§ 4. Государственная поддержка опеки и попечительства: основные направления : Опека и попечительство - Михеева Л.Ю : Книги по праву, правоведение

§ 4. Государственная поддержка опеки и попечительства: основные направления

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 
РЕКЛАМА
<

В целях настоящего исследования термин "государственная поддержка опеки и попечительства" понимается в самом широком смысле - как комплекс мероприятий органов государственной власти и местного самоуправления, обеспечивающих эффективность института опеки и попечительства.

Как показывает история, потребности "юридического быта" всегда ставят перед правом задачу наполнить нормы об опеке и попечительстве таким содержанием, чтобы не только провозгласить возникновение правоотношений по опеке, но и обеспечить их реализацию, осуществить контроль с помощью семейной, общественной или государственной власти за соблюдением установленных правил. При этом государству (в лице уполномоченных на то органов) должна отводиться роль лишь организатора опеки, но не непосредственного опекуна.

Часть норм о государственной поддержке опеки включается в сам институт опеки и попечительства - это положения о деятельности органов опеки и попечительства, непосредственно связанные с установлением, осуществлением и прекращением опеки или попечительства. Здесь должны быть размещены положения о статусе и полномочиях органов опеки и попечительства, порядке их создания, о государственной поддержке деятельности этих органов.

Другая часть норм, "обслуживающих" анализируемую форму устройства (положения о социальных и иных льготах, о формах стимулирования принятия опеки и проч.), находится за пределами института. Необходимо, чтобы указанные нормы гармонично сочетались и исходили из общих принципов осуществления устройства граждан.

Исходя из сущности опеки и попечительства как вида социальной заботы, а также из субсидиарной роли государства в предоставлении такой заботы, могут быть названы следующие задачи правового регулирования государственной поддержки опеки и попечительства на современном этапе.

1. Совершенствование выявления и учета всех лиц, подпадающих под категорию нуждающихся в установлении опеки или попечительства. Задача выявления этих лиц продиктована заботой общества о каждом из его членов (альтруистической или объясняемой с позиции социальной ценности индивидуума - иной вопрос). Учет лиц, нуждающихся в установлении опеки или попечительства, необходим для того, чтобы гарантировать каждому человеку предоставление необходимой и возможной помощи, а также для того, чтобы планировать расходование бюджетных средств для обеспечения той или иной формы устройства лица.

Способствовать выявлению лиц, нуждающихся в социальной заботе, может, во-первых, демографический учет. Проведенная всероссийская перепись населения*(606)  выявила одиноких граждан, граждан пожилого возраста, несовершеннолетних граждан, проживающих не с родителями, а с иными лицами. Во-вторых, существуют специальные виды учета граждан, например, индивидуальный (персонифицированный) учет в системе государственного пенсионного страхования*(607); учет налогоплательщиков (ст. 83 НК РФ). Целям выявления нуждающихся в заботе лиц в наибольшей степени отвечает учет детей, оставшихся без попечения родителей. Федеральный закон "О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей"*(608)  упорядочил отношения по поводу "процессов сбора, обработки, накопления, хранения, поиска и предоставления гражданам, желающим принять детей на воспитание в свои семьи, документированной информации о детях, оставшихся без попечения родителей".

Основой для заполнения банка данных о детях является установленная п. 1 ст. 122 СК РФ всеобщая обязанность сообщить о факте отсутствия родительского попечения над ребенком в органы опеки и попечительства по месту фактического нахождения ребенка*(609). Исполнение данной обязанности не подкреплено юридической санкцией, и это обстоятельство служит одной из причин того, что тысячи должностных лиц и рядовых граждан ежедневно проходят безучастно мимо детей, относящихся к такой категории.

Выявление взрослых, в силу своего состояния нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства, сопряжено с еще большими трудностями. Статья 281 ГПК РФ закрепляет в отношении указанных в ней органов и лиц*(610)  право, но не обязанность подачи заявления о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным. Организации системы здравоохранения ведут учет психически больных граждан*(611), но исключительно в собственных целях. В соответствии со ст. 16 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании"*(612) "государством гарантируется решение вопросов опеки", тем не менее обязанность сообщать органам опеки и попечительства о факте нуждаемости лица в признании его недееспособным и установлении над ним опеки ни в одном из нормативных актов не закреплена*(613). В свою очередь выявление и учет лиц, нуждающихся в ограничении их дееспособности (ст. 30 ГК РФ) и установлении над ними попечительства, практически невозможны.

В этой связи представляется возможным закрепление правила о том, что должностные лица медицинских, социальных и других учреждений и иные граждане, располагающие сведениями о факте нуждаемости совершеннолетнего лица в установлении над ним опеки или попечительства, обязаны сообщить об этом в органы опеки и попечительства (либо в психиатрические или психоневрологические учреждения) по месту фактического нахождения такого лица. Орган опеки и попечительства (в течение срока, который должен быть указан в законе) обязан провести обследование условий жизни этого лица и при установлении соответствующих обстоятельств подать в суд заявление о признании лица ограниченно дееспособным или недееспособным.

Сходные положения присутствуют в ст. 122 СК РФ, но в этой статье закреплена также обязанность органа опеки и попечительства обеспечить защиту прав и интересов ребенка до решения вопроса о его устройстве. Подобной меры не требуется в отношении совершеннолетних граждан, поскольку при наличии обстоятельств, угрожающих их жизни или здоровью, законодательством предусмотрено принятие неотложных и безвозмездных мер медицинского характера ("первичная медико-санитарная помощь"*(614)). Неотложного принятия мер юридической защиты на данном этапе не требуется, более того, их и невозможно предпринять до решения судом вопроса об объеме дееспособности гражданина.

Отметим сразу, что действие предлагаемых правил в полной мере достигнет желаемого эффекта, если:

1) ограничение дееспособности гражданина будет преследовать цели охраны не только материального благосостояния семьи, но и всего объема социальных качеств самой личности. Это условие осуществления предложенного замысла, однако, требует практически идеального состояния социально-экономических отношений;

2) за неисполнение обязанности сообщить указанные сведения будет установлена мера административной или дисциплинарной ответственности. Такая же мера должна служить необходимым дополнением действующего п. 1 ст. 122 СК РФ.

