§ 3. "Стандарт" установления тождества в дактилоскопической идентификации

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

При решении вопроса о тождестве объектов при производстве экс­пертиз главным является вопрос о количестве признаков, достаточных для того, чтобы сделать вывод о тождестве, естественно с учетом качества по­следних.

Впервые в истории криминалистики попытки разрешения указанной проблемы были предприняты в антропометрии в 60-х гг. 19 в. В начале 80-х гг. А. Бертильон предложил производить и заносить в карточку 11 изме­рений, считая, что этого достаточно для решения вопроса об установлении личности конкретного человека. Другие криминалисты для однозначной антропометрической идентификации человека предлагали значительно большее количество измерений, некоторые - до 60.

В самых первых криминалистических исследованиях папиллярных узоров исследователи и практики также столкнулись с проблемой количе­ственной оценки тождества, но особенно остро она дала о себе знать после накопления некоторого опыта практического использования дактилоско­пической идентификации, которое породило большое количество против­ников этого метода. Дактилоскопическая практика потребовала от науки количественного обоснования тождества.

Разные ученые предпринимали попытки рассчитать число элементов строения папиллярных линий, достаточное для однозначного положитель­ного идентификационного вывода. Остановимся здесь лишь на наиболее известном исследовании, фактически оказавшем самое большое влияние на формирование критериев тождества, используемых до настоящего вре­мени. Этот количественный критерий дактилоскопической идентифика­ции был рассчитан французским криминалистом В. Бальтазаром (V. Balthazard), который сейчас принято называть дактилоскопическим стан­дартом.

Суть предположения В. Бальтазара состояла в том, что при сравне­нии двух папиллярных узоров должно совпадать такое количество деталей строения папиллярных линий, которое позволяет выделить только одного человека из всех проживающих на Земле. В результате расчетов было ус­тановлено, что для этого необходимо 17 деталей (в то время на Земле про­живало примерно 2 млрд. человек). По мнению В. Бальтазара, в реально это число могло быть меньшим, так как расследование ограничивалось конкретной территорией. Поэтому он предложил принять за основу поло­жительной дактилоскопической идентификации совпадение 12-ти призна­ков (естественно, при отсутствии несовпадений)58.

58 Balthazard V. De I'identification par les empreintes digitales // Comptes rendus des seances de 1'Academic des Sciences. 1911. 152. P. 1862-1864.

47

За время развития дактилоскопии у стандарта в 12 признаков было и есть большое число, как сторонников, так и противников. Однако в значи­тельной части стран мира он используется и сейчас. В некоторых странах, например в Англии, принято использовать для положительного идентифи­кационного вывода 16 признаков. Более высокой "планки" практически не встречается.

Законодательное установление и использование такого стандарта в Англии связано с любопытными событиями начала двадцатого века. Вот как они описаны в книге "Статистическая дактилоскопия":

"Хорошо известен вклад, который внес А. Бертильон в развитие на­учной криминалистики. Но так же хорошо известно его негативное отно­шение к дактилоскопии, которая остановила триумфальное шествие по миру "бертильоновской" антропометрической системы регистрации пре­ступников. В результате Бертильон, желая дискредитировать дактилоско­пию, прибегает к грубой фальсификации и публикует два специально по­добранных папиллярных узора разных людей, вырезав из них различия и отметив 16 сомнительных совпадений (сам по себе прием следует признать антинаучным) в попытке доказать, что дактилоскопическая идентификация основывается не столько на совпадениях деталей, сколько на отсутствии различий. Значит, сколько бы совпадений не было отмечено экспертом, отождествление по папиллярным узорам невозможно. Эти снимки в 1924 году случайно попадают английским криминалистам. И хотя последующие публикации доказывают, что Бертильон не увидел явные различия в по­добранных им узорах, а сами снимки содержали дорисовки, это число 16 положено в основу английского национального стандарта дактилоскопиче­ской идентификации. Такой способ установления национального стандарта вряд ли можно считать научным"59.

Из зарубежных авторов наиболее серьезные исследования проведены в этом плане И. Эветом и Р. Вильямсом (I.W. Evett, R.L. Williams). В своем докладе на всемирном симпозиуме по дактилоскопии в Академии полиции Израиля в 1995 г. они изложили обоснованное мнение по поводу дактило­скопического стандарта в 16 точек, это вызвало заинтересованную дискус­сию присутствующих специалистов. Обсуждение закончилось тем, что двадцать восемь ведущих специалистов из одиннадцати стран приняли со­вместное заявление, в котором была выражена их личная позиция (а не по­зиция ведомств, в которых они работают, или их стран), сформулирован­ная следующим образом: "Не существует научных обоснований для уста­новления заранее определенного минимального количества деталей строе-

ния папиллярных линий, которое должны содержать два сравниваемых отображения папиллярных узоров в случае принятия положительного идентификационного решения".

