§ 1. Теория криминалистической идентификации и современная дактилоскопия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

К концу двадцатого столетия теория криминалистической идентифи­кации стала одной из самых разработанных частных криминалистических теорий. "С момента формулирования С.М. Потаповым в 1940 г. ее основ­ных положений и до настоящего времени эта теория занимает одно из ве­дущих мест в криминалистических научных исследованиях. Все видные отечественные криминалисты прямо или косвенно занимались проблемами криминалистической идентификации"20. Несмотря на это относительно многих положений теория имеются разные точки зрения ученых, а в кон­кретных экспертных направлениях теоретические идентификационные по­ложения иногда даже противоречат друг другу.

Поэтому целесообразно рассмотреть базовые понятия теории крими­налистической идентификации применительно к действующим на практи­ке и используемым в теории положениям дактилоскопической идентифи­кации.

Предложенный С.М. Потаповым термин "криминалистическая иден­тификация" обозначает процесс исследования, в результате которого дела-

0 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М., 1997. Т. 2. С. 244.

17

ется вывод о наличии или отсутствии тождества21. Это определение очень точно подходит к процессу сравнительного изучения двух отображений папиллярных узоров. Именно для установления тождества или его отсут­ствия анализируются признаки папиллярных узоров начиная с более об­щих и кончая (при необходимости) микропризнаками. Однако в специаль­ной дактилоскопической литературе авторы не дают определения словосо­четанию дактилоскопическая идентификация, хотя в большинстве работ оно Широко используется.

В связи с этим считаем необходимым определить названный термин следующим образом - дактилоскопическая идентификация - процесс срав­нительного исследования двух отображений папиллярных узоров с целью установления их тождества (или его отсутствия).

В соответствии с предложением С.М. Потапова в теории криминали­стической идентификации принято выделять идентифицируемые и иден­тифицирующие объекты22. В.Я. Колдин определяет их следующим обра­зом: идентифицируемые объекты - это те, "свойства которых исследуются в процессе идентификации и в отношении которых решается вопрос о то­ждестве"; идентифицирующие объекты - "отображающие свойства других объектов, но сами отождествлению не подвергающиеся". Далее он пишет: "... в случае идентификации орудия взлома по следам с места кражи иден­тифицируемыми объектами будут: орудие, которым совершен взлом, и ло­мик, обнаруженный при обыске у подозреваемого, а идентифицирующими - следы орудия взлома на месте кражи и экспериментальные следы"23. Та­кое или близкое к нему определение, идентифицируемых и идентифици­рующих объектов наиболее распространенно в работах ученых, занимав­шихся и занимающихся криминалистической идентификацией. Примем его за основу применительно к исследованию вопроса дактилоскопической идентификации.

В дактилоскопических идентификационных исследованиях сравни­тельное исследование отображений папиллярных узоров проводится в трех основных сочетаниях: отпечаток - отпечаток; след - отпечаток; след -след. При этом в каждом из случаев решается вопрос о том, один человек или разные люди оставили два сравниваемых отображения папиллярных узоров.

Следуя положениям теории криминалистической идентификации идентифицируемым объектом в процессе дактилоскопической идентифи-

Потапов С.М. Принципы криминалистической идентификации // Сов. гос-во и   J

право. 1940. N 1.                                                                                                                 \

22 Яотапов С.М Указ. раб. С. 23.                                                                           \

Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным   \

делам. - М , Московский университет, 1969, С. 15.                                                             |

s

18

кации является человек, а идентифицирующими - отображения папилляр­ных узоров.

Однако такое мнение поддерживается не всеми исследователями. Так, В.Е. Корноухов, в качестве идентифицируемого объекта называет па­пиллярный узор пальца руки24. Такой подход, на наш взгляд, не вполне то­чен. Следуя этой логике, любая из экспертиз, направленная на идентифи­кацию человека (по признакам внешности, генотипоскопическая, почсрко-ведческая и другие), будет иметь в качестве идентифицируемого объекта какую-либо морфофизиологическую часть человека, а не человека как единую обособленную систему - представителя вида Homo sapiens.

