§ 1. Общие положения

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 
РЕКЛАМА
<

Внешнеторговая и внешнеэкономическая деятельность. Под внеш­неэкономической деятельностью понимается деятельность, связанная с приобретением, изменением или прекращением прав и обязан­ностей, обусловленных созданием, использованием или отчуждением материальных благ или иных результатов человеческой деятельности, в отношениях между лицами различной государственной принадлежности.

Такая деятельность может носить коммерческий характер (когда она направлена на систематическое получение прибыли) или неком­мерческий характер (выражаясь, например, в актах благотворитель­ности или гуманитарной помощи).

Совершенно очевидно, что внешнеэкономический оборот осу­ществляется главным образом на коммерческих началах. Эта – преоб­ладающая по объему–разновидность внешнеэкономической деятель­ности именуется внешней торговлей. Именно на ней и будет сосредо­точено основное внимание в дальнейшем.

Внешнеторговая деятельность определяется в законе как «пред­принимательская деятельность в области международного обмена това­рами, работами, услугами, информацией, результатами интеллектуальной деятельности» (ч. 2 ст.2 Федерального закона от 13октября 1995 г. № 157 ФЗ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности»).

Данное определение содержит два основных признака внешне­торговой деятельности.

Во-первых, она есть не что иное, как вид предпринимательской деятельности (понятие которой содержится в ч. 3 п.1 ст. 2 ГК РФ).

Во-вторых, она осуществляется в сфере международного обмена товарами, работами и т.д., т.е. обмена в отношениях между лицами, принадлежащими к различным государствам. При этом российскими участниками внешнеторговой деятельности в настоящее время явля-

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 360

ются «юридические лица, созданные в соответствии с законодательст­вом Российской Федерации, имеющие постоянное место нахождения на ее территории, а также физические лица, имеющие постоянное или преимущественное место жительства на территории Российской Федерации и зарегистрированные в качестве, индивидуальных предпринимателей» (ст. 2 Закона от 13 октября 1995 г.).

Таким образом, в характеристику экспорта и импорта (а значит и внешнеторговой деятельности) привносится третий признак: вывоз объекта соответствующей сделки за пределы таможенной территории России (при экспорте) и, соответственно, его ввоз на эту территорию (при импорте).

В принципе данный признак действительно весьма типичен: не подлежит сомнению, что цель экспорта состоит в реализации россий­скими предпринимателями своих товаров (работ, услуг) за границей, а импорта – в приобретении товаров (работ, услуг) за рубежом.

Вместе с тем изложенное правило знает некоторые исключения. Закон от 13 октября 1995 г. при известных условиях квалифицирует в качестве экспорта продажу российским лицом иностранному поку­пателю товара, не ввозимого из России: «К экспорту товаров приравни­ваются отдельные коммерческие операции без вывоза товаров с тамо­женной территории Российской Федерации за границу, в частности, при закупке иностранным лицом товара у российского лица и передаче его другому российскому лицу для переработки и последующего вывоза переработанного товара за границу» (ч. 6 ст. 2).

Следует отметить, что вывоз, хотя и упоминается в приведенной норме, однако применительно именно к переработанному товару, который далеко не тождествен товару, приобретенному (и предназна­ченному) для переработки. В самом деле: сырье существенно отли­чается от изготовленной из него продукции.

В итоге, несмотря на то, что товар, приобретенный в целях его пе­реработки иностранным покупателем у российского продавца, не вы­возится за пределы Российской Федерации, на соответствующий до­говор, по прямому указанию закона, распространен правовой режим экспортной сделки.

Нужно вообще проводить различие между внешнеторговым обя­зательством (в частности, куплей-продажей товара на экспорт) и тамо­женным оформлением товара. Эти понятия при всей их взаимосвя­занности отнюдь не тождественны.

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 361

В только что приведенном примере, прямо предусмотренном за­коном, экспорт товара не сопровождается его вывозом из страны (а значит, и таможенного оформления товара в данном случае не требуется).

Возможно, далее, и такое положение, когда вывоз имущества из Россий­ской Федерации без обязательства об обратном ввозе не является экспортом.

