет собой основную часть, ядро структуры характера, свойственные большинству членов определенной социальной группы, культу­ры, в то время, как индивидуальный характер — это то, чем лю­ди, принадлежащие к одной и той же группе или культуре, отли­чаются друг от друга (Э.Фромм, Д.Рисмен). Установлена взаимо­связь между различными историческими эпохами и типами со­циального характера. При этом ни один этнос не является моно­литным ни в характеристике населения, ни в экономической, политической и духовной сферах — разные социальные группы

О нлчванньга ггщиальных механизмах подробнее см Щ с к и и Г В Осно­вы кадророго менеджмента Учебник — К , 1991 — Г 132-136

392

 

и регионы представляют различные стадии социального разви­тия, а социальный характер отражает эти различия. Потому раз­личают социальные характеры люмпенов, рабочих, аристократов и других социальных слоев, а также исторические типы харак­теров, соответствующие различным периодам социальной исто­рии. Иными словами, социальный характер — это характер оп­ределенных социальных групп, классов, наций, народов; каждо­му обществу, каждому его слою в каждый исторический период свойственен определенный тип социального характера.

Выводы. Закономерно повторяющаяся, циклическая смена ос­новных ценностей, заложенных в архетипах коллективного бес­сознательного, влечет за собой смену исторических периодов, типов обществ, типов духовной, материальной и организацион­ной культур, что естественным образом отражается на преобла­дании соответствующих психических сфер (познавательной, во­левой, эмоциональной) в социальном целом и, как следствие, формировании соответствующих типов социального характера, доминирующих сфер общества (духовной, политической, эконо­мической) и типов хозяйствования-

Будущее всегда подобно прошлому (Конфуций), поэтому в со­циальном управлении необходимо постоянно учитывать истори­ческий опыт предшествующих поколений, а также следить за тем, чтобы социальные функции были не номинальными, а ре­альными, т.е. каждый член общества должен фактически вы­полнять обязанности, определяемые его социальной ролью.

Социальное неравенство — следствие природного неравенства людей. Оно в определенной степени искусственно, но необходи­мо для создания и поддержания социального порядка. При этом занятые преимущественно умственным трудом управляют заня­тыми преимущественно физическим трудом, и управляемые все­гда содержат тех, кто ими управляет (Конфуций). Наиболеее об­щим признаком привилегированных социальных слоев является статусная квалификация, всегда направленная против выполне­ния физического труда (М.Вебер), а наиболее социально значи­мые профессии те, которые связаны с организационно-управ­ленческими функциями, что требует от их исполнителей соот­ветствующего уровня развития личностных качеств, специальных способностей и образования (П.Сорокин).

УПРАВЛЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОГРЕСС

В человечестве существует два основных подхода к социаль­ному прогрессу, которые можно обозначить как техноцентрист-

2s С-1^                                                                  39J

 

ский и ангропоцентристский. Первый характеризуется экстра-вертированностью, ориентацией на все новые технические усо­вершенствования и изобретения, противопоставлением человека и природы, а второй — интровертированностью, ориентацией на самосовершенствование и развитие духовности, слиянием чело­века и природы без посредничества техники. Техноцентристский подход более проявляется в культуре Западного полушария, а антропоцентристский — в культуре Восточного. Славянский мир является как бы водоразделом между западноевропейским и вос-точноазиатским мирами. Его ориентации свойственна двойст­венная направленность, дальнейшая поляризация которой опре­делит его окончательную принадлежность либо к техноцентрис-тскому, либо к антропоцентристскому направлению в социаль­ном развитии, что будет иметь далеко идущие последствия для судеб всего человечества. Дело в том, что путь развития техники, имеющий своей основной целью покорение природы для удов­летворения материальных потребностей человека, является, на наш взгляд, путем исторического тупика, поскольку при дости­жении определенного уровня технического развития удовлетво­рение человеческих потребностей станет настолько полным, что нужда (этот вечный мотив прогресса) в дальнейшем техническом развитии попросту отпадет. Результатом станет своеобразная ат­рофия технических способностей человека, а потомки техничес­ких гениев станут неспособны поддерживать и эксплуатировать сложные технические системы, что естественным образом приве­дет к глобальной катастрофе. Поэтому антропоцентристский подход в социальном прогрессе представляется нам более перс­пективным с точки зрения выживания и дальнейшего развития человечества.

