ПОСТСТРУКТУРАЛИСТСКО-ДЕКОНСТРУКТИВИСТСКО-ПОСТМОДЕРНИСТСКИЙ КОМПЛЕКС

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 

 

Широкое и влиятельное интердисциплинарное по своему характе­ру идейное течение в современной западной культурной жизни, проявившееся в различных сферах гуманитарного знания, в том числе и в литературоведении, и связанное определенным единст­вом философских и общетеоретических предпосылок и методоло­гии анализа. Теоретической основой этого комплекса являются концепции, разработанные главным образом в рамках француз­ского &&постструктурализма такими его представителями, как Ж. Лакан, Ж. Деррида, М. Фуко, Ж.-Ф. Лиотар и др. Привле­чение постструктуралистами для демонстрации своих положений и постулатов прежде всего литературного материала обусловило популярность их идей среди литературоведов и породило феномен &&деконструктивизма, который в узком смысле этого термина является теорией литературы и специфической практикой анализа художественных произведений, основанных на общетеоретических концепциях постструктурализма.

Однако, несмотря на почти треть века существования пост­структурализма и более 20 лет — деконструктивизма, в совре­менной западной специальной литературе наблюдается существен­ный разнобой в содержательной характеристике этих терминов, которые очень часто употребляются как синониму. Так, в США, где деконструктивизм в лице так называемой Йельской школы деконструктивизма впервые оформился как особая школа в лите­ратуроведении, резко противопоставившая себя остальным лите­ратурно-критическим направлениям, большинство исследователей предпочитают применять термин «деконструктивизм», даже когда речь идет о явно общетеоретических постструктуралистских пред­посылках. В Великобритании, наоборот, сторонники этой новой «теоретической парадигмы» за редким исключением называют себя постструктуралистами, а в ФРГ распространен термин «неоструктурализм».

Тем не менее основания для отождествления постструктура­лизма и деконструктивизма вполне реальны,  поскольку «герменевтический» и «левый» американский деконструктивизм по своим общеметодологическим ориентациям гораздо ближе постструктуралистским установкам и постоянно выходит за преде­лы чисто литературоведческой проблематики.

На рубеже 70—80-х годов выявились общемировоззренче­ские и методологические параллели, а затем и генетическое родст­во этих течений с постмодернизмом. Оформившись первоначально

как теория искусства и литературы, пытавшаяся освоить опыт раз­личных неоавангардистских течений за весь период после второй мировой войны и свести их к единому идейно-эстетическому зна­менателю, постмодернизм со второй половины 80-х годов стал осмысляться как явление тождественное постструктурализму (или, по крайней мере, как наиболее адекватно описываемое тео­риями   постструктурализма).   В   новейших  исследованиях (М. Сарупа, С. Сулейман, В. Велыиа и др.) постструктурализм и постмодернизм характеризуются практически как синонимические понятия.

Необходимо различать постмодернизм как художест­венное течение в литературе (а также других видах искусст­ва) и постмодернизм как теоретическую рефлексию на это явление, т. е. как специфическую литературоведческую ме­тодологию, позволяющую говорить о существовании особой кри­тической школы или направления, и в этом смысле отождествляе­мую с постструктурализмом. Постмодернистская критика только тогда и обрела свое место среди других литературно-критических школ, когда вышла за пределы выявления и фиксации специфиче­ских признаков литературного направления постмодернизма и ста­ла применять выработанную ей методику разбора и оценки по­стмодернистских текстов к художественным произведениям самых различных эпох.

