Глава  XXXIV ВЫБОР И АНАЛИЗ НОРМ ПРАВА : ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ. Т.2 - С. С. АЛЕКСЕЕВ : Книги по праву, правоведение

Глава  XXXIV ВЫБОР И АНАЛИЗ НОРМ ПРАВА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 
РЕКЛАМА
<

1. Юридическая основа применения права. Если факти­ческую основу применения права образуют определенные жиз­ненные факты (обстоятельства дела), то его юридическую осно­ву— само право —юридические нормы. Только нормы права (а не что-либо другое, например, правоотношения) могут быть в условиях строгой социалистической законности юридической основой для применения 1.

Юридические нормы—"это то, что применяется (тогда как: обстоятельства дела — это то, к чему применяется, т. е., по су­ществу, объект применения). В зависимости от содержания юридических норм в конечном итоге определяется и фактическая основа применения —обстоятельства дела, их характер и круг.

Действия правоприменительного органа, относящиеся к вы­бору, и анализу юридических норм, носят разнородный харак­тер. Они могут быть подразделены на четыре основные группы:

а)             выбор юридической нормы, подлежащей применению;

б)            проверка  подлинности  и  юридического  действия  нормы;

в)             проверка правильности текста акта, в котором выражена

норма;

г)             уяснение содержания нормативного предписания.

 

1 В данном случае наглядно проявляется то несомненное обстоятельство,. что ценность общих теоретических конструкций легко проверяется при решении частных вопросов. Какие бы внешне убедительные доводы ни проводились в: защиту положения, согласно которому понятие права наряду с нормами охва­тывает правоотношения, несостоятельность такой конструкции становится очевидной, как только предпринимается попытка проверить ее при решении вопроса о применении права. В самом деле, в соответствии с упомянутой кон­цепцией оказывается, что правоприменительные органы... применяют правоот­ношения. Но можно ли применять правоотношения? Достаточно подобным образом поставить проблему, чтобы стала ясной бесплодность воззрения, включающего в понятие права также и правоотношения.

25*

 

В некоторых случаях, кроме того, необходимы дополнитель­ные действия, связанные с применением права при пробелах (гл. 35).

Действия, образующие в своей совокупности вторую стадию процесса применения права, так же как и установление факти­ческих обстоятельств дела, по своему главному содержанию выражают специальное юридическое познание. Только объектом познания являются здесь не фактические обстоятельства дела, я сами юридические нормы.

Вместе с тем, так же как установление фактических обсто­ятельств, это не само по себе познание, а специфическая процес­суально-процедурная деятельность (включающая к тому же и такие особые действия, как проверка подлинности и правильно­сти текста нормативного акта).

Вместе с установлением фактических обстоятельств выбор и анализ норм права носят в значительной степени «подготови­тельный» характер. Они призваны подготовить правильное и точное решение юридического дела.

2. Выбор юридической нормы. При применении права необ­ходимо из всей системы социалистического права выбрать имен­но ту норму, которая подлежит применению к данному конкрет­ному  случаю?.   Каким  же образом  происходит  этот  выбор?

I Выбор юридической нормы — это деятельность правоприме­нительного органа, неразрывно связанная с установлением об­стоятельств юридического дела. Установление юридически зна­чимых фактов невозможно без выбора необходимой нормы и, наоборот, отыскание нужной нормы немыслимо без установле­ния обстоятельств дела. Правильно пишет П. Е. Недбайло: «...фактически процесс применения правовых норм начинается с установления фактов, требующих правового решения, а логи­чески он начинается с выбора нормы, в соответствии с которой квалифицируются факты, т. е. идет от нормы к жизненным фак­там...»3.

 

Порядок (последовательность) действий по применению пра­ва практически не вызывает затруднений по той причине, что установление фактов и отыскание нормы представляют собой длящийся процесс, в ходе которого приходится обращаться то к фактическим обстоятельствам, то к нормативному материалу.

Применение права на первых двух стадиях и представляет собой деятельность, в результате которой шаг за шагом идет процесс юридического познания, происходит углубление знаний, относящихся к фактическому материалу, с одной стороны, и юри­дическим нормам — с другой.

Выбор юридической нормы (в связи с установлением обсто­ятельств дела) осуществляется путем правовой квалификации фактов.^

3. Правовая квалификация. Это юридическая оценка всей совокупности фактических обстоятельств дела путем отнесения данного случая к определенным юридическим нормам.

^Правовая квалификация представляет собой одно из глав­ных «чисто» правоприменительных действий. Здесь оценка дока­зательств перерастает в юридическую оценку всех фактических обстоятельств, которая органически связана с решением юриди­ческого дела4.