Идея о закреплении юридической обязанности сообщить органу опеки и попечительства о нуждающемся в устройстве гражданине выглядит в современных условиях утопичной, однако имеет право на существование. На наш взгляд, такая обязанность происходит из посвященности людей друг другу, социальной ценности каждой отдельной личности и имеет определенное родство с институтом уголовной ответственности за оставление в опасности (ст. 125 УК РФ).

Особая проблема в настоящий период заключается в отсутствии правил об учете выявленных детей непосредственно в органах опеки и попечительства. В сущности, ни один нормативный правовой акт не обязывает сегодня орган опеки и попечительства зафиксировать поступившие сведения о нарушении прав ребенка, об отсутствии родительского попечения над ним. Устная информация может остаться без реакции со стороны работников этого органа. Законодательство устанавливает лишь обязательность заполнения регионального и последующего - федерального банка данных о детях. Именно этим обстоятельством можно объяснить расхождение в официальных данных о численности детей, оставшихся без попечения родителей. Заместитель министра внутренних дел утверждает, что каждый десятый из 38 млн. несовершеннолетних (3,8 млн. детей) проживает "без родителей или опеки"*(615). В то же время министр образования РФ утверждает, что в стране всего лишь от 100 до 500 тыс. безнадзорных детей*(616), а ведь именно эти цифры должны характеризовать состояние федерального банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей (поскольку Министерство образования и науки сегодня исполняет функции федерального оператора государственного банка данных о детях).

Поступающая в орган опеки и попечительства информация о нуждающемся в устройстве гражданине должна фиксироваться.

В предлагаемом законе об опеке может быть закреплено правило о том, что действия органов опеки и попечительства по выявлению, учету недееспособных или не полностью дееспособных лиц, а также их защите обязательны для совершения этими органами во всех случаях, когда того требуют интересы указанных граждан. Неисполнение органом опеки и попечительства в этих случаях указанных обязанностей влечет применение мер ответственности.

Представляется, что оптимальным был бы следующий порядок осуществления органами опеки и попечительства функций по устройству граждан. При поступлении в орган опеки и попечительства информации, например, об одиноко проживающем гражданине, страдающем психическим расстройством, этот орган будет обязан: во-первых, произвести обследование условий жизни гражданина и поставить его на свой внутренний учет; во-вторых, подать в суд заявление о признании гражданина недееспособным; а в-третьих, после вступления в законную силу решения суда о признании гражданина недееспособным в течение одного месяца подыскать лицу опекуна или осуществить его устройство в иной форме.

В качестве отдаленной перспективы можно высказать также следующее предложение. Возможно закрепление в законе правила о том, что вред, причиненный несовершеннолетним или недееспособным гражданином, над которым своевременно не была установлена опека или попечительство, подлежит возмещению за счет казны муниципального образования на условиях и в порядке, предусмотренных гражданским законодательством. Кроме того, возмещению должен подлежать и вред, причиненный личности или имуществу подопечного вследствие неисполнения или несвоевременного исполнения органом опеки и попечительства обязанности по назначению опекуна или попечителя. Возмещение вреда в указанных случаях является следствием нарушения органом опеки и попечительства обязанности по своевременному устройству гражданина, нуждающегося в опеке или попечительстве, и вытекает из положений гражданского законодательства об ответственности за незаконные действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления (ст. 16, 1069 ГК РФ)*(617).

Однако мы осознаем, что большинство из этих предложений, направленных на совершенствование выявления и учета граждан и организации в их отношении социальной заботы, несвоевременно в силу ряда причин, в том числе социально-экономического характера.

2. Обеспечение контроля в сфере опеки и попечительства. Это должен быть, во-первых, контроль органов опеки и попечительства за деятельностью опекунов и попечителей, а во-вторых, контроль государственных органов за деятельностью органов опеки и попечительства. В настоящее время оба вида контроля осуществляют органы прокуратуры в рамках надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина*(618). В то же время представляется необходимым закрепление положений о контроле за органами опеки и попечительства со стороны исполнительных органов государственной власти - как федеральных, так и органов субъектов РФ.

Необходимо на законодательном уровне урегулировать порядок осуществления контроля органа опеки и попечительства за деятельностью опекунов (попечителей). Следует закрепить положения о проверке условий жизни подопечных, о мерах реагирования органа опеки на сообщения о нарушении прав подопечных, об отчете опекуна и проч.

Однако большее значение имеют меры ответственности, которые должны применяться к лицам, допустившим нарушения прав подопечного. Так, подлежит возмещению вред, причиненный личности или имуществу подопечного в результате незаконных действий (бездействия) органов опеки и попечительства либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания акта, не соответствующего закону или иному правовому акту. Вред возмещается за счет казны муниципального образования по правилам, установленным гражданским законодательством. Данное положение следует из содержания ст. 1069 ГК РФ, однако возможно и упоминание о нем в Законе об опеке, что отвечало бы комплексному характеру института опеки и попечительства.

3. Упорядочение системы льгот, преимуществ и иных положительных правовых последствий для лиц, принявших обязанности опекунов или попечителей, а также гарантирование этих льгот и преимуществ.

Такие положительные последствия могут состоять не только в выплате опекунам вознаграждения, а поэтому этот вопрос выходит за рамки гражданско-правового регулирования. Льготы и преимущества для опекунов и попечителей выступают не только как своеобразная форма признательности, благодарности государства, но и как средство стимулирования дальнейшего развития индивидуальных форм устройства. Так, Законодательное собрание Владимирской области внесло в Государственную Думу РФ законопроект о дополнении норм Налогового кодекса РФ положениями о распространении социального налогового вычета не только на родителей, но и на опекунов (попечителей), оплачивающих обучение своих подопечных. Соответствующая поправка была внесена в законодательство*(619).