Говоря не о человеке, а о папиллярном узоре как об идентифицируе­мом объекте, В.Е. Корноухов совместил понятие идентифицируемого объ­екта и понятие идентификационных признаков и их комплекса.

Термин "идентификационные признаки" был впервые обозначен Б.М. Комаринцем25, а понятие идентификационного комплекса признаков впервые прозвучало в работе А.И. Винберга26. Эти термины употреблялись их авторами отнюдь не в качестве синонимов понятия "идентифицируе­мый объект". В литературе есть и другие понятия, близкие к указанным выше. Например, А.А. Эйсман предложил выделять понятие "идентифика­ционное поле". В него он включал систему свойств вещи, являющуюся не­посредственным объектом идентификации27. Применительно к дактило­скопии - папиллярные узоры рук и ног.

Подводя итог сказанному, сформулируем, что дактилоскопической идентификации как одного из экспертных направлений идентификации че­ловека целесообразно идентифицируемым объектом считать человека, а папиллярные узоры ладонных поверхностей кистей и стоп (их отображе­ния) - идентифицирующим объектом, в котором выделяются идентифика­ционные признаки.

С предложением разделять идентифицируемые объекты на искомый и проверяемые выступил в своих работах В.Я. Колдин28. Такое разделение объектов представляется целесообразным для дактилоскопии, так как в

Дактилоскопическая экспертиза: современное состояние и перспективы разви­тия... С. 165.

25  Комаринец Б.М. Криминалистическая идентификация огнестрельного оружия по стреляным гильзам: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. - М., 1946.

26  Винберг А.И Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процес­се.-М., 1956, С. 37.

27  Эйсман А.А. Заключение эксперта (структура и научное обоснование). - М., 1967. С.45.

8 Колдин В.Я. Идентификация при производстве криминалистических экспер­тиз. - М., Госюриздат, 1957. С. 11; Он же. Идентификация и ее роль в установлении ис­тины по уголовным делам. С. 24.

19

большинстве исследований специалисты имеют в качестве проверяемых большое количество объектов (например, дактилокарты учета), а искомый объект бывает только один и, как правило, выступает в экспертизе в каче­стве объекта исследования.

М.Я. Сегай предложил и раскрыл понятие идентификационная связь. Под ним он подразумевал объективную связь между объектами идентифи­кации, обусловленную "причастным к событию преступления взаимодей­ствием людей и вещей, в процессе, которого происходит отображение свойств взаимодействующих объектов"29. В дактилоскопии отображение свойств взаимодействующих объектов происходит при контакте гребеш-ковой кожи и следовоспринимающей поверхности. Поэтому под иденти­фикационной связью в дактилоскопии следует понимать: во-первых, сле-дообразующий контакт поверхности гребешковой кожи со следовоспри­нимающей поверхностью в ходе каких-либо действий человека; во-вторых, контакт окрашенной кожи пальца при получении отпечатков пальцев. В последние десять лет нашли практическое применение методы получения отпечатков при помощи приборов бескраскового дактилоскопирования -специальных сканеров. Этот метод, так же как следообразование и получе­ние отпечатков, представляет собой технически сложную идентификаци­онную связь. Таким образом, в дактилоскопии под идентификационной связью объектов следует понимать процессы следообразования и процессы получения отпечатков пальцев.

В следах и отпечатках происходит отображение разнообразных свойств следообразющего объекта. От того, какие свойства отобразятся в них и насколько качественно, зависит возможность идентификационного исследования этого объекта. Свойства, отобразившиеся в следе, служащие для характеристики искомого объекта и позволяющие отличить его от дру­гого, в том числе сходного, В.Я. Колдин назвал идентификационными свойствами30. В комплекс идентификационных свойств папиллярных узо­ров, которые потенциально могут отобразиться в следах и отпечатках, вхо­дят все морфологические характеристики папиллярных линий от направ­ления потоков линий до строения краев линий и расположения и строения пор.

