§ 2. Профессиональные участники рынка ценных бумаг

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 
РЕКЛАМА
<

Общие положения. Основными действующими лицами на рынке ценных бумаг являются эмитенты, выпускающие ценные бумаги, а так­же инвесторы, эти бумаги приобретающие. Первые аккумулируют

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 134

финансовые и иные средства, предлагая за это некоторый эквивалент в виде определенного набора имущественных прав, вторые же приоб­ретают такие права и выплачивают за них известную компенсацию. Так, акционерное общество (эмитент), размещая собственные акции, стремится привлечь дополнительный капитал. Приобретатель акции, уплачивая за нее акционерному обществу искомый капитал, имеет имущественный интерес, выражающийся в намерении не только воз­вратить эквивалент вложенным средствам, но и получить от этого опре­деленную выгоду

Повышению оборотоспособности ценных бумаг, созданию условий наиболее эффективного взаимодействия между эмитентом и инвес­тором призваны способствовать различного рода посредники. Те из них, которые занимаются обеспечением встречного движения ценных бумаг и соответствующих им капиталов в качестве основного и/или исключительного вида деятельности, т.е. профессионально, назы­ваются профессиональными участниками рынка ценных бумаг. Регла­ментации основных особенностей создания и деятельности профес­сиональных участников посвящены некоторые нормы Закона о рынке ценных бумаг (ст. 1). В ст. 2 названы общие признаки профессио­нального участника рынка ценных бумаг. Во-первых, таковыми могут быть только либо юридические лица, либо граждане, зарегистри­рованные в качестве индивидуальных предпринимателей, во-вторых, соответствующие лица должны осуществлять виды деятельности, ука­занные в гл. 2 Закона. Среди этих видов деятельности Законом названы следующие: брокерская, дилерская, деятельность по управлению цен­ными бумагами, клиринговая, депозитарная, деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг (ст.  3–15). В зависимости от вида деятельности Закон в ряде случаев предъявляет специфические требо­вания к самому субъекту, его осуществляющему, устанавливая, напри­мер, в какой организационно-правовой форме должен быть создан профессиональный участник – юридическое лицо, может ли он зани­маться коммерческой деятельностью и т.д.

В законодательстве, а также в нормативных актах ФКЦБ устанав­ливаются ограничения на совмещение различных видов деятельности на рынке ценных бумаг. Не допускается, например, совмещать с дру­гими видами указанной деятельности профессиональное ведение реестра (ч.  1 ст. 10 Закона о рынке ценных бумаг).

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 135

Классификация профессиональных участников может быть прове­дена по различным признакам, в частности, в зависимости от специ­фики основного предмета деятельности. Допустимо, например, выде­лить группу участников, основным предметом деятельности которых является посредничество в совершении сделок с ценными бумагами. К ним относятся брокеры, дилеры, организаторы торговли. Следующая группа посредников – профессиональных участников, призвана пре­имущественно способствовать исполнению сделок с ценными бума­гами. Это – депозитарии, клиринговые организации, реестродер­жатели. Наконец, реализации прав, удостоверенных ценной бумагой, содействует доверительный управляющий. Очевидно, что отнесение названных участников к той или иной группе является весьма услов­ным, поскольку названные предметы деятельности у различных участ­ников могут сочетаться.

Необходимо отличать профессиональных участников рынка цен­ных бумаг от иных посредников, осуществляющих на нем свою дея­тельность. Так, непрофессиональным посредником может являться товарная биржа, поскольку с ее участием реализуются такие ценные бумаги, как коносамент (ст.  6 Закона РФ от 20 февраля 1992 г. № 2383-1 «О товарных биржах и биржевой торговле»). В качестве непрофессио­нального посредника могут выступать также банки при совершении операций по инкассированию векселей и некоторых других (ст.  5, 6 Закона РФ «О банках и банковской деятельности»).