Предстоит определить, какие именно виды опеки нуждаются в том или ином виде стимулирования, поскольку принятие предлагаемой в настоящей работе концепции опеки (попечительства) как универсальной индивидуальной формы временного устройства потребует изменения подхода к предоставлению тех или иных льгот или преимуществ*(620). Очевидно, что наибольшего стимулирования заслуживает безвозмездное осуществление опеки (попечительства). В случае принятия названной концепции потребуется предварительное обсуждение в юридической литературе вопроса о стимулировании различных видов опеки в целях выработки соответствующих рекомендаций для законодателя.

В рамках осуществления предлагаемой третьей задачи могут быть предложены следующие меры.

1. Действующий СК РФ по существу не предоставляет опекунам и попечителям льгот, поощрений. В связи с этим особую актуальность приобретает вопрос о возможности установления алиментных обязательств в пользу опекунов (попечителей) со стороны бывших подопечных. В 1957 г. Н.М. Ершова предлагала: "В целях улучшения организации работы по опеке и попечительству необходимо предоставить опекунам и попечителям право на получение средств на содержание от своих бывших подопечных"*(621). Однако соответствующие нормы в законодательстве так и не появились.

Эта идея заслуживает поддержки, в особенности в тех случаях, когда опека (попечительство) осуществляется безвозмездно (по действующему законодательству опекун не получает вознаграждения за свои действия и не всегда может рассчитывать на возмещение ему расходов на содержание подопечного)*(622). Во-первых, исполнение опекунских обязанностей осуществляется добровольно, следовательно, необходимо поощрить лицо, принявшее на себя эти обязанности. Во-вторых, длительное совместное проживание лиц, как отмечалось, создает некое подобие семьи ("нуклеарную единицу"), в рамках которой реализуется большинство потребностей подопечного. Приравнивание опекунов (попечителей) к членам семьи подопечного в данном случае позволит стимулировать граждан к подобному сближению, совместному проживанию. И, в-третьих, анализируя положения ст. 96 СК РФ, следует отметить, что между осуществлением фактического воспитания и безвозмездной опеки (попечительства) по существу нет разницы. М.В. Антокольская отмечает, что опекунам и попечителям, в отличие от фактических воспитателей, алименты не причитаются потому, что они не обязаны содержать подопечных*(623). С этим нельзя согласиться, поскольку и фактические воспитатели не обязаны предоставлять детям содержание. В то же время многие опекуны и попечители несовершеннолетних вообще не получают пособия на содержание детей либо получают его в размере, недостаточном для покрытия необходимых расходов.

Добавим, что нет фактической разницы в отношениях бабушки и внука (см. ст. 95 СК РФ) и той же бабушки с тем же внуком в том случае, когда бабушка оформила опеку ради установления юридических последствий. Почему в одном случае (фактическое воспитание) лицо имеет право на алименты, а в другом (установление опеки) - нет? В таком подходе законодателя нет логики, но, самое главное, не действует принцип справедливости. Во всяком случае, вопрос о предоставлении опекунам и попечителям в определенных случаях права на алименты нуждается в обсуждении в порядке научной дискуссии.

Установленные гл. 15 СК РФ алиментные обязательства пасынков и падчериц, фактических воспитанников возникают на том основании, что указанные лица приравнены законом к членам семьи отчимов и мачех, фактических воспитателей. Такое же приравнивание может быть осуществлено и по отношению к опекунам (попечителям) и подопечным. Одно и то же лицо может выступать в алиментном обязательстве на стороне получателя в разном качестве - в качестве бабушки, дедушки, совершеннолетнего брата или сестры; в качестве фактического воспитателя, отчима или мачехи; в качестве опекуна. При взыскании алиментов следует учесть все обстоятельства, в том числе и факт предоставления опекуну (попечителю) платы за исполнение обязанностей, а также возмещения понесенных им расходов. Представляется, что лицу, получавшему вознаграждение, во взыскании алиментов может быть отказано.

2. Законодательство о социальном обеспечении в настоящее время закрепляет широкий круг правовых последствий, связанных с установлением опеки или попечительства*(624).

Задача совершенствования правового регулирования в этой сфере на данном этапе состоит исключительно в финансовом обеспечении пособий и льгот. Так, сложилась весьма острая проблема выплаты ежемесячных пособий опекунам "на питание, одежду, обувь, мягкий инвентарь", предусмотренных Федеральным законом "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей". Длительное время органы опеки и попечительства не могли определить, в каком размере следует выплачивать данные пособия*(625). Однако центральное место в проблеме занимает вопрос о том, какой из бюджетов должен финансировать такие выплаты. Упомянутый федеральный закон содержит формулировку, которая не позволяет точно определить плательщика: "...расходы: производятся за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, за счет государственных внебюджетных фондов и других не запрещенных законом источников". В то же время этот закон поручает Правительству РФ определить порядок "возмещения расходов". Правительство РФ своим постановлением делегировало определение порядка выплаты Министерству образования, которое в свою очередь приказом установило, что пособие выплачивается органами опеки и попечительства*(626). В результате выплата средств, по своей сути представляющих не вознаграждение за труды, а возмещение необходимых (и минимальных) расходов в связи с принятием детей на воспитание, оказалась возложенной на местные бюджеты, и только по инициативе органов государственной власти субъектов РФ, которые оказались значительно ближе к проблеме, необходимое финансирование сейчас осуществляется реально из бюджетов субъектов Федерации. Правомерность возложения расходов на местный бюджет оспаривалась, в частности, Правительством Еврейской автономной области, однако эта попытка не удалась, так как Верховный Суд РФ не нашел в приказе Минобразования РФ противоречий Конституции РФ*(627). Тем не менее названный субъект Российской Федерации выступил с законодательной инициативой о внесении изменения в ст. 150 СК РФ, в соответствии с которым порядок и размер денежных средств на содержание детей, находящихся под опекой (попечительством), должен определяться исключительно федеральным законом. В пояснительной записке к этому законопроекту его авторы ссылаются на положения ч. 2 ст. 39 Конституции РФ*(628).

