Глава 5. НЕКОТОРЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ДАКТИЛОСКОПИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Знания о папиллярных узорах человека позволяют устанавливать не­которые фактические обстоятельства на предварительном и судебном следствии, в ходе доследственных проверок и оперативно-розыскной дея­тельности, а также в некоторых иных условиях, связанных с регулирова­нием социальных отношений. Важнейшим из таких обстоятельств является личность челдвека.

История практического использования дактилоскопических экспер­тиз для установления личности насчитывает уже более ста лет. За это вре­мя произошло развитие и становление науки криминалистики, возникла общая теория экспертизы. Достижения этих наук в той или иной степени отражаются на процессе экспертного исследования папиллярных узоров, что требует исследования и уточнения основных понятий современной дактилоскопической экспертизы в свете теоретических положений указан­ных наук.

Выше нами уже рассмотрены наиболее важные положения теорий криминалистической идентификации, диагностики и регистрации приме­нительно к современной дактилоскопии, поэтому здесь остановимся на ос­новных положениях общей теории экспертизы.

Формирование общей теории судебной экспертизы стало естествен­ным продолжением процесса формирования теоретических основ различ­ных родов видов экспертиз и теоретических попыток упорядочить это яв­ление. Свой вклад в ее развитие внесли: Т.В. Аверьянова, И.А. Алиев, Л.Е. Ароцкер, В.Д. Арсеньев, Р.С. Белкин, С.Ф. Бычкова, А.И. Винберг, Н.Т. Малаховская, А.В. Дулов, Ю.Г. Корухов, Ю.М. Кубицкий, В.К. Лисиченко, С.П. Митричев, Ю.К. Орлов, Е.Р. Российская, П.И. Тарасов-Родионов, А.Р. Шляхов, и др

112

12 Аверьянова Т.В. Содержание и характеристика методов судебно-экспертных исследований. - Алма-Ата, 1991; Алиев И.А. Проблемы экспертной профилактики. - Ба­ку, 1991.; Алиев И.А., Аверьянова Т.В. Концептуальные основы общей теории судебной экспертизы. - Баку, 1992; Ароцкер Л.Е. Сущность криминалистической экспертизы // Криминалистическая экспертиза. - М., 1966. Вып. 1. С. 53-54; Арсеньев В.Д. Теория су­дебной экспертизы и теория судебных доказательств // Некоторые вопросы судебной экспертизы: Тезисы науч. сообщений. - М., 1975. С. 10; Белкин Р.С. Курс криминали­стики. - М., "Юристь", 1997. Т.2; Он же. Курс криминалистики. 3-е изд. - М., ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2001; Бычкова С.Ф. Становление и тенденции развития науки о судебной экспертизе. - Алматы, 1994; Винберг А.И. Насущные вопросы теории и прак­тики судебной экспертизы // Сов. гос-во и право. 1961. № 6. С. 82.; Винберг А.И., Мала­ховская Н.Т. Судебная экспертология - новая отрасль науки // Соц. законность. 1973. №11. С. 49; Дулов А.В. Вопросы теории судебной экспертизы. - Минск, 1959; Корухов Ю.Г. Формирование общей теории судебной экспертизы/Материалы для Ученого со­вета ВНИИСЭ. - М., 1989; Кубицкий ЮМ. Пограничные вопросы судебной медицины и

118

Не вступая в дискуссию по основным положениям общей теории су­дебной экспертизы, рассмотрим лишь те из них, которые прямо связаны с современной дактилоскопической экспертизой и существенны для ее по­нимания.

Анализ работ авторов, признанных наиболее авторитетными в об­ласти общей теории экспертизы (А.И. Винберг, Н.Т. Малаховская, Ю.Г. Корухов, Т.В. Аверьянова, И.А. Алиев, С.Ф. Бычкова) показывает, что ос­новными категориями общей теории, требующими рассмотрения примени­тельно к конкретным видам экспертиз, являются: объекты экспертизы; за­дачи экспертизы; методы исследований; предмет экспертизы; классифика­ционное положение в системе судебных экспертиз.

Объекты экспертизы. Объект любого вида экспертизы (не составля­ет исключение и дактилоскопическая экспертиза) становится таковым при сочетании ряда факторов. Основными из них являются два: 1) в практиче­ской следственной и оперативной работе появляется необходимость ис­следования того или иного объекта с целью получения существенной ин­формации, 2) возникает научно обоснованная возможность исследования указанного объекта.

