а) Интенциональная структура понимания бытия в производящем отношении : Основные проблемы феноменологии - Мартин Хайдеггер : Книги по праву, правоведение

а) Интенциональная структура понимания бытия в производящем отношении

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 
РЕКЛАМА
<

Недостаточность предшествующей [постановки проблемы] про_

является в необходимости решить некоторую позитивную задачу.

Основные онтологические понятия —вещности, essentia, и дей_

ствительности, existentia — возникают тогда, когда взгляд обра_

щен на произведенное в производящей деятельности, т. е.—

к производимому как таковому и произведенности произведен_

ного, к тому, что как уже готовое непосредственно обнаружива_

ется в созерцании и восприятии. Это вполне могло бы наставить

нас на путь более исконной интерпретации essentia и existentia.

При обсуждении тезиса Канта возникла задача исследовать ин_

тенциональные структуры восприятия, дабы выбраться из мно_

гозначности предложенного Кантом истолкования. Так что те_

перь наиболее естественным кажется следующий путь: мы долж_

ны обосновать понятия essentia и existentia онтологически исход_

ным образом так, чтобы возвратиться к интенциональной струк_

туре производящего отношения.Мы скажем по аналогии с наши_

ми возражениями Канту: действительность (esse, existere), оче_

видно, не тождественна ни деятельности произведения, ни про_

изведенному, точно так же, как не тождественна она акту вос_

приятия и воспринятому. Но действительность не тождественна также и воспринимаемости, поскольку бытие_воспринятым —

это лишь способ схватывания сущего, а не определение его в_се_

бе_бытия. Но, возможно, произведенность [вещи] дает нам в

руки такую ее черту, которая очерчивает в_себе_бытие сущего?

Ведь для вещи быть изготовленной — это предпосылка ее схва_

тываемости в восприятии. Когда мы имеем в виду схватывае_

мость сущего, то с необходимостью понимаем это сущее в отно_

шении к схватывающему субъекту, говоря более общо — к Da_

sein, а не бытие сущего в самом себе до и помимо всякого схваты_

вания. Но разве по отношению к произведенности не остается в

силе то же самое положение дел, что и по отношению к воспри_

нимающему схватыванию? Разве не заключено в производящем

отношении уже некоторой связи субъекта и того, что произведе_

но, так что характер изготовленности не в меньшей мере, чем ха_

рактер воспринятости, выражает соотнесенность с субъектом?

Однако здесь нам предписана осторожность и недоверие в отно_

шении так называемой проницательности, которая строит аргу_

менты только при помощи так называемых строгих понятий, но

по отношению к тому, что, собственно, эти понятия подразуме_

вают, по отношению к феноменам поражена слепотой.

В самой структуре направленности и структуре понимания51,

присущей производящему отношению к чему_то, заключено сле_

дующее: то, с чем соотносится производящее отношение, берется

как нечто такое, что в производящей деятельности и благодаря

производящей деятельности как готовое должно быть в наличии

само по себе. Мы охарактеризовали структуру направленности,

всегда присущую интенциональному отношению, как принадле_

жащее интенциональности понимание бытия. В производящем

отношении к чему_то бытие того, с чем я вступаю в производящее

отношение в смысле производящей интенции, определенным об_

разом уже понято и именно так, что производящее отношение в

соответствии со своим собственным смыслом высвобождает про_

изводимое из взаимосвязи с производящим. Оно высвобождает

производимое сущее и произведенное (произведение) из назван_

ной взаимосвязи не вопреки своему намерению, но в соответст_

вии с ним. Принадлежащее производящему отношению понимание бытия того сущего, с которым оно соотносится, с самого на_

чала берет это сущее как высвобождаемое в свою самость, как са_

мо_стоятельное. Бытие, понятое в производящем отношении,— это

именно в_себе_бытие из_готовленного как готового.

Однако деятельность произведения как отношение Dasein к

чему_то остается по своей онтологической сути всегда и с необ_

ходимостью отношением к сущему, но отношением настолько

особенным, что Dasein, погруженное в деятельность произведе_

ния, говорит себе явно или неявно: то, для чего предназначена

моя деятельность, ее «для_чего» не вплетено в это отношение, но

должно именно благодаря моему образу действий как гото_

вое_изготовленное стать самостоятельным. Не только как гото_

вое оно фактически больше не вплетено в отношение произведе_

ния, но уже в качестве производимого с самого начала понято

как нечто из этого отношения высвобождаемое.