В действительности органы опеки и попечительства при осуществлении своих функций выполняют задачи общефедерального, государственного масштаба. Это подтверждается, во-первых, тем, что в настоящий момент именно они осуществляют основную работу по искоренению детской безнадзорности. Все социальные явления, связанные с детской беспризорностью и безнадзорностью, попали в обозначенный Президентом РФ перечень угроз национальной безопасности*(629). Во-вторых, работа органов опеки и попечительства направлена на обеспечение выживания особых категорий граждан, т.е. на реальное обеспечение права человека на жизнь. Такие задачи относятся к компетенции органов государственной власти, но никак не к вопросам местного значения (ст. 130 Конституции РФ).

Статья 132 Конституции РФ устанавливает, что органы местного самоуправления могут наделяться законом отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств. Непризнание деятельности органов опеки и попечительства исполнением задач общегосударственного масштаба, выполнением государственных полномочий носит сегодня исключительно формальный характер*(630). В.В. Лазарев, комментируя Конституцию РФ, отмечает, что формулировка ст. 132 требует прямого указания в законе на то, что та или иная возлагаемая на орган функция представляет собой государственное полномочие*(631). В подобной позиции очевидна заинтересованность федеральной власти в уклонении от финансирования отдельных функций органов местного самоуправления. Следует согласиться с тем, что наделение органов местного самоуправления государственными полномочиями необходимо понимать как фактическое наделение*(632). Бюджетное законодательство должно закрепить механизм безусловного обеспечения исполнения таких фактически осуществляемых полномочий за счет федерального бюджета. Статья 85 действующего Бюджетного кодекса РФ подобных гарантий не содержит, поскольку предполагает совместное финансирование "социальной защиты населения" только по договоренности органов государственной власти субъектов РФ с федеральными органами.

Не подлежит сомнению то обстоятельство, что финансовое обеспечение гарантий гражданам, нуждающимся в опеке или попечительстве, должно быть возложено на федеральный бюджет. Необходимость такого финансирования уже осознана федеральными органами власти.

4. Финансовое обеспечение деятельности самих органов опеки и попечительства. В настоящий период этим органам не хватает квалифицированных кадров*(633), техники, средств на выплату достойной заработной платы и прочих ресурсов, необходимых для борьбы с детской безнадзорностью и иными негативными социальными явлениями. Задачи государственной поддержки в данном случае сводятся к установлению масштабов требуемого финансирования (для чего следует предварительно произвести выявление и учет всех нуждающихся в социальной заботе лиц), изысканию таких средств и предоставлению их в реальное и непосредственное распоряжение органов опеки и попечительства. Отметим, однако, что к реализации данной задачи следует относиться с известным скептицизмом. В конце XIX в. В.М. Сорокин, отмечая недостатки в работе органов власти, на которые были возложены функции по опеке, говорил в первую очередь о такой их причине, как "поразительно ничтожное жалованье" чиновников*(634).

Тем не менее, даже осознавая сложности осуществления бюджетного финансирования, нельзя не выделять названную задачу, поскольку полное ее игнорирование может повлечь прекращение тех незначительных средств, которые передаются из федерального бюджета в бюджеты регионов.

Недостаток у органов местного самоуправления необходимых денежных средств рождает и другую идею, завоевывающую все большую популярность у практических работников: о "перемещении" органов опеки и попечительства в систему органов государственной власти. Подобный шаг с одной стороны, безусловно, может снять проблему финансирования деятельности этих органов, однако, с другой стороны, создает риск отдаления органа опеки и попечительства от нуждающихся в социальной заботе граждан. Заметим, что с введением в действие Федерального закона от 6 октября 2003 г.*(635) реализация такой идеи станет невозможной, поскольку этот нормативный акт (ст. 15, 16) прямо относит опеку и попечительство к вопросам местного значения и формализует порядок наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями.

5. Стимулирование всевозможных форм благотворительной деятельности. Такое явление, как благотворительность, было, как известно, распространено в России до 1917 г. и обусловлено как социальными, так и религиозно-этическими мотивами*(636). Действующее законодательство под благотворительной деятельностью понимает "добровольную деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки"*(637).

Исходя из предложенной выше правовой модели осуществления социальной заботы, можно предложить несколько форм благотворительной деятельности в сфере опеки и попечительства:

- передача денежных средств или иного имущества органам опеки и попечительства с целью их последующего распределения среди опекунов (попечителей);

- непосредственная передача имущества, выполнение работ, оказание услуг в пользу подопечных;

- непосредственное выполнение работ, оказание услуг в пользу опекунов (попечителей), передача им имущества как в собственность, так и в пользование.

Положения части второй НК РФ и Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" закрепляют налоговые льготы при осуществлении благотворительной деятельности и порядок применения этих льгот к организациям и лицам, оказывающим благотворительную помощь. Не подлежит налогообложению в свою очередь и доход, полученный гражданином в виде благотворительной помощи. Однако, к сожалению, благотворительная деятельность не распространена широко и не имеет столь необходимого адресного применения в отношении конкретных детей, оставшихся без попечения родителей, и других категорий граждан. Основной причиной этого, на наш взгляд, является незначительность числа лиц, обладающих "излишними" материальными ресурсами.

Активизации благотворительности могут способствовать скорее не законодательные меры, а ее популяризация среди организаций и граждан, которые могли бы оказывать материальную помощь. Так, Министерство труда и социального развития РФ в своем письме, указывающем на необходимость привлечения собственных денежных средств граждан, находящихся в стационарных учреждениях социального обслуживания, в целях покрытия расходов на содержание этих граждан одновременно рекомендует проводить "разъяснительную работу о добровольных взносах (пожертвованиях): от граждан, предприятий, учреждений и организаций различных форм собственности"*(638).