Более того, окончательная правовая квалификация фактов происходит в результате решения юридического дела, образует важный конститутивный момент решения5. При решении дела окончательно выбирается юридическая норма, подлежащая при­менению. На первых же стадиях применения права осуществля­ется лишь предварительная квалификация, в результате которой определяется круг обстоятельств (предмет доказывания) и об­щим образом — нужная юридическая норма. Здесь происходит лишь «первая примерка фактов к норме и, наоборот, нормы — к фактам»6.

Правовая квалификация выражается в следующих^ трех ос­новных действиях:

 

 

 

2              В.  В. Лазарев добавляет  к этому, что  на данной стадии  необходимо

определение и всех тех норм, которыми придется руководствоваться в течение

всего процесса применения права, а также нахождение и проверка имеющих

юридическое   значение   актов   толкования    (В.   В.   Лазарев.   Применение

советского права.  Изд.  Казанского университета,   1972,  стр.  47—48).

3              П. Е. Недбайло. Применение советских правовых норм. Госюриздат,

1960, стр.  221.  Трудно, однако, согласиться с  автором, утверждающим, что

установление фактов и выбор нормы «это одновременный акт, одна, единая

и исходная стадия процесса применения правовых норм» (там  же, стр. 223).

Несмотря на неразрывную связь, установление фактов и выбор нормы нахо­

дятся в разных плоскостях правоприменительных действий и потому логически

они относятся к разным стадиям применения права.

252

 

4              По мнению К. И. Комиссарова, в области гражданского судопроизвод­

ства «чисто правоприменительная деятельность подразделяется на два основ­

ных этапа: юридическую квалификацию спорного правоотношения и решение

дела» (К. И. Комиссаров. Задачи судебного надзора в сфере гражданско­

го судопроизводства. Свердловск, 1971, стр. 114).

5              «Квалификация,— пишет   В.  Н.   Кудрявцев,— ближе  всего   стоит  к  по­

следней стадии процесса применения норм права: принятию решения и изда­

нию акта, закрепляющего это решение»  (В. Н. Кудрявцев. Теоретические

основы квалификации преступлений. Госюриздат,  1961, стр.  15).

6              П. Е. Недбайло. Применение советских правовых норм. Госюриздат,

I960, стр. 254.

253

 

а)             определение отрасли права,  нормы которой  регламенти­

руют данный случай  (например, при установлении факта при­

чинения вреда, подлежащего возмещению, необходимо сначала

установить, в рамках «режима» какой отрасли должно проис­

ходить возмещение—гражданского права, трудового права, пра­

ва социального обеспечения);

б)            определение общей юридической конструкции правоотно­

шений, что приводит к установлению вида отраслевого инсти­

тута, охватывающего данный случай   (например, при возмеще­

нии  вреда    в  гражданскоправовом    порядке — либо института

страхования, либо института гражданской ответственности);

в)             установление    точной    нормы,    распространяющейся   на

данный случай  (например, при гражданской ответственности —

либо общая норма по возмещению внедоговорного вреда; либо

норма, предусматривающая ответственность, возникшую вслед­

ствие    причинения    вреда источником    повышенной опасности;

либо норма, распространяющаяся на причинение вреда несовер­

шеннолетними, и т. д.) *.

Таким образом/ отыскание точной нормы предполагает уже достаточно полное установление фактических обстоятельств дела, знание отдельных их сторон, особенностей 8.

Правовая квалификация сопряжена с отнесением данного случая к тому или иному виду   юридических фактов9.  Вместе

7              Процесс  правовой квалификации  может  быть  подразделен  и  на   более

дробные  этапы.   Так,  по  мнению  В.  Н.   Кудрявцева,  поиск правовой  нормы

при решении уголовного дела распадается на; 1) упорядочение установленных

фактических   данных   и   выделение   в   них   юридически   значимых   признаков;

2)  выявление всех возможных конструкций, которые соответствуют фактиче­

скому материалу; 3)  определение смежных составов; 4)  выбор одного соста­

ва, признаки которого соответствуют содеянному  (В. Н. Кудрявцев. Об­

щая   теория   квалификации   преступления.   «Юридическая   литература»,   1972,

стр. 199—202).

8              Отметив,  что  правовая  квалификация  «является  тем  самым   рубежом,

на котором  определяется  правовое значение объективно совершающихся  со­

бытий и действий», К. И. Комиссаров пишет:  «Здесь в  своих рассуждениях

суд идет от частного факта к предположению, что он является правовым, а

затем, следуя путем дедукции, сначала устанавливает отрасль права, к кото­

рой  относится   спорное   правоотношение,   а   потом   уже  находит   конкретную

норму, подлежащую применению в данном случае»   (К.  И.  Комиссаров.

