§ 3. Правовое регулирование дактилоскопической регистрации и пути его совершенствования

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Проблемы развития дактилоскопической регистрации тесно связаны с самым широким кругом правовых вопросов - от основополагающих, та­ких как понятие права и свобода личности, до конкретных, регулирующих процедуры получения, обработки, сохранения и прочие действия с дакти­лоскопической информацией.

В данном случае мы в первую очередь обратимся к естественным, историческим и социальным аспектам правовых проблем в области дакти­лоскопической регистрации, а вопросы формы и содержания правовых ак­тов (естественно, не менее важные, чем первые) рассмотрим лишь по не­обходимости в связи с первыми.

В правовом регулировании дактилоскопической регистрации орга­нично выделяются три основных уровня правовых проблем:

1.  Общепризнанные нормы и принципы международного права и российское право.

2.  Государственное законодательство о дактилоскопической регист­рации.

3. Ведомственное регулирование процесса работы с дактилоскопиче­ской информацией.

1. Общепризнанные нормы и принципы международного права и российское право. Основной целью выделения "верхнего" уровня правово­го регулированияв дактилоскопической регистрации является решение проблемы социальной целесообразности накопления персональной ин­формации о человеке вообще и дактилоскопических данных в частности, определение взаимоотношений этих видов информации с проблемами пра­вового регулирования социальных отношений.

Процесс накопления разного рода информации естественен для при­роды и общества. Филогенетическое закрепление информации о взаимо­действии организмов с окружающей средой - одна из движущих сил разви­тия живой материи. В обществе в связи с высоким развитием мозга чело­века, языка и техническим прогрессом появилась возможность накапли­вать любую информацию в любом объеме в дополнение к филогенетиче­ским возможностям.

Среди разнообразных видов накапливаемой информации одну из важнейших групп образует персональная информация о людях. Использо­вание такого рода информации существенно влияет на возможности реали­зации прав, свобод и обязанностей как отдельной личности по отношению к сообществу людей, так и сообщества людей по отношению к конкретной личности. Негативная и потенциально негативная информация о личности индивида, имеющаяся в распоряжении других людей, может существенно

106

ограничить его возможности, но при этом будут соблюдены права многих личностей и общества в целом.

По поводу соотношения прав личности и общества в одном из осно­вополагающих документов современности - Всеобщей декларации прав человека 1948 г. говориться (ст. 29):

1.  Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности.

2.  При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям,    какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного   признания   и   уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований мо­рали, общественного   порядка   и   общего   благосостояния   в демокра­тическом обществе.

О том же говориться и в ст. 55 Конституции Российской Федерации: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены феде­ральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях за­щиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безо­пасности государства".

Одними из наиболее авторитетных в области защиты прав граждан и персональных данных являются документы Европейских международных организаций. В соответствии с Директивой Европейского парламента и Совета Европейского Союза "О защите прав частных лиц применительно к обработке персональных данных и о свободном движении таких данных" (95/46 от 24 октября 1995 г.) под "персональными данными" понимается любая информация, связанная с идентифицированным или идентифици­руемым физическим лицом ("субъектом данных"). Идентифицируемым лицом является лицо, которое может быть установлено, т.е. названо по имени (в широком понимании этого слова) путем сравнительного изучения каких-либо его характеристик: физических, психологических, ментальных, экономических, культурных или социальных. Другими словами, если кон­кретные данные, хранящиеся в том или ином банке данных, позволяют го­ворить о том, что имеющаяся информация относиться к имярек, то такие данные считаются персональными и для работы с ними должны быть ус­тановлены специальные законодательные правила.

Поднимая вопрос о персональных данных на межгосударственный европейский уровень законодатели исходили в основном из того, что сис­темы сбора и обработки персональных и иных данных созданы в интересах человека, уважения его прав и свобод, для способствования экономиче­скому и социальному прогрессу. Особо отмечается, что развитие более тесных международных отношений вызывает необходимость обмена пер-

107

сональными данными и соответственно требует регламентации этого про­цесса.

Обязательными принципами в работе с персональными данными яв­ляются следующие: законность получения, накопления и обработки; соот­ветствие данных целям их использования; сохранение в форме, позволяю­щей идентификацию субъектов, только в целях, декларированных при по­лучении информации.