Немалую роль в распространении благотворительности способно сыграть законодательство субъектов РФ. Так, например, в Алтайском крае участникам благотворительной деятельности предоставляются льготы в соответствии с Законом Алтайского края "О порядке предоставления дополнительных льгот по налогам и сборам, зачисляемым в краевой бюджет", что влечет уменьшение для субъекта предпринимательской деятельности части налогового бремени. При этом средства, полученные в результате проведения благотворительных акций, направляются на реализацию краевых целевых программ, оказание адресной помощи инвалидам, сиротам, детям, находящимся под опекой (попечительством), детям из малообеспеченных, многодетных, неполных семей, несовершеннолетним, находящимся в местах лишения свободы, и проч.*(639)

В настоящем параграфе были рассмотрены лишь основные возможности повышения эффективности правового регулирования государственной поддержки опеки и попечительства. Многие предложения касаются стимулирования граждан к принятию опеки или попечительства, другие направлены на выявление и учет граждан, нуждающихся в социальной заботе. Значительная часть мер состоит в привлечении и правильном расходовании бюджетных и иных средств, необходимых для осуществления деятельности органов опеки и попечительства, а также для исполнения опекунами и попечителями своих обязанностей. Однако все сказанное не исключает применения других мер в зависимости от изменения социально-экономической ситуации.

Заключение

В настоящей работе вниманию читателя была предложена концепция социальной заботы, под которой понимается деятельность по обеспечению потребностей лица, объективно не способного принять меры к самосохранению и защите своих прав и интересов, осуществляемая государством в лице его органов, а также организациями и отдельными гражданами, в том числе членами семьи этого лица. Сконструированная правовая модель социальной заботы направлена на установление баланса участия государства и личности в ее жизнеобеспечении. Реализация этой идеи предполагает максимальное использование внутреннего ресурса личности. Право на социальную заботу представляет собой конституционное право личности и одновременно элемент содержания общей правоспособности гражданина.

Для фиксации права на социальную заботу среди основных прав человека и гражданина как в международных актах, так и в Конституции РФ может быть использована следующая формулировка: "Каждый, кто не способен самостоятельно принять меры к самосохранению, имеет право на социальную заботу. Органы государства обязаны выявлять таких лиц, а также обеспечивать предоставление им заботы за их счет или за счет других лиц, указанных в законе. При отсутствии такой возможности помощь и содержание управомоченному лицу обязано предоставить государство. Государство поощряет благотворительную деятельность, создает условия для осуществления социальной заботы отдельными гражданами и организациями".

Используемое в законодательстве, но не анализируемое в правовой науке понятие "устройство гражданина" автор предлагает рассматривать как один из видов социальной заботы. Устройство физического лица - это закрепление органами государственной власти или местного самоуправления за нуждающимся в социальной заботе гражданином лица (лиц), обязанного(ых) совершать в его пользу в течение определенного времени или без указания срока фактические или (и) юридические действия, направленные на удовлетворение его потребностей, а также отвечать за соблюдение законных прав и интересов нуждающегося в заботе лица.

В свою очередь опека и попечительство как вид социальной заботы представляет собой универсальную форму индивидуального временного устройства, которая:

1) регулируется нормами различной отраслевой принадлежности;

2) предназначена для восполнения недостающей дееспособности подопечного лица, а также, в необходимых случаях, - и для обеспечения иных его интересов (например, дополнительная цель опеки над детьми - их воспитание);

3) состоит в выполнении опекуном (попечителем) юридических или (и) фактических действий в интересах подопечного;

4) осуществляется опекуном (попечителем) безвозмездно или на условиях встречного предоставления со стороны подопечного, государства (в широком смысле) или иных лиц;

5) решает общегосударственные задачи, поэтому ее установление и надлежащее осуществление должны обеспечиваться организационной и контрольной деятельностью органов государственной власти и местного самоуправления.

Такие формы устройства детей, как приемная семья и патронат ("патронатная семья"), являются видами опеки и подлежат правовому регулированию в рамках универсального института опеки и попечительства.

По мнению автора, есть основания рассматривать внутреннее правоотношение в системе правоотношений опеки и попечительства как обязательство по оказанию услуг в пользу третьего лица. Его субъектами являются муниципальное образование в лице органа опеки и попечительства и опекун (попечитель) как стороны обязательства, а также подопечный как третье лицо. Эти правоотношения могут быть безвозмездными или возмездными, носят срочный, фидуциарный характер и требуют по общему правилу личного исполнения со стороны опекуна (попечителя).

Участниками внешних правоотношений, возникающих из установления опеки и попечительства, являются опекун (попечитель) и другие лица, организации и органы государственной власти и местного самоуправления. Содержание этих правоотношений зависит от объема дееспособности подопечного лица, из чего следует, что статус законного представителя во всех видах правоотношений с участием подопечного должен быть предоставлен только опекуну. Попечитель может быть признан законным представителем подопечного и, следовательно имеет право замещать его волю, лишь в исключительных случаях, а именно - только в публичных правоотношениях и только в целях, оправданных охраной интересов подопечного лица.

Опека и попечительство могут рассматриваться не только как форма устройства граждан, а также система правоотношений, но и как институт законодательства, т.е. система норм разной отраслевой принадлежности, регулирующих отношения по установлению, осуществлению и прекращению опеки и попечительства, объединенных общими задачами и принципами. Опека и попечительство - элемент системы частного права, а именно - часть раздела о лицах. Автор предлагает считать основными началами (принципами) института опеки и попечительства:

1) свободное принятие опеки (попечительства) и свободный отказ от исполнения опекуном (попечителем) своих обязанностей;

2) подконтрольность деятельности опекунов (попечителей) и органов опеки и попечительства;

3) обеспечение максимальной защиты нарушенных прав и интересов подопечных;

4) государственную поддержку лиц, осуществляющих деятельность по защите прав и законных интересов подопечных, и стимулирование такой деятельности.