Задачи  судебного  надзора  в  сфере  гражданского  судопроизводства,  Сверд­

ловск, 1971, стр. 115).

9              А. Ф. Черданцев полагает даже, что «алгоритм для общей юридической

квалификации  дает  нам  классификацию  юридических  фактов»   (А.   Ф.   Чер­

данцев. Вопросы толкования советского права. Свердловск,  1972, стр. 59).

Думается, однако, такая постановка проблемы несколько упрощает ее. Реша­

ющим  (даже при общей квалификации^ являются определение отрасли права:

и нахождение юридической конструкции.

254

 

с тем главным в правовой квалификации является нахождение точной юридической конструкции для рассматриваемых отноше­ний, а затем — конкретной нормы.

В ходе (или завершении) процесса установления фактов и выбора точной нормы возможна переквалификация фактов, ког­да на основании тщательного исследования обстоятельств дела оказывается, что последние подпадают под иную норму, чем это было определено при первоначальной квалификации 10.

Итак, неверно было бы представлять действие правоприме­нительного органа по правовой квалификации в качестве разово­го акта. Это сложная, подчас длительная деятельность, связан­ная с установлением обстоятельств дела, выбором нормы, ее толкованием.

Но так или иначе юридическая норма на определенном эта­

пе применения права оказывается выбранной. И тогда необхо­

димо приступить к иным «операциям», относящимся к рассмат­

риваемой стадии применения права и прежде всего — к провер­

ке подлинности и юридического действия нормы, а также пра­

вильности текста нормативного акта, в котором выражена

норма.   -.■           /' ■

4. Проверка подлинности и юридического действия нормы (высшая критика). Эта проверка направлена на то, чтобы оп­ределить, существует ли реально выбранная норма и позволяют ли юридические свойства нормы распространить ее на данный жизненный случай. Словом, здесь проверяются юридическое существо нормы, сама возможность ее распространения на оп­ределенные обстоятельства1 дела. Отсюда и название такого рода проверки— высшая критика нормы.

«Критика нормы (нормативного акта)» — это специальный термин, заимствованный из исторической науки и филологии. Несмотря на определенные возражения, сделанные в литерату­ре п, следует думать, что такая специальная терминология (если придавать ей надлежащий смысл) может быть использована. Да она и правильна по существу, ибо при проверке нормы (нор­мативного акта) главное — это ее критическая оценка, обеспе­чивающая правильное применение права. Помимо выигрыша, происходящего от всякой специальной терминологии, указанный

10            По   мнению   А.   Ф.   Черданцева,  кроме  позитивной,   следует   выделять

также   негативную   квалификацию,   на   основе  которой  компетентные   органы

применяют юридические нормы. В частности, отказывают в иске, восстанавли­

вают на работе незаконно уволенного работника и т. д. (А. Ф. Ч е р д а н це в,

указ. соч., стр. 115—116).

11            П.- Е. Н е д б а й л о, указ. соч., стр. 280—281.

255

 

термин полезен потому, что он нацеливает работников практи­ки на тщательное и внимательное рассмотрение каждой юриди­ческой нормы (нормативного акта). Он как бы говорит: «преж­де чем применить норму, следует ее «покритиковать», тщательно, всесторонне, с -разумной придирчивостью проверить возможность ее применения к данному случаю; и это явится одним из усло­вий, обеспечивающих высокое качество работы правопримени­тельных органов».

/Высшая критика юридической нормы включает в себя про­верку по трем основным моментам:

а)  Проверка подлинности нормы.   Это   удостоверение   того факта, что текст нормы, находящийся в распоряжении право­применительного органа, точно соответствует тексту оригинала-в последней  редакция/ Таковым  является  официальный  текст, т. е. текст, который содержится в официальных изданиях, в ча­стности в установленных формах официального опубликования нормативных актов   («Ведомости Верховного Совета  СССР» — СП СССР), в последних официальных изданиях нормативных актов—кодексов, отдельных законов. По существу официальный характер носит    помещение    текстов нормативных актов в ин­формационных изданиях ведомств.    На практике широко рас­пространены различные сборники нормативных актов, изданные государственными издательствами;   тексты   нормативных актов помещаются также в юридических журналах. Практически тек­сты этих неофициальных   изданий   также идентичны оригина­лам 12. Однако в каждом случае сомнения в подлинности текста, помещенного в неофициальных сборниках и журналах, необхо­димо обращаться к официальному изданию.