Применительно к дактилоскопии первичным "пусковым моментом" использования папиллярных узоров в качестве средства идентификации человека стало появление научных знаний о гребневых рисунках пальцев и ладоней рук человека. После того как были сформулированы первичные представления об идентификационных свойствах папиллярных узоров, от­крылась возможность использования этих свойств в процессе раскрытия и расследования преступлений путем установления их тождества. Практиче­ский случай не заставил себя долго ждать. Считается, что первое исследо­вание отпечатка пальца, как объекта дактилоскопической экспертизы, со­стоялось в 1892 г. Инспектор аргентинской полиции Альварес используя

криминалистической экспертизы // Вопросы криминалистики и судебной экспертизы. -Алма-Ата, 1959; Лисиченко В.К. К вопросу о предмете и системе криминалистической экспертизы // Материалы 4-й научной конференции. - Киев, 1959. С. 329; Митричев С.П. Криминалистика и криминалистическая экспертиза // Соц. законность. 1966. № 5. С. 14; Орлов Ю.К. Объект экспертного исследования // Труды ВНИИСЭ. - М., 1974. Вып. № 8. С. 39; Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, ар­битражном процессе. - М., 1996; Тарасов-Родионов П.И. Советская криминалистика // Соц. законность. 1951. №7; Шляхов А.Р. О предмете судебной экспертизы // Вопросы судебной экспертизы. - Тбилиси, 1962.; Он же. Сущность криминалистической техни­ки, ее структура и соотношение с криминалистической экспертизой // Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы. - М., 1969. Вып. 1; Он же. Современные про­блемы теории и практики криминалистической экспертизы в СССР: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. - Л., 1971.

119

знания, полученные им от Жуана Вучетича, обнаружил на месте происше­ствия отпечаток большого пальца убийцы, оставленный кровью, и устано­вил его происхождение от Франциски Ройас путем сравнительного иссле­дования с отпечатком ее пальца. Затем он предъявил свое доказательство подозреваемой, и она созналась в совершенном убийстве двоих своих де­тей113. В дальнейшем объектами дактилоскопических экспертиз и исследо­ваний выступали как следы рук, так и отпечатки пальцев живых людей и трупов. Таким образом, первоначально объектом дактилоскопической экспертизы стали отображения папиллярных узоров в следах и отпечатках.

Такое положение сохранялось достаточно длительное время, до тех пор, пока не появились научно обоснованные возможности исследования не только папиллярных узоров, но и потожирового вещества следов рук. Как пишет Т.Ф. Моисеева "произошло некоторое разделение единого объ­екта криминалистической идентификации - ПЖС (потожировые следы -С.С.) человека - на объект внешнего строения и объект внутренней струк­туры. Такое деление основано на том, что в экспертной практике ПЖС встречаются с выраженной морфологией - узором папиллярных линий и без четких морфологических особенностей - в виде пятен" .

Потожировое вещество следа, оставленное руками человека, можно эффективно исследовать разными методами: серологические исследования позволяют устанавливать группы крови по различным системам и в пер­вую очередь по системе АВО, биохимические - исследовать состав веще­ства; физические - устанавливать некоторые физические параметры, одо­рологический метод - идентифицировать человека по запаху или диагно­стировать некоторые его свойства, определенные возможности открывает и микробиологическое исследование следов.

Перечисленные методы позволяют в той или иной степени, решать идентификационные и диагностические задачи по биологическим, химиче­ским и физическим характеристикам потожирового вещества следа, в то время как дактилоскопические исследования строятся на изучении морфо­логии папиллярных узоров кожи человека, проявляющейся в отображени­ях.

Из представленной выше цитаты Т.Ф. Моисеевой видно, что она четко представляет границу дактилоскопических и иных исследований по-тожировых следов рук. Однако ее дальнейшие рассуждения несколько расходятся со сделанными выше выводами. В частности она пишет: "Представляется целесообразным рассматривать ПЖС человека как цело­стный объект, в котором внешние и внутренние свойства взаимосвязаны. Так, качество выявленных следов папиллярного узора зависит от состава

13 Торвальд Ю. Сто лет криминалистики. - М.: Прогресс, 1975. С. 60. 114Моисеева Т.Ф. Указ. раб. С. 14.