Перед институтом опеки и попечительства стоят задачи обеспечения:

1) установления опеки и попечительства в отношении нуждающихся в этом граждан;

2) защиты прав и интересов граждан, находящихся под опекой и попечительством;

3) минимального уровня жизни граждан, находящихся под опекой или попечительством;

4) государственной поддержки граждан, исполняющих обязанности опекунов и попечителей;

5) исполнения органами опеки и попечительства возложенных на них функций.

В настоящее время назрела необходимость систематизации норм об опеке и ее видах, преобразования их совокупности в систему. С учетом разноотраслевого характера содержащихся в институте опеки и попечительства норм целесообразно принятие федерального закона "Об опеке и попечительстве" (возможно - Опекунского кодекса).

Библиография

1. Адреянов М. О личных обязательствах. СПб., 1871. 255 с.

2. Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования//Теоретические проблемы гражданского права: Сборник ученых трудов. Вып. 13. Свердловский юридический институт. Свердловск, 1970. С. 46-63.

3. Алексеев С.С. Право: азбука - теория - философия: Опыт комплексного исследования. М., 1999. 712 с.

4. Антонов А.И., Сорокин С.А. Судьба семьи в России XXI века. М., 2000. 414 с.

5. Беляева Л.И. Патронат в России (XIX в. - начало XX в.): Учебное пособие/Акад. МВД России. М., 1996. 116 с.

6. Белякова А.М., Кулагина Е.В., Нечаева А.М. и др. К разработке Закона СССР о правах ребенка//Известия вузов. Правоведение. 1990. N 2. С. 53-78.

7. Бернштам В. Организация опеки над душевнобольными//Вопросы здравоохранения. 1928. N 21. С. 15-32.

8. Богатырев Ф.О. К вопросу о существовании обязательств с нематериальным интересом//Журнал российского права. 2004. N 1. С. 88-100.

9. Боннер А.Т. Охрана интересов душевнобольных и слабоумных граждан//Советское государство и право. 1986. N 11. С. 99-105.

10. Борзенко А. Личность, общественность, собственность. Очерки права. Ярославль, 1881. 47 с.

11. Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе "право публичное - право частное"//Проблемы современного гражданского права. М., 2000. С. 46-80.

12. Брагинский М.И. Участие органов исполнительной власти в отношениях, регулируемых гражданским законодательством//Гражданское законодательство: практика применения в вопросах и ответах. М., 2002. С. 3-5.

13. Брагинский М.И. Участие Советского государства в гражданских правоотношениях. М., 1981. 192 с.

14. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. 682 с.

15. Братусь С. Субъекты гражданского права. М., 1950. 368 с.

16. Вагацума С., Ариидзуми Т. Гражданское право Японии (в двух книгах). Кн. 1. М., 1983. 351 с.

17. Веберс Я.Р. Основные проблемы правосубъектности граждан в советском гражданском и семейном праве: Дис. докт. юрид. наук. М., 1974. 397 с.

18. Ведель Ж. Административное право Франции. М., 1973. 512 с.

19. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. 640 с.

20. Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России: Учебное пособие. М., 1997. 304 с.

21. Вольман И.С. Опека и попечительство. СПб., 1903. 172 с.

22. Вольфсон С.Я. Семья и брак в их историческом развитии. М., 1937. 244 с.

23. Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. М., 1972. 336 с.

24. Воронина З.И. Патронат должен быть легализован//Актуальные проблемы юриспруденции: Сборник статей. Выпуск 3. Ч. 2. Тюмень, 1999. С. 3-9.

25. Воронина З.И. Правовые формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей: Автореф. дис. : канд. юрид. наук. СПб., 1993. 18 с.

26. Вургафт Е. К вопросу о патронировании//Государство и общественность в борьбе с детской беспризорностью. М.-Л., 1927. С. 17-19.

27. Гавзе Ф.И. Социалистический гражданско-правовой договор. М., 1972. 168 с.

28. Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т. 1. Часть общая. СПб., 1911. 780 с.

29. Германское право. Ч. I. Гражданское уложение/Серия: Современное зарубежное и международное частное право. Пер. с нем. М., 1996. 552 с.

30. Гойхбарг А.Г. Сравнительное семейное право. М., 1925. 231 с.

31. Голод С.И. Семья и брак: историко-социологический анализ. СПб., 1998. 272 с.

32. Гордон А. Представительство в гражданском праве. СПб, 1879. 434 с.

33. Государство и право на рубеже веков (материалы Всероссийской конференции). Гражданское право. Гражданский процесс. М., 2001. 262 с.

34. Гражданский кодекс Квебека. Серия: Современное зарубежное и международное частное право. М., 1999. 472 с.

35. Гражданский кодекс Латвийской Республики/Научное редактирование и предисловие Н.Э. Лившиц, обзорная статья А.В. Свиб. СПб., 2001. 830 с.

36. Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. Сборник памяти С.А. Хохлова/Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. 480 с.

37. Гражданское и семейное право развивающихся стран: Учебное пособие/Под ред. В.К. Пучинского, В.В. Безбаха. М., 1989. 208 с.

38. Гражданское Уложение. Книга вторая. Семейственное право. Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского Уложения. Вторая редакция. СПб., 1904.

39. Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов: гражданские и торговые кодексы. Учебное пособие/Под ред. В.К. Пучинского, М.И. Кулагина. М., 1986. 336 с.

40. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. 411 с.

41. Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1967. 496 с.

42. Данилин В.И., Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве. Свердловск, 1989. 156 с.

43. Дебольский Н.Н. Гражданская дееспособность по русскому праву до конца XVII века. СПб, 1903. 440 с.

44. Ерошенко А.А. О договоре содержания//Советское государство и право. 1955. N 5. С. 129-130.

45. Ерошенко А.А. Правовая регламентация гражданского состояния в СССР: Дис. докт. юрид. наук. Л., 1980. 454 с.

46. Ершова Н. М. Опека, попечительство, усыновление. М., 1984. 109 с.

47. Ершова Н.М. Вопросы семьи в гражданском праве. М., 1977. 176 с.