Текст оригинала заявления на английском языке следующий: "No scientific basis exists for requiring that a pre-determined minimum number of friction ridge features must be present in two impressions in order to establish a positive identification"60.

Позволим себе лишь частично согласиться с представленным выше мнением, да и большинство исследователей в нашей стране, судя по пуб­ликациям, не поддерживают его целиком.

Конечно, не может существовать чисто количественного критерия идентичности как в дактилоскопии, так И в других идентификационных криминалистических, судебно-медицинских и иных исследованиях. Уста­навливая тождество, необходимо обязательно учитывать и качественные критерии. "Стандартом дактилоскопической идентификации должно быть не число деталей, а объем информации, который содержится в папилляр­ном следе"61.

Поэтому, прежде чем начать рассуждения о дактилоскопическом идентификационном стандарте, рассмотрим все количественные и качест­венные характеристики, заключенные в папиллярном узоре концевых фа­ланг пальцев, в таком виде, в каком их изучают эксперты, производящие идентификационные дактилоскопические исследования.

Все признаки, заключенные в папиллярных узорах концевых фаланг пальцев, можно разделить на три большие группы. Эти деление основыва­ется сразу на нескольких классифицирующих признаках, хотя это и не со­всем корректно с точки зрения теории классификации. Однако мы предла­гаем именно такое деление признаков потому, что оно имеет устоявшиеся практические основы, т.е. доказано более чем столетним практическим ис­пользованием. Выделяются: общие, частные и микро признаки.

Общие признаки:

1.  Тип узора. В самом простом варианте классификации узоры делят­ся на три типа: петлевой, завитковый и дуговой.

2.  Вид узора. В большинстве классификаций выделяются виды узо­ров, например, дуговые делятся на простые, шатровые и с неопределенным строением центра. Однако мы для удобства возьмем классификацию, ис­пользуемую в информационных центрах органов внутренних дел для вы-

59 Статистическая дактилоскопия: Методические проблемы / Под ред. Л.Г. Эд-жубова. М. 1999. С. 28.

60  Fingerprint identification breakout meeting "Ne'urim declaration" // Proceedings of the international Symposium on fingerprint detection and identification. - Ne'urim, Israel. 1995. P. 21.

61  Статистическая дактилоскопия: Методические проблемы / Под ред. Л.Г. Эд-жубова. М., 1999, С. 24.

48

49

ведения формулы дополнительной классификации. В ней узоры обознача­ются цифрами: дуговые - 1; радиальные петли - 2; ульнарные петли с гребневым счетом до девяти - 3; ульнарные петли с гребневым счетом от десяти до тринадцати - 4, ульнарные петли с гребневым счетом от четыр­надцати до шестнадцати - 5, ульнарные петли с гребневым счетом семна­дцать и более - 6, завитковые узоры с внутренним расположением рукава левой дельты - 7, завитковые узоры со средним расположение рукава ле­вой дельты - 8, завитковые узоры с внешним расположением рукава левой дельты - 9.

Выделение именно таких разновидностей папиллярных узоров удоб­но тем, что для научных статистических исследований можно использо­вать массивы дактилокарт информационных центров системы МВД.

3. Характеристики папиллярного узора: кривизна потоков папилляр­ных линий; расширение, сужение или параллельность потоков папилляр­ных линий, плотность потоков; некоторые другие.

Частные признаки - детали строения папиллярного узора: начала и окончания линий, слияния и разветвления, глазки, крючки и им подобные. Разные авторы выделяют разное количество деталей строения папилляр­ных линий.

Микропризнаки - детали строения краев папиллярных линий и разно­образные характеристики пор.