120

потовых и сальных желез человека, т.е., с одной стороны, состав потожи­рового вещества определяет морфологию следа, а с другой - характер морфологии следа отражает состав ПЖВ, которым след образован. Кроме того, индивидуальные особенности человека, отображаемые и в морфоло­гии отпечатков рук, и в составе ПЖВ, обусловлены генетически и, вполне возможно, взаимосвязаны"115. И далее, ссылаясь на предложенное Ю.К. Орловым понятие "непосредственный объект экспертного исследова­ния" , она делает вывод, что "потожировой след на конкретной поверхно­сти, представленный на исследование, является конкретным объектом экс­пертного исследования"117.

Разночтения в понимании объекта дактилоскопической экспертизы встречаются и в других работах. Так, В.А. Ивашков не дает однозначного определения объекта дактилоскопической экспертизы, а включает сюда разнообразные предметы и материалы, которые несут на себе или предпо­ложительно могут нести, следы рук или их изображения118. Е.Р. Россий­ская дает следующее определение объекта дактилоскопической экспертизы: "Объектами дактилоскопической экспертизы являются пред­меты со следами рук или следы рук, выявленные с помощью дактилоско­пических порошков и откопированные на специальную дактилоскопиче­скую пленку"119.

Представляется, что авторы представленных выше определений объ­екта дактилоскопической экспертизы не правы. Дело в том, что они вклю­чают в понятие объекта дактилоскопической экспертизы носители следов и вещество следа. И то и другое, конечно, имеет отношение к процессу следообразования, но экспертами-дактилоскопистами не исследуется в це­лях решения идентификационных задач.

По нашему мнению, определение объекта дактилоскопической экс­пертизы необходимо увязывать с существом именно дактилоскопических, а не иных исследований. Попытки включить в понятие объекта экспертизы предметы-носители следов, а также ограничить понятие объекта только следами папиллярных узоров не дают полноценного представления как о самом объекте, так и об иных существенных сторонах дактилоскопической экспертизы.

Вып. 8.

Моисеева Т.Ф. Указ. раб. С. 15-16. 5 Орлов Ю.К. Объекты судебной экспертизы // Труды ВНИИСЭ. - М., 1974.

117 Моисеева Т.Ф. Указ. раб. С. 16.

Ивашков В.А. Особенности составления заключения эксперта при выполне­нии дактилоскопических экспертиз: Учебное пособие. - М.: ЭКЦ МВД России, 1999.

Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитраж­ном процессе. - М., 1996. С. 83.

121

Поэтому мы предлагаем считать объектом дактилоскопической экс­пертизы то, что в основной массе случаев эксперты-дактилоскописты ис­следуют для решения подавляющего большинства вопросов, возникающих в процессе раскрытия расследования и профилактики преступлений, а так­же в ходе решения вопроса о идентичности папиллярных узоров примени­тельно к иным условиям социального регулирования, а именно, - строение папиллярных узоров, проявившееся в их отображениях. Другими словами, мы предлагаем считать объектом дактилоскопической экспертизы ото­бражения папиллярных узоров человека.

Отображения папиллярных узоров могут возникнуть при разных об­стоятельствах и механизмах образования. Наиболее распространенные из них - потожировые следы рук на различных предметах-носителях, но это могут быть и объемные следы, и аналоговые и цифровые отображения. Например, при необходимости установления человека, который приложил палец к дактилоскопическому сканеру ("Живой сканер" - прибор для опти­ческого считывания отпечатков пальцев) объектом экспертизы будет ото­бражение папиллярного узора, прошедшее преобразование от процедуры оптического считывания до печати на современном принтере.

Конечно, в некоторых единичных экспертизах и исследованиях в ка­честве объектов могут выступать и сама кожа человека, и технические средства работы со следами рук, и вещество следа, и некоторые другие ма­териальные объекты, однако вероятнее всего, в этом случае задачи, средст­ва и методы работы с объектами выйдут за рамки дактилоскопических ис­следований в традиционном их понимании; налицо будет уже комплексная экспертиза с соответствующим определением объекта исследования или вообще иная - не дактилоскопическая - экспертиза. Например, нет необхо­димости считать единым объектом экспертизы потожировое вещество как источник запаха человека в одорологической экспертизе и потожировой след пальца как источник информации о морфологии папиллярного узора человека.

