б) Феноменологическое предъявление некоторых существенных структур высказывания. Интенциональное отношение высказывания и его фундированностьв бытии_в_мире : Основные проблемы феноменологии - Мартин Хайдеггер : Книги по праву, правоведение

б) Феноменологическое предъявление некоторых существенных структур высказывания. Интенциональное отношение высказывания и его фундированностьв бытии_в_мире

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 
РЕКЛАМА
<

Как нам понимать логос в качестве высказывания?Мы не можем

надеяться втиснуть целое этой структуры в несколько предложе_

ний. Речь может идти только о том, чтобы суметь подметить не_

которые существенные структуры. Подготовлены ли мы вообще

к этому, благодаря предшествующим наблюдениям? В каком на_

правлении мы должны смотреть, если логос как целое становит_

ся нашей проблемой? Высказывание имеет характерное двойное

значение, так как оно подразумевает акт высказывания и выска_

занное. Акт высказывания есть интенциональное отношение Dasein.

Он по своей сути представляет собой высказывание о чем_то, т. е.

в себе самом соотнесен с сущим. Даже когда то, о чем сделано вы_

сказывание, должно выявиться как не_сущее, как ничтожная ка_

жимость, в этом нет никакого посягательства на интенциональ_

ную структуру высказывания, а только ее подтверждение. Даже

когда я сужу о кажущемся, я соотношусь с сущим. Это звучит для

нас сегодня как нечто почти само собой разумеющееся, однако

прошли столетия развития античной философии, покуда Платон

не открыл эту само собой разумеющуюся истину и не увидел, что

даже ложное и кажущееся есть сущее. Конечно, это такое сущее,

которое есть не так, как следовало бы, сущее, которому чего_то

недостает, это –            __ ___. Кажущееся и ложное — не ничто, не ____

___, а   __ ___, хотя и сущее, но с изъяном. Платон приходит в диало_

ге «Софист» к признанию, что всякий логос как таковой есть

______ ______, всякое высказывание есть высказывание о чем_то.

Это кажется тривиальным, но на самом деле здесь загадка.

Мыуже слышали раньше, что каждое интенциональное отно_

шение заключает в себе некое специфическое понимание бытия то_

го сущего, на которое направлено интенциональное отношение

как таковое. Чтобы нечто могло стать возможным «о_чем» вы_

сказывания, оно должно быть уже наперед дано как выявленное и

доступное. Высказывание как таковое не выявляет первично, но

оно, согласно своему смыслу, всегда соотнесено с тем, что напе_

ред выявлено. Тем самым уже сказано, что высказывание как та_

ковое не есть познание в собственном смысле. Сущее как выяв_

ленное должно быть дано наперед, чтобы служить возможным

«о_чем» высказывания. Но поскольку сущее наперед дано

Dasein54 как раскрытое, оно носит, как мы показали ранее, харак_

тер внутримирности. Интенциональное отношение (Verhalten),

имеющее смысл высказывания о чем_то, основывается, согласно

своей онтологической структуре, в фундаментальном устроении

Dasein, которое мы охарактеризовали как бытие_в_мире. Лишь

поскольку Dasein экзистирует как бытие_в_мире, для него вме_

сте с его экзистенцией выявлено сущее, так что это выявленное

может стать предметом высказывания. Dasein, поскольку оно

экзистирует, всегда уже пребывает при некотором сущем, и это

сущее некоторым образом в той или иной мере раскрыто. Здесь

обнажается не только то сущее, при котором пребывает Dasein,

но одновременно и сущее как само Dasein.

Высказывание может, но не обязательно должно выговари_

ваться в словесной артикуляции. Язык находится в свободном

распоряжении Dasein. Поэтому Гоббсправ в той мере, в какой он

привлекает язык в его коренном значении для сущностного

определения человека. Но это затрагивает только внешнюю сто_

рону дела, покуда не поставлен вопрос, каким образом то сущее,

способу бытия которого принадлежит язык, должно быть. Сами

языки никогда не представляют собой нечто наличное, наподо_

бие вещей. Язык никогда не совпадает с собранием слов, указан_

ных в словаре. Но язык, в той мере, в какой он есть, есть так же,

как Dasein, т. е. язык экзистирует, он историчен. Говоряо чем_то,

Dasein выговаривает себя как экзистирующее бытие_в_мире, пребывание при сущем и обращение с сущим. Только то сущее, кото_

рое экзистирует, т. е. есть как бытие_в_мире, понимает сущее.

В той мере, в какой сущее понято, посредством этого понимания

артикулируется нечто такое, как связи значений. А для них име_

ется возможность выразить себя в словах. Дело обстоит не так,

что сначала имеются слова, которые оттиснуты как знаки для

своих значений, а наоборот, из вот_бытия, понимающего мир и

самого себя, т. е. из некоторой уже выявленной взаимосвязи зна_

чений, слово всякий раз [произрастает и] прирастает к этим зна_

чениям. Слова, если в них ухватывается то, что они означают со_

гласно своей сути, никогда нельзя рассматривать как свободно

парящие вещи. Относительно слов нельзя задавать вопроса о со_

четании, которое они якобы образуют как свободно парящие

слово_вещи. Такая постановка вопроса оказывается всегда не_

достаточной, если она нацелена на интерпретацию высказыва_

ния и, тем самым, истины.