Представленные три группы признаков имеют принципиальные раз­личия. Общие признаки даже все вместе не могут обычно составить сово­купности, достаточной для отождествления сравниваемых узоров, но по­зволяют легко разделить все узоры на группы. Частные признаки при оп­ределенных количественных и качественных показателях составляют идентификационную совокупность, что позволяет в практической работе экспертов перейти от установления групповой принадлежности конкретно­го узора к его отождествлению. Микропризнаки, имеющие высокую инди­видуальность (не меньшую, чем признаки второй группы), практически не могут быть использованы для отбора единичного узора из труппы одно­типных. По ним очень сложно локализовать участок узора. К тому же они не всегда четко отображаются в следах и отпечатках, что затрудняет рабо­ту с ними.

Таким образом, общие признаки самостоятельно не могут составить основу для отождествления узоров, но являются незаменимыми для разде­ления узоров на группы. Частные признаки не пригодны для ручной груп­повой классификации папиллярных узоров, но позволяют осуществить отождествление узоров. Микропризнаки, хотя и носят индивидуальный характер, могут быть использованы для отождествления только в совокуп­ности, в дополнение к общим и частным признакам.

В практической деятельности и научных исследованиях выделяется четвертая группа - не постоянно встречающихся признаков. Они могут быть разными: врожденные нарушения (например, дисплазии); рубцовые изменения узора; заболевания кожи. При рассмотрении идентификацион­ного стандарта эта группа признаков нами не анализируется.

Представленная описательная модель дает достаточно полное пред­ставление о системе идентификационной информации, заключенной в па­пиллярном узоре.

Наличие тех или иных общих и частных признаков в папиллярном узоре - это лишь частичная информация о нем. Общеизвестно, что индиви­дуальность узора определяется не только количеством и качеством при­знаков, но и частотой их встречаемости. Это важнейший компонент иден­тификационного комплекса информации.

Частота встречаемости общих и частных признаков папиллярного узора была и остается предметом пристального научного внимания многих исследователей у нас в стране и за рубежом. В частности, в России одним из первых такие исследования провел П.С. Семеновский, создавая систему дактилоскопической регистрации62. Статистическое исследование распре­деления и частоты встречаемости, общих и частных признаков в папил­лярных узорах отражены работах Г.Л. Грановского63. В дальнейшем такого рода исследования проводились А.Я. Палиашвили, П.Г. Орловым, А.А. Гу­севым, В.А. Андриановой, А.А. Фокиной, Л.Г. Эджубовым, Б.С. Брудов-ским, В.П. Сычем, В.Е. Корноуховым, Ю.Ю. Ярославом, А.И. Хвылей-Олинтером и др64. К.Г. Балаяном65 изучались вероятностно-статистические характеристики микропризнаков папиллярных узоров.

62  Семеновский П.С. Дактилоскопия как метод регистрации. - М.: Изд-во "Розыск республики",   1923;  Он же.  Распределение главных типов тактильных узоров на пальцах рук человека // Русский антропологический журнал. - М., 1927. Т.16. Вып.1-2. С. 7-26.

63  Грановский Г.Л. Классификация и оценка частных признаков папиллярных узоров   //   Тезисы   докладов   на   совещаниии   по   вопросам   криминалистической экспертизы.    -М.,    1954.    С.    40-42.;    Он    же.    О    частоте    встречаемости    и идентификационной   значимости   признаков   папиллярных   узоров   //   Актуальные вопросы судебной медицины и криминалистики: Труды Ленинградского ГИДУВа. - Л., 1966. Вып. 49., С.  174-175.; Он же. О частоте встречаемости родовых и видовых признаков папиллярных узоров пальцев рук // Материалы научных заседаний (1-е и 2-е полугодия 1963 г.) ХНМО. - Киев, 1966. С. 447-448.

64     Палиашвили   А.Я.   К   вопросу   о   статистическом   методе   определения идентификационной ценности деталей папиллярных узоров  в дактилоскопической экспертизе // Вопросы криминалистики. - М.: Юридическая литература. 1963. №8-9. С. 201-207.;  Он же     Идентификационное значение деталей  папиллярных узоров  в дактилоскопической   экспертизе   //   Вопросы   судебной   экспертизы.   -   Л.:   ЛГУ, Ленинградская НИЛСЭ,  1960. С. 42-44; Орлов П.Г. Статистический метод оценки

50

51

Проблемы статистической дактилоскопии нашли свое отражение в работах ряда зарубежных исследователей: В. Santamaria, С. Kingston, S.