Мы считаем возможным исключить из понимания объекта дактило­скопической экспертизы объект-носитель следов рук, выделив последний как самостоятельное понятие. В первую очередь это связано с многообра­зием названных, а также с тем, что после их технической обработки в це­лях выявления следов рук их свойства перестают иметь какое либо значе­ние для решения основных вопросов, стоящих перед экспертом-дактилоскопистом. Выделив же понятие "объект-носитель отображений папиллярных узоров" (подчеркнем - не только следов но и иных отображе­ний), мы выделяем самостоятельное направление научно-практического исследования, которое по своим базовым знаниям является преимущест­венно техническим, с элементами физических, химических и иных знаний.

122

Понятие объекта-носителя следов принято как учеными так и практиками, поэтому наше предложение не противоречит существующему порядку ве­щей, а лишь уточняет его применительно к дактилоскопической эксперти­зе.

Еще одним понятием, близко примыкающим к предыдущим, являет­ся понятие образца для сравнения в дактилоскопической экспертизе, кото­рое широко используется в научной и практической криминалистике. По своей сути, это объект, совершенно аналогичный объекту экспертизы. Его отличие состоит в процедуре получения, а именно в том, что отображения папиллярных узоров, выступающих в качестве образца, получают в усло­виях очевидности их происхождения от конкретного человека. Поэтому такое отображение папиллярных узоров (полученное в условиях очевидно­сти происхождения и предназначенное для сравнительного исследования) мы предлагаем называть "объектом-образцом", что подчеркнет обстоя­тельства его происхождения и значение для вывода о личности человека.

Таким образом, под объектом дактилоскопической экспертизы, по нашему мнению, следует понимать отображения папиллярных узоров, при этом отделив его от понятий "объект-носитель" отображений и "объект-образец".

Задачи дактилоскопических экспертных исследований. Наряду с объектом экспертизы и в прямой взаимосвязи с ним задачи экспертного исследования определяют классификационное положение рода, вида, под­вида судебных экспертиз. Поэтому четкое определение основных задач то­го или иного вида экспертиз является важным элементом теории и значи­мым фактором практики их развития.

Наиболее значимой для практики является классификация эксперт­ных задач на основании конечной цели экспертного исследования. Такая классификация хорошо увязывается с вопросами, которые интересуют следствие и ставятся на разрешение экспертизы.

Применительно к дактилоскопии целесообразно разделить весь спектр решаемых задач на две большие группы: 1) идентификационные; 2) диагностические.

Идентификационные задачи, точнее говоря задача, является основ­ной, главной задачей, решаемой дактилоскопической экспертизой. Эта "главность" определяется в первую очередь практической значимостью и количественными характеристиками дактилоскопических исследований, проводимых правоохранительными органами.

Все диагностические задачи можно разделить на две группы: диаг­ностику свойств человека и диагностику обстоятельств процесса образова­ния отображений. В дактилоскопических экспертных исследованиях тео­ретически выделяются еще две группы задач - классификационные и си-

123

туационные. По своему значению и технологии решения они отнесены на­ми к диагностическим.

Как и в других видах экспертиз, в дактилоскопических следует четко выделять понятия задач данного вида экспертиз и конкретных задач экс­пертного исследования.

Среди задач конкретного дактилоскопического исследования, как правило, следует выделять конечную задачу, которая в той или иной сте­пени коррелированна с вопросом, поставленным следствием (судом), и промежуточные задачи, которые эксперту необходимо решить для выпол­нения конечной. Промежуточные задачи эксперт ставит перед собой сам -в соответствии с поставленной перед ним конечной задачей, состоянием объекта исследования и возможными методами и технологиями исследо­вания, своими личными познаниями и некоторыми другими обстоятельст­вами.

Например, для того, чтобы решить вопрос "Не оставлены ли следы рук на бутылке гражданином Ивановым?" необходимо: предварительно установить их наличие на бутылке; оценить возможность использования того или иного метода выявления следов рук; с помощью тех или иных технических средств выявить след; сфотографировать его; изъять след на липкую пленку; сфотографировать изъятый след; провести диагностиче­ское исследование с целью локализации следообразующего участка; про­вести сравнительное исследование двух отображений папиллярных узоров.

