Возможность выхода участника из общества в любое время

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 

 

 Право участника общества на выход из общества в любое время независимо от согласия других его участников или общества - одно из ключевых среди всего комплекса прав участника, предусмотренных законодательством. Реализация этого права может не только изменить положение самого выходящего участника, но и оказать влияние на положение остающихся участников, а также на само общество.

 Не случайно правовые нормы, определяющие это право, отнесены в юридической литературе к числу "наиболее спорных положений российского законодательства о хозяйственных обществах", которые в таком виде неизвестны более ни одному развитому рыночному законодательству *(129).

 В связи с этим необходимо четко представлять все наиболее существенные положения, характеризующие это право участника.

 Во-первых, положение о праве участника общества с ограниченной ответственностью в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников является императивной нормой. Поэтому в постановлении пленума Верховного суда РФ и пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 специально было обращено внимание на то, что условия учредительных документов обществ с ограниченной ответственностью, лишающие участника этого права или ограничивающие его, должны рассматриваться как ничтожные, т.е. не порождающие правовых последствий.

 В этой императивной норме следует обратить внимание на два момента: 1) безусловная свобода участника в определении времени выхода из общества; 2) независимость решения участника о выходе от мнения (согласия или его отсутствия) других участников.

 Во-вторых, в случае выхода участника из общества его доля переходит к обществу с момента подачи заявления о выходе из общества.

 Согласно п. 16 постановления пленума Верховного суда РФ и пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" временем подачи такого заявления следует считать день передачи его участником совету директоров (наблюдательному совету) либо исполнительному органу общества (единоличному или коллегиальному), а также работнику общества, в обязанности которого входит передача заявлений надлежащему лицу, а в случае направления заявления по почте - день поступления в экспедицию либо к работнику общества, выполняющему эти функции.

 Таким образом, с момента подачи заявления о выходе из общества участник лишается всего объема прав и обязанностей, которые присущи участнику этого общества. Исключением из правила является сохранение за таким участником обязанности перед обществом по внесению вклада в имущество общества, возникшей до подачи заявления о выходе из общества (п. 4 ст. 26 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью").

 В указанном выше постановлении отмечалось, что подача заявления участником общества порождает правовые последствия, т.е. утрату статуса участника, которые не могут быть изменены в одностороннем порядке (ч. 5 п. 16). Но это обстоятельство не лишает участника права в случае отказа общества удовлетворить его просьбу об отзыве заявления о выходе из общества оспорить такое заявление в судебном порядке применительно к правилам о недействительности сделок, предусмотренных ГК РФ (например, по мотивам подачи заявления под влиянием насилия, угрозы либо в момент, когда участник общества находился в таком состоянии, что не был способен понимать значение своих действий или руководить ими).

 Здесь важно отметить некий временной разрыв между тем, когда участник перестает быть носителем прав и обязанностей, и получением им действительной стоимости его доли. В практике обществ с ограниченной ответственностью уже возникали ситуации, когда участник, заявивший о своем выходе, полностью терял возможность получения информации о деятельности общества, в том числе о стоимости чистых активов по результатам года. В связи с этим он и не мог определить действительную стоимость своей доли.

 В-третьих, у общества возникает обязанность совершить одно из двух следующих действий:

 а) выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли, которая должна соответствовать части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру доли участника и определяемой на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе из общества;

 б) выдать с согласия участника общества в натуре имущество стоимостью, соответствующей действительной стоимости его доли.

 Следует учитывать, что выходящий из общества участник не сам выбирает имущество, а лишь дает согласие на предлагаемое ему имущество.

 Разумеется, в случае неполной оплаты вклада участника в уставный капитал общество обязано выплатить ему только действительную стоимость части его доли, пропорциональной оплаченной части вклада, или при согласии участника выдать ему на эту сумму имущество.

 В-четвертых, общество обязано совершить перечисленные действия в четко установленное законодательством время - в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в котором подано заявление о выходе из общества. Допускается, что уставом общества может быть предусмотрен меньший срок. Однако в юридической литературе уже была высказана точка зрения в отношении того, что реализация ст. 15 ФЗ "О бухгалтерском учете", обязывающей все организации предоставлять бухгалтерскую отчетность за год в течение 90 дней по окончании года, ограничивает возможность уменьшения срока выплаты действительной стоимости доли участника именно этим периодом *(130).

 Таким образом, на наш взгляд, следует согласиться с тем, что, несмотря на отсутствие каких-либо ограничений в ФЗ "Об обществе с ограниченной ответственностью" по установлению минимального срока выплаты действительной стоимости доли участнику, подавшему заявление о выходе из общества, реальный минимальный срок, который могут установить участники в уставе общества, - 90 дней по окончании финансового года.

