Гражданско-правовое регулирование способов покрытия векселей : Осуществление прав требования в вексельном обязательстве – Е.Ю. Толкачева : Книги по праву, правоведение

 Гражданско-правовое регулирование способов покрытия векселей

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 
РЕКЛАМА
<

 

 Гражданско-правовые отношения, связывающие векселедателя стого векселя и первого векселедержателя, а также индоссанта и индоссата могут предполагать наличие какого-либо обеспечения исполнения обязательства платежа по векселю. Так, например, в качестве провизо векселедатель вправе передать в залог первому векселедержателю определенное имущество, открыть депозитный счет в банке, перечислив на него денежную сумму, достаточную чтобы погасить вексельное обязательство, либо обеспечить платеж по векселю иным доступным способом.

 При наступлении срока платежа по простому векселю первый векселедержатель предъявляет его к оплате и, в случае отказа векселедателя исполнить обязательство, вправе обратить взыскание на предмет залога, либо на денежные средства, находящиеся на депозитном счете. Однако вексельные отношения, возникающие между двумя контрагентами, как правило, базируются на какой-либо гражданско-правовой сделке, и в случае неуплаты вексельной суммы в срок, вексельный кредитор может предъявить исковое требование о взыскании денежной суммы, но уже из гражданско-правового договора.

 Наличие имущественного обеспечения вексельного обязательства, предоставленного векселедателем первому векселедержателю (индоссантом индоссату) сохраняет свое гражданско-правовое значение только для данных участников вексельных правоотношений. Последующие векселедержатели не вправе ссылаться на существующее провизо, если они не являются непосредственными участниками гражданского правоотношения, возникшего по поводу вексельного обеспечения.

 Для целей изучения правоотношений в сфере провизо переводных векелей принципиальным является решение вопроса о возможности трассата требовать принудительного провизования векселя, а также о возможности акцептанта отказаться оплачивать вексель, ссылаясь на отсутствие обещанного обеспечения.

 Невексельные, то есть попадающие в разряд гражданско-правовых, отношения между векселедателем и трассатом, могут выражаться в различных формах, в том числе и в форме договора займа с предполагаемым обязательным обеспечением. Такой договор может содержать условие о том, что трассат обязуется акцептовать, а затем оплатить выписанный на него вексель, в обмен на предоставленное денежное или имущественное обеспечение, переданное трассантом. В случае отсутствия указанного обеспечения, трассат оставляет за собой право отказаться от акцепта векселя. Правомерность приведенной конструкции очевидна. Налицо договор займа, обремененный акцессорным обязательством векселедателя - обеспечить гарантию платежа. В качестве гарантии платежа по договору предусмотрен залог или депонирование денежных средств на специальном счете. Таким образом, обязательство трассата по акцепту векселя ставится в прямую зависимость от обеспечения платежа по векселю. Другими словами, при отсутствии предусмотренного договором обеспечения трассат вправе отказаться от акцептации выписанного на него векселя, и, наоборот, при своевременном предоставлении означенного обеспечения, - должен принять на себя обязательства, вытекающие из акцепта векселя.

 В.А. Белов разделяет данную позицию и предлагает специфичную правовую конструкцию провизования, пригодную как для векселей, так и для чеков. По его мнению, нет ничего невозможного в том, чтобы простейшее залоговое обязательство акцептанта или чекодателя, обеспечивающее его платеж по векселю (чеку), прикреплялось бы к векселю (чеку) и обращалось вместе с ним. Истцу, заявляющему регрессное требование, останется только вписать в это залоговое обязательство собственное имя, чтобы иметь возможность потребовать обращения взыскания на заложенное имущество акцептанта. Основанием для такого требования должен быть опротестованный вексель (удостоверенный в неоплате чек). *(47)

 Таким образом, открываются широкие возможности для использования различных гражданско-правовых институтов и конструкций для принуждения векселедателей переводных векселей к созданию и поддержанию отношений покрытия.

