§ 15. Основополагающая проблема многообразия способов бытия и единства понятия бытия вообще

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 

После Декарта именно различие между res cogitans и res extensa

подчеркивается специально и превращается в путеводную нить

философской проблематики. Тем не менее, для сущего, кото_

рое так обозначено, не удается, собственно, установить разные

способы его бытия в их разности и еще в меньшей степени уда_

ется эту разность бытия как многообразие способов_бытьподчи_

нитьизначаль ной идее бытия вообще. Сделать это не удалось;

строго говоря, подобной попытки не было даже предпринято.

Более того, res cogitans и res extensa постигались единообразно,

а в качестве путеводной нити при этом пользовались усред_

ненным понятием бытия в смысле бытия_произведенным. Но мы

знаем, что эта интерпретация бытия вырастает там, где в центре

внимания — наличное, т. е. сущее, отличное от Dasein. Поэтому

еще более настоятельным становится следующий вопрос: как

мы должны определять бытие того сущего, которое есть мы

сами, и как мы должны положить границу между ним и всяким

несоразмерным Dasein сущим, понимая, тем не менее, и то, и

другое из единства некоего более изначального понятия бытия.

Мы обозначаем терминологически бытие Dasein как экзистен_

цию. Что означает экзистенция? Каковы существенные момен_

ты экзистирования?