В работах М.В. Салтевского используется обобщающее понятие, ха­рактеризующее самые разнообразные свойства и стороны объектов и про-

Сегай М.Я. Сущность судебной идентификации, как способа доказывания то­ждества по взаимному отображению свойств // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1966. Вып.З. G. 104; Он же. Методология судебной идентификации. - Киев, 1970. С 27.

Колдин В.Я. Судебная идентификация как доказывание тождества // Вопросы криминалистики. - М., 1962. Вып. № 6-7. С. 26-27.

цесса идентификации - идентификационная информация*1. Это понятие становиться особенно актуальным в последние двадцать лет в связи с раз­витием информатики и распространением ее положений и языка, в том числе и на криминалистику.

Развитие современной дактилоскопии и дерматоглифики связано с детализацией исследований признаков папиллярных узоров и их совокуп­ностей. Ученые рекомендуют практикам учитывать не только количество и качество деталей строения папиллярных линий, но и их расположение на различных участках узора, корреляционные зависимости морфологии де­талей и другую идентификационную информацию. И если в "ручных" ва­риантах исследований использование такой информации было затрудни­тельным из-за сложности "ручных" математических расчетов, то в автома­тизированных комплексах такая информация успешно используется. В этом плане строение папиллярных узоров исследовалось: Г.Л. Грановским, Л.Г. Эджубовым, А.И. Хвылей-Олинтером и др32.

При проведении идентификационных исследований важным обстоя­тельством является временной интервал, в течение которого идентифика­ционные свойства объектов, участвующих в этом процессе, сохраняются в таком виде, в каком они могут быть использованы для решения вопроса о тождестве. В.П. Колмаков предложил называть этот отрезок времени -идентификационным периодом33.

В дактилоскопии продолжительность идентификационного периода определяется несколькими основными факторами.

Первый - устойчивость и неизменяемость строения самого папил­лярного узора человека. Устойчивость и неизменяемость во времени па­пиллярных узоров рук и ног человека обусловлена морфо-функциональными свойствами гребешковой кожи человека, которая пол-

31  Салтевский М.В. Идентификация и установление групповой принадлежности. -Харьков, 1965. С. 32.

32 См., напр.: Грановский Г.Л. Свойства как объекты экспертного исследования и их признаки // Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судеб­ной экспертизы. - М.„ 1983. Вып. 6.; Он же. Классификация    и оценка частных признаков  папиллярных узоров // Тезисы докладов  на совещаниии по  вопросам криминалистической экспертизы. - М., 1954, С. 40-42; Он же. О частоте встречаемости и идентификационной  значимости признаков  папиллярных узоров  // Актуальные вопросы судебной медицины и криминалистики:   Труды  Ленинградского ГИДУВа. -Л., 1966. Вып. 49.  С. 174-175; Статистическая дактилоскопия: Методические пробле­мы / Под ред. Л.Г. Эджубова. - М., 1999; Хвыля-Олинтер А.И. Математическая модель дактилоскопического изображения // Информ. бюл. - М., 1990. Вып. 11. С. 29-49.

33  Колмаков В.П. О криминалистическом понятии идентификационного периода // Проблемы социалистической законности на современном этапе развития Советского государства. - Харьков, 1968.

20

21

ностью воспроизводит свое строение с течением времени. Некоторые воз­растные изменения кожи хотя и изменяют в худшую сторону качество па­пиллярного узора, но не изменяют его идентификационных свойств. Кожа в значительной мере устойчива к травмирующим воздействиям. Если по­вреждение не захватывает ростковый слой кожи, то после его заживления папиллярный узор полностью восстанавливается. После глубокого травма­тического изменения остается рубец, который искажает папиллярный узор в месте локализации повреждения, однако на остальных участках кожи со­вокупность идентификационных признаков остается неизменной и може! быть использована для отождествления.