При создании автоматизированных дактилоскопических идентифи­кационных систем держателей и пользователей информации интересует в первую очередь дактилоскопическая информация, позволяющая иденти­фицировать субъект данных. Поэтому представленные выше принципы, положенные в основу названной выше Директивы, в полной мере относят­ся к дактилоскопическим учетам и должны быть реализованы при форми­ровании системы дактилоскопической регистрации.

Как уже отмечалось, одним из наиболее дискутируемых вопросов дактилоскопической регистрации является вопрос о нарушении прав чело­века, зарегистрированного на основании папиллярного биомаркера. Ана­лиз высказываний противников дактилоскопической регистрации граждан показывает, что ими осуждается не сама регистрация как таковая, а лишь ее способ, использующий папиллярные узоры в качестве отличительной характеристики человека. Однако очевидно, что предложение о внедрении гражданской дактилоскопической регистрации является, по существу, лишь предложением дополнить уже существующую систему более надеж­ным методом установления тождества информации и не требует широкой научной дискуссии. Необходимо лишь разъяснить это обстоятельство в обществе.

Регистрация людей, как один из способов регулирования социальных взаимоотношений, является необходимым элементом любого человече­ского общества. В своем развитии она прошла путь от варварских спосо­бов типа клеймения, до цивилизованных - в виде удостоверений личности, в которые помещены биомаркеры (в основном это фотография признаков внешности, но бывают и иные) для установления соответствия документа, субъекту - предъявителю документа.

Однако использование в качестве идентификационного биомаркера признаков внешности удобно при визуальном установлении соответствия документа и мало пригодно для автоматизации этого процесса. Поэтому для более жесткого контроля за этим процессом, используется автоматизи­рованный контроль за номерами проверяемых документов. Номера доку­ментов, владельцы которых разыскиваются правоохранительными органа­ми, вносятся в базу данных и при проведении соответствующего контроля выявляются. Система успешно работает в тех случаях, когда в правоохра-

108

 

нительных органах имеется информация о документе разыскиваемого ли­ца, а это лицо при передвижении и прохождении контроля пользуется та­ким документом. Учитывая современные технические возможности, каж­дый, разыскиваемый человек может обзавестись подделанным или даже натуральным документом (паспортом), позволяющим ему свободно пере­двигаться не только в стране, но и за рубежом.

Одним из постоянно встречающихся элементов механизма соверше­ния тяжких преступлений является сокрытие преступником информации о своей личности110. Этот способ противодействия расследованию или зара­нее предусматривается преступником до совершения преступления или используется им незапланированно, после преступления. Основные же способы сокрытия информации о личности - непредъявление документов или предъявление поддельных документов. Поэтому в случаях повышен­ной важности установление личности человека по документам не является надежным способом.

С открытием идентификационных свойств папиллярных узоров в конце XIX в. ведущим способом установления личности преступников, скрывающих информацию о себе, стала дактилоскопическая идентифика­ция. Столетнее использование дактилоскопической регистрации в качестве уголовной создало предвзятое к ней отношение со стороны правопослуш-ных граждан. Это затрудняет ее распространение на гражданские правовые отношения в обществе в настоящее время.

Исследование проблемы установления личности людей показывает, что развитие и усложнение экономической жизни, повышение миграцион­ной активности населения, т.е. интенсификация социальных отношений, требуют внедрения более надежных и быстрых способов установления личности человека и распространения их на многие социально значимые сферы деятельности человека за рамками уголовной сферы. И наиболее пригоден для этого метод дактилоскопической идентификации, надеж­ность которого доказана более чем вековым использованием в практиче­ской работе.

Основываясь на изложенных выше позициях и международных до­кументах, отражающих тенденции развития информационной политики по работе с персональной информацией о человеке, сформулируем принципы дактилоскопической регистрации, которые следует использовать для ее дальнейшего развития. Дактилоскопическая регистрация населения может осуществляться:

1 Кустов A.M. Теоретические основы криминалистического учения о механиз­ме преступления. - М., 1997. Кустов A.M. Механизм преступления и противодействие расследованию: Учебное пособие. — М., 1997.

109

т

-    в целях регулирования гражданских и уголовно-правовых отно­шений;

-    только на основании законов и созданных на их основе подзакон­ных актов;

-    в гражданско-правовой сфере - при соблюдении следующих усло­вий: с согласия субъекта; для осуществления контроля за выполнением юридических обязательств по отношению к субъекту или с его стороны; для защиты жизненных интересов субъекта информации, иных физических лиц или государства.

