РАЗЛИЧЕНИЕ : ПОСТМОДЕРНИЗМ.Словарь терминов - Ильин И.П. : Книги по праву, правоведение

РАЗЛИЧЕНИЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 
РЕКЛАМА
<

 

Франц. differance. Термин &&постструктурализма, введенный французским семиотиком,  философом и литературоведом Ж. Дерридой (в основном в работах 1967 г., затем неоднократно

[250]

уточнялся в последующих исследованиях). По-разному перево­дится на русский язык: «различение» (Н. С. Автономова, Автономова: 1977, с. 162; Г. К. Косиков, Косиков:1989, с. 37), «разграничение»   (И. П. Ильин,   Ильин:1983.   с.   111-112), «различие» (А. В. Гараджа, Гараджа:1989, с. 3).

Смысл введения этого термина становится понятным лишь в контексте той критики &&структурализма и его понятийного ап­парата, который был предпринят Дерридой в процессе оформле­ния доктрины постструктурализма. В основе структурализма ле­жит теория &&бинаризма, согласно которой все отношения между знаками сводимы к бинарным структурам, т. е. к модели, основан­ной  на   наличии   или  отсутствии   четко  выявляемого, «маркированного» (по структуралистской терминологии) призна­ка и служащей показателем различия между двумя терминами оп­позиции. «Оппозиция, — отмечает немецкий исследователь Р. Холенштайн, — с точки зрения структурализма, является ос­новным движущим принципом как в методологическом, так и объ­ективном отношении» (Holenstein:1976, с. 47).

Чтобы теоретически дезавуировать структуралистское понятие «различие» (или «отличие»), принятое также в семиотике и лин­гвистике,   Деррида   и   вводит   концепцию   различения, «разграничивания», внося смысловой оттенок временного разрозненья, разделенности, отсрочки в будущее (в соответствии о двой­ным значением французского глагола differer — различаться и от­срочивать). При этом временной разрыв влечет за собой и разрыв в пространстве — «пространственное становление времени». Раз­личение отличается от «различия» прежде всего своим процессу­альным характером, поскольку оно понимается исследователем как «систематическое порождение различий», как «производство сис­темы различий» (Derrida:1972b, с.40). В своей книге «Диссеминация» Деррида уточняет: «Не позволяя себе попасть под общую категорию логического противоречия, различение (процесс дифференциации) позволяет учитывать дифференциро­ванный характер модусов конфликтности, или, если хотите, проти­воречий» (Derrida: 1972. с. 403). «Различение, — поясняет Дер­рида в «Позициях 1 (1972), — должно означать ... точку разрыва с системой Authebung (имеется в виду гегелевское «снятие» — И. И.) и спекулятивной диалектикой» (Derrida:1972b, с. 60). Ины­ми словами, различение для него — не просто уничтожение или примирение противоположностей, но и их одновременное сосуще­ствование в подвижных рамках процесса дифференциации.

Концепция различения тесно связана с сопутствующими ей и поясняющими ее понятиями &&след и «происхождение» и направ­лена на ревизию традиционного понятия знака как структуры, свя­зывающей означающее (по Соссюру, «акустический образ» сло­ва) и означаемое (предмет или понятие о нем, концепт). Времен­ной и пространственный интервал, разделяющий означающее и означаемое им явление, превращает знак в след этого явления; он теряет связь со своим «происхождением» и тем самым обозначает не столько сам предмет или явление, сколько его отсутствие. На первый план выходит не проблема референтности, т. е. соотнесен­ности языка с внеязыковой реальностью, а означивания — взаи­мосвязи чисто языкового характера: означающего с означающим, слова со словом, одного текста с другим: «Различение — это то, благодаря чему движение означивания оказывается возможным лишь тогда, когда каждый элемент, именуемый «наличным» и являющийся на сцене настоящего, соотносится с чем-то иным, не­жели он сам, хранит о себе отголосок, порожденный звучанием прошлого элемента, и в то же время разрушается вибрацией соб­ственного отношения к элементу будущего; этот след в равной мере относится и к, так называемому будущему, и к так называе­мому прошлому; он образует так называемое настоящее в силу отношения к тому, чем он сам не является...» (Derrida:1972d. с. 13).

Деррида с помощью понятия различения пытается доказать «принципиальное отличие» знака от самого себя; знак несет внут­ри самого себя свою собственную инаковость, сосуществование, как отмечает Г. Косиков, «множества не тождественных друг другу, но вполне равноправных смысловых инстанций. Оставляя друг на друге «следы», друг друга порождая и друг в друге отра­жаясь, эти инстанции уничтожают само понятие о «центре», об абсолютном смысле» (Косиков: 1989, с. 37) (также «&&децен­трация).

Деррида использует понятие различения как одно из средств теоретической борьбы против традиционного запападноевропейского «метафизического мышления», однако практически оно пре­вращается в орудие доказательства неизбежной двусмысленности любого анализируемого понятия. При всех многочисленных истол­кованиях понятие различения не получает у исследователя одно­значного определения. Деррида сам неоднократно ссылается на графический признак придуманного им термина, на «скрытое а» в слове differance (его произношение не отличается от произношения слова difference — различие); он считает, что именно этот признак и позволяет ему быть не «понятием», не просто «словом», а чемто доселе небывалым. Недаром редколлегия журнала «Промесс» («Promesse»), в котором были первоначально помещены объясне­ния Дерриды, снабдила их примечанием, где констатировала, что характеризуемое подобным образом «различение» по своей прин­ципиальной «неопределимости» структурно близко фрейдовскому бессознательному (Derrida:1972b, с. 60).

Эту характеристику можно было бы применить и ко многим другим понятиям, введенным и используемым Дерридой, посколь­ку все вместе при всей своей внешней противоречивости они обра­зуют довольно целостную систему аргументации, направленную на доказательство внутренней иррациональности западного рациона­лизма или, как его называет Деррида, «логоцентризма» западной философской традиции.

Подобное   переосмысление  структуралистского  понятия «различие» имело место и у других постструктуралистов, при этом они не всегда прибегали к неологизмам, ограничиваясь лишь новой интерпретацией старого термина. Так, например, Ж. Делез и Гватгари в своей книге «Различие и повтор» (Deleuze, Guattari:1968) предпринял аналогичную попытку «освободить» понятие «различие» от связи с классическими категориями тожде­ства, подобия, аналогии и противоположности. Исходным посту­латом исследователя является убеждение, что различия — даже метафизически — несводимы к чему-то идентичному, а только всего лишь соотносимы друг с другом. Иными словами, нет ника­кого критерия, стандарта, который позволил бы объективно опре­делить «величину различия» одного явления по отношению к другому. Все они, по Делезу, в отличие от постулированной струк­турализмом строго иерархизированной системы, образуют по от­ношению друг к другу децентрированную, подвижную сетку. По­этому не может быть и речи о каком-либо универсальная коде, которому, по мысли структуралистов, были бы подвластны все семиотические и, следовательно, жизненные системы, существует лишь «бесформенный хаос» (Deleuze, Giiattari:1968, с. 356).