Второй - сохранность следов. Сохранность следов во времени зави­сит от многих факторов. Наиболее существенные из них - состав вещества следа, характер следонесущей поверхности, условия сохранения следов и др. Нам приходилось исследовать потожировые следы пальцев рук н^ стекле сохранившие свои идентификационные свойства на протяжении во-» семнадцати лет. В литературе имеются упоминания и о более длительной сохранности следов. Естественно, что сохранность следов зависит и от co-t хранности объекта носителя.

Третий - сохранность материалов, с использованием которых выпол­нены отпечатки пальцев. В методических рекомендациях по ведению дак­тилоскопических учетов указывается, что отпечатки пальцев надлежит по­лучать черной типографской краской на белой бумаге, имеющей специ­альные синтетические добавки (дактилокартах). Такие дактилокарты со­храняют отпечатки требуемого качества несколько десятков лет, даже в случае их постоянного использования. Если дактилокарта не подвергается каким либо механическим, химическим и иным воздействиям, срок со­хранности отпечатков практически не ограничен.

Четвертый - технические и программное состояние носителей мате­матической модели папиллярных узоров в автоматизированных системах.

В теории криминалистической идентификации одним из наиболее важных и противоречиво решаемых вопросов является вопрос о правомер­ности признания групповой (видовой) идентификации (отождествления) как разновидности идентификации. На наш взгляд, расхождение мнений отчасти обусловлено тем, что выводы строятся на анализе практических экспертиз, в которых объектами исследований выступают очень разные по своей сути материальные предметы. Например, Н.В. Терзиев, рассуждая об установлении тождества и определении родовой (групповой) принадлеж­ности говорит об экспертизе пишущих машинок, В.Д. Арсеньев о работе с холодным оружием и следами обуви34. B.C. Митричев анализирует в этом

плане возможности исследования веществ и материалов физическими и химическими методами35.

Рассмотрим эту проблему на примере "классических" дактилоскопи­ческих исследований. Именно в этой области накоплен наиболее богатый опыт проведения идентификационных исследований, и именно в дактило­скопии теоретические идентификационные положения появились раньше, чем были сформулированы первые положения теории криминалистиче­ской идентификации.

Наиболее ценным для розыска и следствия является положительный идентификационный вывод дактилоскопической экспертизы (исследова­ния). Поэтому в классическом дактилоскопическом исследовании выделя­ется иерархия задач, решаемых последовательно: от предварительных ди­агностических, до итоговой - установления тождества двух отображений папиллярных узоров.

Рассмотрим несколько произвольно выделенных этапов дактилоско­пического исследования следа пальца, проводимого в целях его отождест­вления с отпечатком пальца конкретного человека.

На первом этапе эксперт изучает след в поисках деталей строения папиллярного узора, которые могут помочь ему диагностировать характе­ристики группового и индивидуального уровня. Это чисто диагностиче­ская задача, имеющая своей целью собрать информацию для решения классификационных задач отнесения узора к определенному типу, виду. Параллельно выявляются признаки, по которым эксперт может определить каким пальцем какой руки оставлен след.

Второй этап - этап логических размышлений, которые позволяют сделать выводы о типе и виде папиллярного узора, руке и пальце, оста­вившем след. При наличии достаточного объема информации, т.е. при ото­бражении в следе центра узора и дельт эксперт с той или иной степенью надежности делает классификационные выводы. Допустим, он решил (с той или иной степенью вероятности), что след оставлен большим пальцем правой руки и в нем отобразился петлевой узор.

Третий этап - этап установления тождества исследуемого следа и отпечатка на одной из дактилокарт в массиве. С этой целью последова­тельно сравниваются отпечатки больших пальцев правых рук на дактило­картах проверяемых лиц с исследуемым следом. При этом анализируются

34 См.: Р.С. Белкин. Курс криминалистики. - М, 1997, Т. 2, 463 С.