Отличие профессиональных участников от иных посредников на рынке ценных бумаг состоит в том, что первые осуществляют операции с ценными бумагами в качестве основного и исключительного вида деятельности. Кроме того, профессиональными, а, следовательно, спе­циально лицензируемыми, являются только те виды деятельности, которые подпадают под признаки, указанные в Законе о рынке ценных бумаг (ст.  3–11). Поэтому не всякая предпринимательская деятельность на рынке ценных бумаг является профессиональной в смысле наз­ванного Закона. Так, едва ли можно отнести к такой деятельности приобретение коммерческой организацией ценных бумаг, например, векселей, коносаментов или акций и их последующая перепродажа с целью получения прибыли. Однако, если та же организация осуществит эту операцию в интересах третьих лиц по договору комиссии или пору­чения (брокерская деятельность), или же как дилер, то при опре­деленных условиях она может быть привлечена к ответственности за

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 136

осуществление предпринимательской профессиональной деятель­ности участника без необходимой лицензии. Но ст. 38 Закона говорит о запрещении и пресечении деятельности лиц, осуществляющих пред­принимательскую деятельность на рынке ценных бумаг без соот­ветствующей лицензии. Однако это правило, как представляется, сфор­мулировано неточно, поскольку на рынке ценных бумаг могут выступать не только профессиональные участники, но и иные лица, включая пред­принимателей. Лицензирование на рынке ценных бумаг должно осу­ществляться в отношении не любой предпринимательской деятель­ности, а только профессиональной.

Брокерская деятельность, по определению Закона, включает в себя совершение гражданско-правовьк сделок с ценными бумагами в качест­ве поверенного или комиссионера, действующего на основании дого­вора поручения или комиссии, а также доверенности на совершение таких сделок при отсутствии указаний на полномочия поверенного или комиссионера в договоре (ст.  3).

Профессиональный участник рынка ценных бумаг, занимающийся брокерской деятельностью, именуется брокером.

Закон о рынке ценных бумаг, квалифицируя деятельность брокера по договорам поручения и комиссии, устанавливает для них некоторые особенности в сравнении с общими нормами, предусмотренными в ГК – гл. 49 («Поручение») и 51 («Комиссия»).

Так, в отличие от нормы ст. 976 ГК, устанавливающей право пове­ренного передавать в определенных случаях исполнение поручения любому другому лицу (заместителю), брокер может передоверить совер­шение сделки только другому брокеру. По общему правилу неуведом­ление поверенным поручителя о передоверии не влечет недействи­тельность самой сделки по передоверию. В таком случае передавший полномочия несет ответственность за действия лица, которому он пере­дал полномочия, как за свои собственные (п.  2 ст. 187 ГК). Представ­ляется, что уведомление клиента брокером о передоверии является элементом самой сделки по передоверию. В силу ч. 3 ст. 3 Закона о рынке ценных бумаг передоверие допускается только с уведомлением клиента. Иными словами, при отсутствии уведомления не может быть и передоверия.

Закон о рынке ценных бумаг не только формулирует обязанность брокера выполнять поручения клиентов добросовестно, но и устанав­ливает очередность их выполнения – в порядке поступления, если иное не предусматривается договором с клиентом или его поручением.

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 137

В случае наличия у брокера интереса, препятствующего осуществлению сделки на наиболее выгодных для клиента условиях, брокер обязан немедленно уведомить последнего о наличии у него такого интереса.

Если клиентом брокера является предприниматель, то при заклю­чении договоров в сфере предпринимательской деятельности на отно­шения сторон в этом случае распространяются нормы о коммерческом представительстве (п.  1 ст. 184 ГК). Как следствие, брокер-поверенный, действующий на основании договора поручительства, вправе в соот­ветствии со ст. 359 ГК удерживать находящиеся у него ценные бумаги, которые подлежат передаче доверителю, в обеспечение своих требо­ваний по договору поручения (п.  3 ст. 972 ГК). Применение удержания брокером, действующим на основании договора не поручения, а комис­сии, возможно в отношении любых клиентов, а не только являющихся предпринимателями, и не зависит от того, действует ли такой брокер в качестве коммерческого представителя (п.  2 ст. 996 ГК).