Теоретик постмодернизма Ф. Джеймсон считает, что сдвиг от модернизма к постмодернизму может быть охарактеризован как переход от состояния отчуждения субъекта к его фрагментации. В результате исчезновения индивидуального субъекта и связанной с этим невозможности существования неповторимого личностного стиля в литературе возникла новая «практика письма» — &&пастиш, приходящая на смену &&пародии и являющаяся свое­образной формой самопародии и самоиронии, когда писатель соз­нательно растворяет свое сознание в иронической игре цитат и аллюзий. С этих позиций Ф. Джеймсон дает постмодернистскую интерпретацию творчества Бальзака, Эйхендорфа, Достоевского (Jameson:198l). Также поступают Р. Сальдивар в отношении Сер­вантеса и Мелвилла (Saldivar:1984),. Этридж — Вордсворта (Attridge:l988), Д. Браун — модернистов первой трети XX в. (Brown: 1989).  У. Эко,  И. Хасан  и  Д. Лодж  (Эко:1988, Hassan:1987, Lodge:198i) считают постмодернизм явлением, неиз­бежно возникающим в искусстве на протяжении всей истории че­ловечества в периоды его духовного кризиса.

История развития постструктурализма, деконструктивизма, постмодернизма является результатом активного творческого взаимодействия и ассимиляции различных культурных традиций. Так, переработанное во французском структурализме теоретиче­ское наследие русского формализма, пражского структурализма и новейших по тем временам достижений структурной лингвистики и семиотики было переосмыслено в постструктуралистской доктрине в середине 60-х — начале 70-х годов в работах Ж. Дерриды, М. Фуко, Р. Барта, Ю. Кристевой, Ж. Делеза, Ф. Гваттари и Р. Жирара и получило философское обоснование. Возникновение постструктурализма как определенного комплекса идей и пред­ставлений мировоззренческого порядка, а затем и соответствую­щих ему теорий искусства и литературы было связано с кризисом структурализма и активной критикой феноменологической и фор­малистической концепций. К тому же времени относится появле­ние во Франции первых опытов по деконструктивистской критике, самым примечательным из которых явился «С/3» Р. Барта (Barthes:1970).

Если первоначально постструктурализм рассматривался как чисто французское явление, поскольку для обоснования своей сущности и специфики опирался почти исключительно на материал французской национальной культуры, то к концу 70-х годов он превратился в факт общемирового (в рамках всей западной куль­туры) значения, породив феномен американского деконструкти­визма, укорененного прежде всего в своеобразии национальных традиций духовно-эстетической жизни США.

В свою очередь, происходивший в США и Западной Европе, но уже в сфере деконструктивистских представлений, процесс пе­ресмотра практически всего западного искусства после второй ми­ровой войны (и осознания его как искусства постмодернизма) был осмыслен прежде всего во Франции в работах Ж.-Ф. Лиотара и лишь после этого получил окончательное оформление в трудах американских исследователей И. Хасана и М. Завар-заде. На основе обобщений этих ученых и произошло становление специ­фической философии постмодернизма, базирующейся на едином постструктуралистско-постмодернистском комплексе представле­ний и установок (труды В. Вельша, Ж. Бодрийара, Ф. Джеймсона и многих др.). Это было вызвано также и тем обстоятельст­вом, что оформившись первоначально в русле постструктуралист­ских идей, этот комплекс стал развиваться в сторону осознания себя как философии постмодернизма. Тем самым он существенно расширил сферу своего применения и воздействия. Философский

постмодернизм сразу стал претендовать как на роль общей теории современного искусства, так и на статус особой &&пост­модернистской чувствительности в качестве наиболее адек­ватного постмодернистского менталитета.

При том, что все литературоведы, как и активные пропаганди­сты этого комплекса, так и просто испытавшие его влияние, ис­пользуют более или менее единый понятийный аппарат и аналити­ческий инструментарий, тем не менее внутри общего постструктуралистско-постмодернистского комплекса существуют отдельные течения или группы критиков, значительно отличающиеся друг от друга по своим идейно-теоретическим и эстетическим ориентациям. Наличие подобного рода разногласий и позволяет в большин­стве случаев разграничивать как собственно постструктуралистов, деконструктивистов и постмодернистов, так и отдельные школы и направления, например, явственно обозначившиеся внутри декон­структивизма.