5

1 2 3 4 5 6 7 8 

Абзацем 4 п. 2 ст. 26 Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» установлена ответственность за использование записи сигналов контролируемых источников излучения, осуществляемой в рамках радиоконтроля, в иных целях, кроме как в качестве доказательства нарушения порядка использования радиочастотного спектра. Такая запись должна быть уничтожена в установленном законодательством Российской Федерации порядке. В противном случае это будет рассмотрено как нарушение неприкосновенности частной жизни, личной, семейной, коммерческой и иной охраняемой законом тайны.

Подпунктом 7 ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» гарантирована неприкосновенность частной жизни, недопустимость сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия. Для обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, был принят Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных». Проблемой, однако, в данном случае становится специфичность информации, состоящая в том, что при незаконной передаче информации ее невозможно вернуть законному обладателю, как обычную вещь. Информация легко копируется и, попав в чужие руки, остается известной незаконному владельцу даже после применения предусмотренных законом санкций. Таким образом, единственной реальной гарантией сохранности информации является добросовестность людей, имеющих к ней доступ в силу своих служебных обязанностей. Следовательно, больше внимания следует уделять мотивированию этих людей к честному и порядочному поведению.

Право на неприкосновенность частной жизни неоднократно становилось предметом рассмотрения судебных органов. Например, Верховный Суд Российской Федерации рекомендует Верховным судам субъектов Федерации, военным судам округов, групп войск, флотов и видов Вооруженных Сил незамедлительно рассматривать материалы, подтверждающие необходимость ограничения права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; по результатам рассмотрения материалов выносить мотивированное постановление о разрешении провести оперативно-розыскные или следственные действия, связанные с ограничением права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений или с проникновением в жилище, либо об отказе в этом.

В Определении от 14 июля 1998 г. № 86-О по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что в силу взаимосвязанных положений ст. 1, 2, 6, 8 и 10 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционное право человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений, а также право на неприкосновенность жилища, допускается лишь при наличии информации о подготавливаемом, совершаемом или совершенном уголовно-наказуемом деянии, т. е. преступлении (более того, в соответствии с частью четвертой ст. 8 названного Федерального закона прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях); если же в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия обнаруживается, что речь идет не о преступлении, а об иных видах правонарушений, то дело оперативного учета должно быть прекращено.

Правовое регулирование отношений, связанных с неприкосновенностью частной жизни, как это следует из приведенного выше анализа действующего законодательства и судебной практики, недостаточно полно закрепляет и гарантирует право на неприкосновенность частной жизни. Основная причина этого кроется в длительном господстве коллективистской идеологии и отношения к личности как части общества, а не индивиду. В период монархии человек рассматривался как подданный, и о неприкосновенности его личной жизни в современном понимании речи не шло. В советский период человек рассматривался исключительно как единица коллектива, и его частная жизнь была достоянием всего общества. Теперь даже «информация, затрагивающая неприкосновенность частной жизни лица и ставшая известной на законных основаниях другим лицам, должна охраняться: в режиме профессиональной тайны (если она получена ими исключительно в силу исполнения своих профессиональных обязанностей, не связанных с государственной или муниципальной службой) и в режиме служебной тайны (если она получена представителями государственных органов или органов местного самоуправления в силу исполнения своих служебных обязанностей в случаях и порядке, установленном законом)». Очевидно, должна пройти смена поколений, чтобы коллективистский подход к частной жизни человека сменился отношением к человеку как индивидуальной личности, чьи права и свободы ограничены только правами и свободами других лиц.

Основные проблемы, на которые необходимо обратить внимание, — недостаточный объем содержания права на неприкосновенность частной жизни, в связи с чем возникают определенные трудности при обращении граждан Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека. Проблемной областью также является право на неприкосновенность частной жизни лиц, находящихся в местах лишения свободы. Ограничение свободы в связи с отбытием наказания вовсе не означает отнятия у них права на неприкосновенность частной жизни. Однако частота и процентное соотношение обращений в Европейский Суд по правам человека именно этой категории граждан свидетельствуют об определенных недостатках в правовом регулировании этой сферы общественных отношений. И еще одна большая проблема заключается в обеспечении информационной безопасности граждан Российской Федерации, что также является составной частью обеспечения права на неприкосновенность частной жизни. С развитием информационных технологий информация стала более удобна в использовании и одновременно более доступна. Однако определенная часть информации по-прежнему тайна, охраняемая государством, и не должна находиться в открытом доступе. Тем не менее общеизвестно, что компьютерные базы с персональными данными граждан Российской Федерации в настоящее время часто похищаются и могут быть приобретены любым заинтересованным лицом без ведома человека, информация о котором содержится в этих данных, и без ведома государственных органов, которым в обязанность вменяется контроль над распространением такой информации. Наиболее логичным выходом из такой ситуации представляется комплекс мер по реформированию правового регулирования этих общественных отношений (усиление ответственности за преступления в сфере информации) и совершенствование технического оснащения государственных органов с целью повышения информационной безопасности их деятельности.