Таким образом, в дактилоскопической регистрации предлагается вы­делять две составляющие: гражданскую дактилоскопическую регистрацию и уголовную дактилоскопическую регистрацию. Они отличаются целями, практическими задачами и субъектами данных и должны иметь под собой соответствующую законодательную базу. Но их сущность одинакова - ус­тановление идентичности отображений папиллярных узоров и решение на этой основе вопроса о личности субъекта дактилоскопической информа­ции.

Разделение гражданской и уголовной регистрации устраняет как ми­нимум одну из причин предвзятого негативного отношения людей к дак­тилоскопической регистрации и распространению ее на гражданские пра­воотношения. Кроме того упрощаются подходы к нормативному регули­рованию того и другого вида регистрации как на государственном, так и ведомственном уровне.

Развивая гражданскую дактилоскопическую регистрацию, необхо­димо популяризировать эту идею в средствах массовой информации. Сле­дует создать условия, которые бы привлекли людей к процедуре регулиро­вания гражданских прав и свобод с использованием дактилоскопической информации. Это, например, могли бы быть некоторые льготы при оформ­лении разного рода юридических обязательств, которые действительно мо­гут быть обусловлены возможностями быстрой проверки персональных данных человека по автоматизированным банкам данных. Такого же типа льготы, видимо, можно распространить и на некоторые элементы между­народных отношений после решения вопроса об использовании нацио­нальных баз дактилоскопической информации в международных отноше­ниях.

2. Государственное законодательство Российской Федерации о дак­тилоскопической регистрации. Естественно-правовые основы и принципы регистрации персональных данных вообще и дактилоскопической инфор­мации в частности при их реализации, разумеется, должны реализовывать­ся в национальном законодательстве и далее - в территориальных и ведом­ственных нормативных актах.

ПО

До 1998 г. в законодательстве Российской Федерации к ведению дак­тилоскопической регистрации имели отношение лишь отдельные положе­ния законов. Рассмотрим основные из них.

Статья 11 Закона "О милиции" (Закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. с последующими изм. и доп.) устанавливает, что милиция имеет право: "14) осуществлять предусмотренные законодательством учеты физических и юридических лиц, предметов и фактов и использовать данные этих уче­тов; использовать для документирования своей деятельности информаци­онные системы, видео- и аудиотехнику, кино- и фотоаппаратуру, а также другие технические и специальные средства, не причиняющие вреда жизни, здоровью человека и окружающей среде; (в ред. Федерального за­кона от 31 марта 1999 N 68-ФЗ)", а также: "15) производить регистрацию, фотографирование, звукозапись, кино- и видеосъемку, дактилоскопирова­ние лиц, заключенных под стражу, задержанных по подозрению в совер­шении преступления или занятии бродяжничеством, обвиняемых в со­вершении преступлений, подвергнутых административному аресту, а так­же лиц, подозреваемых в совершении административного правонарушения при невозможности установления их личности; (в ред. Федерального зако­на от 31 марта 1999 N 68-ФЗ).

Закон дает милиции право вести учеты граждан (в том числе и дак­тилоскопические с применением информационных систем) и дактилоско­пировать определенные категории граждан. Однако дальнейшей регламен­тации использования дактилоскопической информации он не содержит.

Статьи 14 и 16 Закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (Закон Российской Федерации от 21 июля 1995 г.) содержат указания на то, что подозреваемые и обви­няемые дактилоскопируются (без конкретизации назначения этих действий и порядка дальнейшего использования дактилоскопической информации).

Наиболее полный и всесторонний нормативный акт указанной на­правленности - Федеральный закон "О государственной дактилоскопиче­ской регистрации в Российской Федерации" (от 25 июля 1998 г. №128 — ФЗ), вступивший в силу с 1 января 1999 г. Это, несомненно, очень важный и прогрессивный акт, поскольку развитие демократических принципов по­строения государства неразрывно связано с обеспечением законных осно­ваний для любых действий, хотя бы частично ограничивающих права и свободы граждан. По существу, правовые нормы, введенные данным зако­нодательным актом, ограничивают только право людей приобретать права и обязанности под чужим именем.