идентификационных признаков в дактилоскопической экспертизе // Применение теории вероятностей и математической статистики в судебной экспертизе. - М., 1964. С. 28-35; Гусев А.А. Идентификационное значение типа и разновидностей папиллярных узоров // Практика криминалистической экспертизы. Сб. 1-2. - М.: Госюриздат, 1961. С. 198-204; Андрианова В.А. Исследование связей папиллярных узоров, расположенных на одноименных пальцах правой и левой рук // Труды ВНИИОП. 1965. № 9. С. 26-36.; Она же. Исследование сочетаний папиллярных узоров на пальцах рук // Труды ВНИИОП. 1967. N 10. С. 45-59; Фокина А.А. Идентификация личности по следам папиллярных узоров рук с применением вероятностно-статистических методов исследования. Автореф. дис. ..канд. юрид. наук. - Киев, 1970; Она же. К вопросу о системе идентификационных признаков папиллярных узоров рук человека // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1971. Вып. 8. С. 216-219.; Она же. Методика применения количественных характеристик признаков папиллярных узоров в дактилоскопической экспертизе // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1977. Вып. 15. С. 93-98; Эджубов Л.Г. Структурный анализ папиллярного узора и пути определения объема дактилоскопической информации // Проблемы правовой кибернетики (материалы симпозиума). - М., 1968. С. 220-224.; Он же. Разработка критериев дактилоскопического тождества и компьютеризация дактилоскопической экспертизы // Научные сообщения на теоретическом семинаре - криминалистических чтениях. - М., 1994. Вып. 1. С. 1-10.; Эджубов Л.Г., Брудовский Б.С. Количественный метод определения пригодности следов папиллярных узоров для идентификации (экспресс-информация). - М.: ВНИИСЭ, 1974; Эджубов Л.Г., Брудовский Б.С. О критерии дактилоскопического тождества // Правовая кибернетика. - М.: Наука. 1973. С. 219-237.; Эджубов Л.Г., Брудовский Б.С. Количественный метод определения пригодности папиллярных следов для идентификации // Применение ЭВМ в судебно-экспертных исследованиях и поиск правовой информации. - М.: ВНИИСЭ, 1975. С. 121-143; Сыч В.П. О математической модели тождества в дактилоскопической экспертизе // Вопросы криминалистики и судебной экспертизы. - Минск: Белорусский НИИСЭ, 1976. Вып. 3. С. 141-154.; Он же. К вопросу о математической модели папиллярного узора // Вопросы криминалистики и судебной экспертизы. - Минск: НИИСЭ, 1978, Вып. IV. С. 135-149; Корноухое В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. Красноярск: КРУ, 1982; Дактилоскопическая экспертиза: современное со­стояние и перспективы развития. - Красноярск: КГУ, 1990; Ярослав Ю.Ю. К вопросу об установлении пригодности следов папиллярных узоров для идентификации // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1989. Вып. 38. С. 69-73; Хвыля-Олинтер А.И. Математическая модель дактилоскопического изображения // Информа­ционный бюллетень. - М., 1990. Вып. 11. С. 29-49.

65 Балаян К.Г. О вероятностно-статистической оценке идентификационной значимости микропризнаков папиллярных узоров // Проблемы информационного и математического обеспечения экспертных исследований в целях решения задач судебной экспертизы. - М., 1983. С. 36-38.

Gupta, J. Osterburg (с соавторами), D. Stoney (с соавтором), С. Champod and A. Margot и др66.

Не останавливаясь на содержании перечисленных работ, обобщим изложенные в них результаты исследований применительно к оценке идентификационной значимости папиллярных узоров в целом и их от­дельных составляющих.

Обязательной и ведущей составляющей, по мнению всех авторов, является количество признаков, выявляемых в сравниваемых папиллярных узорах. Естественно, чем больше признаков выделяется экспертом, тем на­дежнее идентификационный вывод. В экспертной практике количествен­ная признаковая характеристика отождествляемых папиллярных узоров у нас в стране и зарубежом является, как правило, основной, а иногда и единственной при формировании и обосновании идентификационного вы­вода.

Вторая по значению характеристика - это морфология деталей строения папиллярных линий. На практике опытные эксперты обязательно оценивают строение обнаруживаемых признаков. Одно дело, если в следах обнаружены только начала и окончания линий, другое, когда среди анали­зируемых деталей есть глазки, мостики и им подобные детали. Морфоло­гическое разнообразие признаков, появление среди них редких вариантов "усиливают" идентификационную значимость их совокупности.

Третьей составляющей является частота встречаемости изучаемых морфологических признаков. Разброс частот встречаемости отдельных при­знаков значителен, поэтому их идентификационное значение различно.