35 Митричев В С. Вопросы теории идентификации в свете использования физи­ческих и химических методов исследования в криминалистической экспертизе // Во­просы теории криминалистики и судебной экспертизы. - М., 1969. Вып. 2. Он же На­учные основы и общие положения криминалистических идентификационных исследо­ваний физическими и химическими методами: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. - М., 1971.

22

23

признаки индивидуализирующего уровня - детали строения папиллярных линий. При наличии совпадения всех признаков, имеющихся в следе, с аналогичными признаками в отпечатке и при отсутствии различающихся признаков эксперт делает вывод о тождестве.

Отметим, что с позиций современной криминалистики, а именно теорий криминалистической идентификации и диагностики, проведенное исследование включает:

комплекс диагностических исследований, направленных на решение классификационных задач, имеющих практическое значение;

решение классификационных задач, являющихся этапом ре­шения идентификационной задачи;

решение классической идентификационной задачи, что в зави­симости от идентификационной значимости совокупности признаков по­зволяет выполнить отождествление с той или иной степенью вероятности ошибки.

Таким образом, анализируя практические дактилоскопические ис­следования и сообразуясь с положениями криминалистических теорий идентификации и диагностики, можно сделать вывод, что в сфере дактило­скопических идентификационных исследований нет необходимости гово­рить о групповой или видовой идентификации (отождествлении); правиль­нее в этих случаях использовать понятие установления групповой принад­лежности объектовдактилоскопических исследований.

В современной практической дактилоскопии возможны два варианта положительного идентификационного вывода: вывод с вероятностью ошибки меньшей, чем 1 на 6 миллиардов, и вывод с вероятность ошибки несколько большей, чем указанная выше. Первый предполагает, что выяв­ленная и изученная совокупность идентификационных признаков позволя­ет выделить одного человека из всех живущих на земле, а второй - дает основание говорить о том, что выделенная совокупность признаков недос­таточна для выделения одного человека из всех живущих на земле, но по­зволяет говорить о наличии некоей небольшой группы людей которые, теоретически могут иметь такую же совокупность признаков, какая была выявлена в изученных следе и отпечатке.

В этом и заключается, на взгляд большинства ученых (и мы полно­стью солидарны с ними), наиболее актуальная практическая и теоретиче­ская проблема дактилоскопии, отражающаяся на экспертном заключении как источнике доказательств по уголовному делу. Она состоит, в сущно­сти, в следующем: каково минимальное количество признаков в дактило­скопическом объекте, на основании которого можно говорить о тождестве узоров и соответственно об идентификации конкретного человека?

Прежде чем перейти к рассмотрению этого вопроса остановимся на еще одном актуальном вопросе теории криминалистической идентифика­ции, а именно на формах и видах криминалистической идентификации. В этой области фактически ведется дискуссия о возможности применения процесса отождествления в отношении не только материальных следов, но и иных форм информации, в частности информации отобразившейся в клетках головного мозга человека после чувственного восприятия объек­тивной реальности. В частности, В.Я. Колдин предлагает выделять "две формы отождествления - по материально фиксированным отображениям и по чувственно-конкретным отображениям"36. К первой форме автор отно­сит случаи идентификации различных следов, ко второй - идентификацию с участием отображения объектов в памяти человека.

М.Я. Сегай предложил выделять формы идентификации в зависимо­сти от способа отображения свойств отождествляемого объекта: 1) "на иных предметах или в сознании людей" и 2) "взаимное отражение свойств объектов в результате их разделения (расчленения)"37. В дальнейшем он предложил разделять идентификацию на процессуальную и непроцессу­альную38.

В классификации В.А. Снеткова в качестве классифицирующего признака, заложен субъект идентификационного исследования, он предла­гает выделять оперативную, экспертную и судебно-следственную формы идентификации39.