Одновременно ответим, что предполагаемое увеличение массива дактилокарт, как следствие выполнения закона, в сочетании с автоматиза­цией дактилоскопических учетов позволит улучшить работу по раскры-

111

тию, расследованию и профилактике преступлений путем расширения возможностей установления личности жертв преступлений и преступни­ков, причем именно с использованием возможностей криминалистики.

С учетом сказанного позволим себе не согласиться с мнением Р.С. Белкина, который в своем фундаментальном труде "Курс криминалистики" написал по поводу правовых основ криминалистической регистрации сле­дующее: "Положение в этом плане не изменилось с изданием в 1998 г. Фе­дерального закона "О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации". Введенный этим законом учет ни по кругу под­лежащих дактилоскопированию лиц, ни по целям их дактилоскопирования не является криминалистическим и к криминалистической регистрации и ее правовым основам отношения не имеет"111. По нашему мнению наобо­рот, закон значительно расширяет круг учитываемых лиц, которые потен­циально могут быть как субъектами, так и объектами преступлений, а цель установления личности путем ее идентификации по папиллярным узорам -истинно криминалистическая и может быть достигнута только с использо­ванием чисто криминалистических методик.

Закон "О государственной дактилоскопической регистрации в Рос­сийской Федерации", будучи первым подобным законодательным актом в России имеет ряд пробелов и неточностей. Рассмотрим наиболее сущест­венные из них.

В ст. 1 "Основные понятия" дактилоскопическая информация опре­деляется как "информация об особенностях строения папиллярных узоров пальцев рук человека и о его личности". Дактилоскопическая информация - это действительно информация о папиллярных узорах человека и, как следствие этого, часть информации о его личности. Но эти два понятия следует дифференцировать, так как второе намного шире и глубже, чем первое. Поэтому в законе следовало бы оставить только фразу "дактило­скопическая информация - информация об особенностях строения папил­лярных узоров человека".

В ст. 9. "Обязательная государственная дактилоскопическая регист­рация" содержится перечень категорий граждан, подлежащих обязатель­ной регистрации. По нашему мнению, его следует расширить за счет кате­горий граждан, получающих право на занятие деятельностью, которая представляет повышенную опасность для них самих и окружающих (полу­чающие право на владение нарезным и гладкоствольным оружием, на во­ждение транспорта и некоторые другие).

В законе совместно, без какого либо разделения в качестве обяза­тельно дактилоскопируемых лиц, указываются как граждане, чей род заня-

111 Белкин Р.С. Курс криминалистики: учебное пособие для вузов. - 3-е изд. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. С. 387.

112

тий сопряжен с опасностью для жизни, так и граждане привлекаемые к уголовной ответственности. Думается, что по морально-этическим сооб­ражениям и декларируемым самим законом целям дактилоскопирования необходимо разделить две эти категории. В дальнейшем так или иначе по­требуется развивать законодательство, регламентирующее дактилоскопи­ческую регистрацию, раздельно для двух этих категорий подучетных лиц.

Законом предусмотрено отдельное ведение баз данных на граждан проходящих службу в органах внешней разведки, ФСБ и им подобных, связанных с особой секретностью. Аналогичные требования секретности должны соблюдаться и в отношении оперативного состава других право­охранительных органов. Это в принципе предусмотрено законом, на осно­вании которого материальные носители информации (дактилокарты и др.) должны перемещаться из более открытых баз в более закрытые при соот­ветствующем изменении статуса и места службы человека.

Однако это положение закона не сочетается с технологией и полити­кой развития автоматизированных дактилоскопических учетов. Так, лица, призываемые на службу в армию, заносятся в общие базы данных; их па­пиллярные узоры и личные данные фиксируются на оптических носителях. Затем некоторые из них попадут на службу в оперативные подразделения разведки, контрразведки или правоохранительных органов. Их дактило­карты будут перемещены в засекреченные базы данных, а данные на опти­ческих дисках - останутся. Личность таких людей может быть легко "рас­секречена" при проведении проверки по электронным базам данных орга­нов внутренних дел.

Кроме того, к созданию автоматизированных систем и соответст­вующих баз данных привлекаются зарубежные специалисты, в распоряже­ние которых попадают массивы дактилокарт. В дальнейшем они могут ис­пользоваться для установления личности российских граждан без санкции отечественных правоохранительных органов и в условиях, когда это невы­годно для российской стороны.

