Популярное за неделю

{featured_books}
adhdportal.com

IV. Природоресурсное право в системе отраслей российского права

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 

Проблема разграничения и соотношения (взаимной связи) отраслей российского права приобретает особую актуальность в периоды становления новых, ранее не обособленных отраслей права. В отечественной правовой науке предпринимались попытки включения норм, регулирующих отношения по использованию природных ресурсов, в «земельно-колхозное право» (30-е годы), «земельное право в широком смысле» (40-50-е годы), «природоохранительное право», «природоресурсовое право» (60-70-е годы), экологическое право (90-е годы). В настоящее время предпринимаются попытки обосновать существование «права окружающей среды».

Вопрос о соотношении природоресурсного и экологического права решался российскими юристами двумя способами: природоресурсное право или включало в себя экологическое, или само поглощалось экологическим правом, правом окружающей среды. В экологическое право (право окружающей среды) большинством авторов предлагается включить в качестве самостоятельных отраслей горное, лесное, воздушное и др. отрасли права, составляющие его Особенную часть. В обоснование таких подходов приводится тезис о единстве предмета правового регулирования, который должны составлять  общественные отношения, возникающие в сфере охраны окружающей среды и использования природных ресурсов. Нельзя не видеть, что определяемый таким образом предмет отрасли права внутренне противоречив, поскольку вместе объединяются две разнородные группы общественных отношений, и создается труднообъяснимая правовая конструкция – отрасль права, содержащая другие самостоятельные отрасли права. Наиболее последовательно и мотивированно разграничение между природоресурсным и экологическим правом проводит Б.В. Ерофеев. Автор справедливо отмечает, что коренные отличия природоресурсного права от права экологического отражены в предмете, методе правового регулирования и его источниках, верно указывая, что природоресурсное право изучает общественные отношения, складывающиеся по поводу отдельных природных ресурсов, в то время как предметом экологического права являются общественные отношения, касающиеся не столько самих природных объектов, сколько внутренних и внешних связей этих объектов, их свойств, состояний и процессов, происходящих в них.

Водное, горное, лесное законодательство, законодательство РФ о животном мире и природных лечебных ресурсах ставит своими задачами регулирование отношений по рациональному использованию и охране соответствующих природных ресурсов. Необходимость уменьшения вредного воздействия на природную среду в результате поиска, разведки и добычи природных ресурсов, а также в ходе иной деятельности человека, не связанной с их извлечением, зачастую приводит к  отождествлению понятий рационального использования и охраны природных ресурсов, в то время как это взаимно исключающие друг друга виды деятельности.

Рациональное использование природного ресурса предусматривает наиболее полное извлечение его полезных свойств с нанесением наименьшего вреда отраслям хозяйства, базирующимся на том же ресурсе. Анализ содержания, вкладываемого законодателем в понятия «использование природных ресурсов» и «охрана природных ресурсов» позволяет обосновать необходимость отраслевого разграничения норм, регулирующих отношения по рациональному использованию и охране природных ресурсов.

В основе охраны природы лежит деятельность, направленная на сохранение природных объектов и окружающей среды в целом, в то время как использование природных ресурсов направлено на поиск, разведку и извлечение, в той или иной форме, их полезных свойств. Рациональность в использовании природных ресурсов заключается в применении технологий, приносящих наименьший вред, а также в добыче ресурсов в объемах, не приводящих к необратимым явлениям в окружающей среде. Цели любой деятельности, направленной на извлечение природных ресурсов, находятся в прямом и непримиримом противоречии с целями охраны природы. Следовательно, рациональное использование природных ресурсов не может являться ни составной частью охраны природы, ни охватывать ее.

Связи общества и природы, при реализации которых человек оказывает влияние на окружающую среду, многогранны. Среди них можно выделить группы отношений: 1) по воздействию на природные ресурсы с целью их извлечения (изъятия) из природной среды для последующего потребления, и 2) связанные с иным воздействием человека на природу (загрязнение окружающей среды отходами промышленности, транспорта, сельского хозяйства, и т.п.). Последние являются предметом экологического права. В отличие от них отношения по безопасности и рационализации ресурсопользования в ходе поиска, оценки, разведки и добычи природных ресурсов должны составлять предмет природоресурсного права.

Большинство нормативных актов, регулирующих отношения ресурсопользования, содержат не только нормы природоресурсного права, но и нормы, посвященные охране соответствующего природного ресурса и окружающей природной среды в целом. Это свидетельствует о необходимости правового регулирования охраны окружающей среды в ходе разведки, добычи природных ресурсов и тесной связи природоресурсного и экологического права, о проявлении общей тенденции экологизации российского законодательства. Однако приведенное обстоятельство не является основанием ни для включения отношений по охране природных ресурсов в предмет природоресурсного права, ни для поглощения природоресурсного права экологическим.

