б) Акт восприятия, воспринимаемое, воспринятость. Отличие воспринятости от наличия наличного : Основные проблемы феноменологии - Мартин Хайдеггер : Книги по праву, правоведение

б) Акт восприятия, воспринимаемое, воспринятость. Отличие воспринятости от наличия наличного

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 
РЕКЛАМА
<

То, что называется существованием, не есть, разумеется, вос_

приятие. О самом акте восприятия можно сказать «он есть», он

есть нечто сущее, способ деятельности, осуществляемой сущим

Я, нечто действительное в действительном субъекте. Это дейст_

вительное в субъекте, восприятие, не есть, тем не менее, дейст_

вительность [как таковая], и это действительное в субъекте ни_

коим образом не есть действительность объекта. Восприятие как

акт (как воспринимание) не может быть отождествлено с сущест_

вованием. Восприятие — не существование, оно — то, что вос_

принимает существующее, наличное, то, что соотносится с вос_

принятым. Это воспринятое в восприятии мы иногда тоже назы_

ваем восприятием. Может быть, Кант, отождествляя действи_

тельность и восприятие, понимает выражение «восприятие» в

смысле «воспринятое», как когда мы говорим: «Мои восприятия

были очень болезненными»? При этом я не имею в виду, что акт

восприятия, акт видения, например, причинил мне боль, но что

испытанное мною, воспринятое, меня тяготило. Здесь мы берем

восприятие не в смысле воспринимающей деятельности, но в

смысле воспринятого и спрашиваем: можно ли восприятие, взя_

тое в этом значении, отождествить с существованием, действи_

тельностью? Можно ли отождествить существование с воспри_

нятым существующим? В этом случае оно само было бы чем_то

сущим, чем_то реальным. Что оно не таково, подтверждает не_

двусмысленное негативное содержание тезиса Канта. В соответ_

ствии с этим тезисом, мы должны исключить [утверждение], что

действительность равна воспринятому действительному.

Отсюда следует, что существование не равно восприятию ни

в смысле акта восприятия, ни в смысле воспринятого. Что же

еще остается тогда от кантова отождествления восприятия и дей_

ствительности (существования)?

Давайте сделаем еще один шаг навстречу Канту и истолкуем

сказанное им в его пользу.Мыговорим, что существование нель_

зя отождествить с воспринимаемым существующим, но, может быть, [его можно отождествить] с бытием_воспринятым, с вос_

принятостью воспринятого. Не это_вот существующее, налич_

ное окно как сущее есть существование, наличие, но, конечно,

наличие этого окна выражено в моменте воспринятости, в соот_

ветствии с которым вещь как воспринятая, как открытая выхо_

дит нам навстречу и таким образом в силу восприятия становит_

ся доступной для нас в качестве наличного. Восприятие означа_

ло бы тогда на языке Канта то же самое, что воспринятость, от_

крытость в восприятии. Кант об этом ничего не говорит, и точно

так же мы не находим у него определенных указаний [позволяю_

щих решить], понимает ли он восприятие в смысле воспринима_

ния, [т. е. акта,] или в смысле воспринятого [, предмета акта]. Так

что бесспорным оказывается поначалу только одно: данное Кан_

том объяснение понятия существования, экзистенции, действи_

тельности как восприятия в любом случае неотчетливо, и, вопре_

ки мнению самого Канта, оно допускает большую степень отчет_

ливости, коль скоро здесь можно и должно установить, следует

ли в самом деле понимать восприятие как воспринимание (акт

восприятия), или как воспринятое, или как воспринятость вос_

принятого, или же имеются в виду все три значения в их единст_

ве, и что это в таком случае означает.

Подобную невнятность понятия «восприятие»мыобнаружи_

ваем также и в интерпретации более общего характера, которую

Кант дает бытию и существованию, отождествляя бытие с пола_

ганием и существование с абсолютным полаганием. Кант гово_

рит в приведенном выше отрывке из «Основания доказательст_

ва»: «Понятие позиции или полагания ... совпадает с понятием

бытия вообще»47.Мы спрашиваем: означает ли позиция, полага_

ние то же самое, что акт полагания как образ действия субъекта,

или позиция подразумевает положенное, объект, или же положен_

ность положенного объекта? Кант оставляет все это в темноте.

Попытаемся сделать так, чтобы этот изъян, губительный, ко_

гда речь идет о таких фундаментальных понятиях, как бытие и

существование, предстал с полной ясностью. Примем наиболее

благоприятную для Канта интерпретацию восприятия, соответ_

ственно, полагания, и отождествим существование, экзистен_

цию с воспринятостью, соответственно,— с абсолютной положенностью и, согласно этому, бытие вообще с положенностью

вообще. Спросим теперь: верно ли, что нечто существует посред_

ством воспринятости? Образует ли воспринятость некоторого

сущего его существование? Верно ли, что существование, дейст_

вительность и воспринятость — это одно и то же? Но ведь окно

не обретает свое существование благодаря тому, что я его вос_

принимаю, наоборот, я могу его воспринять, если оно существует

и поскольку оно существует. Воспринятость в любом случае пред_

полагает воспринимаемость, воспринимаемость же, со своей

стороны, уже требует существования воспринимаемого, соответ_

ственно,— воспринятого сущего. Восприятие или абсолютное

полагание есть во всяком случае способ доступа к существующе_

му, наличному, способ его раскрытия; но раскрытость, тем не ме_

нее, не есть наличие наличного, существование существующего.

Последнее присуще существующему, наличному и без того, что_

бы оно было раскрытым. Точно так же позиция в смысле поло_

женности не есть бытие сущего, не совпадает с ним, но, в лучшем

случае, она представляет собой способ постижимости («как»)

чего_то положенного.

Таким образом, из предварительного анализа кантовой ин_

терпретации существования и экзистенции вытекают два выво_

да. Во_первых, эта интерпретация не только неотчетлива и по_

этому нуждается в большей отчетливости, но, во_вторых, даже в

результате самого доброжелательного толкования она оказыва_

ется сомнительной.

Должны ли мы оставаться при этих негативных критических

констатациях? Всего лишь негативное критиканство было бы по

отношению к Канту предприятием недостойным, а кроме того,

оно было бы бесплодной затеей с точки зрения цели, которуюмы

преследуем. Мы хотим прийти к позитивному объяснению по_

нятий существования, экзистенции и бытия вообще, причем

именно так, чтобы не противопоставлять Канту попросту наше

собственное, т. е. постороннее, мнение. Скорее,мыхотим следо_

вать дальше в направлении, заданном собственным начинанием

Канта, его интерпретацией существования и бытия. В конце

концов, Кант в своей попытке разъяснить существование и эк_

зистенцию движется в совершенно верном направлении. Вот

только горизонт, из которого и в котором Кант хочет выстраивать свои разъяснения, он видит недостаточно отчетливо. А это

происходит потому, что он с самого начала не обеспечивает для

себя этот горизонт в соответствии [с предметом исследования] и

не подготавливает его явно для своих нужд. Какие следствия от_

сюда вытекают, мы объясним в следующих параграфах.