§ 21. Темпоральность и бытие

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 

Теперь дело идет о том, чтобы понять, как на основании времен____________

ности, основывающей трансценденцию Dasein, темпоральность

Dasein делает возможным понимание бытия. Темпоральность

есть изначальное временение временности как таковой. При этом наши рассмотрения всегда были ориентированы на вопрос

о возможности некоторого определенного понимания бытия —

понимания бытия в смысле бытия_в_наличии в самом широком

значении. Далее, мы показали, каким образом обиход, обхожде_

ние с сущим имеет основание во временности. Однако отсюда

мы только отчасти смогли заключить, что и обиход как пони_

мающий бытие и именно как таковой тоже возможен на основа_

нии временности. Теперь нужно явно показать, как понимание

подручности подручной утвари как таковой есть уже некое пони

мание мира, и каким образом это понимание мира как трансценден

ция Dasein укоренено в экстатическигоризонтальном устроении

его (Dasein) временности. Понимание подручности подручного

уже набросало это бытие в направлении времени. Грубо говоря, в

понимании бытия оно уже воспользовалось временем, хотя

до_философское и не_философское вот_бытие (Dasein) об этом

явно не знает. Эта взаимосвязь бытия и времени, тем не менее, от

Dasein не вполне скрыта; она известна, правда, в некотором пло_

хо понятом и чреватом дальнейшим непониманием истолкова_

нии. Некоторым образом, у Dasein есть понимание того, что ин_

терпретация бытия в какой_то форме связана с временем. Дофи_

лософское, а равно и философское знание стремятся различить

сущее в соответствии с его видом бытия, принимая во внимание

время. Уже античная философия определяет              ___ ___, присносу_

щее, как такое сущее, которое есть в первую очередь и в подлин_

ном смысле, и отличает его от изменчивого — [такого сущего,]

которое есть только иногда, а иногда его нет. В обычной речи это

сущее называют временным. Временное подразумевает здесь

«протекающее во времени». От такого выделения и обозначения

присносущего и временно_сущего, характеристика [модусов

временности] переходит к определению безвременного и вне_

временного сущего. Безвременным называют способ бытия чи_

сел, чистых пространственных определений; вневременным —

вечное в смысле [вечности как] aeternitas, в отличие от [вечности

как] sempiternitas. В этих различениях разных видов бытия по от_

ношению ко времени само время берется в расхожем смысле —

как внутривременность. Не может быть случайностью, что уже

до_философское, но также и философское, понимание, характе_

ризуя бытие, ориентируется на время. С другой стороны, мы видели, что Кант, когда он пытается ухватить в понятии бытие как

таковое и определяет его как полагание (Position), никак, по всей

видимости, не использует время в расхожем смысле. Но отсюда

не следует, что он никак не использовал временность в изначаль_

ном смысле — как темпоральность, пусть без понимания бытия,

т. е. не отдавая себе отчета в условиях возможности своих собст_

венных онтологических положений.

Мы попробуем предложить темпоральную интерпретацию

бытия, того сущего, которое ближайшим образом — налицо, т. е.

[интерпретацию] подручности71, и в качестве важнейшего приме_

ра покажем, имея при этом в виду трансценденцию, как понима_

ние бытия возможно темпорально. Таким образом выявится

функция времени как предоставляющего возможность понима_

ния бытия. Вслед за этим мы вернемся к первому тезису Канта и

попробуем, отталкиваясь от достигнутого, основательно понять,

в какой мере наша критика Канта была оправданной и каким об_

разом она должна быть дополнена в своей позитивной части.