г) Бытие копулы и учение Германа Лотце о двойном суждении : Основные проблемы феноменологии - Мартин Хайдеггер : Книги по праву, правоведение

г) Бытие копулы и учение Германа Лотце о двойном суждении

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 
РЕКЛАМА
<

В заключение обратимся к точке зрения Лотце по поводу копу_

лы. Лотце с ранних пор занимался проблемами логики. Мы рас_

полагаем двумя вариантами его работы — малой «Логикой» и

большой «Логикой», которые он разрабатывал почти одновре_

менно с малой и большой «Метафизикой». Малая «Логика»

(1843) выросла из полемики с Гегелем,но, несмотря на это, в зна_

чительной степени Гегелем определяется. Большая «Логика»

(1874, 2_е издание, 1880) написана значительно пространнее и

существенно самостоятельнее. Она ориентирована, прежде все_

го под сильным влиянием Милля, на научные теории.

В малой «Логике» Лотце говорит о «копуле, в такой же мере

связывающей, как и разделяющей»50. Он продолжает здесь

мысль, на которой настаивал уже Аристотель, что высказывание

в такой же мере sÚnqesij как и dia…resij. Копулу он называет

существенной фигурой суждения (Urteilsbild). Насколько опре_

деленно Лотце берет «есть» в качестве именно копулы, т. е. ус_

матривает в «есть» функцию связывания, и понимает копулу, по_

добно Канту, как понятие связи, обнаруживается из одного заме_

чания об отрицательном суждении: «S не есть P», которое со вре_

мен платонова «Софиста» представляет собой существенную

трудность для логики и онтологии. Здесь копула имеет характер

«не есть», т. е. это как бы отрицательная копула. Лотце говорит:

«Отрицательная копула невозможна»51, поскольку разъединение

(негация) не есть способ связи. Когда я говорю: S не есть P, и отри_

цаю P относительно S, то это не может означать, что я связываю P

с S, полагает Лотце. Эта мысль приводит его к теории, существенной для более поздней большой «Логики»: отрицание в отрица_

тельном суждении представляет собой лишь новое, второе сужде_

ние об истине первого, которое, собственно, всегда нужно мыс_

лить как утвердительное. Второе суждение есть суждение об ис_

тинности, соответственно, ложности, первого. Это приводит к

тому, что Лотце говорит: всякое суждение есть как бы двойное су_

ждение. «S равно P» означает: S есть P, да, это истинно. S не равно

P означает: нет, это не так, а именно, что S равно Р, причем по_

следнее как утвердительное суждение всегда лежит в основе.

Прежде всего, не вступая в полемику, нужно спросить по по_

воду учения Лотце: следует ли попросту полагать, что отрицание

равно разделению? Что означает здесь разделение, коль скоро

Лотце считает невозможной отрицательную копулу, т. е. разде_

ляющую связку? Далее нужно спросить: состоит ли первичный

смысл связки в связывании? Конечно, об этом говорит само имя.

Но вопрос остается: можем ли мы, занимаясь проблемой «есть» и

его онтологического смысла, ориентироваться на «есть» как ко_

пулу; не получается ли так, что когда я беру «есть» как копулу, как

связь, тем самым я уже заранее обречен на определенную интер_

претацию «есть», которая, возможно, не позволяет проникнуть в

центр проблемы.

Лотце, как мы уже подчеркивали, сумел развить свое учение

об удвоении суждения и каждого высказывания еще дальше. Он

называет это удвоение расщеплением на главную мысль и по_

бочную мысль. P_бытие S—это главная мысль, которая выража_

ет содержание предложения. Привходящее «да, это так» или «да,

это истинно» представляет собой побочную мысль. Мы снова

видим, как в этом разведении главной и побочной мысли Лотце

возвращается к тому, что подчеркивал уже Аристотель: «есть»

означает, с одной стороны, связь, а с другой стороны, значит ис_

тинность. Лотце говорит в своей большой «Логике»: «Теперь уже

ясно, что нам может быть дано столько существенно различных

форм суждения, сколько дано существенно различных значений

копулы, т. е. — различных побочных мыслей, которые мы обра_

зуем, связывая субъект и предикат, и выражаем более или менее

полно в синтаксической форме предложения»52. Относительно категорического суждения: S равняется P, чаще всего избираемо_