Так что в специфической интенциональной структуре произ_

ведения, т. е. в соответствующем понимании бытия, заключен

уже некий характер высвобождения, отпускания на волю того, для

чего действует этот образ действия (к чему относится это отно_

шение). Соответственно, изготовленность (действительность

действительного как сделанного действительным) хоть и заклю_

чает в себе некоторое отношение к производящему Dasein, но

именно такое отношение, которое, согласно своему собственно_

му онтологическому смыслу, понимает произведенное как вы_

свобожденное и, таким образом, в себе сущее. Так толкуемую

интенциональность можно увидеть только при условии, что гла_

за не ослепли и не окривели от расхожей теории познания. Каки_

ми бы строгими понятия не были с точки зрения логики, когда

понятия слепы, они никуда не годятся. Увидеть без предвзятости

нечто наподобие интенциональной структуры произведения,

открыть к ней доступ с помощью анализа и интерпретации,

удержать ее и, видя и удерживая, сообразовывать с ней образова_

ние понятия — в этом трезвый смысл так называемого феноме_

нологического созерцания сущности, о котором идут бесконеч_

ные толки. Тому, кто приобретает информацию о феноменоло_

гии из «Vossische Zeitung» или «Uhu», вероятно, внушили, что

феноменология—нечто наподобие мистики, нечто вроде «логи_

ки индийских созерцателей пупа». И это совсем не смешно, подобные воззрения в ходу среди людей, которые хотят, чтобы их

принимали всерьез как ученых.

Нужно видеть вот что: в интенциональной структуре произ_

ведения заключено отношение к чему_то, и это что_то, благода_

ря самому названному отношению, понято не как привязанное к

субъекту и от него зависящее, но, наоборот, как высвобожденное

и самостоятельное. Говоряпо существу: мы сталкиваемся здесь с

совершенно своеобразной трансцеденцией Dasein, которую мы

еще будем позже рассматривать подробно и которая, как окажет_

ся, возможна только на основе временности.

Этому своеобразному характеру высвобождения производи_

мого в производящей деятельности еще не было покуда дано

окончательного истолкования. Производимое понято в произ_

водящем отношении не просто как нечто такое, что как произве_

денное должно вообще само по себе иметься в наличии, но, в

меру заключенного в нем замысла, уже схватывается как то, что,

будучи из_готовлено, став готовым, всякий раз поступает в рас_

поряжение и подлежит использованию. В деятельности произ_

ведения производимое понято не просто как то, что откладыва_

ют в сторону, но как про_из_веденное сюда, в окружение Dasein,

которое вовсе не обязано совпадать с окружением того, кто про_

изводит. Это может быть окружение того, кто использует [произ_

веденное], и оно находится в существенной взаимосвязи с окру_

жением того, кто производит.

То, что мы с помощью феноменологического анализа пыта_

емся вывести на свет по поводу интенциональной структуры

произведения, не выдумано и не изобретено, но лежит уже в по_

вседневном дофилософском производящем отношении Dasein.

Dasein, производя, живет в подобном понимании бытия, хотя и

не постигает и не схватывает его как таковое. В производящем

отношении к чему_то непосредственно заключено понимание

в_себе_бытия того, с чем это отношение соотносится. Поэтому

не случайно античная философия в своей специфической наив_

ности (в хорошем смысле) ориентировалась, пусть неявно, на

этот повседневный и ближайший образ действий Dasein. Ведь в

производящем отношении для Dasein само собой разумеется та_

кое отношение к сущему, в котором бытие_в_себе этого сущего

непосредственно понятно. Но не таит ли все же в себе интерпретация сущего как произведенного некоторой недопустимой

односторонности? Можно ли и в самом деле толковать всякое

сущее как произведенное и можно ли получить и фиксировать

понятия бытия, глядя на производящее отношение? Ведь не все

то, о чеммыговорим «оно есть», приводится к бытию с помощью

производящего Dasein. Как раз то сущее, которое греки в первую

очередь избрали в качестве отправной точки и основной темы

своих онтологических исследований, сущее как природа и кос_

мос, не произведены производящим Dasein. Как же греческая

онтология, ориентированная искони на космос, могла понимать

его бытие исходя из произведения, тем более, что именно антич_

ность не знала ничего подобного миротворению (миро_произве_

дению) и была, более того, убеждена в вечности мира? Для нее

мир — это ¢___ ___, всегда уже наличное, ___________ _________, не_

рожденное и непреходящее. Зачем нужно перед лицом такого су_

щего, космоса, принимать в расчет произведение? Не терпит ли

здесь крушение наша интерпретация _______, __(____ existere в каче_

стве наличия под рукой и произведенности? Не становится ли

эта интерпретация, по меньшей мере, негреческой, пусть даже

сама по себе она вполне правомерна? Если бы мы позволили с

помощью подобных аргументов сбить себя с толку и покорно

признали, что производящее отношение, очевидно, не может

служить ведущим горизонтом античной онтологии, то подоб_

ным признанием мы засвидетельствовали бы, что, несмотря на

проделанный анализ интенциональности произведения, мы еще

не увидели ее достаточно отчетливо феноменологически. В при_

сущем производящему отношению понимании бытия это отно_

шение как соотнесенность с чем_то иным именно высвобождает

то, с чем соотносится. Кажется, что только такое сущее, которое

произведено, может быть понято в этом смысле. И все же, так

только кажется.

