ПОСЛЕСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 

Еще не пришло время говоритьо традиции перевода текстов Хайдеггера

на русский язык, поэтому может случиться, что читатель всякий раз, открывая

новую книгу, на обложке которой кириллицей написано имя Хайдеггера, не уз_

нает автора или, по крайней мере, должен сделатьопределенное усилие, чтобы

узнать.

Лекции «Основные проблемы феноменологии» Хайдеггер читал в тот

год, когда в издаваемом Гуссерлем «Jahrbuch für Philosophie und phänomenologische

Forschung» вышел в свет его главный труд—«Бытие и время». По

содержанию лекции представляют собой, как указывает сам автор, «новую

разработку третьего раздела, первой части ‘Бытия и времени’», и, разумеется,

Хайдеггер говорит на том же языке. Но, заметим, говорит, а не пишет. Поэто_

му замысловатое и своевольное письмо «Бытия и времени» здесь примеряет_

ся к возможностям устной речи.

Я работал с постоянной оглядкой на варианты перевода, предложенные

В. В. Бибихиным и А. В. Михайловым, но не всегда им следовал, поскольку пола_

гаю, что те или иные переводческие решения еще рано канонизировать, хоть

это, как уже было сказано, и создает определенные неудобства для читателя.

Русский философский язык еще должен переболетьпосле прививки хайдегге_

ровой речи, оставшисьпри этом самим собой, т. е. русским языком. Переводче_

ские правила Кирилла и Мефодия, о верности которых (и верности которым)

говорит В. В. Бибихин в «Примечаниях переводчика» к «Бытию и времени», по_

нятые слишком жестко — вплотьдо готовности умеретьза единый умляут, не

кажутся мне здесьуместными: мы должны всячески беречься от искушения

принятьфаль шивые ноты в языке (а ухо, увы, быстро к ним привыкает!) и на_

силие над русским синтаксисом за верностьтексту оригинала, за некое миме_

тическое усилие по отношению к «мыслящей немецкой речи». Впрочем, по_

добного рода искушений почти невозможно избежать, имея дело с властным

языком Хайдеггера. Оченьтрудно избежатьпереиначивания языка, постоян_

ного расшатывания привычных значений слов, появления некоей «зауми» —

дай Бог, чтобы в хлебниковском смысле! Разумеется, это — подражание спосо_

бу работы с языком у самого Хайдеггера, но здесьпереводчика может легко

подвести поэтический слух и вкус, и мой перевод в этом отношении, я уверен,

не исключение.

Мотивы, скрывающиеся за выбором того или иного варианта перевода

ключевых терминов в этом издании, я объясняю в примечаниях, стараясь при

этом описать по_русски структуру, семантическое поле и «звучание» соответ_

ствующего немецкого слова в особой акустике хайдеггеровых текстов, а также

указать (там, где это уместно и проясняет суть дела) на не всегда явную, но все_

гда важную связь языка Хайдеггера с греческим философским языком. Под_

строчные примечания в тексте имеют сплошную нумерацию, но примечания

переводчика в отличие от примечаний автора снабжены указанием «примеч.

переводчика». В случае если такое примечание следует непосредственно за

примечанием автора под тем же номером, оно, кроме того, помещается в квад_

ратные скобки.

Известный любому читателю геральдический символ философии Хайдег_

гера — Dasein — я чаще всего оставляю без перевода (см. примеч. 2 на с. 14).

Это решение заслуживает более пространных объяснений, в качестве каковых

я приведу отрывок из одной своей работы.

Я не хотел бы включаться здесь в бесконечно разросшееся и происходя_

щее на всех языках мира обсуждения всевозможных переводческих нахо_

док в связи с термином Dasein: все они представляют собой, на мой

взгляд, погоню за недостижимым. Я полагаю, что со временем слово

Dasein привьется в русском языке, станет в нем своим, как стали своими

«грамматика», «материя» или «штамп». Правда, попытки склонять это сло_

во: «дазайна», «дазайну»..., кажутся сейчас чудовищными. Я знаю, конечно,

что предложения оставить Dasein в покое принято считать капитулянт_

скими. Вот одно из совсем недавних замечаний о переводах Dasein на

французский язык, принадлежащее Доминику Жанико:

«Без сомнения, ужлучше оставить этот термин без перевода, чем прибегать

к бессмысленным его передачам вроде ‘человеческая реальность’ (réalité

humaine) или ‘бытие_вот’ (être-là)». Но такое решение дает лишь ложное

ощущение безопасности. Систематический отказ от перевода Dasein пре_

вращает это последнее в нечто невыразимое, в абсолютное _____, которое

повторяется, тем не менее, на протяжении многих страниц. Хайдеггер хо_

тел уберечь это обычное немецкое слово от онтического _________________употребления, а

вовсе не от возможности его хоть как_то понять. Оставаясь непереведен_

ным, Dasein превращается по временам в некий странный «объект», к кото_

рому невозможно прикоснуться, — непостижимый, далекий, почти аст_

ральный. Мы забываем, что Dasein относится к человеку в реальности его

существования, что это—заботящееся о себе бытие, «какое мы всегда сами

суть и какое мы именуем человеком» (Deconstructive Subjectivities, ed.

S. Critchley & P. Dews, SUNY Press 1996, p. 226).

А. В. Михайлов говорит, что при отказе переводить Dasein «остается

‘запечатанным’ именно то, над раскрытием чего трудится мысль филосо_

Послесловие перводчика 443

фа» (М. Хайдеггер, «Работы и размышления разных лет», пер. А. В. Михайло_

ва М., «Гнозис» 1993, примеч. 1, с. 317).

