§ 1. Понятие диагностики в дактилоскопических исследованиях

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Частная теория криминалистической диагностики заняла уже до­вольно прочное место в общей теории криминалистики. Наиболее сущест­венную роль в ее развитии сыграли работы Р.С. Белкина, А.И. Винберга, С.В. Дубровина, З.И. Кирсанова, Ю.Г. Корухова, Н.П. Майлис, В.А. Снет-кова и др70. Одним из первых термин "диагностика" в криминалистике предложил применять в отношении не идентификационных задач В.А. Снетков в 1972 г71.

Однако основополагающие принципы использования диагностики как методологического подхода к решению научных и практических задач заложены философами и медиками, которые обосновали и стали использо­вать этот подход раньше чем криминалисты (И.Н. Осипов и П.В. Копнин, К.Е. Тарасов, Н.К. Авилов, К.Е. Тарасов, Е.А. Кротков и др72.).

Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М., 1997. Т. 2; Он же. Курс криминали­стики: Учебное пособие для вузов. 3-е изд., доп. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001; Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика (общетеоретические проблемы). - М., 1973; Винберг А.И. Идентификационная, диагностическая и ситуационная криминали­стические экспертизы // Сов. гос-во и право. 1978; Дубровин С.В. Криминалистическая диагностика. - М., 1989; Кирсанов З.И. Криминалистическое распознавание и диагно­стика // Современные проблемы судебной экспертизы и пути повышения эффективно­сти деятельности СЭУ в борьбе с преступностью. - Киев, 1983; Корухов Ю.Г. Трасоло-гическая диагностика. - М., 1983.; Он же. Криминалистическая диагностика при рас­следовании преступлений. Научно-практическое пособие. - М., НОРМА-ИНФРА-М, 1998; Майлис Н.П. Диагностика: система понятий // Новые разработки и дискуссион­ные проблемы теории и практики судебной экспертизы. - М., 1985. Вып. 3; Снетков В.А. Диагностика при производстве криминалистических экспертиз // Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). - Свердловск, 1989.

71  Снетков В.А. Проблемы криминалистической диагностики // Труды ВНИИ МВД СССР. М., 1972, №23.

72  Осипов И.Н., Копнин П.В. Основные вопросы теории диагноза. Томск, 1962; Тарасов К.Е. Общая методология процесса диагностики как специфического вида по­знания: Автореф. дис. ... докт. филос. наук. - М.,1969. Авилов Н.К. Гносиологические проблемы диагностического мышления. Автореф. дис. ... канд. филос. наук. - Омск, 1973; Тарасов К.Е. Логика и семиотика диагноза. -М., 1989; Кротков Е.А. Философско-

61

Применительно к проблемам трасологии вообще теоретические во­просы диагностики разрабатывались Г.Л. Грановским, Ю.К. Орловым, Ю.Г. Коруховым и В.Ф. Орловой, Н.П. Майлис и некоторыми другими ис­следователями73.

Большинство основных понятий частной криминалистической тео­рии диагностики к настоящему времени в основном сформировались, что дает возможность использовать их в прикладных целях при исследовании тех или иных вопросов теории и практики криминалистики, и в частности дактилоскопии.

В работах Н.П. Майлис даны определения предмета диагностики, ее объектов и системы. По ее мнению, предметом диагностики являются "закономерности отображения свойств людей, предметов, явлений, позво­ляющих определять их состояние и характер изменений, внесенных в них в процессе совершения преступлений". Объект конкретной диагностиче­ской экспертизы определен ею как "совокупность свойств объекта (пред­мета, человека, явления) и его отображений, исследования которых осу­ществляются с учетом механизма взаимодействия и соотношения различ­ных связей, возникающих в процессе события преступления". Система диагностики "складывается из общих положений теории диагностики и ряда автономных структур знаний, относящихся к предметным судебным наукам и находящихся в определенном отношении друг к другу и к теории судебной экспертизы"74.

Развитие общетеоретических знаний того или иного иерархического уровня стимулируется потребностями практики, а затем само начинает "подталкивать" практические отрасли к реализации теоретических нарабо­ток. В связи с этим прав Р.С. Белкина, отмечая, что "специфические при-

методологические и логические основы общей теории врачебной диагностики. - М., 1993.