Как видно из представленной модели экспертного исследования, а оно может быть и более сложным, по ходу работы эксперт последователь­но решает конкретные диагностические задачи, которые имеют самостоя­тельное значение или дают основания для решения ситуационных задач. В итоге на основании сравнительного исследования отображений папилляр­ных узоров формулируется вывод об их идентичности, и дается ответ на поставленный вопрос.

Практическим выражением основных задач, решаемых при выпол­нении того или иного вида экспертиз, являются вопросы, которые могут быть решены при их проведении.

С небольшими стилистическими интерпретациями вопросы, решае­мые дактилоскопической экспертизой, можно встретить в большинстве практических пособий и других работах, поэтому не будем на них подроб­но останавливаться.

Один из традиционных практических вопросов, а именно вопрос о пригодности следов рук для идентификационного исследования, является предметом постоянной дискуссии практиков и ученых. По его поводу вы­сказываются диаметрально противоположные мнения. Одним полюсом дискуссии служит мнение о том, что решение этого вопроса должно пред-

124

варять любое идентификационное исследование, другим - то, что его во­обще не следует ставить перед экспертами.

Если рассматривать эту проблему по существу, то следы действи­тельно необходимо делить на несколько категорий, потому что в зависи­мости от полноты отображения в них идентификационной информации с ними можно проводить различную работу. Рассмотрим вопрос с учетом возможностей современных АДИС (автоматизированных дактилоскопиче­ских идентификационных систем).

В алгоритм кодировки и поиска информации в системе заложен ми­нимальный критерий по количеству, топографии и качеству признаков. Как правило, в российских АДИС это 5-6 достоверно установленных то­чек, располагающихся не в ближайшей зоне интегральных особенностей -центра или дельт. Следы, отвечающие перечисленным требованиям, при­годны для поиска по массивам, а следовательно должны быть пригодны и при их оценке экспертами.

Суть машинной работы состоит в том, что она из огромных площа­дей отобразившихся папиллярных узоров разных людей выбирает участки, наиболее похожие на проверяемый, т.е. локализует участок. Далее эксперт, используя свойства признаков, в том числе и такие, которые недоступны формализации, а так же микро признаки, способен отождествить изобра­жения или исключить тождество.

Если машина не может работать со следом, то локализовать участок узора по базе данных человек неспособен. Однако при наличии в ограни­ченном по площади следе от 3 до 5 точек, с качественным отображением микропризнаков, идентификация вполне возможна. Поэтому при наличии одного-двух подозреваемых и возможности установить следообразующий участок пальца по механизму следообразования указанный след с тремя-пятью деталями строения узора и микропризнаками будет пригоден для идентификации.

Например, следы пальцев на стреляных гильзах редко бывают боль­шими по площади, но они, как правило, образуются от определенных уча­стков папиллярной кожи большого и указательного пальцев. Если рисунок отобразился в них качественно и выявлен адекватными средствами, то та­кие следы будут иметь большое значение при установлении стрелявшего.

И еще один важный момент: достоверность проявления микропри­знаков в следах лучше всего устанавливается при сравнительном исследо­вании двух отображений папиллярных узоров, т.е. часто до сравнительного исследования невозможно определить наличие и качество отображения микропризнаков в следе. Поэтому предварительное (до сравнения) реше­ние о пригодности или непригодности следа может и не соответствовать действительности.

125

Поэтому мы придерживаемся мнения, что все следы, в которых ото­бразились от трех до пяти признаков строения папиллярных линий и в ко­торых можно выявить необходимое для идентификации количество мик­ропризнаков, следует сохранять в деле на случай появления подозреваемо­го лица, участие которого в преступлении подтверждается другими доказа­тельствами по делу. При таких обстоятельствах можно пытаться провести идентификационную экспертизу по следу с тремя-пятью признаками.

Таким образом, современное понимание пригодности следа для идентификации характеризуется возможностями автоматизированных дак­тилоскопических систем. При невозможности автоматической проверки следа по массивам дактилокарт его следует сохранять в деле и пытаться использовать для установления идентичности при наличии реальной воз­можности локализовать следообразующий участок.

Методы дактилоскопии. Вопрос о методах дактилоскопических ис­следований целесообразно рассматривать с классических обще кримина­листических позиций, характеризующих методологию науки вообще и криминалистики в частности. Р. С. Белкин неоднократно подчеркивал в своих работах, что криминалистика как наука не отличается по своей гно­сеологической сущности от других наук и поэтому для нее характерно об­щенаучное понимание метода исследования. В частности он писал: "Метод - в широком смысле - это способ подхода к действительности, способ по­знания, изучения, исследования явлений природы и общественной жизни, способ достижения какой либо цели, решения задачи"120.