B.C. Митричев предложил классификацию основанную на характере отображения признаков отождествляемого объекта. По его мнению, следу­ет дифференцировать следующие формы идентификации: "по мысленному образу; по описанию составленному другим лицом; по материально зафик­сированным на других объектах следам и иным вещественным отображе­ниям; по особенностям деятельности, работы; путем сравнительного изу­чения свойств материального объекта в его различных частях"40.

Таким образом, разными авторами в качестве классифицирующих признаков предлагаются: характер отображения признаков; объект ото­бражения признаков; субъект идентификации; процессуальная регламен­тация; некоторые другие.

36 Цит. по: Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М., 1997. Т. 2. С. 252.

37  Сегай М Я. Предмет судебной идентификации // Использование научных ме­тодов и технических средств в борьбе с преступностью. - Минск, 1965. С.38.

8 Сегай М Я Методология судебной идентификации: Автореферат дис. ... докт. юрид. наук. - Киев, 1970. С. 13.

39  Снетков В А Портретная криминалистическая идентификация // Криминали­стика на службе следствия. - Вильнюс, 1967. С. 26.

40 Митричев B.C. Вопросы теории судебной идентификации // Труды ЦНИИСЭ. -М., 1970. Вып. 2. С. 112-113.

24

25

Рассмотрим возможности использования указанных классификаци­онных признаков на примере дактилоскопической идентификации.

Понятие идентификации в криминалистике в настоящее время огра­ничивается, в понимании большинства теоретиков и практиков, установ­лением индивидуально обособленного объекта, в дактилоскопии - челове­ка. При этом идентификация подразумевает выделение единственного объекта из какого-либо множества, так как выделение группы объектов яв-ляет;ся, по существу, установлением групповой принадлежности Поэтому, по нашему мнению, наиболее приемлемой формой идентификации следует признать такую, которая позволит получать наиболее надежный, контро­лируемо обоснованный вывод. Естественно, что такой формой разделения будет классификация, основанная на принципе качества отображения идентификационных признаков и возможности их детального дискретного исследования в процессе идентификации.

Исходя из базовых положений теории криминалистической иденти­фикации, обоснованно принятых большинством ученых, и из наших собст­венных исследований данного вопроса считаем целесообразным предло­жить для использования, как в дактилоскопии, так и в других отраслях криминалистической техники следующий вариант классификации форм идентификации:

1.       Идентификация по материальным объектам и отображениям.

2.        Субъективна идентификация - идентификация с использовани­ем образов, фиксированных в центральной нервной системе человека (и некоторых животных).

3.       Модельная идентификация - идентификация в ходе которой один из объектов сравнения является моделью (математической, вербаль­ной и иной).

4.        Смешанные формы идентификации - с использованием эле­ментов двух предыдущих форм.

Первая форма предусматривает обязательное использование при ис­следовании в качестве идентифицирующих объектов только материальные отображения идентифицируемого объекта либо непосредственно самого идентифицируемого объекта или его части. Методика такого исследова­ния, отбор и анализ идентификационных признаков, оценка их совокупно­сти и собственно идентификационный вывод могут быть перепроверены другими специалистами. Таким образом, при использовании этой формы идентификации вывод будет максимально обоснован и полностью досту­пен для возможного обсуждения на любом этапе предварительного и су­дебного следствия.

Большая часть дактилоскопических идентификационных исследова­ний проводится именно в этой форме.

Вторая форма предусматривает такого рода сравнительные исследо­вания, в которых один или оба идентифицирующих объекта представляют собой мысленный образ, запечатленный в центральной нервной системе человека. Обычно эта форма используется при проведении такого следст­венного действия, как опознание; она же имеет место в одорологической экспертизе.