73  Грановский Г.Л.   Неидентификационные исследования следов   человека   // Проблемы криминалистики и судебной экспертизы. - Алма-Ата, 1965, С. 66-69; Орлов Ю.К. Классификация экспертных исследований по их задачам // Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судебной экспертизы. - М., 1985, Вып. 1; Корухов Ю.Г. Трасологическая диагностика: Методические рекомендации. - М., 1983.; Корухов Ю.Г., Орлова В.Ф. О проблеме криминалистической экспертной диагностики // Проблемы совершенствования судебных экспертиз. - М., 1994; Майлис Н.П. Трасоло­гическая диагностика — современное состояние и перспективы совершенствования // Современное состояние и перспективы развития традиционных видов криминалистиче­ских экспертиз. М., 1987.; Она же. Современная трактовка трасологии и использование ее теоретических положений и методов исследования в различных родах судебных экс­пертиз // Актуальные вопросы судебной экспертизы. - М., 1992.

74  Майлис Н.П. Диагностика: система понятий // Новые разработки и дискусси­онные проблемы теории и практики судебной экспертизы. - М., 1985. Вып. 3.

62

знаки, задачи и методы составляют предмет рассмотрения теории конкрет­ных классов и родов экспертиз"75.

На основании изложенных выше положений теории криминалисти­ческой диагностики рассмотрим систему диагностических задач, решае­мых при проведении дактилоскопических исследований.

Система, объекты и задачи диагностических исследований в дактилоскопии. Все многообразие диагностических исследований в дак­тилоскопии можно разделить, положив в основу различные классифици­рующие признаки. В качестве таковых могут быть использованы: объекты дактилоскопического исследования; процессы и процедуры, являющиеся составляющими частями дактилоскопических исследований; диагностиче­ские задачи, решаемые в ходе работы с объектами исследований; некото­рые другие. Теоретически возможно в качестве классифицирующих при­знаков при создании классификационных систем использовать одновре­менно несколько признаков. С одной стороны, это позволяет более гибко провести разделение на группы, но с другой - оставляет возможность для неоднозначного подхода к классификационной работе. Классифицирова­ние на основании нескольких основополагающих признаков более подхо­дит для создания сложных многофункциональных систем, условия исполь­зование которых изменчивы. Именно такими они являются в дактилоско­пии, хотя и не в такой степени, как в некоторых других отраслях кримина­листической техники.

В дактилоскопических исследованиях можно встретить различные варианты классификации диагностических задач.

Так, в пособии В.А. Ивашкова выделены следующие диагностиче­ские задачи, решаемые экспертами в процессе работы со следами рук: ди­агностика характеристик папиллярного узора; определение руки и пальца, оставивших след; локализация отобразившегося участка; определение пола; определение возраста; определение роста; определение особенностей следообразующих частей руки; ориентировочное определение профессии лица, оставившего следы76.

Очевидно, что в этой классификации, а фактически в простом пере­числении диагностических задач, представлены только те из них, которые решаются или предположительно могут решаться на практике в настоящее время. Возможно, автор и не ставил задачи создания классификации диаг­ностических задач в дактилоскопии с перспективой развития новых на­правлений исследований.

75 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М., Юристь. 1997. Т. 2. С. 288.

76  Ивашков ВЛ. Работа со следами рук на месте происшествия: Учебное посо-

бие. - М., 1992.77 С.

63

В монографии Т.Ф. Моисеевой предпринята попытка классифициро­вать диагностические задачи в дактилоскопии на основе современных тео­ретических воззрений на криминалистическую диагностику. В частности она пишет, ссылаясь на работы Ю.Г. Корухова и В.Ф. Орловой: "В на­стоящее время существует более широкая интерпретация диагностических задач, сближающая их объем с объемом неидентификационных задач и выделяющая четыре подкласса: классификационно-диагностические, соб­ственно диагностические, обстановочные и причинно-динамические".