По общему правилу, по сделке, совершенной комиссионером с тре­тьим лицом, приобретает права и становится обязанным сам комис­сионер, а не клиент (комитент) (п.  1 ст. 990 ГК). Однако, если комис­сионеру поступили вещи, приобретенные за счет комитента (клиента), то они являются собственностью последнего (п.  1 ст. 996 ГК). Поскольку ценные бумаги отнесены в ГК к вещам (ст.  128п.2ст. 130), то предмет сделок комиссионера, являющегося брокером, всегда является собст­венностью клиента.

Закон о рынке ценных бумаг устанавливает правило, в соответствии с которым в случае, если брокер действует в качестве комиссионера, договор комиссии может предусматривать обязательство хранить де­нежные средства, предназначенные для инвестирования в ценные бумаги или полученные в результате продажи ценных бумаг, у брокера на забалансовых счетах и право их использования брокером до момента возврата этих денежных средств клиенту в соответствии с условиями договора. Часть прибыли, полученной от использования указанных средств и остающейся в распоряжении брокера, в соответствии с дого­вором перечисляется клиенту При этом брокер не вправе гарантировать или давать обещания клиенту в отношении доходов от инвестирования хранимых им денежных средств.

По мнению ФКЦБ, если заключаемый брокером договор комиссии предусматривает указанную обязанность брокера по хранению денежных средств клиента и распоряжению ими, то в этой части отношения

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 138

между брокером-комиссионером и клиентом регламентируются нор­мами о доверительном управлении[1]. В самом деле, в соответствии со ст. 1013 ГК деньги сами по себе не могут быть самостоятельным объектом доверительного управления, за исключением случаев, преду­смотренных законом. Такой случай и предусмотрен в ч. 1 ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг. Хотя обязательство по хранению брокером денег клиента Закон предлагает предусматривать в договоре комиссии, а не доверительного управления, думается, следует согласиться с позицией ФКЦБ и квалифицировать договор, содержащий названное обя­зательство, как смешанный.

Закон о рынке ценных бумаг не называет в качестве самостоя­тельного вида договора между брокером и клиентом агентский договор, хотя существо последнего во многом формируется на основе договоров комиссии и поручения (ст.  1011 ГК). Думается, что это не случайно. Ведь предметом агентского договора являются не только юридические, но и иные действия (ст.  1005 ГК). Следовательно, брокер по договорам с клиентом может принимать на себя обязанность по совершению толь­ко юридических действий, преимущественно – сделок.

Не секрет, что российское законодательство содержит много­численные внутренние противоречия и неточности. Подтверждением этому является и сформулированное в ст. 3 Закона о рынке ценных бумаг определение брокерской деятельности. Как следует из приве­денной выше дефиниции, полномочия брокера могут быть удостове­рены доверенностью как в случае его действия на основании договора поручительства, так и договора комиссии. Вместе с тем закрепленное в законе требование о выдаче доверенности комиссионеру не сочетается с содержанием таких гражданско-правовых институтов, как комиссия и представительство. Ведь комиссионер всегда действует от собствен­ного имени (ст.  990 ГК) в противоположность представителю (поверен­ному), который совершает действия от имени клиента (ст.  182,971 ГК). Доверенность, в соответствии с правилом ст. 185 ГК, может выдаваться для удостоверения полномочий представителя (поверенного), но никак не комиссионера.

Дилерская деятельность подразумевает совершение сделок купли-продажи ценных бумаг от своего имени и за свой счет путем публичного

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 139

объявления цен покупки и/или продажи определенных ценных бумаг с обязательством покупки и/или продажи этих ценных бумаг по объяв­ленным лицом, осуществляющим такую деятельность, ценам (ст.  4 Закона о рынке ценных бумаг). Профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий дилерскую деятельность, именуется дилером. Дилером, в отличие от брокера, может быть только юриди­ческое лицо, являющееся коммерческой организацией. Предпри­ниматели – физические лица дилерской деятельностью заниматься не вправе.

