ФОКАЛИЗАЦИЯ : ПОСТМОДЕРНИЗМ.Словарь терминов - Ильин И.П. : Книги по праву, правоведение

ФОКАЛИЗАЦИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 
РЕКЛАМА
<

 

Франц. focalisation. Структуралистски переработанный вариант англо-американской концепции «точки зрения», лишенный непри­емлемого для &&структурализма и &&нарратологии «психоло­гизма». Основы фокализации как подхода к проблеме зрительной перспективы в произведениях словесного искусства были заложе­ны Ж. Пуйоном. Он выделил две разновидности повествователь­ного «взгляда»: «изнутри» и «извне»; первое — «это сама психи­ческая реальность», второе — «ее объективная манифестация» (Pouillon:1974. с. 72). Исходя из данной оппозиции, Пуйон выдви­нул концепцию трех типов «видения в произведении: видение «с», видение «сзади» и видение «извне». Первый тип характеризует повествование, где &&нарратор «видит» столько же, сколько и остальные персонажи, являясь основным источником знания для читателя. В видении «сзади» «этот источник находится не в рома­не, а в романисте, поскольку он поддерживает свое произведение, не совпадая с одним персонажем. Он поддерживает произведение, будучи «позади» него; он находится не в мире, который описыва­ет, но «позади» него, выступая в роли демиурга или привилегиро­ванного зрителя, знающего обратную сторону дела» (там же, с. 85-86). Видение «извне», по Пуйону, относится к «физическому аспекту» персонажей, к среде их обитания.

Цв. Тодоров переформулировал тезисы Пуйона, исходя из соотношения объема знания рассказчика и персонажа: видение «сзади» — нарратор знает больше персонажа, видение «с» — нарратор знает столько же, сколько и актор, видение «извне» — нарратор знает меньше актора (Todorov:l966, с. 141-142). Наконец, Ж. Женетт предложил свое объяснение и свою терминологию, которая в данное время стала наиболее популярной среди фран­коязычных критиков: видение «сзади» — нулевая фокализация (или отсутствие фокализации), видение «с» — внутренняя фока­лизация, видение «извне» — внешняя фокализация. Первый тип Женетт относит к «классическому рассказу» с всезнающим нарра­тором; под внутренней фокализацией он понимает точку зрения «фокального персонажа» (personnage focal), воспринимающего субъекта (sujet-percepteur) находящегося «внутри истории». По­следний тип обозначает восприятие того, на что или на кого на­правлен взгляд повествователя. При этом повествовательная пер­спектива может все время меняться в зависимости от того, чья точка зрения становится предметом описания. Женетт в своем анализе «80 дней вокруг света» Жюль Верна отмечает: «Внешняя фокализация по отношению к одному персонажу иногда может быть с таким же успехом определена как внутренняя фокализация по отношению к другому; внешняя фокализация, направленная на Филеаса Фогга, является внутренней фокализацией для Пасспарту, ошеломленного своим новым хозяином» (Genette: 1966-1972, v.1, с. 208).

Эта изменчивость и многовариантность фокальной перспекти­вы особенно заметна в акториальном типе гетеродиегети­ческого повествования (&&гетеродиегетическое и гомодие­гетическое повествование). Если имеется только один актор-перцептор, как, например, в «Послах» Джеймса, то перспектива будет постоянной,  «фиксированной»; если их несколько («Госпожа, Бовари»), то она будет «меняющейся» («скользящая точка зрения», по Дж. Шипли, Shipley:1970, с. 375; «множест­венная»,  или  «переменная фокализация»,  по Женетту, Genette: 1966-1972, v. 1, с. 208; «множественное частичное всезна­ние», по Н. Фридману). Последняя перспектива может быть «моноскопической,   если   различные   акторы   (субъекты-перцепторы: А, Б, В, Г) каждый последовательно воспринимают разные события (воспринимаемые объекты: а, б, в, г), в то время как переменная перспектива будет полископической, если различ­ные акторы (субъекты-перцепторы: А, Б, В, Г) каждый одновре­менно  будут  воспринимать  одно  и  то  же  событие (воспринимаемый объект: a)» (Lintvelt:1981, с. 68).

Точно так же и в гомодиегетическом повествовании по­вествовательная перспектива может быть постоянной или пере­менной в зависимости от того, ведется ли рассказ одним или не­сколькими нарраторами, и, соответственно, моноскопической, если каждое событие рассказывается единственный раз одним нарра­тором, или полископическим, если одно и то же событие излагает­ся с точки зрения нескольких нарраторов (Р. Шаль, «Знаменитые француженки»; Р. Браунинг, «Кольцо и книга»; Фолкнер, «На смертном одре»; Л.-П. Бон, «Минует», роман в письмах). Тодоров в случае полископической переменной перспективы предпочи­тает говорить о «стереоскопическом видении» (Todorov:1966, с. 142-143), а Женетт — о «повторном рассказе во множественной фокализации» (Genette:1966-1972, v. 1, с. 207).

Введение Женеттом понятия фокализации способствовало рас­пространению среди французских нарратологов мнения о сущест­вовании особой &&повествовательной инстанции, ответственной за организацию в художественном словесном произведении зри­тельной перспективы как особого &&повествовательного уровня, с одной стороны, противостоящего другим уровням, с другой — иерархически соотнесенного с ними в рамках общей структуры художественной коммуникации. Аналогичные мысли высказывал и американский исследователь С. Чэтман: «Точка зрения не рав­нозначна средствам выражения; она означает только перспективу, в терминах которой реализуется выражение. Перспектива и вы­ражение не обязательно должны совмещаться в одном и том же лице» (Chatman:1978. с. 153). Однако он не смог теоретически обосновать место инстанции «точки зрения» в коммуникативной цепи.

Это было сделано французским нарратологом М. Баль (Ваl:1977), выделившей уровень коммуникации, промежуточный между текстом и историей, где одновременно находятся обозна­чаемое текста и означающее истории. Процесс вербализации, т. е. воплощения слова, здесь замещается воплощением в сцены и об­разы. Эта «фаза гипотетической переработки» (там же, с. 8) упо­рядоченной и структурированной истории, по мнению Баль, не должна отождествляться с фазой организации нарративного тек­ста. Именно этот уровень и является сферой действия фокализа­ции, отождествляемой исследовательницей с рассказом.

Критик признает, что «природу этой коммуникации трудно ух­ватить: рассказ является означаемым лингвистического обозначе­ния, но сам он обозначает нелингвистическими средствами» (там же). Баль исходит из убеждения, что читатель не воспринимает изображение непосредственно, поскольку он сначала «декодирует знак, обозначающий восприятие» и поэтому не может «видеть» в буквальном смысле этого слова, как, например, умирает Эмма Бовари. Он воспринимает только текст рассказчика, его слова.

Одновременно с выделением в повествовании уровня «зрительной перспективы» исследовательница обозначила и ин­станции получателя и отправителя, через посредство кото­рых коммуницируется зрительная информация: фокализатор и имплицитный зритель.