66 Santamaria В. Une nouvelle methode devaluation des points caracteristiques des cretes papillaires//Assemblee generate de la commission intemationale de police criminelle. -Oslo. 1953; Kingston C. Probabilistic Analysis of Partial Fingerprint Patterns: D. Crim. Dis­sertation, Berkeley: University of California, 1964; Gupta S. Etude statistique des caracteris­tiques papillaires. Revue Internationale de Police Criminelle. 1968. 5. P. 130-134; Osterburg J., Parthasarathy Т., Raghavan T. and Sclove S. Development of a Mathematical Formula for the Calculation of Fingerprint Probabilities Based on Individual Characteristics//Journal of the American Statistical Association. 1977. 72. P. 772-778; Stoney D., Thornton J. Critical Analy­sis of Quantitative Fingerprint Individuality Models // Journal of Forensic Sciences. 1986. 31. P. 1187-1216.; Stoney D. A Quantitative Assessment of Fingerprint Individuality: PhD Dis­sertation. - Berkeley: University of California, 1985; Champod C. Locard, Numerical Stan­dards and "Probable" Identification // Journal of Forensic Identification. 1995. 45 (2). P. 132-159; Iden. Reconnaissance automatique et analyse statistique des minuties sur les empreintes digitales. These de doctoral. - Lausanne: Universite de Lausanne; Institut de Police Scienti-fique et de Criminologie. 1995; Champod C., Margot A.. Computer assisted analysis of minu­tiae occurrences on fingerprints// Proceedings of the international Symposium on fingerprint detection and identification. - Ne'urim, Israel, 1995, P. 305-318.

52

53

Например, по данным Г.Л. Грановского67, частота встречаемости начал и окончаний папиллярных линий составляет 40,9%, а глазков - 2,3%. Конеч­но же, значение этих признаков в идентификационной совокупности будет различным. Некоторые из исследователей определили разную частоту встречаемости одних и тех же признаков в разных зонах папиллярного узора и предлагают учитывать этот фактор.

Еще одной из составляющих является топография деталей строе­ния папиллярных линий, т.е. их расположение на изучаемой площади па­пиллярного узора. В понятие топографии входят взаиморасположение де­талей, определяемое гребневым счетом, и угловые отношения изучаемых точек, а также расположение деталей узора относительно центра и дельты, называемых интегральными точками.

Рассматривая топографию следов, и в частности взаиморасположе­ние точек, многие из исследователей обращают внимание на то, что нали­чие или отсутствие в следе папиллярных линий, не имеющих деталей строения ("пустых"), также имеет определенное значение. Присутствие та­кого рода отличий в сравниваемых узорах исключает тождество, а в случае положительного вывода - дает дополнительные основания для него.

Таким образом, "пустые" папиллярные линии также влияют на иден­тификационную ценность фрагмента папиллярного узора. Наиболее обос­новано и конкретно эта позиция представлена в приводившейся ранее ра­боте "Статистическая дактилоскопия". Ее авторы приводят конкретные цифры, показывающие, что с уменьшением количества признаков, но с увеличением при этом числа эталонных участков (они характеризуют раз­меры следа с учетом "пустых" линий) можно формулировать надежный идентификационный вывод. Например, по их данным, идентификацион­ный вывод можно сформулировать при 7 деталях и наличии 30 эталонных участков и при 9 деталях и 20 эталонных участках.

Почти каждый из авторов, исследовавших представленную выше проблему, предлагает свою методику использования полученных данных, которая, как правило, выражается в том, что в совокупную оценку иденти­фикационной значимости следа должны включаться прелагаемое им мор­фологическое деление признаков, вычисленные им коэффициенты, вели­чины эталонных отрезков, суммарные пороговые коэффициенты и тому подобные характеристики. В принципе, если предлагаемые методы под­счета идентификационной значимости следа основаны на методике иссле­дования, не содержащей серьезных логических и математических ошибок, то ее можно было бы использовать. Однако для этого есть серьезные пре-

67 Данные приводятся по: Статистическая дактилоскопия: Методические про­блемы / Под ред. Л.Г. Эджубова. М., 1999.

пятствия. Первое из них - необходимость точного однотипного понимания и применения классификации морфологии деталей строения папиллярных линий. Если не выделять детали строения папиллярных линий точно - так, как автор методики, - то невозможно использовать предлагаемые им мате­матические расчеты. Классифицирование деталей - дело достаточно субъ­ективное, а поэтому однотипности достигнуть практически невозможно. Известно, что автоматизированные дактилоскопические системы с ручным кодированием признаков давали очень большие ошибки как раз потому, что в кодировании была значительна доля субъективизма.