Далее Т.Ф. Моисеева делает вывод, что при "исследовании потожи-рового вещества человека могут решаться диагностические задачи первых трех подклассов:

-    установление вида, пола, возраста (это отнесение объекта к ра­нее определенной выделенной и классифицированной группе);

-    установление некоторых патологических состояний (сходно с медицинской диагностикой);

-    установление давности образования потожировых следов". Затем она развивает свои мысли по поводу дактилоскопической ди­агностики и на рис. 8 под названием "Общая схема диагностического ис­следования ПЖС человека" выделяет в качестве самостоятельных задач диагностирование следующих характеристик: вид; пол; возраст; давность следов; патологические особенности и состояния человека; внешние при­знаки человека; наследственность77.

Хотя автор цитируемой работы и обратила внимание на многие из дактилоскопических диагностических задач, однако эти задачи ею не сис­тематизированы, а их перечисление носит выборочный характер. К тому же некоторые из диагностических исследований, проводимых и разраба­тываемых в рамках дактилоскопии, не вошли в представленную схему.

В работе "Статистическая дактилоскопия", представлена классифи­кация диагностических задач, применительно к статистическим исследо­ваниям в дактилоскопии, однако ее использование в более широком плане представляется затруднительным в связи со специфичностью.

Учитывая сказанное, для решения систематизационных задач в рамках всей дактилоскопии мы разработали классификацию диагностиче­ских задач, как решаемых при исследовании папиллярных узоров в на­стоящее время, так и тех, которые находятся в стадии разработки.

Анализ практики показывает, что в подавляющем большинстве слу­чаев характер проводимых экспертом диагностических исследований свя­зан с решением конкретных задач, возникающих в ходе работы над про­блемой установления личности человека по папиллярным узорам. Зачас-

77 Моисеева Т.Ф. Комплексное криминалистическое исследование потожировых следов человека. -М.: Городец-издат, 2000. С. 139-140.

64

тую цели диагностических задач, решаемых экспертом, достигаются опо­средованно, через решение других диагностических вопросов. Например, определив строение папиллярного узора в следе, эксперт в совокупности с другой информацией может предположить, каким пальцем и какой руки этот след оставлен. С учетом сказанного основную классификационную систему дактилоскопической диагностики, по нашему мнению, целесооб­разно стоить в первую очередь на основе самостоятельных, а не вспомога­тельных диагностических направлений. Такая система, на наш взгляд, должна выглядеть следующим образом: 1) диагностика свойств следооб-разующего объекта; 2) диагностика свойств человека; 3) диагностика обстоятельств отображения папиллярных узоров и работы с ними.

Охарактеризуем указанные диагностические направления.

Диагностика свойств следообразующего объекта. В понятие "свойств следообразующего объекта" мы предлагаем включить те свойства человека, которые непосредственно участвуют в процессе следообразова-ния и соответственно могут в той или иной степени напрямую отображать­ся в следах и отпечатках: морфологические свойства кожи, в первую оче­редь непосредственно папиллярные валики и бороздки; некоторые элемен­ты строения кисти в целом и ее отдельные части. К числу конкретных за­дач, входящих в это диагностическое направление, относятся установление характеристик папиллярного узора (тип, вид, количество, качество и топо­графия деталей строения и т.п.); обнаружение и диагностика особенностей строения папиллярных узоров (рубцы, заболевания, и т.п.); установление руки и пальца, которыми оставлен след и др.

Диагностика свойств человека. Под диагностикой свойств человека мы предлагаем понимать диагностику тех свойств, которые характеризуют его как представителя вида: антропологические характеристики (расовые, популяционные и некоторые др.); нормальные анатомо-физиологические характеристики человека (пол, возраст, рост, пропорции, функциональные свойства и другие); патологические анатомо-физиологические свойства и заболевания. Из этого перечня исключаются те свойства человека, которые непосредственно участвуют в процессе следообразования.

Диагностика обстоятельств отображения папиллярных узоров и работы с ними. В этот раздел мы предлагаем относить все те направления дактилоскопической диагностики, которые связаны с исследованиями процессов образования и сохранения отображений папиллярных узоров, их преобразования в ходе выявления, фиксации и изъятия и тому подобные обстоятельства. Типичным для этого направления диагностики, по нашему мнению, будет, например, решение вопроса о давности образования сле­дов, подделке следов рук и т.п.

