§ 1. Понятие о праве на предъявление иска и об условиях его осуществления : Право на иск - М.А. Гурвич : Книги по праву, правоведение

§ 1. Понятие о праве на предъявление иска и об условиях его осуществления

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 
РЕКЛАМА
<

1. Согласно статье 10 Сталинской Конституции, гражданские права охраняются законом. Правосудие в СССР имеет своей задачей защиту от всяких посягательств политических и гражданских прав и интересов граждан, гарантированных Конституцией СССР и конституциями союзных и автономных республик, прав и охраняемых законом интересов социалистических организаций, государственных, кооперативных и общественных (ст. 2 Закона о судоустройстве).

Как общее правило, защита прав и законных интересов может быть оказана лишь после проверки их наличия в порядке правосудия. Если поэтому охрана права предоставляется государством лишь действительно управомоченному, то широчайший – в принципе – всеобщий доступ к правосудию открыт всем. Всем принадлежит в СССР широкая возможность обращения к суду, способность быть истцом или ответчиком в гражданском деле, предъявлять иски и защищаться по ним в качестве ответчика, всем принадлежит право обращения к суду за правосудием.

Широкая, соответствующая советской демократии, возможность обращения граждан к суду, обеспеченная им законами социалистического государства, не означает, однако,

1 Во избежание смешения с правом на иск в материальном смысле мы обозначаем условно право на иск в процессуальном смысле термином «право на предъявление иска» и под этим термином применяем указанное понятие на продолжении всей работы. При выборе указанного термина мы учли применение его в том же значении в практике Верховного суда СССР. См. определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР, № 36/48, 1943 (Суд. пр. IV, 35, 8).

45

что любая претензия может стать предметом разбирательства и решения суда вообще, данного учреждения судебной системы в частности. Она не означает также, что любое лицо вправе, обратившись с любым делом в суд, возбудить рассмотрение дела с вынесением в его результате постановления судебного решения. Процесс представляет собой упорядоченное судопроизводство, возбуждение и совершен которого происходит по определенным правилам, устанавливающим, в частности, те условия, те необходимые и обязательные, предпосылки, при наличии которых всякий можно обратиться к суду с гражданским иском по конкретному делу. Таким образом, если под правом обращения к суду по гражданскому спору понимать широкую, соответствующую общей функции государства по правосудию по граждански делам возможность, предоставленную гражданам, пользоваться правосудием, обращаться за ним, то под правом на предъявление иска подразумевается право возбудить и поддерживать судебное рассмотрение данного конкретного гражданско-правового спора с целью его разрешения, право на правосудие по конкретному гражданскому делу.2

Право на предъявление иска не является, однако, единственной формой, в которой проявляется общая, обеспеченная законом возможность пользоваться правосудием, именуемая «правом- обращения к суду». К таким формам принадлежат наряду с правом на предъявление иска также право на ответ по иску, право на участие в возникшем процессе, право на обеспечение иска, право обжаловать решение, право на меры принудительного исполнения, Все эти формы права обращения к суду представляют собой как бы фазы его развития и раскрытия в процессе движения дела.3 Все они одинаковы по своей юридической природе и вместе с тем различны, как разные ступени развития единого права

2          На принятое применение слова «право» в значении проявления право способности, в частности, правоспособности совершить акт, воздействующий на правовую сферу другого лица (т. н. «правообразовательного правомочия»), обратил внимание проф. М. М. Агаркоз. В таком применении это слово имеет иное значение, чем тогда, когда оно применяется в смысле

субъективного права, которому всегда соответствует чья-либо обязанность что-нибудь сделать или воздержаться от какого-нибудь действия (М. М. Агарков. Обязательство, стр. 71).

3          На развивающийся, изменчивый в своем содержании, характер права

на правосудие мы находим указания еще у Дегенкольба, который рассматривал право на иск, как публичное, само развивающееся право (см. его Beitrage zum Zivilprozess, 1905, S. 7). Дегенкольб не дал, однако, даль

нейшего анализа отдельных, образующихся в процессе развития форм этого

права, отличных друг от друга по своим предпосылкам, особенному содержанию и последствиям осуществления.

46

обращения к суду. Поэтому каждая из этих отдельных форм процессуальных прав, образующих в свою очередь группу более детальных правомочий, может и должна служить предметом отдельного научно-теоретического исследования.

Темой исследования настоящей работы служит из указанных форм права обращения к суду с гражданским иском лишь первая из «их – право на иск в процессуальном смысле (право на предъявление иска).