Неясно только, почему невозможность адекватно передать термин в дру_

гом языке и, вследствие этого,—отказ от использования чреватых искаже_

ниями смысла «уже что_то значащих терминов» для его передачи авторы

этих строк отождествляют с отказом от его адекватного понимания. Я та_

кой связи не вижу. Напротив, я полагаю, что именно стремление во что бы

то ни стало передать семантическое поле и систему коннотаций каждого

отдельного термина, т. е. попытка в русском языке так же «выкликать»,

эвоцировать, «выводить на свет» смыслы, как это делает Хайдеггер по_не_

мецки в соответствии со своим видением феномено_логии («Бытие и вре_

мя», § 7 В, особенно—с. 38 сл.), свидетельствуют об отказе понимать и ж е_

лании воспроизводить или имитировать речь философа. Неужели итоги

того, «над раскрытием чего трудится мысль», исчерпываются выбором

слова? Если это так, смысл любого иноязычного философского текста ос_

тается в значительной мере навсегда «запечатанным». Неужели аристоте_

лев термин ____ стал бы для русского читателя более понятным, если бы

вместо латинского «материя» его стали бы переводить с помощью точной

русской кальки «(строительный) лес» или «дрова»?

Впрочем, в тех местах, где Хайдеггер цитирует и интерпретирует Канта,

слово Dasein имеет иное значение, и я перевожу «существование». Это же рус_

ское слово передает в контексте обсуждения построений Канта и термин

Existenz. Для Канта немецкое Dasein и «латинское» Existenz (existentia) суть

полные синонимы. Напротив, если Existenz подразумевает способ бытия та_

кого особого сущего (Dasein), «какое мы всегда сами суть и какое мы именуем

человеком», я передаю этот термин как «экзистенция». Иногда (в исключи_

тельных случаях) давление контекста заставляет меня с неохотой извлекать

из тезауруса русской хайдеггерианы «слово» «вот_бытие», которое позволяет

отличить бытие от сущего: ведь Dasein — отглагольное существительное, а

моя капитуляция перед этим термином, вероятно, не позволяет этого рас_

слышать.

Наконец, особого упоминания заслуживают латинские и греческие цита_

ты, появляющиеся почти повсеместно в тексте лекций. Хайдеггер цитирует от_

рывки из Платона, Аристотеля, Августина, Фомы Аквинского, Франсиско Суа_

реса и многих других авторов на языке оригинала, что вполне понятно, если

иметь в виду аудиторию, для которой лекции были прочитаны в 1927 году. В то

время для преподавателей немецких университетов такой способ цитирова_

ния был в порядке вещей. Хайдеггер часто тут же переводит сказанное на не_

мецкий язык. Но поскольку студенты только что услышали греческий или ла_

тинский отрывок, подобный перевод иногда немедленно превращается в ком_

ментарий, в котором что_то раскрывается и разъясняется, а что_то, наоборот,

опускается или скрадывается. Поскольку латинские и греческие вкрапления могут оказаться «немыми» для многих читателей, я даю — в тех случаях, когда

они остались непереведенными (или лишь отчасти переведенными) Хайдегге_

ром, — в подстрочных примечаниях в квадратных скобках свой перевод этих

отрывков. Разумеется, всякий перевод представляет собой уже некую интер_

претацию. Хайдеггер недаром цитирует упомянутых авторов по_гречески или

по_латыни: ведь он стремится передать студентам свое понимание текста, без

помощи посредников. Согласно воле Хайдеггера в издания его трудов не могут

быть включены комментарии, выходящие за рамки разъяснений избранных

вариантов перевода. Тем не менее, принятая в этом издании процедура обра_

щения с латинскими и греческими цитатами, как кажется, принесет больше

пользы, чем вреда, в нашей работе над текстом, работе вместе с текстом.

Я хотел бы высказать благодарность доктору Герману Хайдеггеру и профес_

сору Фридриху_Вильгельму фон Херманну, которые отнеслись с пониманием к

фактичности российской культурной ситуации и любезно позволили включить

в текст русских «Основных проблем феноменологии» переводы латинских и

греческих отрывков и некоторые разъяснения к ним.

Я сердечно благодарю участников переводческого проекта, поддержан_

ного INTAS, проф. К. Хельда (руководителя проекта), проф. Л. Венцлера,

д_ра Г._Р. Зеппа, проф. О. Пёггелера, проф. А. Хаардта, проф. Г. Хюни, проф.

М. Рудженини, проф. Х. Сан_Мартина, проф. Н. О. Гучинскую, проф. В. И. Мол_

чанова, А. В. Парибка за внимательное и заинтересованное обсуждение содер_

жательных и терминологических проблем, связанных с интерпретацией Хай_

деггера.

Я хочу упомянуть с глубокой признательностью имя проф. Карла Мауре_

ра, оказавшего неоценимую помощь в переговорах с издательством Vittorio

Klostermann и фондом Inter Nationes.

Наконец, моя особая благодарность—Н. А. Печерской, координатору про_

екта INTAS в Петербурге и ректору Высшей религиозно_философской школы,

без организационного таланта и энергии которой это издание было бы невоз_

можно.

Санкт_Петербург, 2001 г.

А. Г. Черняков

Послесловие перводчика 445

Мартин Хайдеггер

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ФЕНОМЕНОЛОГИИ

Перевод А. Г. Чернякова

Учебное издание

ЛР серия И. Д.№ 01897

Формат 60×90/16. Гарнитура Newton. Уч._изд. л. 28,7.

Тираж 1000 экз.

Высшая религиозно_философская школа (Институт)

197022, С._Петербург, Вяземский пер., д. 5

Адрес в Интернете: http://www.srph.spb.ru

E_mail: office@srph.spb.su

Художник И. Панин

Корректор С. П. Минин

Оригинал_макет Е. Малышкин____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________