Очевидно, что без идентификационного процесса этого рода факти­чески невозможно осуществление предварительного и судебного следст­вия, а также оперативно-розыскных мероприятий. Однако надежность и обоснованность вывода при рассматриваемой форме идентификации зна­чительно ниже, чем в первом варианте. Выводы такого рода идентифика­ционного исследования могут быть намеренно или непреднамеренно оши­бочными, а перепроверить их не всегда возможно. Поэтому, на наш взгляд, целесообразно называть эту форму идентификации субъективной иденти­фикацией

Субъективная идентификация используется экспертами-дактилоскопистами на стадии предварительного исследования объектов. Эксперт, запомнив общие и некоторые частные особенности изучаемого следа осуществляет предварительный отбор из некоторого объема дакти-локарт тех отображений папиллярных узоров, которые необходимо де­тально сравнить со следом, и "отбрасывает" заведомо неподходящие отпе­чатки. Например, запомнив, что в следе "отобразился простой завитковый узор, справа от центра через три папиллярных линии находится глазок", эксперт способен по этому мысленному образу провести отбор сходных отпечатков из довольно большого массива, тем самым сокращая сроки ра­боты с массивом дактилокарт. Если же налицо ограниченный объем про­веряемого массива дактилокарт (например, проверяются в качестве подоз­реваемых только десять человек), то при определенных обстоятельствах эксперт может "выйти" с этой информацией на конкретный искомый отпе­чаток.

Третья форма идентификации связана с особенностями работы с разного рода моделями идентифицирующих объектов. При этом в качестве модели могут выступать как один, так и оба сравниваемых объекта. Мето­ды моделирования могут быть различными: вербальными, математиче­скими, графическими, смешанными. Методика создания модели по суще­ству определяет качество последующих идентификационных исследова­ний. Например, "ручная" описательная модель папиллярного узора из по­луавтоматизированных систем 70-80-х гг. двадцатого столетия была в зна­чительной степени субъективной, что не позволяло этим системам эффек­тивно работать. В тоже время математические модели современных авто­матизированных дактилоскопических систем позволяют произвести вы-

26

27

борку из миллионных массивов дактилокарт с минимальным пропуском цели.

Наконец, четвертая форма идентификации (смешанная) она может эффективно использоваться в тех случаях, когда часть идентификацион­ных признаков представлена, например, в объективно фиксированном ви­де, а часть - в модельной или иной форме. Достаточно типичным примером может служить идентификация человека по черепу и прижизненным фото­графиям. Объективно фиксированная информация сопоставляется путем видеосовмещения черепа и прижизненных изображений человека, а до­полняется это исследование вербальной моделью (описанием) элементов внешности, которые не проявляются в совмещаемых изображениях. При­мером смешанной формы идентификационного исследования в дактило­скопии могут служить случаи, когда в дополнение к следу (объективная информация) используется информация вербальная, например о том, что устанавливаемое лицо имеет заболевание кожи, которое могло отобразить­ся в следах и отпечатках.

Предложенная нами классификация форм криминалистической идентификации не исключает использование иных классификаций.

Наиболее полное обобщение всех предложений по поводу классифи­каций форм идентификации было сделано Р.С. Белкиным.41 На основе про­веденного анализа он предлагает четыре основных принципа классифика­ции:

1) По правовой природе - процессуальная и непроцессуальная. Такие формы идентификации характерны для дактилоскопии: процессуальная форма - идентификация осуществляемая в рамках проведения дактилоско­пической экспертизы, а непроцессуальная - осуществляемая специалистом в области дактилоскопии при работе с дактилоскопическими учетами. Не­процессуальная идентификация может послужить основанием для приня­тия решений в рамках оперативно-розыскной деятельности, но для реали­зации идентификационного вывода по уголовному делу необходимо про­вести идентификацию в рамках экспертизы.