48. Ершова Н.М. Опека и попечительство над взрослыми. М., 1962. 42 с.

49. Ершова Н.М. Опека и попечительство над несовершеннолетними по советскому праву. М., 1959. 107 с.

50. Ершова Н.М. Опека и попечительство над несовершеннолетними по советскому праву: Дис. канд. юрид. наук. М., 1957. 210 с.

51. Ершова Н.М. Опека и попечительство. М., 1971. 80 с.

52. Ершова Н.М. Проблемы гражданско-правового регулирования личных и имущественных отношений в сфере семьи: Дис. докт. юрид. наук. М., 1979. 332 с.

53. Жюллио де ла Морандьер Л. Гражданское право Франции. Т. I. М., 1958. 742 с.

54. Загоровский А. Об опеке над несовершеннолетними.//Русская мысль. 1902. N IV. С. 44-85.

55. Загоровский А.И. Курс семейного права/Под ред. и с предисловием В.А. Томсинова. М., 2003. 464 с.

56. Заиграев Г.Г. Пьянство в России как реальная угроза национальной безопасности//Социологические исследования. 2001. N 11. С. 69-76.

57. Законодательство зарубежных стран об отношениях родителей и детей. М., 1990. 77 с.

58. Законы об опеке и попечительстве (212-382 ст. т. Х, ч. 1) по кассационным решениям Правительствующего Сената. Составил А.Г. Бекин. М., 1913. 259 с.

59. Звеков В. Участие Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством//Хозяйство и право. 1998. N 5. С. 13-19.

60. Здравомыслова О.М., Арутюнян М.Ю. Российская семья на европейском фоне (по материалам международного социологического исследования). М., 1998. 176 с.

61. Зензин А., Невзгодина Е. Расширить основания ограничения дееспособности граждан//Социалистическая законность. 1987. N 5. С. 64-65.

62. Зилов С.А. Об опеке над детьми и подростками//Детская беспризорность и детский дом: Сборник материалов. М., 1926. С. 155-163.

63. Ильин И.А. О сущности правосознания. М., 1993. 235 с.

64. Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории "хозяйственного права". М., 2000. 777 с.

65. Иоффе О.С. Правоотношения по советскому гражданскому праву. Л., 1949. 130 с.

66. Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. Саратов, 1980. 127 с.

67. Кавелин К. Очерк юридических отношений, возникающих из семейного союза. СПб., 1884. 170 с.

68. Казанцева А.Е. Обязанности и права родителей (заменяющих их лиц) по воспитанию детей и ответственность за их нарушение. Томск, 1987. 144 с.

69. Калмыков Ю.Х. Избранное: Труды. Статьи. Выступления. М., 1998. 312 с.

70. Камалов О.А. Гражданская правосубъектность муниципальных образований: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. 24 с.

71. Карманов А.В. Особенности правового положения лиц, употребляющих наркотические вещества//Вестник Томского гос. пед. университета. Сер.: Правоведение. История. Вып. 3. Томск, 1998. С. 53-55.

72. Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972. 472 с.

73. Киреева Н.А. Участие органов опеки и попечительства в советском гражданском процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1985. 20 с.

74. Китайская Народная Республика: Законодательные акты. 1984-1988. М., 1989. 504 с.

75. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации/Отв. ред. И.М. Кузнецова. М., 1996. 512 с.

76. Константиновский И.В. Русское законодательство об умалишенных, его история и сравнение с иностранными законодательствами. СПб., 1887. 284 с.

77. Косова О.Ю. Предмет семейного права и семейное законодательство//Государство и право. 2000. N 7. С. 71-78.

78. Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения//Советское государство и право. 1966. N 10. С. 50-57.

79. Красавчикова Л.О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными прав граждан (физических лиц) в гражданском праве РФ: Дис. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1994. 435 с.

80. Кузнецова Л.Г., Шевченко Я.Н. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних. М., 1968. 136 с.

81. Любавский А. Юридические монографии и исследования. Т. 2. СПб., 1867. 425 с.

82. Майерс Д. Социальная психология/Перев. с англ. СПб., 1999. 688 с.

83. Максоцкий Р.А. Возмездность и безвозмездность в современном гражданском праве. Учебное пособие. М., 2002. 176 с.

84. Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М., 1981. 216 с.

85. Малеин Н.С. Охрана прав личности советским законодательством. М., 1985. 164 с.

86. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2000. 244 с.

87. Мамут Л.С. Государство в ценностном измерении. М., 1998. 48 с.

88. Мамут Л.С. Социальное государство с точки зрения права//Государство и право. 2001. N 7. С. 5-14.

89. Мананкова Р.П. Правовой статус членов семьи по советскому законодательству. Томск, 1991. 232 с.

90. Мананкова Р.П. Правовые проблемы членства в семье. Томск, 1985. 141 с.

91. Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. 293 с.

92. Матузов Н.И. Субъективные права граждан СССР. Саратов, 1966. 189 с.

93. Мейер Д.И. Русское гражданское право. Чтения Д.И. Мейера/Под ред. А.И. Вицына. 1915. 640 с.

94. Мицкевич А.В. Акты высших органов Советского государства. М., 1967. 174 с.

95. Мицкевич А.В. Система права и система законодательства: развитие научных представлений и законотворчества//Проблемы современного гражданского права. М., 2000. С. 20-45.

96. Мицкевич А.В. Субъекты советского права. М., 1962. 212 с.

97. Моршинин В.А., Невзгодина Е.Л. Эффективность ограничения дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками. Омск, 1987. 12 с.

98. Невзгодина Е.Л. Пределы ограничения гражданской и семейной дееспособности по ст. 16 ГК РСФСР. Омск, 1991. 8 с.

99. Нерсесов Н.О. Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском праве. М., 1998. 286 c. (в серии "Классика российской цивилистики").

100. Нечаева A.M. Охрана детей-сирот в России: (История и современность). M., 1994. 171 с.

101. Нечаева А.М. Детская беспризорность - опасное социальное явление//Государство и право. 2001. N 6. С. 57-65.