Применительно к задачам экспертных исследований (включая от­дельные роды и виды экспертиз) понятием методов исследования лучше всего рассматривать с позиций общей теории судебных экспертиз.

Наиболее разработанной и обоснованной, по нашему мнению, является система методов экспертного исследования представленная Т.В. Аверьяновой, включающая: всеобщий метод (материалистическая диалектика); общие методы (наблюдение, сравнение и т.д.); частнонаучные методы; специальные методы ш.

Естественно, что специфическими для дактилоскопии являются ме­тоды третьей и четвертой группы. Рассмотрим наиболее значимые из них в связи с решаемыми дактилоскопией задачами.

В дактилоскопии в научном плане и на практике решаются, как уже говорилось, две большие группы задач - идентификационные и диагно­стические. Рассмотрим главную, по мнению большинства специалистов, из

120 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - 3-е изд., - М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2001.С. 221.

121  Алиев И.А., Аверьянова Т.В. Концептуальные основы общей теории судебной экспертизы. - Баку, 1992, С. 133; Энциклопедия судебной экспертизы. С. 225.

126

них - идентификационную задачу на примере обнаружения потожирового следа пальца руки, например на бутылке, изъятой с места происшествия.

На первом этапе с помощью косопадающего света эксперт выявляет слабовидимые следы рук. На втором - с использованием технических средств (например, дактилоскопического порошка и кисти) и приемов ис­следования (например, напыления порошка) обрабатывает выявленный след, усиливает его контрастность по отношению к следонесущей поверх­ности. На третьем этапе с использование фототехники и соответствующих приемов фотографирует след непосредственно на объекте. Затем копирует его на липкую пленку, еще раз фотографирует и в конечном итоге получа­ем фотоснимки потожирового отображения папиллярного узора, прошед­шего несколько стадий обработки различными техническими средствами, с использованием разных приемов и их сочетаний. Описанные этапы работы со следами рук можно охарактеризовать как комплекс технико-дактилоскопических методов работы с отображениями папиллярных узо­ров.

Далее эксперт выполняет диагностические дактилоскопические ис­следования, имеющие вспомогательный характер. В частности, на этом этапе он устанавливает признаки папиллярного узора, отобразившиеся в следе, диагностирует по возможности другие свойства непосредственно следообразующего объекта (гребешковой кожи человека) и, наконец, пы­тается диагностировать свойства человека (пол, рост, и другие). Эксперт выполняет диагностические исследования с использованием общенаучных и специальных криминалистических методов и методик, приспособленных для решения дактилоскопических диагностических задач.

На наш взгляд, при анализе методов, используемых в той или иной экспертизе, следует выделять основные методы, которые непосредственно приводят к решению задачи, и методы, которые имеют вспомогательный характер и подготавливают использование основных методов.

При решении диагностических дактилоскопических задач основным является метод сравнения морфологических характеристик отображения диагностируемого папиллярного узора с отображениями, имеющими на­учно обоснованное описание характеристик, специфичных для тех или иных диагностируемых свойств. Например, известны общепринятые ха­рактеристики завиткового папиллярного узора, и если такие же свойства обнаружены у объекта диагностики, то делается вывод о том, что выявлен след, в котором отобразился завитковый узор.

Для осуществления процесса сравнения необходима соответствую­щая подготовленность субъекта диагностирования. Он должен или знать, т.е. держать в своей памяти признаки, характерные для того или иного ди­агностируемого свойства, или иметь образцы для сравнения.

127

Для практического решения проблемы диагностической подготов­ленности экспертов нами проведена специальная работа по сбору, накоп­лению, систематизации и наглядному представлению объектов для сравни­тельных дактилоскопических исследований. Работа оформлена в виде дак­тилоскопического атласа, содержащего почти тысячу необычных отобра­жений папиллярных узоров, отобранных автором и другими специалиста­ми из примерно пятнадцатимиллионного массива дактилокарт, а так же полученных в ходе экспериментов.1

Большое значение в решении диагностических задач как в практи­ческой работе, так и на этапе подготовки диагностических критериев име­ют методы статистического анализа.