Идеалы социального устройства, выражающиеся в основных идейно-политических течениях консерватизма, либерализма, де­мократизма, социализма и анархизма, отражают преобладание различных, но находящихся в социуме одновременно на всех его исторических этапах основных ценностей. Победа в том или ином социуме одних ценностей над другими обусловливает в данном социуме или в глобальных масштабах смену главных ти­пов культур (суперсистем по П.Сорокину), носителями которых выступают соответствующие типы социального характера (по Д.Рисмену), которые, в свою очередь, определяют преобладание тех или иных социальных идеалов, находящих свое отражение в соответствующих политических течениях.

Господство и политическая борьба. Существует три основных легитимных типа господства и подчинения: патриархальный, ха-

394

 

ризматический и легальный (М.Вебер). Политика означает стре­мление к участию во власти и осуществлении господства или к оказанию влияния на распределение власти между государствами или'внутри государства. Государство же представляет собой от­ношения господства людей над людьми, опирающееся на леги-тимное насилие как средство. Политическое господство органи­зуется как предприятие, требующее постоянного управления, осуществляемого через штаб управления (человеческие ресурсы) и вещественные средства управления (материальные ресурсы) (М.Вебер). Преданность штаба управления лидеру обеспечивает­ся методами поощрения (мотивы любви по Н.Макиавелли) и на­казания (мотивы страха). При этом от того, откуда политический лидер (высшая государственная инстанция) рекрутирует свой штаб управления, существенным образом зависит структура по­литического строя, а также своеобразие политической (организа­ционной) культуры в целом.

Профессиональными политиками становятся по двум основным причинам: чтобы жить "для" политики либо "за счет" политики (М.Вебер). Чтобы жить "для" политики, необходимо быть независимым от доходов, которые может принести политика, т.е. быть достаточно богатым и обладать необходимыми нравствен­ными качествами ("плутократическое" рекрутирование полити­ческих руководящих слоев). В таком случае руководство полити­кой будет являться своего рода почетной деятельностью. Однако, на деле в политику рвутся большей частью неимущие, стремя­щиеся жить именно "за счет" политики. Поэтому современная борьба между политическими партиями — это, прежде всего, бо­рьба за должности, представляющие собой формы специфически гарантированного обеспечения. Противостоять этому в опреде­ленной степени можно за счет целенаправленного социального тестирования, отбора и подготовки профессиональных государ­ственных служащих, не состоящих в политических партиях (П.Сорокин, М.Вебер).

Превращение политики в предприятие, которому требуются навыки в борьбе за власть, знание ее методов, созданных сов­ременной партийной системой, обусловило разделение социаль­ных функционеров на две категории: профессиональных и политических чиновников. Политические чиновники при смене очередного кабинета покидают свои посты, а профессиональные остаются (М.Вебер).

Профессиональные политики, как вожди, так и их свита, мо­гут быть классифицированы в историческом аспекте в соответст-

2^ ь-W                                                                395

 

вии с циклами исторических времен, типов культур и господст­вующих сословий*. Вначале верховная власть опиралась на кли­риков (монашествующих) и грамматиков, что характерно для ре­лигиозно-духовных эпох иерократического господства. Их сменила придворная знать (дворянство) героико-романтических эпох аристократического господства. Дворян сменили буржуа, что характеризовало наступление гражданских эпох и господства "третьего сословия", а последних — разночинцы (т.е. люмпени-зированные и маргинальные слои интеллигенции) современной эпохи. При этом одновременно с подъемом профессионального чиновничества возникали путем незаметных переходов "руково­дящие политики", т.е. главенствующие советники монархов и диктаторов (например, великий визирь, премьер-министр и т.д.).

Вожди и их свита (штаб) как политически активные элементы свободной вербовки и пассивная масса избирателей — три необ­ходимые составляющие любой партии (М.Вебср). Фактическая власть внутри партии находится либо в руках руководителя пар­тийного аппарата, либо в руках того, кто эту партию финанси­рует ("босс"). Вождем партии становится тот, кому подчиняется аппарат.

