Глава третья. ЗАЩИТА ПУТЕМ ИЗМЕНЕНИЯ, ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРАВООТНОШЕНИЯ И АННУЛИРОВАНИЯ СЕМЕЙНО-ПРАВОВОГО АКТА : Защита в советском семейном праве - З.В. Ромовекая : Книги по праву, правоведение

Глава третья. ЗАЩИТА ПУТЕМ ИЗМЕНЕНИЯ, ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРАВООТНОШЕНИЯ И АННУЛИРОВАНИЯ СЕМЕЙНО-ПРАВОВОГО АКТА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 
РЕКЛАМА
<

Среди решений, выносимых народными судами, значи-

тельное место занимают те, в которых суд постановляет

изменить или прекратить существующие между сторонами

правоотношения.

В советской правовой литературе вопрос о значении су-

дебного решения для судьбы спорного материального пра-

ва и тем самым о существовании так называемых преобра-

зовательных исков и решений является дискуссионным.

В связи с формулированием в ст. 6 Основ гражданского

законодательства такого способа защиты,' как изменение

и прекращение правоотношения, дискуссия оживилась; она

касается, в основном, того, сводится ли значение решения

суда лишь к защите материального права, существующего

у сторон до возникновения процесса, или, являясь актом

государственной власти, решение обладает и правопреоб-

разующей силой.

Теория преобразовательных исков и решений получила

наиболее полную разработку в трудах М. А. Гурвича '.

Особенностью преобразовательных решений, по мнению

М. А. Гурвича, является то, что ими вносится нечто новое

в существующее между сторонами правовое отношение:

преобразовательное решение не только подтверждает право

истца на преобразование правоотношения, но и осуществ-

ляет это право, вследствие чего правоотношение, на ко-

торое оно направлено, изменяется или прекращается. Сле-

довательно, судебное решение признается основанием для

изменения или прекращения правоотношения. В качестве

примера правопреобразовательных решений приводились

решения о расторжении брака, об изменении размера'

взыскиваемых алиментов, о разделе общей собственности,

о признании сделки недействительной и т. п.

Придерживаясь противоположного взгляда, А. А. Доб-

ровольский и С. А. Иванова полагают, что даже тогда,.

когда суд выносит решение об изменении или прекращении

спорного правоотношения, подобное изменение или пре-

кращение происходит не на основании судебного ре-

шения и не вследствие этого решения, а на осно-

вании признанного судом права истца на прекращение

или изменение правоотношения,  права,  которое у

истца существовало на основании закона и фактов дей-

ствительности, права, которое появилось до суда и незави-

симо от суда. В тех случаях, когда правоотношение не

может быть изменено или прекращено волеизъявлением

сторон, суд контролирует право сторон на прекращение

правоотношения и в результате признает это право и санк-

ционирует его принудительное осуществление^. Поэтому,

добавляет Н. Б. Зейдер, судебное решение не является

юридическим фактом в сфере материального права ^

Критика теории преобразовательных судебных решений

справедлива по двум аспектам. Прежде всего, примеры

судебных решений, приводимые М. А. Гурвичем и его сто-

ронниками, не всегда подтверждают отстаиваемую ими

теорию. Так, нельзя говорить о преобразовании правоотно-

шения в случае удовлетворения иска о. разводе, поскольку

после вынесения решения брак как правоотношение про-

должает существовать. Неудачен и пример с установле-

нием отцовства, ибо до судебного спора, семейные право-

отношения между сторонами не существуют, а поэтому

отсутствует и объект преобразования.

Существенным недостатком теории преобразовательных

решений, отмечает О. А. Красавчиков, является переоценка

роли судебного решения в движении правоотношения,

упускающая нормативную и фактическую основы судебного

решения, отрывающая судебное решение от нормы права и

юридических фактов, незамечающая роли последних в

движении правоотношений *.

Ценность же ее состоит в том, что она отражает

активную роль судебного решения в динамике спорнощ

правоотношения.

Суд действительно не может вторгаться в правоотноше-

ния сторон, изменять или прекращать их помимо требова-

ния сторон об этом и при отсутствии необходимых к тому

оснований. Но коль скоро они имеются, судебное решение

именем республики изменяет или прекращает правоотно-

шение. Таким образом, задача суда состоит не только в

установлении определенных обстоятельств (например, же-

стокого обращения родителей с детьми, уклонения усыно-

вителей от исполнения своих обязанностей, ухудшения ма-

териального положения плательщика алиментов и др.),

необходимых для возникновения права на защиту, но и в

осуществлении таковой путем изменения или прекращения

правоотношения. При этом суд не разрешает сторонам

изменить правоотношение или прекратить его, а сам власт-

но повелевает. Судебное решение является поэтому завер-

шающим звеном в цепи юридических фактов ^ изменяющих

или прекращающих данное правоотношение, и имеет не

только процессуальное, но и материально-правовое зна-

чение ^

Теорию преобразовательных решений наиболее убеди-

тельно подтверждают решения об отмене усыновления, ли-

шении родительских прав, изменении размера взыскивае-

мых алиментов, освобождении детей от алиментной

обязанности в отношении родителей. Закон устанавливает

перечень оснований для отмены усыновления, лише-нгтя ро-

дительских прав, прекращения алиментной обяз-а-нности

детей. Однако для того чтобы изменились или прекрати-

лись правоотношения, необходимо решение суда, в -котором

признается наличие определенных обстоятельств, на их

основании делается вывод по спору и формулируется

властное веление: отменить усыновление, лишить родитель-

ских прав и т. п.

Необходимо учитывать и то, что применение во таногих

случаях такого способа защиты и такой правовой санкции,

как изменение и прекращение семейного правоотношения,

является правом суда. Так, согласно ст. 70 Кодекса о браке

и семье УССР суд может лишить родителей или одного ;из

них родительских прав. Следовательно, даже при наличии

необходимых к тому оснований, например уклонения от вы-

полнения обязанностей по воспитанию, суд может отказать

в иске.

Аргументируя свою позицию, сторонники теории пре-

образовательных решений ссылаются на правило ст. 6

Основ гражданского законодательства. А. А. Доброволь-

ский и С. А. Иванова считают этот аргумент несостоятель-

ным, поскольку в ст. 6 говорится <только о способах за-

щиты гражданских прав, но вовсе не о способах изменения,

прекращения или создания новых прав и обязанностей.

В законе говорится только о защите права...>". Но защита

этих прав может осуществляться именно такими способами,

как изменение правоотношения или его прекращение, про-

исходящими на основании судебного решения. Неоправдан-

но употребляется ими и выражение способ прекращения

прав и обязанностей. Если о способах изменения прав и

обязанностей можно говорить имея в виду изменение

субъектного состава, расширение или сужение объема

прав и обязанностей, то о способах прекращения правоот-

ношения говорить нельзя: речь может идти лишь об осно-

вании прекращения правоотношения.

Кроме того, нельзя не видеть несогласованности между

ст. 6 Основ гражданского законодательства и ст. 2 Основ

гражданского судопроизводства, включающей в круг

объектов защиты и охраняемые законом интересы.

Основной функцией советского суда является защита

прав и охраняемых законом интересов. Осуществляя ее,

суд не только признает право в том виде, в котором оно

существовало до нарушения или оспаривания, но и изме-

няет, прекращает субъективные права при наличии преду-

смотренных законом оснований. Поэтому утверждение, что

теория преобразовательных решений противоречит Осно-

вам гражданского законодательства и Основам граждан-

ского судопроизводства, а также задачам социалистическо-

го правосудия, представляется бездоказательным. Ее право

на жизнь подтверждается юридической природой судебного

решения как акта правосудия.