б) Проверка правомерности акта,   содержащего норму. Та­кая проверка необходима в отношении отдельных видов подза­конных актов, а именно — общих актов, изданных отдельными ведомствами, местных актов, ведомственных и внутриорганиза-ционных актов. В ходе указанной проверки должно быть уста­новлено, правомерен ли данный акт с точки зрения компетенции органа, издавшего акт, соответствует ли он требованиям закона по своему содержанию, соблюдены ли порядок издания и   фор­ма его выражения. Иными словами, здесь устанавливается за­конность  акта, его  соответствие законам,  указам, постановле-

12 В основу решения не может быть, однако, положено изложение содер­жания нормативного акта, хотя бы оно и было помещено в официальном органе (например, в газете «Известия» или в юридическом журнале). Поэтому более целесообразным является опубликование в газетах и журналах точных текстов нормативных актов или выдержек из них.

256

 

ниям правительства. Что же касается последних из упомянутых нормативных актов (законов, указов, постановлений правитель­ства), то правоприменительный орган неуправомочен на их про­верку. Проверка их может быть осуществлена лишь в порядке конституционного надзора, определяемого нормами государст­венного права.

В случае установления правоприменительным органом неза­конности нормативного акта (на проверку которого он уполно­мочен) должен быть в предусмотренном порядке поставлен во­прос об отмене акта или приведении его в соответствие с зако­ном; решение же юридического дела должно быть произведено на основании «законных» источников права (причем в право­применительном акте следует указать мотивы, по которым сом­нительный акт исключен из нормативного материала) 13.

в) Проверка юридического действия нормы с точки зрения времени, пространства и распространения ее на тех или иных лиц. Существенное значение при такой проверке принадлежит выяснению того, действует ли данная норма, т, е. вступила ли она в силу и не отменена ли она. При этом в ряде случаев прихо­дится решать довольно сложные вопросы, связанные с обратной силой нормативного акта, его «переживанием» и т. д.

В ходе проверки юридического действия нормы должны быть разрешены и все коллизионные вопросы. Для этого уже на дан­ной стадии приходится особо применять коллизионные нормы, регулирующие выбор между законами различных территорий, и законами, сменяющими друг друга.

5. Проверка правильности текста нормативного акта (низ­шая критика). После критической оценки подлинности и юри­дического действия нормы необходимо проверить ее изложение в тексте нормативного акта. Здесь уже ставятся более узкие задачи — проверке подлежит лишь внешняя сторона словесного изложения нормы в нормативном акте. В соответствии с этим проверка текста называется низшей критикой.

Исходное положение, определяющее содержание и пределы низшей критики, состоит в том, что текст нормативного акта в принципе является незыблемым и непререкаемым./Поэтому пра­воприменительный орган не вправе производить какие-либо из­менения текста нормативного акта по существу, в том числе вносить в текст редакционные изменения и поправки  (хотя бы

13 К. И. К о м и с с а р о в. Задачи судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства. Свердловск, 1971, стр. 119—120. Автор правильно указал на ошибочность ранее высказанного мною мнения о том, что в указанном случае производство по делу должно быть приостановлено.

 

 

 

 Заказ 62

 

257

 

17*

тем или другим лицам представлялось, что законодатель допу­стил ошибки редакционного характера).

В результате проверки правильности текста по существу ре­шается один вопрос — устраняются погрешности, допущенные при напечатании (перепечатывании) текста нормативного акта, т. е. погрешности полиграфического или машинописного поряд­ка. Это — опечатки, искажения отдельных слов или фраз, про­пуски в тексте.

Практически указанные погрешности могут встретиться при перепечатке текста нормативного акта, в особенности в неофи­циальных изданиях. Иногда они встречаются в официальных изданиях (например, в Уголовном кодексе издания 1942 года в примечании к ст. 193 14 вместо слова «принявшие» по ошибке было напечатано слово «применявшие»), В особо тщательной критической проверке нуждаются тексты нормативных актов, перепечатанные на машинке, на ротопринте. Текст нормативного акта при машинописном его размножении должен быть сверен с подлинником и заверен соответствующими должностными ли­цами,

В тексте нормативного акта могут встретиться явные проти­воречия, несообразности. Например, в тексте ст. 405 ГК РСФСР 1922 года было указано, что за вред, причиненный несовершен­нолетними, ответственность могут нести родители и опекуны; между тем в соответствии с гражданским законодательством частичную недееспособность несовершеннолетних восполняют не опекуны, а попечители. Такого рода противоречия и несообраз­ности устраняются (точнее—преодолеваются) путем толкова­ния. Как уже отмечалось, правоприменительный орган не вправе в порядке низшей критики вносить в текст нормативного акта какие-либо изменения, хотя бы они были редакционного харак­тера.