Спомощью этих намековмытолько в общих чертах набросали

план, в рамках которого отыщем структуру высказывания.Мыза_

фиксировали ведущий для нас способ видеть то целое, которое

нам необходимо усмотреть прежде, чеммысможем обозреть взаи_

мосвязь между словами, значениями, мыслимым и сущим. И это

целое, которое находится в поле нашего внимания с самого нача_

ла, есть не что иное, как само экзистирующее Dasein.

Первичная черта высказывания — это ___________, определе_

ние, которое видел Аристотель, а по сути до него уже Платон. В

дословном переводе это означает — по_казывание, изъ_явле_

ние — позволение_видеть нечто из него самого (_______…_____)

так, как оно есть само по себе. Основная структура высказыва_

ния—это показывание того, о чем высказывание высказано. То,

о чем высказывается высказывание, то, что в нем первично под_

разумевается, есть само сущее. Когда я говорю «доска черная», я

не высказываюсь о представлениях, но о самом подразумевае_

мом. Все прочие структурные моменты высказывания определя_

ются посредством этой основной функции, его характером

предъявления (Aufweisung). Все моменты высказывания опреде_

ляются его апофантической структурой.

Побольшей части высказывание берут в смысле предикации,

присоединения предиката к субъекту, или, если представить дело совсем внешним образом,— как связи последующего слова

с предыдущим, или же, когда выходят за пределы ориентации

только на слова,— связи одного представления с другим. Но не_

обходимо удерживать первичный характер высказывания как

предъявления. Только исходя из этого характера предъявления

следует определять предикативную структуру высказывания.

В соответствии с этим предикация представляет собой исходно

расчленение (Auseinanderlegen) наперед данного, а именно,—

показывающее разложение. Это разложение не имеет смысла рас_

членения данных наперед вещей и их вещественных частей, но

оно апофантично, т. е. пред_ (вы_)являюще. Оно показывает

многообразные определения наперед данного сущего. В разло_

жении данное наперед сущее одновременно сделано зримым,

показано в единстве взаимной принадлежности показывающих

определений. Показывание в смысле высказывания — расчле_

няюще_предъявляющее и как таковое определяющее. Разложе_

ние и определение равноисходно и совместно принадлежат

смыслу предикации, а она, со своей стороны, апофантична. То,

что было известно Аристотелю под именем ________ и _________,

не следует интерпретировать внешним образом, как это проис_

ходило уже в античности и сохранилось в последующее время,

как если бы представления были поначалу разъяты, а затем

вновь связаны. Напротив, это синтетическое и диэретическое

отношение, принадлежащее высказыванию, логосу, само в

себе — предъявляющее.

Но это расчленяющее определение как предъявляющее все_

гда уже соотносится с выявленным сущим. То, что становится

доступным в определяющем предъявлении, может быть в выска_

зывании как выговоренном сообщено. Высказывание есть пока_

зывание особой структуры расчленяющего определения, а это

последнее может быть сообщением. Высказывание как выгово_

ренное представляет собой сообщение. Характер сообщения

также следует понимать апофантически. Сообщение не означает

передачу слов от одного субъекта к другому, как если бы оно

было процессом взаимного обмена между различными психиче_

скими событиями в разных субъектах. Что Dasein, выговаривая

себя, сообщает себя другим, означает: высказывая нечто, оно по_

казующе сообщает другому Dasein то же самое понимающее отношение к сущему, о котором высказывается. В сообщении и по_

средством сообщения Dasein вступает вместе с другим, с адреса_

том, в то же самое бытийное отношение с сущим, о котором де_

лается высказывание, о котором идет речь. Сообщения — не

клад накопленных предложений. Их следует толковать как воз_

можности, благодаря которым говорящий и слышащий совмест_

но вступают в одно и то же глубинное отношение с сущим, выяв_

ленное одним и тем же способом.

Из всего сказанного становится ясно, что высказывание во_

все не выполняет в познании первичной функции, но лишь вто_

ричную. Сущее уже должно быть выявлено, чтобы стало возмож_

ным высказывание о нем. Конечно не каждый разговор склады_

вается как последовательность высказываний и соответствую_

щих сообщений. В идеальном смысле таким должен бы быть на_

учный обмен мнениями. Но уже философский разговор имеет

иной характер, поскольку он не предполагает некоей положен_

ной в основу произвольной установки по отношению к сущему,

но требует еще более исконных определений экзистенции, в ко_

торые мы здесь входить не будем. Занимаясь высказыванием, мы

тематизируем лишь один вполне выраженный феномен, мы не

должны, исходя из него, интерпретировать какое угодно предло_

жение языка.Мыдолжны принять во внимание, что большинст_

во предложений языка, даже если с точки зрения своего языко_

вого и словесного устройства они имеют характер высказыва_

ния, тем не менее обнаруживают иную структуру, которая соот_

ветствующим образом модифицирована по отношению к струк_

туре высказывания, понятого в более узком смысле показыва_

ния. Мы можем определить высказывание как сообщающе_опре_

деляющее показывание. В показывании зафиксирован первичный

момент структуры высказывания.