65

Объектами дактилоскопических диагностических исследований мо­гут быть как сама гребешковая кожа человека в различном ее состоянии, так и разнообразные отображения папиллярных узоров в неизмененном виде либо преобразованные теми или иными способами.

1. Гребешковая кожа рук живого человека. Ее непосредственное ди­агностическое дактилоскопическое исследование проводиться   редко и в основном преследует цель: оценка состояния кожного покрова примени­тельно к процессу получения его отпечатков; обнаружение повреждений и заболеваний; установление наличия рубцовых изменений и т.п. Такие ис­следования носят, как правило, вспомогательный характер.

2. Гребешковая кожа рук мертвого человека. Как и в случае с преды­дущим объектом, основной целью непосредственного исследования гре-бешковой кожи рук мертвого человека является оценка состояния кожного покрова,  обнаружение травм, заболеваний, последствий заболеваний. От­личительной задачей для этого объекта является диагностика состояния кожи в целях применения той или иной методики восстановления кожного покрова в случаях, когда он изменен посмертным или травматическим воз­действием.

3.  Гребешковая кожа отчлененных рук человека. Цели и задачи ее дактилоскопического диагностического исследования практически те же, что и в предыдущем случае.

4.  Полные отпечатки ладоней рук человека. Отпечатки являются ос­новным объектом диагностического исследования в целях оценки дерма-тоглифических свойств человека. Подавляющая часть исследований, на­правленных на изучение антропологических, медико-гинетических, анато-мо-физиологических свойств человека осуществляется именно по полным отпечаткам ладоней рук человека. Кроме того, по ним могут быть установ­лены заболевания и травмы кожи, последствия травм  (рубцы), некоторые другие данные. Именно по полным отпечаткам пальцев и ладоней прово­дятся самые разнообразные диагностические исследования самих папил­лярных узоров (типы и виды узоров, строение центров и дельт, направле­ния потоков линий, наличие и распределение мелких особенностей папил­лярных линий и др.). Применительно к полным отпечаткам ладоней разра­ботаны все стандартные дерматоглифические и дактилоскопические мето­дики.

5.  Отпечатки части ладонных поверхностей кистей рук (чаще всего это отпечатки концевых фаланг пальцев). По отпечаткам концевых фаланг пальцев рук проводятся диагностические исследования в тех же направле­ниях, что и в предыдущем случае, но, естественно, они ограничены рамка­ми имеющегося дактилоскопического материала.

66

6. Потожировые и иные следы рук человека. Наиболее значимым для раскрытия и расследования преступлений объектом дактилоскопической диагностики следует признать следы рук. Например, в процессе деятельно­сти органов внутренних дел изымается в год более четырехсот тысяч еле дов рук (например, в 2000 г. - 425 557). Практически при каждом из изъя­тий осуществляется диагностика характеристик папиллярного узора, по возможности устанавливаются рука и палец, оставившие след, особенно­сти следообразующего участка кожи и т.д. Диагностирование свойства че­ловека осуществляется редко из-за ограниченности объема дактилоскопи­ческой информации. Кроме того, специалисты отдают предпочтение иден­тификационному исследованию папиллярных узоров так как оно позволяет прямо устанавливать личность человека.

По природе происхождения следы рук отличаются от отпечатков тем, что образуются в результате произвольного следового контакта рук человека и следовоспринимающего объекта в ходе совершения разнооб­разных действий. Фактически следы рук - "побочный продукт" указанного взаимодействия и поэтому заключают в себе ограниченную по качеству и количеству информацию о папиллярных узорах. По нашим расчетам, сде­ланным на основе оценки 993 следов пальцев рук (концевых фаланг), на­ходящихся в следотеке, следы содержат в себе только от 5% до 60% по­тенциально возможной информации.

Типичными объектами учета территориальных органов внутренних дел являются следы, в которых отобразилась примерно четверть того узо­ра, который обычно отображается в контрольном отпечатке на дактилокар-те. Качество отображения узора значительно ниже, чем в типичных отпе­чатках, а поэтому большинство следов в следотеках оценено нами по кри­терию качества в интервале от 10% до 25%.

