б) Интенциональная структура выявления. Экзистенциаль ный способ бытия истины. Выявленность как определение бытия сущего : Основные проблемы феноменологии - Мартин Хайдеггер : Книги по праву, правоведение

б) Интенциональная структура выявления. Экзистенциаль ный способ бытия истины. Выявленность как определение бытия сущего

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 
РЕКЛАМА
<

Поскольку Dasein экзистирует как бытие_в_мире, оно всегда

пребывает при сущем. Мы говорим «при сущем», а это значит,

что сущее уже некоторым образом выявлено. Dasein как выявле

нию существенным образом принадлежит выявленное в его выяв

ленности, т. е. сущее, с которым соотнесено выявление согласно

своей интенциональной структуре. Выявлению, как каждому

интенциональному отношению, принадлежит понимание бытия

того сущего, с которым соотносится это отношение как таковое.

В выявляющем высказывании Dasein направлено на некое су_

щее, которое оно уже заранее понимает в его выявленности.

Intentum, принадлежащее интенции выявляющего высказыва_

ния, носит характер выявленности. Если мы отождествляем ис_

тинность (бытие_истинным) с               _________ или, что то же самое,

с _______, и при этом [понимаем, что] выявление как интенцио_

нальное существенным образом, а не случайно соотносится с

выявляемым, то [получается, что] понятию истины присущ мо_

мент выявления и выявленности, с которой выявление согласно

своей структуре соотносится. Выявленность же имеется лишь

постольку, поскольку имеется выявление, т. е. поскольку Dasein

экзистирует. Истина и истинность (бытие_истинным) как выяв_

ленность и выявление имеют способ бытия Dasein. Истина по

своей сути никогда не имеется в наличии подобно вещи, но эк_

зистирует. Таким образом, тезис Аристотеля в своей негативной

части вновь обретает силу. Истинность, говорит Аристотель, не

есть нечто среди вещей, она не налична. Тем не менее, аристоте_

лев тезис нуждается в дополнении и более подробных определе_

ниях. Ведь именно потому, что истина есть лишь в той мере, в ка_

кой она экзистирует, т. е. имеет способ бытия Dasein, и посколь_

ку ей одновременно принадлежит выявленность того, с чем она

соотносится, истина, будучи выявленностью того, с чем соотно_

сится высказывание, представляет собой возможное определение бытия наличного, хоть сама она и не налична. Истина есть опре_

деление бытия наличного, поскольку оно выявлено, скажем, в

некотором выявляющем высказывании.

Когда мы говорим, что [понятие] истины не подразумевает

нечто такое, что налично среди вещей, наш способ выражаться

все равно страдает некоторой двусмысленностью. Ведь истин_

ность как выявление чего_то именно подразумевает всякий раз

то сущее, с которым она соотнесена, подразумевает это налич_

ное в его выявленности. Выявленность не есть, конечно, некото_

рая наличная же определенность в наличном, не есть его свойст_

во; она принадлежит экзистенции как выявляющей. Но, будучи,

тем не менее, определением того, о чем сделано высказывание,

она представляет собой определение бытия наличного.

В связи с аристотелевым тезисом оказывается, что истина не

есть в рассудке, если этот последний берется как наличный субъ_

ект. Истина—в вещах, поскольку они берутся как раскрытые, как

раскрытые предметы высказывания, которое о них извещает. Ис_

тинность не налична ни в вещах, ни в душе. Но, с другой стороны,

истина как выявление происходит в Dasein как определение его

интенциональных отношений, и в равной мере она представляет

собой определение сущего, наличного, в отношении его бытия

как выявленного. Отсюда вытекает, что истинность есть нечто та_

кое, что «лежит между» субъектом и объектом, если рассматри_

вать «субъект» и «объект» в их привычном внешнем значении. Фе_

номен истины находится во взаимной зависимости с глубинной

структурой Dasein, названной трансценденцией.