Характерным является и то, что дилер для оплаты ценных бумаг может использовать только денежные средства: упоминание в Законе договора купли-продажи не оставляет в деятельности дилера места для договоров мены, а, следовательно, и для других, кроме денег, средств расчета (п.  1 ст. 454 ГК).

По общему правилу, цена не является существенным условием дого­вора купли-продажи (ст.  485 ГК). Вместе с тем Закон для договоров купли-продажи ценных бумаг, заключаемых дилерами, квалифицирует условие о цене в качестве существенного.

Дилер не вправе уклоняться от заключения договора купли-продажи ценных бумаг на публично объявленных им условиях. Поэтому такого рода публичное объявление является не чем иным, как публичной офертой (ст.  437 ГК). Однако Закон устанавливает не только особен­ность содержания оферты дилера, но и акцепта. Во-первых, для того, чтобы оферта считалась объявленной, она должна содержать условие о цене. Во-вторых, если дилер не оговорит в оферте такие условия, как минимальное и максимальное количество покупаемых и/или про­даваемых ценных бумаг, а также срок, в течение которого действуют объявленные им цены, то он обязан заключить договор по этим усло­виям в том виде, как они предложены клиентом (ч.  3 ст. 4 Закона о рынке ценных бумаг). Установление в Законе исчерпывающего перечня существенных условий договора купли-продажи дилером ценных бумаг, а также обязанности последнего заключить договор на условиях, пред­ложенных клиентом, означает, что дилер не может при наличии воз­ражений клиента настаивать на включении в договор иных, помимо указанных в Законе, условий и, следовательно, придавать им значение существенных.

Необходимо также отметить, что если дилер является одновре­менно и брокером, то сделки, осуществляемые по поручению клиентов

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 140

на основании договоров комиссии и поручения, во всех случаях под­лежат приоритетному исполнению по сравнению с дилерскими опе­рациями самого брокера (ч.  5 ст. 3 Закона о рынке ценных бумаг).

В нормативных актах ФКЦБ, регламентирующих деятельность ди­лера, употребляется термин «андеррайтер»[2]. В соответствии с зару­бежной практикой, откуда и заимствовано это слово (underwriter), андеррайтинг означает принятие на себя профессиональным участ­ником (обычно банком) обязательства выкупить весь выпуск или нереа­лизованную часть выпуска по согласованной с эмитентом цене. «Если в силу каких-то причин реализация ценных бумаг проходит недоста­точно активно, именно "андерайтер", а не эмитент несет убытки. В более широком значении термин "андеррайтинг" означает процедуру вывода ценных бумаг эмитента... на рынок»[3]. Несколько иное содер­жание вкладывает в это понятие ФКЦБ, по мнению которой, андер­райтер – это лицо, принявшее на себя обязанность разместить ценные бумаги от имени эмитента или от своего имени, но за счет и по пору­чению эмитента[4]. Следуя логике приведенного определения, дилер, как андеррайтер, может действовать не только от своего имени, но и от имени клиента – эмитента. Однако такой подход противоречит выше­приведенной норме ст. 4 Закона о рынке ценных бумаг. Очевидно, в определении ФКЦБ следовало оговорить, что, представляя эмитента, профессиональный участник действует как брокер, но с обязательством возместить убытки доверителю (например, на основании поручи­тельства) в случае невыполнения поручения по полному (частичному) размещению выпуска.

Деятельность по управлению ценными бумагами включает в себя осуществление юридическим лицом или индивидуальным предпри­нимателем от своего имени за вознаграждение в течение определенного срока доверительного управления переданными ему во владение и принадлежащими другому лицу в интересах этого лица или указанных

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 141

этим лицом третьих лиц: ценными бумагами; денежными средствами, предназначенными для инвестирования в ценные бумаги; денежными средствами и ценными бумагами, получаемыми в процессе управления ценными бумагами. В последнее время наибольшее значение этот вид профессиональной деятельности получил в сфере приватизации[5].

Профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществ­ляющий деятельность по управлению ценными бумагами, именуется управляющим (ст.  5 Закона о рынке ценных бумаг). Юридическое лицо-управляющий должно быть учреждено в качестве коммерческой орга­низации[6]. Унитарное предприятие такого рода деятельностью зани­маться не вправе (п. 1 ст. 1015 ГК).

Порядок осуществления деятельности по управлению ценными бумагами, права и обязанности управляющего определяются законо­дательством России и договорами (ч.  3 ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг). Особенности заключения договора доверительного управления имуществом предусмотрены в гл. 53 ГК. При этом, в дополнение к су­щественным условиям такого договора, сформулированным в ст. 1016 ГК, для управления ценными бумагами названо еще одно: в соответствии с ч. 2 ст. 1025 ГК в рассматриваемом договоре должны быть согласованы правомочия управляющего по распоряжению ценными бумагами.

Необходимо также учитывать, что норма ч. 3 ст. 1025 позволяет определять особенности доверительного управления ценными бума­гами только в законе. В этой связи не может не вызывать возражений попытка по установлению этих особенностей, предпринятая ФКЦБ в подзаконном нормативном акте[7].

При передаче в доверительное управление ценных бумаг может быть предусмотрено объединение ценных бумаг, передаваемых в дове­рительное управление разными лицами (ст.  1025 ГК). В случае, если конфликт интересов управляющего и его клиента или разных клиентов

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 142

одного управляющего, о котором все стороны не были уведомлены заранее, привел к действиям управляющего, нанесшим ущерб инте­ресам клиента, управляющий обязан за свой счет возместить убытки в порядке, установленном гражданским законодательством (ч. 5 ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг).

Деятельность по организации торговли на рынке ценных бумаг. Субъектами названной деятельности в настоящее время являются фондо­вая биржа, а также фондовые отделы товарных и валютных бирж (ч.  1 и 3 ст. 11 Закона о рынке ценных бумаг)[8].

Деятельность по определению взаимных обязательств (клиринг) или клиринговая деятельность – это деятельность по определению взаим­ных обязательств (сбор, сверка, корректировка информации по сдел­кам с ценными бумагами и подготовка бухгалтерских документов по ним) и их зачету по поставкам ценных бумаг и расчетам по ним (ст.  6 Закона о рынке ценных бумаг). Необходимость в профессиональных участниках, осуществляющих клиринговую деятельность, становится все более острой в условиях возрастающего количества сделок с цен­ными бумагами, введением в обиход бездокументарных ценных бумаг. В России система клиринга находится еще на стадии формирования[9].

В зарубежных же государствах клиринговые организации являются неотъемлемым элементом рынка ценных бумаг. Наиболее известные из них – Национальная клиринговая корпорация (США), Лондонская клиринговая палата (Великобритания), Японская клиринговая кор­порация по ценным бумагам и др.

Объем работы по клирингу под силу только организациям, поэтому и в России этим видом деятельности могут заниматься исключительно юридические лица (ч.  3 ст. 6 Закона о рынке ценных бумаг). Основанием для осуществления услуг по клирингу является договор с участником рынка ценных бумаг, для которого производятся расчеты (ч.  2 ст. 6 Закона о рынке ценных бумаг). Представляется, что такой договор, в зависимости от содержания конкретных обязанностей, должен квали­фицироваться в соответствии с правилами гл. 39 ГК – «Возмездное оказание услуг», и гл. 49 – «Поручение». В данном случае, при осу-

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 143

ществлении зачета, клиринговая организация действует как своего рода коммерческое представительство, а сам зачет может осуществляться не по заявлению другой стороне обязательства, а своему представителю.