Соотношение природоресурсного и земельного права обусловлено неразрывной связью поверхностного слоя земли со многими другими природными ресурсами. Земля, в соответствии со ст.9 Конституции РФ, является одним из природных ресурсов. На этом основании земельные отношения зачастую объединяют с другими ресурсными отношениями и включают в предмет экологического права (права окружающей среды). Между тем, отношения по использованию земель и отношения по использованию иных природных ресурсов имеют принципиальные отличия, не позволяющие устанавливать для них единый правовой режим.

Земельное право регулирует отношения, связанные с распределением, использованием и охраной земель. Причем под их использованием понимается обратимое использование земель, т.е. не сопровождающееся их безвозвратным изъятием, нарушением целевого назначения почвенного слоя. Именно здесь проходит водораздел между отношениями, составляющими предмет правового регулирования земельного и природоресурсного права. 

При пользовании лесами, недрами, животным миром применение норм земельного права обусловлено, как правило, неразрывной связью природных ресурсов с почвенным слоем. Поэтому применение норм земельного права в рассматриваемых природоресурсных отношениях необходимо. В отличие от этого использование, например, живых и неживых ресурсов континентального шельфа, исключительной экономической зоны и внутренних морских вод РФ не требует нарушения почвенного слоя. 

Соотношение природоресурсного и гражданского права. Нормы гражданского права регулируют две группы отношений по использованию природных ресурсов: 1) отношения по гражданскому обороту природных ресурсов, извлеченных из окружающей природной среды и 2) ряд отношений, возникающих в ходе ресурсопользования. Федеральные законы, регулирующие отношения в сфере ресурсопользования, являются специальными по отношению к ГК РФ. Нормы поресурсного законодательства устанавливают, что имущественные отношения, возникающие при использовании природных ресурсов, регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено соответствующим природоресурсным законом. В других случаях применение гражданского законодательства допускается, если на это прямо указано в законе. Водное, лесное законодательство, законодательство о недрах допускают возможность применения норм гражданского права для регулирования отношений, возникающих в процессе ресурсопользования. Однако условия и границы их применения устанавливаются природоресурсным законодательством. Нормативное определение сферы применения гражданского права для регулирования природоресурсных отношений приводит к четкому разделению предметов гражданского и природоресурсного права.

Применение норм административного права для регулирования природоресурсных отношений обусловлено лицензионным порядком ресурсопользования, необходимостью его нормирования (лимитирования), ведения государственных балансов, кадастров, мониторинга природных ресурсов. Значительное количество норм, устанавливающих порядок создания и деятельности, полномочия государственных органов по управлению использованием природных ресурсов, относятся к административному праву.

Все виды ресурсопользования, за исключением общего ресурсопользования, являются платными. Плата устанавливается за пользование ресурсами недр, вод, лесов, животного мира, континентального шельфа и исключительной экономической зоны РФ, природных лечебных ресурсов и вносится ресурсопользователями в бюджеты различных уровней. Такие отношения составляют предмет финансового права и регулируются его нормами.  Наряду с денежной формой платы за природные ресурсы, законом предусмотрена и натуральная форма оплаты. Платежи за недропользование, осуществляемые на условиях раздела продукции, а также налог на прибыль при этом уплачиваются ресурсопользователем (инвестором) путем передачи государству части добытых ресурсов на условиях, установленных в заключаемом между ними соглашении.  Поэтому правовой институт платы за природные ресурсы включает нормы как финансового, так и природоресурсного права.

Соотношение природоресурсного и трудового права. Поиск, оценка, разведка и добыча природных ресурсов невозможны без установления между ресурсопользователем и работником трудовых отношений. Чаще всего нормы трудового права, регулирующие трудовые отношения в сфере ресурсопользования, посвящены охране труда работников, занятых на добыче ресурса. Однако нормативные акты поресурсного законодательства содержат и иные нормы трудового права. Так, статья 7 ФЗ РФ «О соглашениях о разделе продукции» предусматривает не только обязанность инвестора по соблюдению установленных правил по безопасному ведению работ и охране труда, но и обязательное трудоустройство не менее 80% работников – граждан Российской Федерации среди общего количества всех привлеченных работников.

Природоресурсное право, имея свой предмет правового регулирования, специфичный правовой режим ресурсопользования, кодифицированную нормативную основу, формируется как самостоятельная отрасль права. В основе этого лежит необходимость системного подхода к правовому регулированию отношений, связанных с поиском, оценкой, разведкой и добычей природных ресурсов, рациональным и безопасным ресурсопользованием.