Очевидно, что приведенные выше методики подсчета идентифика­ционной значимости следов могут использоваться на практике только сами авторами или их ближайшими соратниками. В книге "Статистическая дак­тилоскопия" об это сказано так: "... никакие даже уточненные "числа Бальтазара" не могут оценить действительный объем информации в следе и отпечатке. Для этой цели нужны математические методы. Однако прак­тика показала, что эксперты-дактилоскописты такими методами поль­зоваться не желают" (курсив наш - С.С.)68, потому, что они сложны и трудоемки.

Совсем другое дело, когда такие подходы закладываются в програм­мы современных автоматизированных дактилоскопических систем. В этом случае они могут служить любому пользователю системы, а однозначность обеспечивается программными решениями.

Учитывая необходимость иметь простой, доступный любому экспер­ту без специального обучения, метод (способ) ориентирующего подсчета идентификационной значимости следа, мы предлагаем изложенный ниже подход к решению указанной проблемы. Подчеркнем, что именно подход, а не уже готовый метод, так как не имеем возможности в рамках данной работы провести корректные математические расчеты.

Способ ориентировочного расчета идентификационной значимости следа в "условных точках". Для любого эксперта-практика наиболее при­вычно осознавать объем идентификационной информации в следе в коли­честве признаков. Поэтому мы предлагаем трансформировать всю инфор­мацию оцениваемого следа именно в количество признаков или, лучше сказать, в количество "условных точек".

Рассмотрим модель следа, в которой четко определяются шесть де­талей строения папиллярных линий: одно окончание линии; три слияния; один глазок; один мостик. Если рассмотреть только количество признаков, то их недостаточно для формирования такого положительного идентифи-

68 Статистическая дактилоскопия: Методические проблемы / Под ред. Л.Г. Эд­жубова. М., 1999. С. 63.

54

55

кационного вывода, который будет безоговорочно принят любым экспер­том, любым специалистом в области дактилоскопии.

Применив какую-либо методику подсчета, использующую информа­цию о частоте встречаемости признаков и идентификационном значении безпризнаковых отрезков папиллярных линий, например методику Л.Г. Эджубова с соавторами, мы определенно получим такую оценку совокуп­ности этих признаков, на основании которой можно сделать положитель­ный идентификационный вывод. Исходя из собственной многолетней экс­пертной практики, могу сказать, что имеющейся в описанной модели следа совокупности информации достаточно для однозначного вывода о тожде­стве.

Так как же научно обосновать достаточно высокую идентификаци­онную значимость представленного модельного следа, не прибегая к сложным авторским методикам ее оценки?

Предлагаем следующий подход. Каждый часто встречающийся при­знак строения папиллярных линий (начало и окончание, слияние и раз­ветвление) обозначается как одна точка в идентификационной совокупно­сти, т. е. как один признак. Редко встречающиеся признаки, такие как гла­зок, мостик, фрагмент и другие, имеющие частоту встречаемости как ми­нимум в три раза меньшую, чем часто встречающиеся признаки, принима­ются за три точки каждый (это минимальная оценка их преимущественной идентификационной ценности перед распространенными признаками).

В следе, кроме указанной информации, имеются линии, не несущие признаков, - пустые. Об их значении говорилось выше. Мы предлагаем, не производя оценку в эталонных фрагментах, ограничится только подсчетом их количества. Это, конечно, приведет к некоторому занижению их иден­тификационного значения по сравнению с подсчетом суммарной длины эталонных отрезков, зато упростит методику. "Пустые" линии, как уже го­ворилось выше, имеют меньшее идентификационное значение, чем линии с распространенными признаками, поэтому мы предлагаем принять каж­дые 3 линии, вне зависимости от их длины, за одну условную точку или, по другому говоря, за один признак. Если при делении количества "пус­тых" линий на три остается единица, то ее просто отбрасывают. Если оста­ется двойка, то по своему усмотрению (в зависимости от достоверности определения характеристик) эксперт может добавить еще одну "условную точку" или не делать этого.