Учитывая, что среди основных задач клиринговой организации являются операции по зачету взаимных требований по передаче ценных бумаг и их оплате, Закон о рынке ценных бумаг в ч. 3 ст. 6 предусмат­ривает для клиринговой организации, осуществляющей расчеты по сделкам с ценными бумагами, обязанность по формированию спе­циальных фондов для снижения рисков неисполнения сделок с цен­ными бумагами. Минимальный размер специальных фондов кли­ринговых организаций устанавливается ФКЦБ по согласованию с Цент­ральным банком России.

Депозитарная деятельность – это деятельность по оказанию услуг по хранению сертификатов ценных бумаг и/или учету и переходу прав на ценные бумаги. Профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий депозитарную деятельность, именуется депози­тарием. Депозитарием может быть только юридическое лицо (ч.  1 и 2 ст. 7 Закона о рынке ценных бумаг)[10].

Отношения между депозитарием и клиентом (депонентом) регули­руются депозитарным договором (договором о счете депо). Депозитарный договор должен заключаться в письменной форме и содержать следующие существенные условия: (а) однозначное определение пред­мета договора: предоставление услуг по хранению сертификатов ценных бумаг и/или учету прав на ценные бумаги; (б) порядок передачи депо­нентом депозитарию информации о распоряжении депонированными в депозитарии ценными бумагами депонента; (в) срок действия дого­вора; (г) размер и порядок оплаты услуг депозитария, предусмотренных договором; (д) форму и периодичность отчетности депозитария перед депонентом; (е) обязанности депозитария. Кроме того, сущест­венными являются условия депозитарной деятельности, которые утверждены депозитарием, и должны прилагаться в качестве неотъем­лемой части к депозитарному договору (ч.  4 ст. 7 Закона о рынке ценных бумаг). Следовательно, для признания договора заключенным депо­нент должен не только ознакомиться с утвержденными депозитарием

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 144

условиями его деятельности, но и согласиться с ними. Наконец, если депонентом одного депозитария является другой депозитарий, то депозитарный договор между ними должен предусматривать в качестве существенного условия процедуру получения в случаях, предусмот­ренных законодательством Российской Федерации, информации о вла­дельцах ценных бумаг, учет которых ведется в депозитарии-депоненте, а также в его депозитариях-депонентах.

Несмотря на то, что сертификаты ценных бумаг для их хранения передаются депозитарию во владение, заключение депозитарного договора не влечет за собой переход к депозитарию права собственности на ценные бумаги депонента. Депозитарий не имеет права распо­ряжаться ценными бумагами депонента, управлять ими или осу­ществлять от имени депонента любые действия с ценными бумагами, кроме осуществляемых по поручению депонента в случаях, преду­смотренных депозитарным договором.

Очевидно, что разнородность обязательств депозитария позволяет квалифицировать депозитарный договор как смешанный, с элементами договоров хранения (ст. 886–904 ГК), возмездного оказания услуг (ст.  779–783 ГК), поручения, доверительного управления и др. Вместе с тем применение правил указанных видов обязательств должно осу­ществляться с учетом особенностей предмета договора – ценных бумаг. Так, в соответствии со ст. 899, 900 ГК у поклажедателя имеется обязанность взять, а у хранителя вернуть вещь обратно. Однако эти нормы не могут быть применены в случае, если ценные бумаги выпу­щены в документарной форме, но с обязательством централизованного хранения в депозитариях, поскольку тогда ценные бумаги не могут выда­ваться на руки их владельцам (ч.  8 ст. 16 Закона о рынке ценных бумаг).

Деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг – это деятельность по сбору, фиксации, обработке, хранению и предостав­лению данных, составляющих систему ведения реестра владельцев ценных бумаг.