102. Нечаева А.М. Россия и ее дети (ребенок, закон, государство). М., 2000. 238 с.

103. Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление. (Очерки теории, философии и психологии права). Душанбе, 1983. 256 с.

104. Ойгензихт В.А. Нетипичные договорные отношения в гражданском праве. Учебное пособие. Душанбе, 1984. 128 с.

105. Окунев Н.А. Английский закон о детях 1908 года. СПб., 1909. 89 с.

106. Ошанин М. О призрении покинутых детей. Ярославль, 1912. 283 с.

107. Патронатное воспитание в России на современном этапе (о ходе опытно-экспериментальной работы в регионах Российской Федерации). М., 2002. 85 с.

108. Пахман С.В. Обычное гражданское право в России. Юридические очерки. Том II. Семейные права, наследство и опека. СПб., 1879. 400 с.

109. Пергамент А.И. Опека и попечительство. М., 1966. 160 с.

110. Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 2. М., 2003. 656 с.

111. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. (в серии "Классика российской цивилистики"). М. 1998. 353 с.

112. Права человека как фактор стратегии устойчивого социального развития./Отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 2000. 320 с.

113. Право и защита семьи государством/Отв. ред. В.П. Мозолин, В.А. Рясенцев. М., 1987. 183 с.

114. Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник/Отв. ред. А.Я. Сухарев. М., 2000. 840 с.

115. Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М., 2000. 384 с.

116. Проект опекунского устава с объяснениями. СПб., 1897. 435 с.

117. Проект правил об улучшении положения незаконнорожденных детей с объяснениями. СПб., 1898. 115 с.

118. Проект устава об опеках и попечительствах. СПб., 1890. 55 с.

119. Проект учреждения опекунских установлений с объяснениями. СПб., 1897. 219 с.

120. Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2001. 496 с.

121. Рясенцев В.А. Представительство в советском гражданском праве: Дис. докт. юрид. наук. М., 1948. 343 с.

122. Садиков О.Н. Нетипичные институты в советском гражданском праве//Советское государство и право. 1979. N 2. С. 32-39.

123. Сафин А.Х. Правовые основы признания гражданина ограниченно дееспособным: Учебное пособие. М., 1990. 48 с.

124. Свод законов "Тайхо рицуре". 702-718 гг. Рицу (Уголовный кодекс). М., 1989. 112 с.

125. Семейное право зарубежных европейских социалистических стран/Под ред. В.П. Грибанова, А.М. Беляковой. М., 1979. 387 с.

126. Семейное право Российской Федерации и иностранных государств: основные институты/Под ред. В.В. Залесского. М., 2004. 310 с.

127. Семернева Е.С. О причинах и условиях существования наркомании, алкоголизма и токсикомании. Свердловск, 1990. 17 с.

128. Сергеевич В. Лекции и исследования по истории русского права. СПб., 1883. 997 с.

129. Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2002. 638 с.

130. Скловский К.И. Представительство в гражданском праве и процессе (вопросы теории: сущность, содержание, структура): Дис. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 1981. 153 с.

131. Слонимский Л.З. Умственное расстройство, его значение в праве гражданском и уголовном. СПб., 1879. 160 с.

132. Советское гражданское право: Субъекты гражданского права/Под ред. С.Н. Братуся. М., 1984. 288 с.

133. Сорокин В.М. Охрана детства. СПб., 1893. 266 с.

134. Сорокин С.А. Российская семья и три законопроекта по ее охране. М., 1999. 167 с.

135. Субъекты гражданского права/Отв. ред. Т.Е. Абова. М., 2000. 125 с.

136. Теоретические проблемы гражданского права. Сборник ученых трудов Свердловского юридического института. Вып. 13. Свердловск, 1970. 144 с.

137. Уваров А.А. О разграничении и оптимизации компетенции муниципальных органов власти//Журнал российского права. 2002. N 1. С. 43-52.

138. Фирсов М.В. История социальной работы в России: Учебное пособие. М., 1999. 256 с.

139. Фихте И. Факты сознания. Назначение человека. Наукоучение/Пер. с нем. Минск, М., 2000. 784 с.

140. Хайдеггер М. Бытие и время/Пер. с нем. М., 1997. 451 с.

141. Хайдеггер М. Время и бытие: статьи и выступления/Пер. с нем. М., 1993. 447 с.

142. Халфина Р.О. Значение и сущность договора в советском социалистическом гражданском праве. М., 1954. 238 с.

143. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. 350 с.

144. Хвостов В.М. Система римского права. IV. Семейное право. V. Наследственное право. Конспект лекций. Издание второе. М., 1904. 147 с.

145. Холодковская Е.М. Дееспособность психически больных в судебно-психиатрической практике. М., 1967. 110 с.

146. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2-х т. М., 1998.

147. Чепурных Е.Е., Бухман Е.В., Володина И.Н. и др. Новая модель организации работы органов местного самоуправления по опеке и попечительству над детьми. Модель образовательного учреждения нового типа для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей/Под науч. ред. Н.П. Ивановой. СПб., 2001. 120 с.

148. Чиркин В.Е. Общечеловеческие ценности и современное государство//Государство и право. 2002. N 2. С. 3-13.

149. Шаблова Е.Г. Гражданско-правовое регулирование отношений возмездного оказания услуг: Автореф. дис. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. 42 с.

150. Шапакидзе И.Д. Правовые проблемы дееспособности граждан в советском гражданском праве: Дис. канд. юрид. наук. Тбилиси, 1986. 210 с.

151. Шахматов В.П., Хаскельберг Б.Л. Новый Кодекс о браке и семье РСФСР. Томск, 1970. 317 с.

152. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. 556 с.

153. Шешенин Е.Д. Классификация гражданско-правовых обязательств по оказанию услуг//Антология уральской цивилистики. 1925-1989: Сб. статей. М., 2001. С. 353-359.

154. Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Том I. Полутом 1. М., 1949. 432 с.