Вернемся к приведенному выше модельному практическому слу­чаю. После того как на втором этапе были установлены определенные ха­рактеристики узора (например, было определено, что след оставлен боль­шим пальцем правой руки и в следе отобразился завитковый узор) эксперт переходит к третьему этапу. На этом этапе он устанавливает (диагностиру­ет) признаки исследуемого узора, необходимые для решения вопроса о то­ждественности данного узора и другого, полученного от конкретного че­ловека.

В названном случае эксперт методом сравнения решает идентифика­ционную задачу, однако в основе такого сравнения лежит анализ иденти­фикационных свойств признаков, заключенных в сравниваемых отображе­ниях папиллярных узоров.

Анализ практики работы экспертов-дактилоскопистов, проиллюст­рированный примером, дает основание выделить в дактилоскопии три ос­новные группы методов, которые приводят к решению конкретных задач:

-    технико-дактилоскопические методы работы с отображениями папиллярных узоров;

-    сравнительные диагностические методы исследования;

-    сравнительные идентификационные методы. Представленные группы методов естественным образом сочетаются

с позициями частных криминалистических теорий идентификации и диаг­ностики, а также с общей теорией судебных экспертиз и в то же время ото­бражают специфику дактилоскопических исследований.

Так, если говорить о криминалистической диагностике, использова­ние специфических для дактилоскопии методов сравнительной диагности­ки (сравнение элементов папиллярных узоров, имеющих диагностическое значение) позволяет решать диагностические задачи. Сравнительное ис­следование идентификационных характеристик папиллярных узоров при-

водит к решению вопроса о тождестве сравниваемых отображений. В ос­нове этих методов, специфических для дактилоскопии, лежат общие мето­ды (вторая классификационная группа методов по Т.В. Аверьяновой), в ча­стности, такие как сравнение, описание и им подобные.

Выделенная группа технико-дактилоскопических методов исследо­вания призвана объединить материальные средства, действия, приемы, операции, научно обоснованно используемые при работе с дактилоскопи­ческими объектами.

Предмет дактилоскопических экспертиз. Теоретическое и практи­ческое значение понятия предмета экспертизы определяется в первую оче­редь тем, что оно является одним из детерминирующих факторов класси­фикационного положения экспертизы, а также характеризует пределы спе­циальных познаний субъекта экспертизы, что в совокупности с другими теоретическими понятиями и практическими подходами составляет суть как самого понятия экспертизы в целом, так и ее видов в частности.

Представляется, что понятие предмета конкретного вида экспертизы формируется из совокупности общего представления о предмете судебной экспертизы и представления о предмете познания конкретной области зна­ний.

Что касается определения предмета судебной экспертизы, то сфор­мулировать его пытались многие ученые. Наиболее удачным определени­ем, вобравшим в себя наиболее сильные стороны предыдущих, по нашему мнению, является определение, данное в Энциклопедии судебной экспер­тизы: "... фактические данные (факты, обстоятельства), устанавливаемые на основе специальных познаний и исследования материалов уголовного либо гражданского дела"123.

Применительно к задачам криминалистики философское понятие предмета познания дано (со ссылкой на философский словарь) в учебнике под редакцией Р.С. Белкина: "Предмет познания - это зафиксированные в опыте и включенные в процесс практической деятельности человека сто­роны, свойства и отношения объекта, исследуемые с определенной целью в данных условиях и обстоятельствах"124.

В доступной литературе нам не удалось обнаружить определения предмета дактилоскопической экспертизы, соответствующего современ­ным представлениям криминалистики и общей теории экспертизы. Поэто­му для формулирования понятия предмета дактилоскопической эксперти­зы следует использовать определения объектов и задач дактилоскопиче­ских экспертиз, предмета судебных экспертиз и предмета познания. На

122 Самищенко С.С. Атлас необычных папиллярных узоров. - М.: Юриспруден­ция, 2001.

128

' Энциклопедия судебной экспертизы. С. 225.

Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалисти­ка. Учебник для вузов / Под ред. Р.С. Белкина. - М.: Норма-Инфра. - М, 1999. С. 432.

129

наш взгляд, предметом дактилоскопической экспертизы является иден­тификация человека и диагностика его свойств по отображениям папил­лярных узоров в целях установления фактических обстоятельств по уго­ловному (гражданскому) делу.