2)  По субъекту идентификации - оперативная, следственная, судеб­ная, экспертная. Для дактилоскопии характерна экспертная идентификация в форме проведения экспертизы. При работе с учетами реализуется опера­тивная дактилоскопическая идентификация, однако субъектом ее является не сам оперативный работник, а уполномоченный им специалист в области дактилоскопии.

3)  По виду идентифицируемых объектов - идентификация вещей (предметов), живых существ, явлений и процессов.

Дактилоскопическая идентификация по этой классификации отно­сить к идентификации живых существ. Однако позволим себе не согла­ситься с Р.С. Белкиным и предложить выделить в отдельную группу иден­тификацию человека, отделив ее от идентификации других живых су­ществ.

4) По характеру отображений, используемых для отождествления, -идентификация по материально-фиксированным отображениям, по мыс­ленному образу, по описанию (во всех его видах, в том числе и по кодиро­ванному описанию).

Последняя - прототип предложенной нами основной классификации форм криминалистической идентификации. Однако между ними сущест­вует несколько различий.

Во-первых, в нашу классификацию включена форма смешанной идентификации, которая часто встречается на практике и имеет специфику в методике проведения.

Во-вторых, Р.С. Белкин выделил отдельную классификацию: "по со­стоянию отождествляемого объекта - идентификация нерасчлененного це­лого, идентификация целого по его частям". По нашему мнению, для ре­шения вопроса об идентичности такое классификационное деление не имеет значения, поскольку практически всеми методиками экспертных ис­следований такого рода объектов предусматривается преобразование идентификационной информации в материально-фиксированное ее ото­бражение и лишь затем проводиться сравнительное исследование.

В-третьих, обоснованность, воспроизводимость и соответственно надежность идентификационных выводов при работе с материальными объектами значительно выше, чем при работе с мысленными образами и моделями. Поэтому в отличие от Р.С. Белкина нами предложено отделить идентификацию по материально-фиксированным отображениям от прочих видов, добавив к ним соответствующие определения: субъективная, мо­дельная, смешанная.

Кроме того, подытоживая обобщение взглядов различных авторов на классификации форм криминалистической идентификации, Р.С. Белкин писал: "Ни одна из этих классификаций не является "лучшей" или абсо­лютной, исключающей использование других классификаций. Все они но­сят функциональный характер и используются в зависимости от того, ка­кая сторона процесса идентификации классифицируется в данном кон­кретном случае"42. Мы не можем полностью согласиться с этим высказы­ванием. Еще раз подчеркнем, что основная цещ'?фоцесса идентификации, осуществляемого в практической правоохранительной деятельности, - это

Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М., 1997. Т. 2. С. 280.

г Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М., Т. 2. 1997. С. 280.

28

29

однозначная идентификация объекта. Поэтому наиболее значимой для практики, для доказывания по уголовному делу является та классифика­ция, которая позволяет дифференцировать различные виды идентификаци­онных исследований в зависимости от их надежности и соответственно доказательственной значимости. Для практики, по нашему мнению, наибо­лее важно деление идентификационных исследований на объективные (первый вид идентификации по нашей классификации), субъективные и модельные. Это позволяет всем участникам процесса адекватно восприни­мать' доказательства по делу, полученные с использованием идентифика­ционных исследований.

Вообще говоря, мы против использования термина "идентификация" для оперативного, следственного и иных "узнаваний" предметов с исполь­зованием мысленного образа. Дело в том, что знание нейрофизиологиче­ского процесса запоминания, сохранения и воспроизведения запомненного позволяет судить о том, сколь ненадежен этот процесс по своей основе. А психология дает основание говорить еще и о том, что большое значение на результаты такой идентификации будут оказывать мотивационные, воле­вые и некоторые иные качества высшей нервной деятельности субъекта идентификации.

Подводя итог рассмотрению основных положений теории кримина­листической идентификации применительно к современной дактилоскопии подчеркнем, что анализ теоретических положений в таком контексте соз­дает условия для развития, как самой теории, так и основ конкретного на­правления экспертных исследований.