4 : ПОНЯТИЕ ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА, ЕГО СОДЕРЖАНИЕ И РАЗВИТИЕ В РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ - С. ЛИПАТОВА : Книги по праву, правоведение

4

1 2 3 4 5 6 7 8 
РЕКЛАМА
<

Достоинство в его традиционном понимании есть совокупность каких-то качеств, уважение этих качеств в самом себе, т. е. самооценка индивидом собственных способностей, достоинств и недостатков, своего общественного значения (внутренняя оценка).

Честь есть достойные уважения качества личности, незапятнанная репутация, доброе имя, т. е. социальная оценка индивида обществом, окружающими людьми (внешняя оценка).

Репутация же есть приобретенная кем-либо (чем-либо) общественная оценка, создавшееся общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках кого-либо (чего-либо), складывающееся на основе информации об объекте. Безусловно, репутация может быть и хорошей, и плохой, в зависимости от пропорции положительных и отрицательных свойств оцениваемого объекта.

Как справедливо полагает А. А. Батяев, деловая репутация юридического лица защищается по тем же правилам, что и деловая репутация гражданина. Юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения, имеет право на опубликование своего ответа в СМИ и т. д. По требованию заинтересованных лиц (например, правопреемников) допускается защита деловой репутации юридического лица после его ликвидации.

В отличие от чести и достоинства (доброго имени), упоминание о деловой репутации в Конституции России отсутствует и фигурирует лишь как категория гражданского права. В гражданско-правовом смысле это понятие применимо только к юридическим лицам, участвующим в предпринимательской деятельности, деловом обороте. Государственные и муниципальные органы, выполняющие властные и управленческие функции, не являются носителями деловой репутации и не вправе требовать ее судебной защиты. Субъектами гражданского права, согласно статье 124 Гражданского кодекса, государство (его органы) и муниципальные образования становятся лишь тогда, когда они выступают равноправными участниками гражданского, делового оборота. Мнение, противоположное взгляду на проблему А. А. Батяева, выражает И. М. Рассолов, который считает, что деловой репутацией может обладать любое юридическое лицо: коммерческая и некоммерческая организация, государственные и муниципальные предприятия и учреждения. С таким мнением следует согласиться.

Как полагает Н. А. Панкратова, деловая репутация гражданина есть сложившееся в обществе, социуме мнение о деловых качествах (достоинствах и недостатках) физического лица в сфере делового оборота.

Каждый человек имеет ту или иную самооценку, так или иначе представляет свое место, положение в обществе. При этом он исходит из своего понимания его достоинств и недостатков и того, как эти достоинства и недостатки могут быть оценены другими людьми, обществом. Это и есть достоинство человека, т. е. его внутренняя самооценка своих качеств.

Внешняя же оценка этого человека окружающими не всегда может совпадать с внутренней оценкой достоинств и недостатков. В обществе складывается свое понимание тех или иных благ, ценностей, их значимости, следовательно, и свое представление о достоинствах (недостатках) конкретного индивида, которое не всегда адекватно собственной оценке человека. Общество к одним недостаткам индивида может относиться более благосклонно, чем к другим, в то время как сам человек может оценить их по-своему.

Анализ российского законодательства позволяет говорить, что для права не имеет значения, что человек думает о себе, как оценивает себя, пока не будет установлено соответствие самооценки с тем, как его оценивает общество. Для права имеет значение та самооценка индивида, которая в той или иной степени совпадает с его общественной оценкой. Именно эта степень совпадения и подлежит защите, в том числе и в судебном порядке.

Итак, социальная (внешняя) оценка индивида подлежит защите в полном объеме, внутренняя же оценка защищается только в той степени, в которой она совпадает с внешней, так как защищается она лишь постольку, поскольку именно такую же оценку качествам человека дает общество. В отношении же юридических лиц можно говорить только о деловой репутации предприятия (организации) как своеобразной оценке обществом его деятельности, которая складывается на основе имеющихся сведений о такой деятельности. Для любого юридического лица его оценка, мнение общества о его качествах, достоинствах и недостатках всегда носят внешний характер, так как способностью иметь какую-либо самооценку обладают только физические лица. И эта внешняя оценка деятельности юридического лица также подлежит защите в полном объеме, в том числе и в судебном порядке. Мнение Н. А. Панкратовой об этом совпадает с точкой зрения А. М. Эрделевского, и с ним нельзя не согласиться.

Защита же чести, достоинства или деловой репутации граждан и юридических лиц — это, прежде всего, охрана их права на то, чтобы сведения об их поведении, деятельности, влияющие на оценку окружающими, соответствовали действительности.

Среди юристов встречается мнение о том, что понятия «честь», «достоинство», «репутация» по существу совпадают, определяя моральный статус личности, ее самооценку и положение в обществе. С таким мнением нельзя согласиться, поскольку эти понятия хотя и схожие по своему содержанию, но не идентичные.

И. М. Рассолов отмечает, что понятие «честь», «достоинство» и «репутация» определяют близкие между собой нравственные категории. Различия между ними заключаются лишь в субъективном или объективном подходе к оценке этих качеств: если имеется в виду объективная оценка субъекта (человека) — речь идет о чести, а если субъективная — о достоинстве. Репутация представляет собой сложившееся о субъекте мнение, основанное на оценке его общественно-значимых качеств. Деловая репутация — это оценка его профессиональных качеств.

В юридической науке существует понятие диффамации, которое по-разному трактуется в различных источниках. В Постановлении Пленума Верховного Суда от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» говорится: «При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации), но и, в силу статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10), имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации».

А. М. Эрделевский также считает тождественными понятие «диффамация», используемое в постановлениях Европейского Суда по правам человека, и понятие распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащееся в статье 152 Гражданского кодекса России.

Есть и иное мнение: понимать диффамацию как публичное распространение порочащих сведений, независимо от того, соответствуют ли они действительности. Так, Власов А. А. считает, что понятие «диффамация» выражается в наступлении ответственности для нарушителя (гражданской или уголовной) за распространение порочащих другое лицо любых сведений, соответствующих и не соответствующих действительности. В российском законодательстве уже существуют некоторые виды диффамации: в виде клеветы (умышленная недостоверная диффамация) в уголовном праве (предусмотрена в ст. 129 Уголовного кодекса) и неумышленная недостоверная диффамация в гражданском праве (предусмотрена в ст. 152 ГК РФ). Отсутствует в законодательстве лишь достоверная диффамация, т. е. ответственность за распространение правдивых, но порочащих сведений во всех сферах жизнедеятельности человека. Как справедливо считает А. А. Власов, правильно то, что законодатель данный вид диффамации не вводит в российское законодательство, поскольку правильные сведения о человеке не могут ухудшить оценку, которую он заслуживает и не могут унизить его честь или умалить достоинство. Запрещение же под страхом уголовного наказания произносить «правду» будет противоречить конституционному принципу свободы слова (ст. 29 Конституции РФ).


<