Мы сочли возможным не перегружать определение перечислением методов и методик дактилоскопии, а также другой информацией, посколь­ку предложенное определение, на наш взгляд, полностью отграничивает понятие предмета дактилоскопической экспертизы как самостоятельного вида экспертных исследований.

Дактилоскопические экспертизы в системе судебных экспертиз. Представленные выше соображения относительно объекта, задач, методов и предмета дактилоскопических экспертиз во многом предопределяют и облегчают задачу определения систематизационных параметров дактило­скопических экспертиз.

По мнению большинства исследователей теоретических и практиче­ских проблем судебной экспертизы, в качестве основной системы класси­фикации судебных экспертиз целесообразно использовать систему, по­строенную на характере специальных познаний, используемых в качестве основы при проведении экспертизы и напрямую связанных с понятиями предмета, объектов, задач и другими. Этот подход естественным образом вытекает из самой сути экспертизы.

В настоящее время существует устоявшаяся классификация, преду­сматривающая десять классов судеюных экспертиз, однако она не носит окончательного характера и может меняться как по количеству классов, так и по содержанию большей части из них. При этом необходимо отме­тить, что при классифицировании ученые принимают во внимание не только и не столько экспертизы в их процессуальном понимании, сколько сами направления экспертных исследований, определяемых по "материн­ским" наукам. При характеристике места дактилоскопических экспертиз в современной классификации мы также будем принимать во внимание все количественные и качественные характеристики направлений работы с па­пиллярными узорами, что в общем справедливо, так как собственно дакти­лоскопическая экспертиза является лишь процессуальной формой той ра­боты, которая проводится с папиллярными узорами.

Криминалистические экспертизы составляют самостоятельный класс, разделенный на роды. В учебнике криминалистики под редакцией Р.С. Белкина выделяется три рода криминалистических экспертиз. Дакти­лоскопическая экспертиза рассматривается как подвид трасологической экспертизы, которая, в свою очередь, является самостоятельным видом,

130

входящим в род традиционных криминалистических экспертиз . По мне­нию других авторов (Л.Г. Эджубов, В.А. Ивашков и др.) уровень, объем и научно-практическое значение современной дактилоскопии выводят ее за рамки разновидности трасологической экспертизы и дают основание счи­тать самостоятельным видом традиционных криминалистических экспер­тиз. Этого мнения придерживаемся и мы. Приведем основные аргументы в поддержку такого подхода.

1.  Очень высокие количественные характеристики дактилоскопиче­ских исследований, экспертиз, действий и процедур (в 2000 г. с мест про­исшествий изъято 425 557 следов рук, выполнено 420 603 дактилоскопиче­ских экспертиз, проведено 7 742 349 проверок по дактилоскопическим учетам).

2.  Важность результата дактилоскопических исследований - иденти­фикация личности человека.

3.  Наличие в структуре современной дактилоскопии самостоятель­ных направлений, исследование которых выходит далеко за рамки пред­ставлений о трасологических исследованиях. Это, в частности, развитие дактилоскопических учетов путем их автоматизации; диагностика свойств человека по папиллярным узорам; развитие дактилоскопической техники и технологий.

Имеются и иные мнения по поводу места дактилоскопии в системе научных знаний и соответственно судебных экспертиз. Так, В.В. Яровенко и А.Н. Чистикин126 на основании того, что дактилоскопия изучает только внешнее строение папиллярных узоров, а дерматоглифика - их связь с внутренними факторами (национальность, расовые, географические осо­бенности), делают вывод, что дактилоскопия является частью науки дер­матоглифики и предлагают заменить название "дактилоскопия" названием "дерматоглифика". Здесь проявляется типичный ошибочный, на наш взгляд, подход, который критикуется криминалистами - растаскивание экспортно-криминалистических направлений по "базовым" естественным наукам. Если принять это предложение, то дактилоскопия фактически бу­дет перенесена в класс медицинских и психофизиологических экспертиз.

Основываясь на приведенных выше соображениях, мы считаем, что дактилоскопические экспертизы представляют собой самостоятельный вид экспертиз, относящихся к роду "традиционные криминалистические экс­пертизы".

125 Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалисти­ка: Учебник для вузов. С. 415.

126  В.В. Яровенко, А.Н. Чистикин. Дерматоглифика в криминалистике и судеб­ной медицине. - Тюмень, 1995.

131