СТРУКТУРА : ПОСТМОДЕРНИЗМ.Словарь терминов - Ильин И.П. : Книги по праву, правоведение

СТРУКТУРА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 
РЕКЛАМА
<

 

Франц., англ. structure. Ключевое понятие &&структурализма. Интерпретируемая как синхроническая фиксация любой диахро­нически изменяющейся системы, структура трактовалась как ин­вариант системы. В лингвистически ориентированном структура­лизме языковые структуры отождествлялись со структурами мышления, и им приписывался характер законов, адекватных принципам организации мира, существующего якобы по правилам «универсальной грамматики». Цв. Тодоров писал: «Эта универ­сальная грамматика является источником всех универсалий, она дает определение даже самому человеку. Не только все языки, но и все знаковые системы подчиняется одной и той же грамматике. Она универсальна не только потому, что информирует все языки о мире, но и потому, что она совпадает со структурой самого мира» (Todorov:1969, с. 15).

Деррида подверг решительной критике сам принцип «структурности структуры» и традиционные семиотические пред­ставления, выявив «неизбежную», с его точки зрения, «ненадежность» любого способа языкового обозначения.

В своей ранней работе «Структура, знак и игра в дискурсе о гуманитарных науках» (Derrida: 1972с), впервые представленной в виде выступления на конференции «Наука о человеке» в 1966 г. в Университете Джонса Хопкинса, Деррида сформулировал прак­тически все основные положения своей системы взглядов, соста­вившие впоследствии «обязательный канон» теории постструкту­рализма: идея децентрации структуры, идея «следа», критика многозначного понятия «наличие» и концепции «целостного чело­века», а также утверждение ницшеанского принципа «свободной игры мысли» и отрицание самой возможности существования ка­кого-либо первоначала, «первопричины», или, как его называет ученый, «происхождения» любого феномена, его origine.

Поскольку именно идея бесструктурности отразилась в самом названии рассматриваемого нами течения, стоит более подробно остановиться на аргументации Дерриды. С его точки зрения, по­нятие   «центра   структуры»   определяет   сам   принцип «структурности структуры»: «Функцией этого центра было не только ориентировать, сбалансировать и организовывать структу-

ру — естественно, трудно себе представить неорганизованную структуру — но прежде всего гарантировать, чтобы организую­щий принцип структуры ограничивал то, что мы можем называть свободной игрой структуры. Поскольку несомненно, что центр структуры, ориентируя и организуя связность системы, допускает свободную игру элементов внутри целостной формы» (там же. с. 324). В то же время, в самом «центре пермутация, или трансфор­мация элементов (которые, разумеется, могут быть в свою очередь структурами, включенными в состав общей структуры) запреще­на... Таким образом, всегда считалось, что центр, который уника­лен уже по определению, представляет собой в структуре именно то, что управляет этой структурой, в то же время сам избегает структурности. Вот почему классическая мысль, занимающаяся проблемой структуры, могла бы сказать, что центр парадоксаль­ным образом находится внутри структуры и вне ее. Центр нахо­дится в центре целостности и однако ей не принадлежит, эта цело­стность имеет свой центр где-то в другом месте. Центр не яв­ляется центром» (там же, с. 325). И далее: «Вся история концеп­ции структуры ... может быть представлена как ряд субституций одного центра другим, как взаимосвязанная цепь определений этого центра. Последовательно и регулируемым образом центр получал различные формы и названия. История метафизики, как и история Запада, является историей этих метафор и метонимий. Ее матрица ... служит определением бытия как наличия во всех смыс­лах этого слова. Вполне возможно показать, что все эти названия связаны с фундаментальными понятиями, с первоначалами или с центром, который всегда обозначал константу наличия — эйдос, архе, телос, энергейя, усия (сущность, субстанция, субъект), алетейя, трансцендентальность, сознание или совесть. Бог, чело­век и так далее» (там же, с. 325).

Таким образом, в основе представления о структуре лежит по­нятие «центра структуры» как некоего организующего ее начала, того, что управляет структурой, организует ее, в то время как оно само избегает структурности. Для Дерриды этот «центр» — не объективное свойство структуры, а фикция, постулированная на­блюдателем, результат его «силы желания» или ницшеанской «воли к власти», а в конкретном случае толкования текста (и пре­жде всего литературного) следствие навязывания ему читателем своего собственного смысла, «вкладывания» этого смысла в текст, который сам по себе может быть совершенно другим. В некоторых своих работах, в частности в «Голосе и феномене» Деррида рас­сматривает этот «центр» как «сознание», «cogito» или «феноменологический голос». С другой стороны, само интерпретирую­щее «я» понимается им как своеобразный текст, «составленный» из культурных систем и норм своего времени, и, следовательно, произвольность интерпретации со стороны этого «я» заранее ог­раничена исторической обусловленностью его норм и систем.