 Следует отметить, что вступление трассата в вексельные правоотношения может быть обусловлено различными способами, в том числе провизованием векселя. Выдав акцепт по векселю, акцептант вправе требовать предоставление обещанного провизо, ссылаясь при этом на достигнутое ранее соглашение между ним и векселедателем.

 Однако одновременно с выдачей акцепта трассат не только исполняет обязательство по договору займа, но и, что самое важное, принимает на себя одностороннее обязательство по оплате данного векселя. Акцептуя вексель, трассат вступает уже в вексельные правоотношения, регулируемые специальными нормами вексельного законодательства, согласно которым выданный акцепт является односторонним, безусловным и абстрактным обязательством акцептанта по оплате векселя.

 Несмотря на то, что вексель был акцептован в результате соглашения трассанта и трассата, сам по себе акцепт является односторонней сделкой акцептанта, имеющей самостоятельный характер и создающей для него односторонние обязательства.

 Это означает, что исполнение обязательства акцептанта оплатить принятый им вексель не может быть поставлено в зависимость от выполнения или невыполнения каких-либо условий. Данное утверждение прямо следует смысла ст. 26 Единообразного закона о переводном и простом векселе и соответствующей ей ст. 26 Положения о переводном и простом векселе: акцепт должен быть простым и ничем не обусловленным; однако плательщик может ограничить его частью суммы. Всякое иное изменение, произведенное акцептом в содержании переводного векселя, равносильно отказу в акцепте.

 Однако акцептант отвечает согласно содержанию своего акцепта. В данном случае следует согласиться с мнением В.А. Белова о том, что векселедатель имеет право потребовать от лица, поставившего акцепт, ответственности как по нормам вексельного, так и по нормам гражданского права, в зависимости от того, соответствует ли акцепт требованиям вексельного права.

 Так, акцепт, совершенный под условием, или не являющийся простым, равносилен отказу в акцепте, который должен быть удостоверен протестом. Протест в неакцепте позволяет обратить регрессное требование по векселю к обязанным по нему лицам. Однако в случае, если такой условный или сложный акцепт соответствует требованиям к обыкновенному одностороннему обязательству, регулируемому нормами гражданского права, не существует препятствий для того, чтобы потребовать его исполнения, основывая свое требование на нормах гражданского законодательства об исполнении обязательств. *(48)

 Российское дореволюционное вексельное законодательство также занимало жесткую позицию по этому поводу. Согласно ст. 95 Устава о векселях 1902 г., кроме ограничений в сумме, другие уклонения от содержания векселя, допущенные в надписи об акцепте, были равносильны отказу в принятии. Сделанные в надписи об акцепте поправки должны были быть оговорены за подписью принимателя. *(49) Аналогичное правило действует в настоящее время и в законодательстве США. Согласно ст. 3.410 Единообразного торгового кодекса США, если условия акцепта тратты трассатом изменяют условия предъявленной тратты, держатель может отклонить такой акцепт и рассматривать тратту как неакцептованную. В таком случае трассант может аннулировать свой акцепт.

 Если держатель соглашается с акцептом, изменяющим условия тратты, обязательство трассанта и индоссанта, не изъявивших прямо своего согласия с таким акцептом, погашается. *(50)

 Приведенное законодательное установление Единообразного торгового кодекса США, на мой взгляд, означает, что в случае осложнения акцептационной надписи не предусмотренными вексельным законодательством условиями или оговорками, векселедержателю предоставляется право выбрать один из двух вариантов поведения: либо отклонить такой акцепт и рассматривать вексель как неакцептованный с последствиями протеста, либо согласиться с изменениями условий платежа трассатом, но тогда требование платежа по векселю будет основано не на вексельных правилах, а на общегражданских правилах исполнения обязательств. Следствием перехода из вексельных правоотношений в невексельные является прекращение "солидарной" ответственности над-писателей по векселю и векселедателя. Однако обязанные по векселю лица могут выразить свое согласие с акцептационными оговорками, и в этом случае вексельная сила акцепта сохраняется.