Под системой ведения реестра владельцев ценных бумаг пони­мается совокупность данных, зафиксированных на бумажном носителе и/или с использованием электронной базы данных, обеспечивающая идентификацию зарегистрированных в системе ведения реестра вла­дельцев ценных бумаг, номинальных держателей, и учет прав в отно­шении ценных бумаг, зарегистрированных на их имя, позволяющая получать и направлять информацию указанным лицам и составлять

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 145

реестр владельцев ценных бумаг. Система ведения реестра владельцев ценных бумаг должна обеспечивать сбор и хранение в течение уста­новленных сроков информации о всех фактах и документах, влекущих необходимость внесения в нее изменений и о всех действиях держателя реестра по внесению этих изменений.

Закон о рынке ценных бумаг устанавливает основные принципы правоотношений, складывающихся между регистратором, эмитентом и владельцами ценных бумаг. При этом, как следует из содержания ст. 2 и 8 Закона требование о ведении реестра устанавливается в нем лишь для именных эмиссионных ценных бумаг. В то же время детальная рег­ламентация процедуры ведения реестра содержится в нормативных актах ФКЦБ[11]. Наибольшее значение деятельность регистратора имеет для самого крупного сектора рынка ценных бумаг – рынка именных акций. Неслучайно поэтому отдельные правила, применимые к учету прав по именным акциям, включены в Закон РФ «Об акционерных обществах» (ст.  44–46).

Лица, осуществляющие деятельность по ведению реестра владель­цев ценных бумаг, именуются держателями реестра (регистраторами). Регистраторами могут быть только юридические лица.

Держателем реестра может быть эмитент или профессиональный регистратор, осуществляющий деятельность по ведению реестра на основании поручения эмитента. В случае, если число владельцев пре­вышает 500, держателем реестра должен быть независимый регистратор (ч.  11 п. 1 ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг)[12]. В приведенной норме при характеристике отношений между эмитентом и регистратором употреблен термин «поручение». Но как следует из положений ч. 12 п. 1

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 146

той же статьи Закона, эмитент может вступить в правоотношение по ведению реестра только с одним регистратором, причем в качестве правовой формы «поручения» эмитента в Законе установлен договор. Какова природа этого договора – «поручение», «комиссия», «возмездное оказание услуг», «агентирование» или иной вид обязательства? Представляется, что этот договор не относится к агентским, как пола­гает Д.В. Ломакин[13]. Правильнее было бы квалифицировать его как договор по возмездному оказанию услуг. Объясняется это тем, что агент­ский договор образуется преимущественно из элементов договора комиссии и поручения. Вместе с тем предметом и комиссии и пору­чения является совершение определенных юридических действий (сде­лок)[14]. Но регистратору запрещено осуществлять сделки с ценными бумагами лиц, зарегистрированных в реестре, включая самого эмитента (ч.  4 п. 1 ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг). Действия регистратора по учету прав хоть и имеют определенное юридическое значение, но не являются сделками. Кроме того, при договоре поручения поверенный действует от имени клиента, в то время как регистратор действует от собственного имени.

В обязанности держателя реестра входит:

– открыть каждому владельцу, изъявившему желание быть заре­гистрированным у держателя реестра, а также номинальному дер­жателю ценных бумаг лицевой счет в системе ведения реестра на осно­вании уведомления об уступке требования или распоряжения о пере­даче ценных бумаг, а при размещении эмиссионных ценных бумаг – на основании уведомления продавца ценных бумаг;

– вносить в систему ведения реестра все необходимые изменения и дополнения;

– производить операции на лицевых счетах владельцев и номи­нальных держателей ценных бумаг только по их поручению;

– доводить до зарегистрированных лиц информацию, предо­ставляемую эмитентом;

– информировать зарегистрированных в системе ведения реестра владельцев и номинальных держателей ценных бумаг о правах, закреп­ленных ценными бумагами, и о способах и порядке осуществления этих прав и др.

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 147

Закон о рынке ценных бумаг содержит и такое понятие, как «номи­нальный держатель» – лицо, зарегистрированное в системе ведения реестра, в том числе являющееся депонентом депозитария и не являю­щееся владельцем в отношении этих ценных бумаг (п. 2 ст. 8) Деятель­ность номинального держателя не образует специфический вид про­фессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, это скорее одна из функций некоторых профессиональных участников.