Пути социального обустройства. Существуют три основные фо­рмы социального управления (теократия, аристократия и демо­кратия) и три извращенные (тирания, олигархия и анархия). Пе­рвые легко переходят во вторые из-за своего подобия, что выра­жается в циклическом кругообороте форм правления (Платон, Аристотель, Н.Макиавелли, Г.Гегель). Главным содержанием любого современного политического строя должен быть меха­низм постоянного обуздания власти, социальный механизм огра­ничения присущего власти зла, т.е. механизм легитимности (К.Ясперс). В настоящих условиях формами такого механизма выступают правовое государство и парламентская демократия, при которых невозможно непрерывное замещение правительст­венных должностей одними и теми же лицами. Гарантом функ­ционирования такого механизма является элитарный, аристокра­тический слой, постоянно пополняющийся из различных слоев населения посредством отлаженной системы социального тести­рования, отбора и распределения индивидов в зависимости от их заслуг (меритократия по М.Янгу). Формирование меритократии должно проводиться в соответствии с объективными законами социальной мобильности, предусматривающими как социальное

Подробнее см Щ е к и н Г В Социальная философия истории (теория со­циального развития) — К , 199^

396

 

восхождение, так и социальный спуск (П.Сорокин), а также пе­риодическим использованием механизма "прополки", обеспечи­вающего удаление из элитарного слоя аутсайдеров. Проведение выборов и формирование политической элиты осуществляют оп­позиционные друг к другу партии, которых в свободном общес­тве обязательно должно быть несколько. Для того, чтобы партии представляли собой организации достойных людей, необходимо целенаправленное воспитание и образование всего общества: из­вестно, что "каждый народ достоин своего парламента". Достичь этого можно через нормализацию функционирования социаль­ных механизмов тестирования, селекции и распределения инди­видов в обществе для успешного выполнения ими соответствую­щих социальных функций (П.Сорокин, К.Ясперс).

Социализм, предполагающий организацию совместной работы и совместной жизни людей под углом зрения Справедливости, является универсальной тенденцией современного общества. Его основными предпосылками стали механизация орудий труда, не­обходимость совместной работы, планирование, бюрократизация управления, омассовление общества'и атеизм. Господство всех неминуемо приводит к господству масс (охлократии), которое, не являясь устойчивой формой коллективной жизни, неизбежно перерастает в тиранию сталинско-гитлеровского типа (К.Яс­перс). Преградой на пути сползания общества к охлократии и тирании и, одновременно, условием его восхождения к высшим формам социальной жизни является восстановление основных социальных институтов общества (семьи, церкви, школы) и обеспечение их взаимосвязи в организации нравственного вос­питания и духовного образования членов социума.

Схематически современный политический строй в развитых странах мира может быть представлен следующим образом: по­литический лидер (монарх или президент) осуществляет леги-тимное господство посредством организации трех ветвей власти — законодательной (избираемый парламент), исполнительной (назначаемый кабинет министров) и судебной (независимый су­дебный орган). Премьер-министром (главой кабинета) стано­вится "вождь" победившей на выборах партии, а посты основных министров занимает его свита (штаб управления). Должности заместителей министров и ниже замещаются не партийными, а профессиональными чиновниками, которые остаются в государ­ственном аппарате и при очередной смене руководства.

Система социального менеджмента. История развития мирово­го менеджмента насчитывает несколько управленческих револю-

397

 

ций, знаменующих собой поворотные моменты в теории и прак­тике социального управления и соответствующих основным ис­торическим вехам циклической смены типов культур и социаль­ных сословий: власть духовного сословия постепенно вытесняет­ся господством аристократии, на смену которой закономерно приходят буржуа, а последних сменяют наемные работники, "пролетарии управления", после чего социально-управленческий цикл может начаться заново.

В мире все системно. Главным свойством социальных систем является то, что их основным элементом являются люди, высту­пающие одновременно объектом и субъектом социального уп­равления. Социальные системы условно подразделяются на три основных вида: социально-политические, социально-культурные и социально-экономические. Генезис социальных систем привел к тому, что внутренне присущее им управление превратилось в самостоятельную область деятельности и выделило три главных сферы организации общества — политику, экономику, культуру, в связи с чем различают три основных вида социального менед­жмента — материальной, духовной и административно-государ­ственной сферы.

Любая система является совокупностью элементов, обладаю­щих рядом присущих им свойств и выступающих в качестве структурообразующих частей системы Каждая социальная систе­ма состоит из двух самостоятельных, но взаимосвязанных под­систем: управляемой и управляющей. Важнейшим элементом уп­равляющей системы является организационная структура управ­ления (91).               \

В каждой социальной системе и ее подсистемах (управляющей и управляемой) имеются однородные группы элементов, образу­ющие системы низшего уровня: техническую, технологическую, экономическую, организационную и социальную. Каждая такая система в определенные периоды развития социальных целых может занимать доминирующее положение, характеризуя тем са­мым особенности организационной структуры управления (веду­щее положение технико-технологических, организационно-пра­вовых, экономических или социальных служб), а также господ­ствующее положение в сфере социального управления предста­вителей тех или иных управленческих профессий. При этом смена ведущих позиций представителей различных управленческих профессий соответствует, на наш взгляд, циклическому пре­валированию то организационно-технической, то социально-экономической стороны управления, а также одной из систем низшего уровня, что показано на рисунке 33.