 В отличие от англо-американской системы вексельного права, Женевская система вексельного права, в том числе российское вексельное законодательство предусматривает, что изменения, сделанные в части суммы, подлежащей оплате, действительны лишь в отношении акцептанта; все остальные обязанные по векселю лица продолжают отвечать в соответствии с условиями векселя, а не акцепта, поскольку изменения, сделанные акцептантом, касаются только его самого, но не являются изменениями текста векселя в целом. Иные изменения в содержании переводного векселя (изменения не связанные с суммой вексельного обязательства), произведенные акцептом, предоставляют векселедержателю право на досрочный регресс по факту неакцепта на условиях векселя, а также возможность предъявления общегражданского требования к акцептанту в соответствии с содержанием акцепта.

 Согласно ст. 17 Единообразного закона о переводном и простом векселе и ст. 17 Положения о переводном и простом векселе, лица, к которым предъявлен иск по переводному векселю, не могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям, если только векселедержатель, приобретая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику.

 Вневексельные возражения могут быть заявлены истцу только тогда, когда их заявитель докажет, что истец, приобретая вексель, сознательно действовал в ущерб должнику. Такая ситуация может иметь место в том случае, если должник докажет, что приобретение истцом векселя не было необходимым условием охраны прав истца и осуществления его хозяйственной деятельности, либо произведено лицом недобросовестно.

 В силу безусловности обязательства из акцепта, трассат обязан совершить платеж, и только после прекращения вексельных правоотношений вправе требовать от лица, обязанного предоставить покрытие, возмещение причиненного ущерба. Но данное требование подкрепляется не вексельным, а гражданско-правовым законодательством.

 Таким образом, фондовое покрытие векселей может быть предусмотрено и закреплено в специальном соглашении участников вексельных правоотношений. Однако его наличие или отсутствие не может каким-либо образом влиять на исполнение или неисполнение вексельного обязательства трассатом. Это в свою очередь означает, что трассант не обязан перед ремитентом обеспечивать покрытия векселя. Если такое покрытие все-таки предоставлено, то ремитент не приобретает субъективного вексельного права в отношении данного провизо. Все отношения, возникающие на почве фондового провизования, лежат за пределами векселя, в силу чего регулируются нормами гражданского права отношения по передаче материальных ценностей трассату складываются между ним и трассантом на основе каких-либо гражданско-правовых сделок и, следовательно, создают комплекс взаимных прав и обязанностей только для данных субъектов.

 Векселедержатель, не являясь участником данных отношений, не вправе основывать свое право требования по векселю, ссылаясь на то, что плательщик получил от векселедателя определенный эквивалент для оплаты вексельной суммы. Поскольку наличие или отсутствие материальных ценностей у плательщика не оказывает правового влияния на усиление гарантии получения платежа для векселедержателя, то и говорить о существовании "фондового" покрытия векселей также не представляется возможным.

 Желание обеспечить исполнение вексельного обязательства, создать возможность для векселедержателя обезопасить себя от непредвиденных потрясений, связанных с неплатежеспособностью плательщика или иных обязанных по векселю лиц, давало основание цивилистам искать пути создания такой системы гарантий по векселю, которая удовлетворяла бы интересам всех участников вексельного правоотношения. Однако искусственно созданная система вексельного провизо не может претендовать на оптимальное решение данной проблемы. Непригодность традиционных способов обеспечения платежа по векселю объясняется наличием таких признаков, которые отличают вексель не только от других видов ценных бумаг, но и от аналогичных гражданско-правовых обязательств. В качестве таких признаков следует особо выделить строгую формализованность вексельного документа, абстрактность и безусловность всех вексельных обязательств, объединенных общим наименованием "вексель", их независимость друг от друга и от основания выдачи (возникновения) самого векселя.

 


<