Применяя эти правила расчета, получим суммарную идентификаци­онную оценку представленного модельного следа, в "условных точках". Она составит 12. Таким образом, оценив след как фрагментарное отобра­жение папиллярный узора, содержащие 12 идентификационных признаков, можно в соответствии с воззрениями большинства отечественных и зару-

бежных экспертов-практиков и исследователей-теоретиков уверенно кон­статировать, что он пригоден для отождествления.

Предлагаемый подход к оценке следов применим для работы как с качественными, так и с некачественными следами. Если в "плохом" следе невозможно дифференцированно оценить деталь строения, или вообще на­блюдается только уменьшение или увеличение потока, то эксперт отмечает этот признак одной "условной точкой". Четко выделив какой-либо редкий признак, даже в плохом следе, можно внести в идентификационную сово­купность три "условные точки". Все достоверно устанавливаемые "пустые" линии эксперт подсчитывает и принимает каждые три из них за одну "ус­ловную точку".

Предложенный метод имеет заведомый запас "прочности", так как не учитывает некоторые характеристики, имеющие идентификационное зна­чение, например угловые топографические. Кроме того, почти все редкие признаки имеют частоты встречаемости, отличающиеся более чем в три раза от частот распространенных признаков, иногда даже больше чем на порядок. Поэтому, принимая редкий признак за три "условные точки", ис­следователь создает хороший запас "прочности". Кроме того, некоторые сочетания распространенных признаков, таких как слияния и разветвления, окончания и начала, имеют идентификационные качества значительно бо­лее высокие, чем просто два распространенных признака. Например, из­вестно, что начало линии, следующее за окончанием через незначитель­ный, но выраженный промежуток, допустим в 7-8 мм, представляет собой значительно более информативную комбинацию, чем просто два этих при­знака, лежащие друг от друга через пару линий.

Предлагаемый нами подход учитывает как количественные, так и основные качественные характеристики следа, что соответствует мнению большинства ученых, работающих в этой области, и в то же время позво­ляет дать следу однозначную количественную оценку в принятых у прак­тиков единицах.

Какое же количество "условных точек" может служить границей, от­деляющей вывод об идентичности папиллярных узоров с вероятностью ошибки, которой можно пренебречь, от идентификационного вывода с ве­роятностью ошибки, которую надо учитывать при оценке заключения экс­перта. Другими словами каким должен быть стандарт дактилоскопический идентификации?

Как уже говорилось выше, В. Бальтазаром был рассчитан стандарт в 17 признаков для выделения одного человека из 2 млрд. При этом он учи­тывал количество признаков и некоторые их качественные характеристи­ки. Приняв во внимание условие, по которому расследование проводится на ограниченной территории, он произвольно снизил свой стандарт до 12

56

57

точек. Такой количественный критерий, как уже говорилось, и используют эксперты большинства стран, в которых законодательно утвержден нацио­нальный стандарт дактилоскопической идентификации. В результате исто­рического казуса с "узорами" Бертильона в законодательстве Англии за­креплен стандарт в 16 точек. Однако для оперативно-розыскных целей, (не в качестве доказательства в суде) могут использоваться следы с 10-15 точ­ками (в Лондоне) и 8-15 точками на других территориях Англии. Во Фран­ции префектура Парижа требует от экспертов использовать для обоснова­ния положительной идентификации 17 точек, на остальной территории Франции действует стандарт в 12 точек. В неоднократно цитируемой нами книге "Статистическая дактилоскопия" после разностороннего анализа ис­следуемой проблемы сказано следующее: "... даже в самых неблагоприят­ных ситуациях (малоинформативные признаки, небольшой след и пр.) для идентификации достаточно совпадения в следе и отпечатке 9 деталей узо­ра. Вообще это число "9" вполне могло бы заменить "число Бальтазара" (12 деталей) и быть ориентиром для практических работников"69.

Как справедливо отмечается большинством авторов, количество при­знаков, необходимых для идентификации человека, тесно связано с поня­тием совокупности объектов (в нашем случае - людей) среди которых не­обходимо выделить один. В этом плане предложено несколько вариантов: выделять одного человека из всех живущих на Земле (6 миллиардов); вы­делять одного человека из совокупности людей проживающих на конкрет­ной территории (страны, города и т.п.) и некоторые другие.