2. В теории гражданского процесса высказывался взгляд на право обращения к суду с отдельным гражданским иском, как на фактическую возможность, создаваемую государственной функцией правосудия, в качестве ее рефлекса., отражения, а не как на самостоятельное право. Этот взгляд, отстаивался преимущественно представителями теории конкретного права на иск4 на том основании, что право обращения к суду в равной мере присуще всем гражданам, составляя их свойство, как лиц, как членов государственного союза, и само по себе не увеличивает, не дополняет их правовую сферу по сравнению с другими гражданами. При таком понимании права обращения к суду расчищался путь понятию права на иск в конкретном смысле, которое, основываясь на предпосылке наличия у истца или ответчика материального права, приобретало особенное (в отличие от всеобщего характера «возможности») значение субъективного права. Указанный взгляд был воспринят и частью дореволюционных русских теоретиков гражданского процесса (Васьковский), которые склонны были считать право на иск в процессуальном смысле не чем иным, как общей процессуальной правоспособностью. Тот же взгляд был перенесен рядом советских процессуалистов5 и на почву советского гражданского процесса.

Иной взгляд на сущность права на иск в процессуальном смысле, а именно взгляд на него, как на субъективное право, был высказан Н. Б. Зейдером, который мотивировал его теми соображениями, что возникновение права на предъявление иска связано с некоторыми условиями и поэтому не имеет характера присущего всем, как лицам, свойства.

Уместно вновь вспомнить здесь слова К- Маркса, придававшего столь важное значение праву жалобы гражданина к своему государству на нарушение гражданского права, т. е. право на рассмотрение спора о нем и на защиту от правонарушения.6 В соответствии с мыслью Маркса мы считаем правильным говорить о праве на предъ-

4          См. глазу первую, § 5 настоящей работы.

5          См. указания у Н. Б. 3 е н д е р а, Учение об иске, стр. 131 сл.

6          См. К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т. XII, ч. 1, стр. 485–486.

47

явление иска, как о проявившейся (конкретизированной) в отношении определенного дела правоспособности обращения к суду с гражданским иском, об условиях проявления (конкретизации) указанной правоспособности – предпосылках права на предъявление иска, о последствиях наличия или отсутствия этих предпосылок, об условиях (порядке) использования права на предъявление иска и о злоупотреблении им.7

3.         Существенным свойством права на предъявление иска является его самостоятельный характер. Это свойство состоит не в том, что указанное право вообще не зависит от

характера и сущности гражданского правоотношения, с которым лицо обращается к суду: не со всяким делом можно обратиться к суду, так как область правоотношений, которые способны быть предметом правосудия (юрисдикция суда), имеет свои пределы, а в том, что право на предъявление иска не зависит от правоты или неправоты обращающегося, т. е. от того, принадлежит ли в действительности лицу, предъявившему иск, утверждаемое им право или его утверждение является неправильным.

Право на предъявление иска направлено на получение решения суда по существу гражданского спора. Получение судебного решения, независимо от его содержания и характера – благоприятного «ли неблагоприятного для истца, составляет предмет и конечную цель права на предъявление иска.

4.         Праву на предъявление иска, как проявлению права истца на обращение к суду за разрешением гражданского иска, соответствует встречное право ответчика на привлечение его в процесс, право на ответ по иску. Неправильно рассматривать основание привлечения ответчика в процесс.

7 Какая бы юридическая конструкция права обращения к суду ни была принята, нет оснований различать по юридической природе право на иск в процессуальном смысле от других процессуальных прав. Все они имеют в равной мере: а) своим основанием государственно-правовое отношение по осуществлению правосудия по гражданским делам и б) юридически одинаковый характер воздействия на деятельность суда по правосудию, состоящего первоначально в возбуждении, а затем в поддержании этой деятельности, выполняемой судом согласно его функциональной компетенции, установленной законом. Поэтому весь круг процессуальных прав сторон может быть охвачен понятием права обращения к суду в широком смысле. Различие между ними состоит лишь в условиях их возникновения, изменяющихся по мере развития процесса, и соответствующих последствиях их совершения. Иными словами, так называемые «процессуальные права», под которыми подразумевают обычно права сторон и других участников уже возникшего процесса, принадлежат к числу постепенно возникающих и сменяющих друг друга форм права обращения к суду по гражданскому делу.

48

только как пассивно-правовое положение, как обязанность, вытекающую для ответчика из предъявления иска и возбужденного процесса. Участие ответчика в процессе покоится на его праве быть участником процесса, праве на правосудие, однородном с процессуальным правом на иск истца. Это право ответчика на ответ в процессе по отдельному гражданскому делу имеет, по сравнению с общей правоспособностью граждан «отвечать на суде», такой же индивидуализированный характер, как и соответствующее право на предъявление иска. В отличие от активного характера последнего оно вызывается к жизни актом привлечения в процесс со стороны суда, имеет по основанию своего возникновения первоначально пассивный характер; это право лица, названного истцом в качестве участника спорного правоотношения, на вступление в процесс в роли ответчика. Право обращения к суду с конкретным иском и право ответа по этому иску составляют, таким образом, однородные проявления общего права на правосудие (права обращения к суду) правоспособных лиц и организаций.