398

 

Инженеры       Экономисты, финан-         Юристы                Социологи, пси-

(технико-техноло-          систы (экономичес-           (организацион-   хологи (социаль-

гическая система)         кая система)         ная система)        ная система)

ОТСУ)              <СЭСУ] (ОТСУ]  [СЭСУ

СЭСУ      ОТСУ          СЭСУ         ОТСУ

Условные обозначения:

СЭСУ — социально-экономическая сторона управления;

ОТСУ - организационно-техническая сторона управления.

Рис.33. Циклическая смена ведущих систем и сторон управления

Управление всегда иерархично. Каждый его уровень представ­ляет собой соответствующее звено социального управления, сос­тоящее из взаимосвязанных управляемой и управляющей подси­стем, организационно-технической и социально-экономической сторон управления. Связь между подсистемами и сторонами уп­равления осуществляется с помощью информации. Каждая со­циальная система самоуправляема. Ее деятельность и развитие подчинены определенной глобальной цели, а элементы и под­системы имеют локальные задачи, решению которых подчинено их существование. Функционирование таких систем и управле­ние ими являются не только процессом сохранения их целостно­сти и определенности, но и процессом перевода в новое качест­венное состояние (91).

Начальным пунктом социального управления является форми­рование и выбор целей управления и вытекающих из них задач, что вытекает из результатов анализа развития общества, его ос­новных сфер и систем. Результатом управления являются управ­ленческие решения, а также реализация функций управления.

Система управления — это форма реализации взаимодействия и развития отношений менеджмента, выраженных прежде всего в законах и принципах управления, а также в механизмах, функ­циях, структуре, объектах, методах, кадрах и процессе управле­ния.

Каждая социальная организация имеет пять постоянных ха­рактеристик, эффективное управление которыми является зало­гом успешной управленческой деятельности: 1) цели деятельно­сти; 2) культура; 3) власть (иерархия); 4) человеческие ресурсы;

5) материальные ресурсы. Всякая управленческая деятельность выражается в определенном стиле руководства, под которым по-

399

 

нимается типичная для лидера система приемов воздействия на ведомых. Стиль менеджмента находит свое отражение в тех или иных формах социального управления в зависимости от пресле­дуемых руководством целей и исповедуемых им ценностей, а также конкретной ситуации управления.

Выводы. Всемирная история, представляющая собой развитие социальных организмов в различных государственных формах, включает определенные типы социального устройства и соответ­ствующие им всемирно-исторические этносы (Гегель), а также сословные слои, являющиеся социальной базой тех или иных го­сударственных форм. Так, социальной базой господствующей в свое время теократии выступало жреческое сословие восточно-азиатских этносов; социальной базой античной демократии яв­лялось сословие греческих полисов, наиболее отвечающее совре­менному понятию интеллигенции; аристократический строй ри­млян опирался преимущественно на военное сословие; буржуаз­ный строй, впервые введенный в социальную практику германс­кими народами преимущественно в форме конституционной мо­нархии, опирался на бюргерство, "третье сословие" социальной иерархии. Социальной базой социализма, выпавшего в основном на долю славянских народов, явились люмпенизированные и маргинальные слои, поскольку духовенство, дворянство, купече­ство и действительно передовая интеллигенция, как правило, участия в проведении этого социального эксперимента не при­нимали, а, напротив, зачастую выступали против коммунисти­ческой идеологии и ее практических методов. Восстановление присущего славянскому этносу в качестве доминирующего (как и у древнегреческого этноса) рационально-мыслительного начала позволит ему занять авангардные позиции в евроазийском мире и активно участвовать в его исторически обусловленном соци­альном обустройстве.

Одной из доминирующих тенденций в истории человечества на всем протяжении его развития была борьба двух противопо­ложных начал — демократии и тирании, что отражает столкнове­ние и постоянное соперничесч ао двух принципов в организации политического строя, а также двух составляющих каждого социу­ма — гражданского общества и полигического государства (59). Это — борьба разнонаправленных социальных тенденций: между стремлением к неограниченной свободе и необходимостью орга­низации коллективной жизни Одним из оптимальных путей разрешения объекшвно существующею конфликта между обще­ством и государством в современных условиях социального раз-

400

 

вития является смешанная форма правления в виде конституци­онной монархии или президентской республики, при которой достигается искомое соотношение между стремлением граждан­ского общества к ограничению государственной власти (парла­ментское начало) и стремлением государства к единоличной вла­сти над обществом (монарх, президент).