Для решения проблемы сохранения конфиденциальности информа­ции о личности людей, чьи папиллярные узоры попадают в массивы дак­тилокарт, создающиеся в соответствии с законом "О государственной дак­тилоскопической регистрации в Российской Федерации", целесообразно предусмотреть в законе и соответственно в технологии формирования мас­сивов дактилокарт раздельное хранение собственно дактилоскопической информации и информации о личности человека, месте и времени получе­ния проверяемой информации. Такой подход позволит проводить любые проверки "безымянного", имеющего только регистрационный номер, дак­тилоскопического материала в единых массивах. При этом вся указанная информация о личности человека или информация по идентифицирующе-

113

му материалу может быть получена инициатором проверки только после дополнительного запроса в специальную группу, имеющую доступ к лич­ностной и ситуационной информации. Тогда искомая информация о лич­ности граждан и обстоятельствах получения отображений папиллярных узоров, широкое распространение которой нежелательно с точки зрения сохранения нужного уровня секретности, будет находиться под контролем небольшой группы людей.

Безымялность проведения проверок дактилоскопического материала по массивам безымянного материала снимет необходимость в каждом слу­чае проверки выполнять процедуры, касающиеся работы с персональным материалом. Фактически можно будет без всяких специальных разрешений проводить те семь с лишнем миллионов проверок, которые осуществля­ются с использованием автоматизированных дактилоскопических систем. При этом в случае "положительного" результата проверки обеспечивается соблюдение законодательных норм, регулирующих возможность получе­ния тем или иным инициатором личностной информации о людях, стоя­щих на учете в АДИС. Поскольку такие результаты составляют только 2,5% от общего числа проверок, то трудозатраты на соблюдение всех нор­мативно устанавливаемых ограничений такого рода деятельности могут быть снижены примерно в сорок раз.

Таким образом, предлагаемый подход позволяет: сохранить в секре­те персональные данные о людях, чьи отпечатки пальцев находятся в мас­сивах; получать специальное разрешение на проведение проверки и полу­чение ее результатов только в случае положительных идентификаций; зна­чительно сократить затраты времени на организацию проверок по масси­вам дактилоскопического материала.

3. Ведомственное регулирование процесса работы с дактилоскопиче­ской информацией. Ведомственные акты призваны конкретизировать и де­тализировать процесс работы с дактилоскопической информацией в преде­лах установленных законом. Наиболее существенные нормативные доку­менты были разработаны и приняты в указанном плане после вступления в силу закона "О государственной дактилоскопической регистрации в Рос­сийской Федерации". Этими действиями ведомственная нормативная база была приведена в соответствие с федеральным законом.

По хронологии первым был приказ МВД России от 11 февраля 1999 г. № 102 "О проведении добровольной государственной дактилоскопиче­ской регистрации", которым утверждено "Наставление по порядку прове­дения добровольной государственной дактилоскопической регистрации граждан Российской Федерации в органах внутренних дел Российской Фе­дерации". Этим приказом получение дактилоскопической информации при добровольной регистрации возложено на подразделения паспортно-

114

визовой службы органов внутренних дел, а учет, хранение, классификация и выдача этой информации - на информационные центры. Приказ предпи­сал наладить организационно-штатное и материальное обеспечение соот­ветствующих работ и, что необходимо особо подчеркнуть, обязал Управ­ления информации МВД России организовать пропаганду и разъяснение в средствах массовой информации основных задач добровольной государст­венной дактилоскопической регистрации.

В Наставлении на основе закона о дактилоскопической регистрации приводятся цели и основные понятия добровольной дактилоскопической регистрации и полностью регламентируется порядок и документирование всей процедуры - от заявления гражданина о регистрации до изъятия из массива в связи со смертью лица или на основе заявления данного гражда­нина.

Сходные задачи, только в отношении сотрудников органов внутрен­них дел, решает приказ МВД России от 19 мая 1999 г. № 417 "О проведе­нии обязательной государственной дактилоскопической регистрации со­трудников внутренних дел и военнослужащих внутренних войск МВД России".

Наиболее полно механизм работы с дактилоскопической информа­цией при проведении обязательной и добровольной дактилоскопической регистрации представлен в "Положении" утвержденном совместным при­казе всех ведомств, задействованных в исполнении закона о дактилоско­пической регистрации, от 17 ноября 1999 г. "Об утверждении положения о порядке формирования и ведения информационного массива, создаваемо­го, в процессе проведения государственной дактилоскопической регистра­ции".