5. Право на предъявление иска возникает и, по возникновении процесса, сохраняется в процессе при наличии определенных, необходимых условий, которые мы обозначаем как предпосылки этого права. Они имеют частью положительное содержание, когда возникновение права на предъявление иска связано с условием их наличия; частью их значение имеет отрицательный характер, когда их наличие препятствует возникновению права на предъявление иска. Поскольку наличие права на предъявление иска обусловливает само по себе возможность правосудия по возбужденному спору, постольку прежде, чем перейти к рассмотрению отдельных предпосылок этого права, необходимо выяснить их отношение к известному в теории гражданского процесса понятию «предположений процесса», обычно рассматриваемых, как условия действительности гражданского процесса.

А) Термин «предположения процесса» (Processvorausset-zungen) был предложен Оскаром Бюловым.8

Под предположениями процесса Бюлов подразумевал все те условия, от которых зависело возникновение процесса, как действительного юридического отношения. В связи с этим находилось существенное для концепции Бюлова положение о том, что процессуальные предположения должны исследоваться в производстве, которое еще не является процессом, а некоторой допроцессуалъной стадией. Свою теорию Бюлов стремился подтвердить примером римского про-

8 В fl 1 о w. Die Lehre von den Prozesseinreden tind die Prozess-voraussetzungen, 1868.

4 M. А. Гурвнч                      49

цесса, доказывая, что деление последнего на две стадии (in jure, in judicio) строго соответствовало отграничению исследования предположений процесса (in jure) от рассмотрения самого спорного правоотношения – rei in judicium deductae (judicium).

Понятие предположений процесса было широко воспринято как иностранной, так и дореволюционной русской теорией гражданского процесса. Как известно, бюловская конструкция процесса, как единого, развивающегося юридического отношения, послужила началом развития конструктивной теории гражданского процесса, пребывавшей до того в состоянии описаний (дескрипций) процессуальных явлений, не содержавшей научно-юридические обобщения.

Вместе с тем, однако, теория Бюлова в ее последовательных логических выводах оказалась в значительном несоответствии с позитивным материалом действующего законодательства и с современными ей условиями процесса. Как отмечает Поллак,9 последовательное проведение теории Бюлова о процессуальных предположениях не могло быть воспринято современным процессуальным правом, так как резкое разграничение исследования предположений процесса и дела по существу невозможно в современных процессуальных условиях; оно оказалось достаточно дискредитированным общим германским процессом, с его судейским произволом, систематическими злоупотреблениями и волокитой. С этой точки зрения является безразличным, действительно ли предметом римского формулярного процесса являлось в существенном установление предположений процесса, как это утверждал Бюлов,10 а в производстве in judicio исследование таковых во всяком случае исключалось. Не случайно ни германское, ни австрийское законодательства не пошли по пути до конца последовательного осуществления логических выводов из понятия предположений процесса вопреки энергичным и авторитетным призывам Бюлова, а счастливо, как говорит Поллак, остановились в этом отношении на полпути: исследование предположений процесса совершается в самом процессе, установление их отсутствия приводит, однако, к уничтожению процесса в целом с обратным действием.

В теории германского процесса предположениям процесса придается значение условий рассмотрения дела по существу; но при установлении их отсутствия процесс считается уничтоженным с обратной силой. 11

В австрийском праве предположения процесса, за немно-

9 Pollak. System, Bd. I, S. 125–126.

10Bülow, ibidem, S. 289.       

11        Schmidt. Lehrbuch, S. 21–23, S. 41, fig., 49, 84, 104, 110.

50

гочисленными исключениями, не имеют значения условий действительности процесса; они являются условиями надлежащего ведения процесса, устанавливаемыми судом ех officio. При отсутствии предположений процесса, если оно во-время обнаруживается, суд отклоняет вынесение решения по существу. В противном случае действительный процесс может иметь место и при отсутствии так называемых предположений процесса. Вместе с тем, отмечая, что отсутствие отдельных предположений процесса влечет за собой весьма различные последствия, Поллак считает, что практическое значение этого понятия в австрийском процессе хотя и не утрачено полностью, все же существенно ослаблено.