Если мы представим себе производящее отношение в гори_

зонте его полной структуры, то окажется, что именно оно делает

возможным употребление того, что называется материалом

(Stoff), например, материала для строительства дома. Этот мате_

риал, со своей стороны, в конечном итоге уже не производится,

но пред_лежит.Мы уже застаем его как такое сущее, которое не

требуется производить. В произведении и соответствующем понимании бытия я, таким образом, вступаю в отношение с су_

щим, которое не нуждается в произведении. Я вступаю с ним в

отношение не случайно, но в соответствии со смыслом и сутью

произведения, поскольку произведение есть всегда произведе_

ние чего_то из чего_то. Нечто, не нуждающееся в произведении,

вообще может быть открыто и понято только в таком понимании

бытия, которое присуще произведению. Иными словами, толь_

ко в таком понимании, которое присуще производящему отно_

шению, и тем самым, в понимании того, что нуждается в произ_

ведении, может вырасти понимание сущего, которое имеется в

наличии само по себе до всякого и для всякого произведения.

Именно понимание того, что нуждается в произведении, а такое

понимание возможно только в деятельности произведения, по_

нимает бытие такого сущего, которое лежит в основе всего про_

изводимого и ему предшествует и, тем самым, как раз уже налич_

но само по себе. Понимание бытия, присущее произведению,

настолько далеко от того, чтобы понимать сущее только как про_

изведенное, что именно оно_то и распахивает понимание бытия

просто уже имеющегося в наличии. Итак, в произведении мы

сталкиваемся с тем, что не нуждается в произведении. В произ_

водящем_использующем обращении с сущим для нас возникает

действительность того, что до всякого произведения, произве_

денного и производимого имеется заранее (пред_лежит), соот_

ветственно,— оказывает сопротивление производящему, при_

дающему образ преобразованию. Понятия материи и материала

берут начало в таком понимании бытия, которое ориентируется

на произведение. Иначе идея материала как того, из чего нечто

производится, оставалась бы скрытой. Понятие материи, _"__,

противопоставленное понятию           ____, запечатленности, не по_

тому играет в античной философии фундаментальную роль, что

греки были материалистами, но потому, что материя — одно их

основных онтологических понятий, с необходимостью вырас_

тающее там, где сущее—будь то произведенное или не нуждаю_

щееся в произведении сущее — интерпретируется в горизонте

того понимания бытия, которое заключено в производящем от_

ношении как таковом.

Производящее отношение не ограничено только производи_

мым и произведенным, но таит в себе удивительно широкий спектр возможностей понимания бытия сущего. Эти возможно_

сти суть одновременно основа того универсального значения,

которое присуще основным понятиям античной онтологии.

Но еще не разъяснилось, почему античная онтология интер_

претирует сущее, исходя именно из производящего отношения.

Это не разумеется само собой и не может быть случайностью. Из

вопроса, почему именно произведение представляет собой гори_

зонт для онтологической интерпретации сущего, вырастает не_

обходимость этот горизонт проработать и явно обосновать его

онтологическую необходимость. Ведь то обстоятельство, что ан_

тичная онтология фактически движется в этом горизонте, еще

не может служить обоснованием его правомерности и необходи_

мости. Только если такое обоснование будет представлено, ос_

новным онтологическим понятиям, вырастающим из такой по_

становки вопроса,— essentia и existentia — будет выдано, нако_

нец, законное свидетельство о рождении. Обоснование право_

мерности указанного горизонта интерпретации сущего в отно_

шении его essentia и existentia можно провести только так, что из

самого собственного бытийного устроения Dasein выяснится, по_

чему оно ближайшим образом и по преимуществу должно пони_

мать сущее в горизонте производяще_созерцающего отношения.

Необходимо спросить: какую функцию выполняет производя_

ще_использующее отношение, понятое в самом широком смыс_

ле, в самом вот_бытии (Dasein)? Дать на это ответ можно только,

если предварительно уже удалось пролить свет на бытийное уст_

роение Dasein в его основных чертах вообще, т. е. если выстроена

надежная онтология Dasein. Вот тогда позволено спрашивать,

может ли из способа бытия Dasein, из экзистенции стать понят_

но, почему онтология поначалу наивно ориентирована в согла_

сии с этим производящим, соответственно,— воспринимаю_

ще_созерцательным отношением. Однако к более глубокому

анализу способа бытия Dasein мы пока не подготовлены. Стоит

только заметить предварительно, что античная онтология ин_

терпретирует сущее в его бытии исходя из произведения, соот_

ветственно,— восприятия и что, поскольку и Кант интерпрети_

рует действительность с точки зрения восприятия, здесь обнару_

живается некая единая линия развития традиции.