Мы провели также анализ 114 следов ладоней, изъятых с мест про­исшествия. Принцип их оценки был примерно таким же, как и для следов пальцев. В результате установлено, что большая часть следов ладоней (по принципу площадь-качество) можно оценить в интервале от 5% до 30%.

Таким образом, в практической деятельности для проведения дакти­лоскопической диагностики специалист-криминалист располагает очень ограниченной информацией о папиллярных узорах. В отдельно взятом следе, как правило, отображается 10-30% информации о папиллярном узо­ре того следообразующего участка ладонной поверхности кисти человека, который участвовал в следовом контакте, или не более 2-3% информации о гребешковой коже одной из ладоней человека. Поэтому при проведении диагностических исследований специалист объективно лишен возможно­сти применить весь арсенал методик и статистических данных, обычно ис-

67

пользуемых в диагностических исследованиях полных отпечатков ладон­ных поверхностей кистей рук.

Тем не менее непосредственном изучении следа на следонесущей поверхности можно решать ряд диагностических задач, относящихся к по­ниманию механизма следообразования, в частности об отношении силы и направления взаимодействия следообразующей и следовоспринимающей поверхностей, о физических характеристиках процесса следообразования и следосохранения на следонесущей поверхности, о давности процесса сле­дообразования и др. Решение этих диагностических задач в комплексе с другими данными иногда позволяет оценить некоторые условия следооб­разования и соответственно установить объективные характеристики со­бытия преступления и лица, его совершившего.

7.   Следы рук на объекте-носителе, обработанные выявляющими средствами. В этом случае комплекс задач, решаемых   при диагностиче­ском исследовании, будет практически тем же, что и перечисленные в пре­дыдущем пункте. Однако необходимо учитывать, что взаимодействие вы­являющего средства и вещества следа вносит свои коррективы в характер комплекса "след - выявляющее вещество".

8.  Перекопированные и предварительно обработанные следы рук. Морфологические характеристики таких следов значительно изменены в сравнении с их первоначальным состоянием. Искажения образуются в процессе обработки следа и, главное, его копирования. При изучении мор­фологических характеристик перекопированных следов в целях диагно­стики необходимо учитывать влияние на них механизма копирования сле­дов в сочетании с механизмом их предварительной обработки. В качестве самостоятельной группы диагностических задач при работе с указанными объектами могут исследоваться вопросы техники выявления и копирова­ния следов.

9.  Фото копии следов рук. Морфология фотографического отображе­ния следа папиллярного узора во многом зависит от технологии выполне­ния фотоснимка. Соответственно при качественной и полной передаче свойств отображения, которые будут использоваться в процессе диагно­стики, возможно решение таких диагностических задач, как диагностика характеристик папиллярного узора; установление руки и пальца, оставив­ших след; определение признаков заболеваний, травм, рубцовых измене­ний кожи.

При изучении в целях диагностики фотоснимков следов, обработан­ных каким-либо выявляющим средством, необходимо учитывать физико-химические характеристики процесса взаимодействия этого средства с ве­ществом следа. Они характеристики могут влиять на характер фотоото­бражения деталей строения узора и тем самым затруднять диагностику.

68

10. Видеоотображения следов папиллярных узоров. Возможности их исследования примерно те же, что и в предыдущем случае. При решении диагностических задач необходимо учитывать условия видеосъемки, в ча­стности тех параметров, которые могут повлиять на характер передачи ди­агностических признаков.

11.  Копии следов рук, полученные с использованием цифровых ме­тодов преобразования изображений. Возможности и проблемы диагности­рования по изображениям папиллярных узоров, полученным с использова­нием цифровых технологий, сходны с таковыми для фото- и видеокопий, полученных обычными аналоговыми средствами, с той лишь разницей, что учитывать необходимо особенности именно цифровой технологии.