6. Уяснение содержания нормативного предписания. Данное уяснение осуществляется путем толкования. Здесь, в уяснении (толковании), концентрируется специальное юридическое позна­ние, характерное и для этой стадии применения права.

Уяснение смысла юридической нормы, так же как и ее вы­бор, осуществляется в неразрывной связи с установлением об­стоятельств дела. Фактические обстоятельства являются той предпосылкой, которая нередко направляет мысль интерпрета­тора на ту или другую часть нормы, ставит перед ним вопросы, дающие возможность раскрыть ее содержание применительно к данным, конкретным обстоятельствам. С другой стороны, в процессе уяснения нормы подчас возникает необходимость об-

258

 

г

 

ратиться к новым фактам или, напротив, оказывается, что неко­торые факты не имеют отношения к юридическому делу.

Юридическое познание, выраженное в уяснении содержания нормативного предписания, является центральным, сквозным моментом, который имеет не только самостоятельное значение, но и пронизывает все иные действия по применению права. Вы­бор юридической нормы, да и все действия по правовой квали­фикации фактических обстоятельств неотделимы от толкования соответствующих нормативных предписаний.

Более того, уяснение нормы, так же как оценка доказательств и правовая квалификация, вплотную примыкает к самому реше­нию юридического дела. Здесь уже начинает формироваться та государственно-властная воля, которая составляет содержа­ние правоприменительного акта. Окончательное толкование нормативного предписания дается при решении юридического дела. В правоприменительном акте, кроме того, и внешне вы­ражается то понимание нормативного акта со стороны право­применительного органа, которое нередко носит характер специ­ального разъяснения.

Важно подчеркнуть, что в процессе выбора и анализа юри­дической нормы осуществляется не толкование вообще, а осо­бое, правоприменительное толкование, органически вплетающе­еся во властно-организующую деятельность компетентного органа по обеспечению реализации юридических норм, по инди­видуальному регулированию общественных отношений.

О специфике правоприменительного толкования уже говори­лось (гл. 30).

Обобщенно наиболее важные черты толкования норматив­ных предписаний, осуществляемого в процессе применения пра­ва, можно свести к следующим главным особенностям.

Во-первых,— это толкование права в целом. Оно не сводится к одной лишь интерпретации формально закрепленных норма­тивных положений, а включает понимание духа права, его прин­ципов, его социально-политического и специально-юридического содержания.

Во-вторых,— это толкование, в котором существенное значе­ние имеют динамические моменты (оно в большей мере сориен­тировано на интерпретацию нормативных актов с учетом всей системы права, а также особенностей фактических обстоятельств сегодняшнего дня). Именно в процессе правоприменительного толкования осуществляется выработка правоположений, пра­вил применения юридических норм, а также осуществляется восполнение пробелов в праве.

259

 

В-третьих,— это специально-юридическое толкование. В про­цессе применения права необходимо не «просто» уяснить норма­тивные предписания, а реконструировать их в виде норм (в том числе логических), выявить юридическую конструкцию, отрас­левую принадлежность и др. Специально-юридический аспект в толковании (и использование соответствующих способов) при­обретает в процессе применения права доминирующее значение. Он непосредственно связывается с правовой квалификацией фактических обстоятельств, с решением юридического дела.

В-четвертых,— это толкование, которое предполагает учет факторов, влияющих на правовое регулирование (функциональ­ное толкование). Особо важен учет этих факторов в случаях, когда осуществляется индивидуальное регулирование общест­венных отношений. Тогда толкование нормативных положений (в частности, оценочных понятий) неизбежно опирается на та­кие дополнительные критерии, как критерии морали, политики, «аргументы практики» и др.

Уяснение содержания нормативных предписаний зависит от уровня профессионального правосознания судей и других лиц, осуществляющих правоприменительное толкование. Профессио­нальное правосознание — это своего рода аккумулятор, который концентрирует специальные юридические знания, опыт приме­нения юридических норм и при необходимости выдает энергию этих знаний для толкования нормативных предписаний. Чем выше уровень профессионального правосознания, тем незамет­ней, непринужденней происходит использование этих знаний при выборе и анализе юридических норм, уяснении их содержания.

Уяснение содержания нормативных предписаний представ­ляет собой в основном мыслительную, познавательную дея­тельность. Но это все же деятельность, которая к тому же вклю­чает и некоторые дополнительные «материальные» операции (например, подбор дополнительных материалов, способствую­щих раскрытию содержания нормативных актов; изучение спе­циальной литературы и т. д.).

 

25