Положение состоит из десяти разделов, названия которых отражают содержание этого документа, поэтому приведем их полностью: 1) Общие положения; 2) Структура информационного массива, создаваемого в про­цессе проведения государственной дактилоскопической регистрации; 3) Объекты учета информационного массива, создаваемого в процессе прове­дения государственной дактилоскопической регистрации; 4) Формы мате­риальных носителей, содержащих дактилоскопическую информацию; 5) Получение дактилоскопической информации и направление материальных носителей для постановки на учет; 6) Способы формирования и ведения дактилоскопических массивов; 7) Обращение к информационному масси­ву, создаваемому в процессе проведения государственной дактилоскопи­ческой регистрации; 8) Исполнение запросов; 9) Контроль за формирова­нием и ведением информационного массива, создаваемого в процессе про­ведения государственной дактилоскопической регистрации; 10) Сроки хранения материальных носителей.

115

Важным ведомственным документом регламентирующим ведение централизованных дактилоскопических учетов является Наставление по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, криминалистических, розыскных учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации ут­вержденное приказом МВД России от 12 июля 2000 г. Наставление разра­ботано с учетом положений закона "О государственной дактилоскопиче­ской регистрации в Российской Федерации".

В наставлении применительно ко всем видам оперативно-справочных учетов, и к дактилоскопическим в частности, определены: на­значение, объекты и формы, основания для постановки на учет, порядок составления и направления учетных документов, контроль за формирова­нием учетов, право и порядок обращения к учету, порядок исполнения за­просов; сроки хранения учетных документов. Кроме того, определены подразделения органов внутренних дел, ответственные за ведение учетов в центре (ГИЦ МВД России) и в регионах.

Главный информационный центр МВД России утвержден в качестве головной организации (как в определении стратегии, так и в практическим плане - по ведению оперативно-справочных учетов, в том числе и дактило­скопических) приказом МВД России от 25 октября 2001 г. № 940 "Об ут­верждении Положения о главном информационном центре Министерства внутренних дел Российской Федерации". Среди прочих основных задач на ГИЦ возложены обеспечение МВД России и его подразделений статисти­ческой, оперативно-справочной, криминалистической и иной информаци­ей, формирование в органах внутренних дел единой системы учетов и др.

В экспертно-криминалистических подразделениях органов внутрен­них дел регламентировано ведение дактилоскопических следотек и дакти-локартотек. Основным документом, регулирующим эту работу, служит Инструкция по формированию, ведению и использованию экспертно-криминалистических учетов, картотек, коллекций и справочно-информационных фондов органов внутренних дел", утвержденная прика­зом МВД России от 1 июня 1993 г. № 261. Инструкция устанавливает цели ведения дактилоскопических учетов ЭКП, порядок, объекты, субъекты та­кой работы и др. Однако инструкция была создана до принятия закона "О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федера­ции" и поэтому нуждается в серьезной переработке.

Не вдаваясь в детали нормативного регулирования упомянутыми ве­домственными актами, отметим лишь принципиальные моменты, которые требуют незамедлительного решения. Во-первых ни одним из документов не регламентируется проверка следов по массивам дактилокарт информа­ционных центров. А ведь с расширением массивов за счет категорий граж-

116

дан, не имеющих криминального прошлого, проверка по ним следов с мест происшествия требует точного регулирования всего процесса - от задания на проверку до использования положительных результатов. Во-вторых не­обходимо определить порядок взаимодействия в этой сфере основных подразделений органов внутренних дел: экспертно-криминалистических (осуществляют работу со следами рук); информационных (являются дер­жателями основных массивов дактилокарт); оперативно-розыскных (ис­пользуют результаты проверок дактилоскопической информации в опера­тивно-розыскных целях); следственных (используют результаты проверок в доказывании).

Подводя итог, подчеркнем, что в настоящее время в стране имеются все предпосылки к созданию единой эффективной системы дактилоскопи­ческой регистрации: это и законодательная база в совокупности с ведомст­венными норматинными актами; и технические предпосылки для создания государственной автоматизированной системы проверки дактилоскопиче­ского материала, и научно обоснованные принципы построения такой ре­гистрации.