го в логике в качестве примера, Лотце замечает: «Что касается

этой формы, то тут едва ли есть, что изучать, ее строение кажется

совершенно простым и прозрачным; нужно только показать, что

эта кажущаяся ясность совершенно загадочна, и что темнота,

которая сгустилась вокруг копулы в категорическом суждении,

будет еще в течение долгого времени представлять собой побуж_

дающую причину последующих видоизменений логической ра_

боты»53. Лотце увидел здесь, в действительности, гораздо боль_

ше, чем его последователи. Именно эта проблема копулы, чью

историю мы проследили здесь только в виде отдельных намеков,

по мере того, как работе, начатой Лотце, придавали все более же_

сткую форму, не смогла найти должного признания. Напротив,

некое своеобразное переплетение идей Лотце и теоретико_позна_

вательного обновления кантианской философии привело к тому,

что, начиная примерно с 1870 года, происходит еще большее от_

торжение вопроса о копуле от онтологической проблематики.

Мы видели, что уже Аристотель определяет высказывание,

логос, как то, что может быть истинным или ложным. Суждение

есть носитель истины. Знание же имеет ту отличительную черту,

что оно должно быть истинным. Стало быть, основная форма

знания — это суждение, которое не просто исконно [претендует

на истинность], но единственно только и может быть истинным.

Тезис Гоббса «познавание есть образование суждений», мог бы

быть переводом современной логики и теории познания. То, на

что направлено познание, есть объект или предмет деятельности

суждения. В соответствии с так называемым коперниковым пе_

реворотом, совершенным Кантом в интерпретации знания, со_

гласно которому не познание должно сообразовываться с пред_

метами, но, наоборот, предметы — с познанием, истина знания,

т. е. истина суждения, становится мерилом предмета, объекта

или, точнее, предметности, соответственно,— объективности.

Но, как показывает копула, в суждении всегда выражено бытие.

Истинное суждение есть знание об объекте. Когда о чем_то ис_

тинно судят, это определяет предметность предмета или объек_

тивность познанных объектов. Объективность или предметность есть то, что достигается в познании в смысле суждения о

чем_то, относящемся к сущему. Бытие сущего становится тож_

дественным предметности, а быть предметом означает не что

иное, как быть тем, о чем истинно судят.

Раньше других Гуссерль показал в «Логических исследовани_

ях», что следует проводить различие в акте суждения (Urteilen)

между деятельностью суждения и содержанием, о котором судят.

То, о чем судят, то, что подразумевается в выполнении акта суж_

дения, есть то, что имеет силу, или иначе — содержание предло_

жения, смысл предложения или просто смысл. Смысл означает

то, о чем судят в истинном суждении, как таковое. А это—то, что

истинно, а то что истинно, образует не что иное, как предмет_

ность. Быть тем, о чем истинно судят, означает то же самое, что

быть предметом, предметность есть то же самое, что смысл. Та_

кое толкование знания, которое ориентировано на суждение, на

логос и поэтому стало логикой познания (это название носит глав_

ная работы ГерманнаКогена, основателя Марбургской школы),

и эта ориентация [проблемы] истины и бытия на логику предло_

жения и есть главная отличительная черта неокантианства. Точ_

ка зрения на познание, состоящая в том, что оно — то же самое,

что суждение, что истина равняется свойству быть предметом

истинного суждения, равняется предметности, равняется имею_

щему силу смыслу, стала настолько господствующей, что даже

феноменология заразилась этим несостоятельным толкованием

знания, как это обнаруживается при дальнейшем изучении ра_

бот Гуссерля и прежде всего «Идей к чистой феноменологии и

феноменологической философии» (1913). Однако нельзя безо_

говорочно отождествлять его интерпретацию с неокантианской,

хотя Наторп в своей детальной критике Гуссерля полагал, что по_

зволительно отождествлять позицию Гуссерля с его собствен_

ной. Под влиянием логического толкования знания в Марбург_

ской школе и анализа суждения в «Логических исследованиях»

Гусселя сформировались более молодые представители неокан_

тианства, прежде всего, Хенигсвалд (Hönigswald), один из самых

проницательных представителей этой группы.