Понятие предположений процесса было воспринято и русской дореволюционной теорией гражданского процесса. Так, Васьковекий, отрицая всякое практическое и теоретическое значение за понятием права на иск в процессуальном смысле, заменяет предпосылки юридически действительного обращения к суду с гражданским иском предположениями процесса в смысле условий приступа к рассмотрению дела по существу. 12

Говоря о предположениях процесса, Васьковский объединяет все условия разрешения дела по существу, различая их по тому признаку, подлежат ли они соблюдению по инициативе суда (абсолютные предположения) или по требованию сторон (относительные предположения), но не дифференцируя их по юридическим последствиям в процессе.13

Б) Позитивный материал советского гражданского процесса дает основание различать среди условий действительности иска по их юридическому значению: а) предпосылки права на предъявление иска и б) условия (порядок) осуществления этого права.

Сущность и значение этих двух групп условий действительности иска – различны.

а) Вопрос о наличии права на предъявление иска есть вопрос права. Его разрешение судом представляет собой, в соответствии с этим, акт правосудия в смысле суждения о наличии или отсутствии права, в данном случае – процессуального права истца. Вопрос же о соблюдении порядка осуществления права на предъявление иска есть вопрос о том, имели ли место те факты (действия или события), которые необходимы для осуществления имеющегося у истца права на предъявление иска. Установление судом наличия или отсутствия указанных фактов не затрагивает ни ма-

12 Е. В. Васьковский. Учебник, 1917, § 72, стр. 214–219.

13 Там же, стр, 215–219.

4*        51

териального, ни процессуального права истца; оно не может рассматриваться поэтому, как суждение о каком-либо праве и, следовательно, как акт правосудия, в частности, как акт Правосудия по вопросу процессуального права.

Из этого различия вытекают разные последствия отсутствия предпосылок права на предъявление иска и несоблюдения порядка его осуществления. В первом случае определение суда, которым признается отсутствие права на предъявление иска, вступает в законную силу,14 оно связывает как суд, вынесший определение, так и другие суды и учреждения; во втором случае такие последствия не наступают.

б)         Другое существенное различие между указанными группами условий действительности иска проявляется в отношении исцелимости обусловленных ими пороков процессуальных действий. Отсутствие права на предъявление иска

является положением, способным в некоторых случаях измениться, но всегда без обратного действия; его последствия в этом смысле неисцелимы. Например, организация, не обладавшая правоспособностью при предъявлении иска, может быть ею в дальнейшем наделена; дело, не подведомственное судебным органам при подаче искового заявления, может в течение процесса оказаться в силу изданного нового закона включенным в круг судебной юрисдикции. Однако такие изменения неспособны придать силу ранее совершенным лицом, обратившимся к суду, действиям, порок которых зависел от отсутствия у этого лица права на предъявление иска.

Нарушение, же условий осуществления права на предъявление иска допускает исправление с обратным действием: при устранении порока обращения к суду последнее исцеляется.

в)         Третье существенное различие указанных двух групп условий действительности иска состоит в том, что действие первой из них (предпосылок права на предъявление иска)

безусловно: их отсутствие поражает процесс, исключая воз можность вынесения решения о спорном гражданском праве. Между тем, нарушение условий (надлежащего порядка) осуществления права на предъявление иска, как правило, в своих последствиях не безусловно. Именно этот принцип, вытекающий из начала демократизма советского гражданского

процесса, можно сказать, органически с ним связанный, выражен в правиле ст. 246 абзац II ГПК: «Ни одно пра -

14 Здесь, как и в дальнейшем изложении, когда речь идет о законной силе, имеется в виду не так называемая «формальная» законная сила, т. е. недопустимость обжалования, а законная сила материальная, сообщающая праву свойство бесспорности и исключающая иные о нем судебные постановления.

52

вильное по существу решение не может быть отменено по одним лишь формальным соображениям». В соответствии с этим правилом нарушение порядка осуществления права на предъявление иска не влияет на результат процесса, если по делу вынесено правильное по существу решение. 15    _

Существенное различие в юридическом значении предпосылок права на предъявление иска и условий его осуществления приводит к необходимости: а) различать эти две группы предпосылок и б) отказаться от единого понятия предположений процесса, в котором указанное различие не проявлено.

В) На основании изложенного мы приходим к следующим выводам:

Понятие предположений процесса, которому в теории буржуазного процесса придают различные значения, для теории советского гражданского процесса является непригодным.

Условия осуществления правосудия по гражданскому делу в советском гражданском процессе следует подразделить на две группы:

а)         предпосылки права на предъявление иска,

б)         условия осуществления указанного права.

К числу первых мы относим те положительные и отрицательные условия, наличие которых необходимо и достаточно для возникновения и, следовательно, для признания права на предъявление иск. Ко второй категории мы относим условия, соблюдение которых необходимо для того, чтобы осуществление имеющегося права на предъявление иска привело к юридическим последствиям, составляющим его непосредственную цель, а именно - к судебному рассмотрению и разрешению гражданского спора.

Указанное деление положено в основу плана дальнейшего нашего изложения.


<