Диктатура бонапартистского или цезаристского типа является органическим продолжением и логическим завершением всякой социальной революции, при которой первоначальная идея демо­кратии через определенный период большей или меньшей анар­хии переходит в свою противоположность — тиранию (59). Поэ­тому основной задачей социальных реформаторов является не революционное ускорение социальной истории, а осознанное следование ее эволюционному развитию, что возможно только на основе познания и использования в общественной практике объективных социальных законов.

Политика — это сфера относительного, а нравственность, ду­ховность — область абсолютного (Н.Макиавелли, М.Вебер). С этим связана идея разделения властей на религиозную (духов­ную), относящуюся к области иррационального, и на политичес­кую (светскую), относящуюся к области рационального. Свет­ская власть, в свою очередь, подразделяется на три относительно независимые, но друг с другом связанные ветви власти, отобра­жающие в определенной степени основные психические и соци­альные сферы — законодательную (интеллектуальная сфера), ис­полнительную (волевая сфера) и судебную (эмоциональная сфера, поскольку главным назначением этой ветви власти яв­ляется прежде всего удовлетворение чувства справедливости).

Единственно возможной формой эффективной деятельности любой социальной силы, преследующей определенную цель (прежде всего, массовых движений и политических партий), яв­ляется организация, имеющая соответствующую структуру и функции, построенные в иерархическом порядке. Поэтому лю­бое, какое бы ни было в начале демократическое социальное ус­тройство, со временем неизбежно переходит к иерархическому устройству различной степени жесткости. Расслоение некогда однородной и единой массы участников общественного движе­ния на руководящее меньшинство и руководимое большинство выступает объективной неизбежностью развития всякой полити­ческой организации (Р.Михельс, М.Острогорский). Руководящее меньшинство, при этом, выдвигает из своей среды лидера (вож­дя, фюрера, дуче), который сосредоточивает власть и управление

401

 

в своих руках. При каждом лидере в любой социальной органи­зации имеется фигура "великого визиря", являющегося зачастую по своим личностным характеристикам психологическим анти­подом лидера и выполняющего функции "доверенного лица" ру­ководителя (типичный, хотя не всегда обязательный, пример — фигура первого заместителя).

Авторитет или власть политического лидера коренится в под­держке сторонников, которые видят в нем образец мудрости, во­ли и справедливости. Лидер всегда должен сообразовывать свои действия с законами необходимости, а также с образом поведе­ния подчиненных и их психологией. Если лидер стремится дос­тигнуть признания и власти, ему необходимо пользоваться сим­волами, проистекающими из мотивов любви и мотивов страха. При этом поступать нужно так, чтобы страх не перерос в нена­висть. Для этого лидеру необходимо не посягать на имуществен­ные и личные права подчиненных. Управляя людьми, их надо либо поощрять, либо наказывать, сочетая то и другое в зависи­мости от конкретных обстоятельств. При этом поощрениями лю­ди дорожат — когда они невелики и редки, наказание же лучше осуществлять сразу и в больших дозах. Цель управления необхо­димо соотносить с имеющимися средствами, а средства с конк­ретными обстоятельствами ситуации управления (Н.Макиавел­ли).

Законы социального развития и управления объективны, не зависят от сознания и воли людей, однако их действие проявля­ется только в человеческой деятельности и, следовательно, зави­сит от того, насколько полно учитываются требования объектив­ных законов. Основные положения теории социального управле­ния группируются вокруг ее законов и через них обнаруживают связь друг с другом, так как именно в них раскрываются содер­жание теории менеджмента, основные принципы, функции, ме­тоды и структуры, а также особенности процесса управления. Данную взаимосвязь можно представить в следующей последова­тельности: законы социального развития —^ социальные законы данного исторического этапа —^ законы социального управле­ния —^ принципы менеджмента —^ формы и методы управ­ления. При этом системы законов и принципов управления из­меняются в процессе социального развития, хотя полностью не исчезают, поскольку выражают объективные требования к систе­ме социального управления. Формы* же и методы использования законов и принципов на различных этапах общественного раз­вития могут и должны быть различными (91).

402