Представим себе, что российская коммерческая организация соз­дает в надлежащем порядке филиал в иностранном государстве и нап­равляет туда оборудование, которое будет эксплуатироваться филиа­лом. В этой ситуации имеет место вывоз имущества с таможенной тер­ритории Российской Федерации за границу без обязательства об обрат­ном ввозе, но экспорта здесь нет, поскольку при изложенных обстоя­тельствах отсутствует не только международный, но и вообще какой бы то ни было обмен ввиду того, что получателем оборудования явля­ется структурное подразделение организации-отправителя.

Итак, если предпринимательский (коммерческий) характер и раз­личная государственная принадлежность участников характерны для всех без исключения внешнеторговых сделок, пересечение товаром рос­сийской границы в ряде случаев может и отсутствовать.

Соответственно к внешнеторговым следует относить сделки, совер­шаемые в коммерческих целях лицами различной государственной принадлежности и влекущие возникновение, изменение или прек­ращение гражданских прав и обязанностей, связанных с созданием, использованием или реализацией материальных благ или иных ре­зультатов человеческой деятельности.

Источники правового регулирования внешней торговли. Поскольку внешнеторговая сделка влечет, как уже отмечалось, гражданско-правовые последствия, взаимоотношения участников внешнеторговой деятель­ности между собой регулируются нормами гражданского законодательства.

В то же время ввиду различной государственной принадлежности участников внешнеторговые сделки осложнены «иностранным элемен­том». Этим обусловлено наличие специальных законодательных (и иных нормативных) актов, предназначенных для регулирования внеш­неторговой деятельности.

К ним относятся, помимо упомянутого выше Федерального закона «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности», также Закон «Об иностранных инвестициях в РСФСР» от 4 июля 1991 г., Закон «О валютном регулировании и валютном контроле» от 9 октября 1991 г., Федеральный закон «О соглашениях о разделе продукции» от 30 де­кабря 1995 г. и др.

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 362

Возникает вопрос о соотношении таких специальных законов (в части содержащихся в них гражданско-правовых норм) с Гражданским кодексом РФ. Ответ на этот вопрос содержится в ч. 4 п. 1 ст. 2 ГК, соглас­но которой «правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не преду­смотрено федеральным законом».

Данное положение означает, что, если та или иная гражданско-правовая проблема, затрагивающая отношения с «иностранным эле­ментом», не получила разрешения в соответствующем специальном законодательстве, она подлежит разрешению по нормам, содержа­щимся в ГК. Если, однако, специальный закон регулирует упомянутую проблему применительно к отношениям с «иностранным элементом» отличным от ГК образом, то применяться должны правила специаль­ного закона, а не общие нормы ГК.

Необходимо, далее, учитывать, что в соответствии с Конституцией РФ (п.  4 ст. 15) «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным дого­вором Российской Федерации установлены иные правила, чем преду­смотренные законом, то применяются правила международного договора».

При этом следует иметь в виду, что в силу ст. 12 Соглашения о соз­дании Содружества Независимых Государств Российская Федерация является правопреемником СССР по обязательствам, возникшим из заключенных им международных соглашений.

К их числу относится, в частности, Конвенция Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.)[1], нормы которой будут затронуты в дальнейшем.

Гражданским кодексом также предусмотрено использование при регулировании коммерческих отношений обычаев делового оборота, т.е. сложившихся и широко применяемых в какой-либо области предпринимательской деятельности правил поведения, не предусмот­ренных законодательством, независимо от того, зафиксированы ли они в каком-либо документе (п. 1 ст. 5).

В сфере международной торговли к таким правилам относятся, в частности. Международные правила толкования торговых терминов (Инкотермс), которые в настоящее время действуют в редакции 1990 г.

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 363

Российская арбитражная практика исходит из того, что, если во внешнеторговом контракте содержится отсылка к тому или иному варианту базисных условий, предусмотренных Инкотермс, соответствующие положения Инкотермс становятся обязательными для сторон[2].


[1] Ведомости СССР. 1990. № 23. ст. 428 (далее – Конвенция).

[2] См. об этом подр.: Обзор практики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 года. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 декабря 1996 г. № 10 (Вестник ВАС РФ. 1997. № 3. С. 97–98).