§ 13. Характеристика онтологического различия между res ex_tensa и res cogitans на основании кантова толкования проблемы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 

Обсуждение первых двух тезисов вело всякий раз к необходимо_

сти явно возводить постановку вопроса о смысле действительно_

сти, соответственно,— вещности и действительности, к деятель_

ным отношениям (Verhaltungen) Dasein, дабы, идя по путевод_

ной нити интенциональной структуры этих отношений и всегда

так или иначе прижившейся в каждом из них понятности бытия,

спрашивать об устройстве того сущего, с которым всегда соотно_

сится всякое действие (Verhalten) Dasein, т. е. [спрашивать об уст_

ройстве] воспринятого в акте восприятия в его воспринятости,

произведенного (производимого) в деятельности произведения

в его произведенности. Оба эти отношения обнаруживают заод_

но свойственную им взаимосвязь. Всякое произведение зряче,

внимающе направлено_к... т. е. оно—воспринимающее в широ_

ком смысле слова.

Необходимость подобного восхождения к деятельным отно_

шениям Dasein — знак того, что само Dasein выполняет особую

функцию, делая возможным надлежащее фундирование онтоло_

гического исследования вообще. Это значит, что исследование

специфического способа бытия и бытийного устроения Dasein

невозможно обойти. Мы снова и снова подчеркиваем: всякая,

даже примитивнейшая онтология с необходимостью имеет в

виду Dasein. Гдепробуждается философия, там это сущее уже на_

ходится в поле зрения, хотя оно, быть может, видится с большей

или меньшей степенью отчетливости и по_разному просматри_

вается в своей онтологической функции. В античности и в Средние века Dasein использовали как бы через силу. У Канта мы ви_

дим сознательное восхождение кЯ. Разумеется, это восхождение

к субъекту имело у него иные мотивы. Оно не возникает прямо

из усмотрения фундаментально_онтологической функции

Dasein. Это восхождение в специфическом кантовом изводе

есть, скорее, результат уже господствовавшей в его время ориен_

тации философской проблематики на субъект. Это — та самая

ориентация, которая определяет философскую традицию и, на_

чиная с Декарта, отталкивается от Я, от субъекта. Мотивом этой

исходной ориентации на субъект в философии Нового времени

служит мнение, что то сущее, каковое есть мы сами, дано познаю_

щему как в первую очередь и единственно достоверное, что субъ_

ект доступен в прямой и непосредственной достоверности, что он

известен лучше, чем объекты. Объекты же, напротив, становятся

доступными только на пути некоторого опосредования. Это мне_

ние в такой форме, как мы увидим позже, несостоятельно.