а) Критическое рассмотрение интерпретации personalitas moralis у Канта. Онтологические определения моральной личности в обход основного онтологического вопроса о ее способе бытия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 
РЕКЛАМА
<

Мы начинаем наше критическое рассмотрение, имея в виду ин_

терпретацию personalitas moralis у Канта. Личность есть вещь,

res, нечто такое, что существует как своя собственная цель. Это_

му сущему присущ характер цели, точнее,— самоцели. Бесспор_

но, определение «быть своей собственной целью» принадлежит

онтологическому устроению человеческого Dasein. Но разъяс_

нен ли уже тем самым способ бытия Dasein? Предпринята ли

хотя бы попытка показать, как определяется бытие Dasein c точ_

ки зрения его конституирования с помощью присущего ему ха_

рактера цели (Zweckhaftigkeit)? Мы понапрасну ищем у Канта

разъяснения этого вопроса или хотя бы его постановки. Напро_

тив, приведенные цитаты показывают, что Кант говорит об экзи_

стировании (Existieren) человека и вот_бытии (Dasein) вещей в

качестве целей, но при этом термины «Existieren» и «Dasein» оз_

начают у него бытие_в_наличии. Точно так же он говорит о

вот_бытии (Dasein) природы или вот_бытии вещи. Он нигде не

говорит о том, что применительно к человеку понятие экзистен_

ции или вот_бытия имеет иной смысл, и что это за смысл. Кант

показывает только, что essentia человека как цели определена

иначе, чем essentia вещей [обихода] и природных объектов. Но,

может быть, он просто явно не говорит о специфическом спосо_

бе бытия моральной личности, хотя de facto имеет его в виду?

Сущее, которое существует как цель (для) самого себя, осо_

бым образом обладает собой, а именно — в уважении. Уважение

означает ответственность перед самим собой, а это, в свою оче_

редь, значит—быть свободным. Бытие_свободным не есть неко_

торое свойство человека, но равнозначно нравственному по_

ступку. Но поступать — значит действовать. Так что специфиче_

ский способ бытия моральной личности должен был бы заклю_

чаться в свободном действии. Кант говорит в одном месте: «Интеллектуально то, чье понятие состоит в действии»34. Этим крат_

ким замечанием Кант хочет сказать: духовное сущее это такое

сущее, способ бытия которого есть действие. Я есть некое

«Я действую», и как таковое оно интеллектуально. Такое слово_

употребление у Канта нужно накрепко запомнить. Я как «Я дей_

ствую» интеллектуально, т. е. чисто духовно. Поэтому Кант часто

именует Я интеллигенцией. Интеллигенция означает, в свою

очередь, не сущее, которое обладает интеллектом, т. е. рассуд_

ком или разумом, но сущее, которое существует как интеллиген_

ция. Личности суть существующие (экзистирующие) цели, суть

интеллигенции. Царство целей, т. е. бытие_друг_с_другом лич_

ностей как свободных личностей,— это интеллигибельное цар_

ство свободы. Кант сказал однажды: моральная личность есть

человечность (Menschheit). Человечность целиком интеллекту_

альна, т. е. определена как интеллигенция. Интеллигенции, мо_

ральные личности, суть субъекты, чье бытие—поступок. Посту_

пать—означает существовать (Existieren) в смысле быть_в_нали_

чии. Именно так охарактеризовано бытие интеллигибельных

субстанций, понятых как моральные личности, но все же при

этом не постигнуто онтологически и не стало, собственно, про_

блемой, что за способ существования, наличия представлен по_

ступком.Я—не есть вещь, но личность. Исходя из этого, следует

понимать отправную точку постановки вопроса у Фихте. Фихте

пытался вслед за Кантом понять, причем еще более радикально,

тенденцию философии Нового времени, окрепшую у Канта, со_

средоточиваться в постановке своих проблем на Я. Если Я опре_

деляется посредством того способа бытия, который присущ дей_

ствию, и, тем самым, не есть вещь, то начало философии — не

факт, т. е. не действительное положение дел (Tatsache), но дейст_

вительное делание, дело_действие (Tat_handlung).

Но остается вопрос: как следует интерпретировать само дей_

ствие в качестве способа бытия? Или в связи с Кантом: не впада_

ет ли он все же снова в толкование этого поступающего Я, суще_

го в качестве цели, как наличной вещи среди других наличных вещей? Из интерпретации Я как моральной личности мы не можем

почерпнутьникакого подлинного разъяснения по поводу способа бы_

тия Я. Но, возможно, мы скорее получим разъяснение по поводу

способа бытия субъекта, если спросим, как Кант определяет Я в

«Я_мыслю», или, выражаясь не вполне точно, как он определяет

теоретический субъект в отличие от практического, т. е. как он

определяет personalitas transcendentalis? Ведь, глядя на personali_

tas psychologica, мы наверняка не сможем получить ответа, по_

скольку Кант прямо называет Я_объект, Я аппрегензии, Я эмпи_

рического самосознания вещью, т. е. явно приписывает такому Я

способ бытия природных вещей, наличного,— хотя так ли это на

самом деле, еще не решено.