[1] Пункт 2.3. Положения о ведении счетов денежных средств клиентов и учете операций по доверительному управлению брокерами, утв. постановлением ФКЦБ от 20 октября 1997 г. № 38 // Вестник ФКЦБ. № 8. 1997. 5 нояб.

[2] См. п. 5.2. Временного положения о лицензировании брокерской и дилерской деятельности на рынке ценных бумаг, утв. постановлением ФКЦБ от 19 декабря 1996 г № 22 (с поел. изм.) // Вестник ФКЦБ. 1996. № 5.

[3] Рубцов Б.Б. Зарубежные фондовые рынки. М., 1996. С, 57.

[4] См. п.2 Стандартов эмиссии опционных свидетельств и их проспектов эмиссии, утв. постановлением ФКЦБ от 9 января 1997 г. № 1 (с послед, изм.) // Вестник ФКЦБ. № 1. 1997. 30 янв.; п.1 Стандартов эмиссии акций при учреждении акцио­нерных обществ, дополнительных акций, облигаций и их проспектов эмиссии, утв. постановлением ФКЦБ РФ от 17 сентября 1996 г. № 19 // Вестник ФКЦБ. 1996. № 4. 22 окт.

[5] Указ Президента РФ от 9 декабря 1996 г. № 1660 «О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации» // СЗ РФ. 1996. № 51. ст. 5764; постановление Правительства РФ от 7 августа 1997 г. № 989 «О порядке передачи в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, и заключении договоров доверительного управления этими акциями» // СЗ РФ. 1997. № 45. ст. 5193.

[6] Иные требования к управляющему установлены в Положении о доверительном управлении ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги, утв. постановлением ФКЦБ от 17 октября 1997 г. № 37 // Вестник ФКЦБ. 1997. № 8. 5 нояб.

[7] Там же.

[8] О правовом положении фондовой биржи и правовом регулировании ее дея­тельности см.: § 3 гл. VIII настоящего учебника.

[9] Указ Президента РФ от 3 июля 1995 г. № 662 (с послед, изм.) «О мерах по фор­мированию общероссийской телекоммуникационной системы и обеспечению прав собственников при хранении ценных бумаг и расчетах на фондовом рынке Российской Федерации» // СЗ РФ. 1995. № 28. 10 июля. ст. 2639.

[10] См. также: постановление ФКЦБ от 16 октября 1997 г. № 36 «Об утверждении Положения о депозитарной деятельности в Российской Федерации, установлении порядка введения его в действие и области применения» // Вестник ФКЦБ. 1997. № 8. 5 нояб.

[11] Постановление ФКЦБ от 2 октября 1997 г. № 27 «Об утверждении Поло­жения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг» // Вестник ФКЦБ. 1997. № 7. 14 окт.

[12] Несколько иной критерий для установления обязанности эмитента «пору­чить» ведение реестра регистратору установлен в ст. 44 Закона об акционерных обществах. В этом Законе количество владельцев (500) увязывается, в отличие от Закона о рынке ценных бумаг, не с общим количеством владельцев именных ценных бумаг, а с теми, кто владеет определенной категорией акций – обыкновенными именными. Очевидно, что акционерное общество может выпустить не только обык­новенные, но и привилегированные акции, не только акции, но и именные обли­гации. Для разрешения этой коллизии между положениями двух Федеральных законов следует, видимо, признать приоритет за нормой Закона о рынке ценных бумаг, как принятого позже. Этот аргумент можно было бы усилить и ссылкой на отсутствие в Законе о рынке ценных бумаг указания на возможность установления «иного» в специальном законе, в нашем случае – в Законе об акционерных обществах.

[13] Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М., 1997. С. 76–81.

[14] Под определенными юридическими действиями необходимо понимать именно сделки (см.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 511; Суханов Е.А. Гл. 49 «Поручение». Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 1996. С. 289).