 В-пятых, действительная стоимость доли участника общества должна выплачиваться за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером уставного капитала общества. В том случае, если этих средств недостаточно, общество обязано уменьшить свой уставный капитал на недостающую сумму.

 Необходимо отметить двойственность этих положений.

 С одной стороны, несомненно, данные нормы направлены на защиту имущественных интересов общества, поскольку за базу средств, из которой должны осуществляться выплаты, берется не стоимость чистых активов, а сумма, меньшая на размер уставного капитала. Для выхода из общества участников с небольшим размером долей это ограничение существенной роли играть не будет: оно в первую очередь касается участников, которые имеют преобладающие доли как реальная защита от "развала" общества.

 С другой стороны, учитывая законодательное закрепление минимального размера уставного капитала и последствия, связанные с его уменьшением ниже этого минимального размера, у каждого участника возникает возможность создать ситуацию принудительной ликвидации общества.

 Таким образом, реализация права свободного выхода участника из общества с получением им действительной стоимости его доли делает общество с ограниченной ответственностью одной из самых рисковых организационно-правовых форм юридических лиц, предусмотренных российским законодательством. Основной риск, естественно, заключается в том, что общество может получить невосполнимый урон в результате вывода из него либо значительной части финансовых средств, либо значительной части имущества. При этом могут пострадать не только общество и его участники, но его кредиторы.

 Практика хозяйственной деятельности обществ последних лет показала, что это право может быть сознательно использовано участниками общества для решения следующих задач:

 * вывести часть имущества общества с его баланса на баланс нового юридического лица;

 * передать контроль за собственностью нового юридического лица ограниченному кругу лиц - участников общества;

 * "разорвать связи" по обязательствам и долгам между обществом и новым юридическим лицом.

 Проиллюстрируем такую ситуацию на следующем примере.

 Имеется общество с ограниченной ответственностью "Х", где число участников - 48, уставный капитал - 250 тыс. руб. и размер чистых активов - 30 млн. руб. Группа заинтересованных лиц в совокупности владеет 59,4% долей в ООО "Х". Остальные доли распределены среди физических лиц-участников небольшими пакетами.

 Суть механизма, позволяющего решить поставленные выше задачи, заключается в следующем.

 В качестве первого шага совет директоров ООО "Х" принимает решение о создании нового юридического лица в форме закрытого акционерного общества (далее - ЗАО "Y") и формировании его уставного капитала за счет ликвидного имущества (части активов) ООО "Х". В связи с тем что стоимость передаваемого имущества составляет 50% активов ООО "Х", в соответствии с ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и положениями устава решение по этой сделке принимается советом директоров ООО "Х".

 В результате данного шага с баланса ООО "Х" списываются основные производственные фонды, и эта же сумма записывается на баланс по статье "долгосрочные финансовые вложения". Совет директоров утверждает устав нового юридического лица и определяет номинальную стоимость одной акции достаточно высокой, заведомо превышающей максимальную долю в уставном капитале ООО "Х" любого физического лица, не участвующего в проекте. Учитывая, что в ЗАО "Y" было передано имущество на сумму 15 млн. руб., уставный капитал новой структуры был разделен на 15 акций в 1 млн. руб. каждая. Таким образом, в дальнейшем остальные участники ООО "Х" (за исключением держателей 59,4%) были лишены возможности участвовать в проекте. При этом расчет выполнялся так, чтобы акции в новом юридическом лице были кратны долям заинтересованных физических лиц в уставном капитале ООО "Х".

 В качестве второго шага было заявление заинтересованных физических лиц о своем выходе из состава ООО "Х". Но так как общество не располагает такими финансовыми средствами (речь идет о совокупном размере их долей в 59,4%), выходящие из общества участники соглашаются на получение действительной стоимости их долей в ООО "Х" акциями ЗАО "Y".

 Так из ООО "Х" было выведено ликвидное имущество, которое выходящие участники получали под свой контроль, а затем происходит "разрыв" связи между основным и дочерним обществом, коими были ООО "Х" и ЗАО "Y".

 В связи с появлением в ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" понятия "общества с одним участником" (абз. 4 п. 2 ст. 7) закономерен вопрос о возможности выхода участника из такого общества. Ответ на этот вопрос может быть только отрицательным. На наш взгляд, следует согласиться с высказанной в литературе аргументацией в пользу такого утверждения: "Исходя из общего правила о том, что положения Закона распространяются на общества с одним участником постольку, поскольку это не противоречит существу рассматриваемых отношений (абз. 4 п. 2 ст. 7), следует сделать вывод о невозможности выхода из общества его единственного участника, так как общество без участников - полный абсурд. Такое общество не смогло бы ни функционировать, ни даже самоликвидироваться. Допущение выхода единственного участника означало бы возможность фактической ликвидации общества с обходом установленной ст. 64 ГК РФ очередности удовлетворения требований" *(131).