Рассмотрим эту проблему с позиций расследования преступления на территории Москвы. Совершить преступление, происшедшее в определен­ный день года, мог только кто-то из граждан Москвы и приезжих. В Моск­ве проживает около 8 млн. человек и в 1 млн. человек официально оцени­вается ежедневный миграционный поток. Добавим еще 1 млн. неофици­альных "гостей" столицы и будем отталкиваться от цифры в 10 млн. чело­век (100 млн. пальцев). Только кто-то из этих 10 млн. человек мог совер­шить преступление. Поэтому ориентироваться на совокупность людей, проживающих во всей стране или на всей Земле нет необходимости.

Мы разделяем мнение тех исследователей, которые в качестве множества, из которого следует выделять одного человека, предлагают ориентироваться на количество населения, проживающего на конкретной территории, где совершено преступление, с учетом миграционной актив­ности населения на данной территории. В связи с этим, считаем возмож­ным, преложить принять в качестве стандарта дактилоскопической иден­тификации 9 (девять) признаков, рассчитанных по предложенной нами

' Статистическая дактилоскопия. С. 62.

системе "условных точек", и использовать этот стандарт для выделения одного человека из 10 млн.

Стандарт должен служить научно-обоснованным ориентирующим критерием для экспертов, а не закрепленным законодательно критерием тождества, который обязательно должен быть достигнут при проведении дактилоскопических экспертиз.

Логически будет обосновано предложить более низкие критерии для территорий, которые меньше Москвы. Для городов с населением до двух миллионов жителей критерий может быть снижен до 8 условных точек, а для сельских местностей - до 7.

Предложенный критерий, имеет потенциальный запас прочности, обусловленный рядом факторов. Рассмотрим некоторые из них.

Работая со следами, эксперт может диагностировать отдельные ха­рактеристики папиллярного узора, которые названы выше как общие при­знаки папиллярного узора, а также определить руку и палец, которыми ос­тавлен след, некоторые свойства человека, оставившего след. Это позволит заведомо "убрать" из возможных объектов большие группы сравниваемого материала. Обнаружив, к примеру, что след пальца (по размерам) исклю­чает его происхождение от ребенка, эксперт может уменьшить группу про­веряемых объектов примерно на 30% (остается 7 млн человек). Определив, что след оставлен мизинцем правой руки, он уменьшит проверяемую сово­купность еще в десять раз (700 тыс. человек). Установив что узор пред­ставляет собой радиальную петлю, эксперт уменьшит проверяемый массив еще в тысячу раз. В проверяемой группе останется семь тысяч человек имеющих радиальные петли на мизинцах правой руки.

Таким образом, исключая из проверяемого массива те или иные группы объектов, мы создаем избыточный запас прочности у принятого критерия и даже можем снижать его в конкретном случае.

Теперь о значении микропризнаков. После того как проведена иден­тификация двух папиллярных узоров по деталям строения папиллярных линий, в случае необходимости можно использовать микропризнаки, т.е. признаки строения краев линий и пор. Если в следе отобразились хотя бы некоторые признаки из этой многочисленной группы, то каждый из них (при достоверном установлении) привнесет в идентификационную сово­купность не меньшую информацию, чем частные признаки.

Подводя итоги нашего видения проблемы разработки идентифика­ционного стандарта в дактилоскопии, хотим предложить использовать на­копленные в автоматизированных дактилоскопических системах массивы дактилокарт для поиска совпадающих по идентификационной значимости участков папиллярных узоров у разных людей. То есть, провести специ­альную проверку фрагментов папиллярных узоров, содержащих от 3 до 6-7

58

59

признаков, по миллионному массиву дактилокарт. Затем из рекоменда­тельного списка специалист должен отобрать наиболее сходные между со­бой, но "чужие" отображения и проанализировать их по полной идентифи­кационной технологии с учетом всех групп признаков.

Если в "посторонних" отпечатках будут обнаружены идентичные фрагменты папиллярных узоров, например с пятью признаками, то можно будет сделать вывод о том, что по миллионному массиву могут быть сде­ланы ошибочные выводы при проверке следа, содержащего такое количе­ство деталей. Если же "идентичных" посторонних участков обнаружено не будет, то экспериментально подтвердится вывод о наличии в таких следах (с пятью признаками) неповторимой совокупности идентификационной информации.

Многократно повторенные эксперименты позволят, на наш взгляд, экспериментально установить "стандарт" дактилоскопического тождества. Думается, что полученный результат, каков бы он ни был (4,5,6,7 или больше совпадающих признаков в посторонних отображениях папилляр­ных узоров), представит очень большой интерес и для теоретиков и для практиков. При соответствующем его оформлении он может служить на­глядным "стандартом дактилоскопической идентификации".