Анализ показывает, что подавляющее большинство экспертиз, за­ключения по которым выступают в качестве доказательств по уголовному делу, являются идентификационными (по нашим расчетам, более 99%). Однако в материалах уголовных дел, кроме идентификационных, находят­ся и материалы экспертиз, выполненных для установления "пригодности" следов рук, изъятых с мест происшествия, для проведения идентификаци­онных исследований. По своей сути экспертиза "пригодности" следов яв­ляется диагностической. И если учесть все выполненные по уголовным делам дактилоскопические экспертизы, то соотношение идентификацион­ных и диагностических будет примерно равным. Если же оценивать коли­чественные показатели всех проводимых дактилоскопических исследова­ний, а не только оформленных в виде экспертиз, то количество идентифи­кационных исследований будет значительно меньше по сравнению с диаг­ностическими, так как к последним относятся исследования с целью выяв­ления следов рук, установления характеристик следообразующего объекта и др.

Таким образом, в практической дактилоскопии диагностические ис­следования проводятся не реже идентификационных, а поэтому требуют к себе необходимого научного внимания.

Классификационные исследования в дактилоскопической практике занимали и занимают существенное место. Фактически только после раз­работки классификации папиллярных узоров возникла и смогла развивать­ся дактилоскопическая регистрация. На основе классификации узоров формируются массивы дактилокарт в ручных и автоматизированных кар­тотеках.

В специальной литературе можно встретить массу классификаций папиллярных узоров. Например, уже в 1942 году Бриджес (В. Bridges) опи-

69

сал несколько десятков десятипальцевых и монопальцевых классификаций78.

Множественность дактилоскопических классификационных систем вполне понятна, ибо каждый исследователь стремился создать более со­вершенную классификацию, удобную и эффективную в работе. Однако, как правило, усложнение системы вызывало увеличение доли субъекти­визма и, следовательно, разночтений в ее использовании. Лишь некоторые из систем нашли свое постоянное применение в учетах, например, моди­фицированная система П.С. Семеновского в России.

Если рассматривать технологию дактилоскопических классификаци­онных исследований в деталях, то можно заметить, что процесс классифи­цирования состоит из совокупности диагностических исследований. В ча­стности, прежде чем отнести узор к тому или иному типу или виду спе­циалист определяет в нем интегральные (центр, дельта) точки, их взаимо­расположение и некоторые другие параметры.

В автоматизированных системах процесс машинной или смешанной классификации еще более насыщен диагностированием. Практически большая часть математического распознавания, если рассматривать его с позиций криминалистики, в качестве одного из основных компонентов включает диагностирование элементов строения папиллярного узора.

В большинстве следов объем информации, которую можно исполь­зовать для классифицирования, значительно меньше, чем в отпечатках, а поэтому, как правило, изучение следов заканчивается на этапе диагности­рования интегральных точек и направления потоков папиллярных линий, так как недостаток информации не позволяет преобразовать полученную информацию в однозначный классификационный вывод.

Таким образом, сущность процесса классификации в дактилоскопии во многом определяется предварительными диагностическими исследова­ниями папиллярного узора. Поэтому классификационное исследование в дактилоскопии, конечно, с определенной долей условности можно отнести к диагностическим и соответственно включить это направление исследо­ваний в раздел дактилоскопической диагностики.

Большинство исследователей относят ситуационные экспертные ис­следования к диагностическим, подразумевая, что решение ситуационной задачи в большинстве случаев представляет собой совокупную оценку не­скольких диагностических исследований. Дактилоскопические исследова­ния в этом плане - не исключение. Как правило, ситуационные выводы, сделанные по следам рук, являются интеграционными, т.е. строятся на ос­новании анализа совокупности диагностических выводов, сформулирован-

78 Bridges В. Practical fingerprinting. - New York, 1942.

70

ных экспертом по результатам изучения различных характеристик следов. Например, к ситуационным задачам в дактилоскопии (с определенным до­пущением) можно отнести установление механизма взаимодействия руки с предметом (захват, упор и др.), однако их решение напрямую зависит от возможностей диагностирования руки и пальцев, которыми оставлены следы, с учетом характера предмета. Экспертные исследования только следов рук (без другой следовой информации) в целях решения ситуаци­онной задачи крайне редки и носят чаще всего лишь ориентирующий, промежуточный характер. Поэтому решение ситуационных задач в дакти­лоскопии, как и классификационные исследования, с долей условности можно отнести к диагностическим исследованиям.