§ 1. Объективная связь—основа выводов эксперта

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 
РЕКЛАМА
<

Задача эксперта в уголовном процессе состоит в том, чтобы «...дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам» (ст. 82 УПК РСФСР).

Следователь, суд предъявляют экспевте уже известные, обнаруженные факты1 и тРебУют' Tfiab*t он' ИСХ°ДЯ из этих фактов и своих специальных знаний, установил или обосновал наличие либо отсутствие других фактов.

Каково же содержание вопросов, задаваемых эксперту, и его ответов, возможна ли их классификация, несмотря на бесконечное разнообразие частных формулировок?

Очевидно, что критерием для классификации должна быть практика — в данном случае судебная и следственная практика.

Рассмотрим следующие вопросы, обычно возникающие в практике расследования преступлений.

Имеется ли на данном листке бумаги текст и каково его содержание? Есть ли оттиски пальца на стакане? Имеется ли окапчивание вокруг раны на трупе?

Является ли этот предмет, имеющий форму самопишущей ручки, огнестрельным оружием?

1 П. В. Копнин обращает                                                                                                                                                                          на крайнюю неопределенность

ЕНИМЗНИс

понятия факта в нашей научной литературе, «Вопросы философии» 1964  г.   № 3,  стр.   65).

Что касается юридической литературы, то в ней, как кажется, фЕ1КТу придается широкое значение любого объективно существующего или существовавшего в прошлом события, явления, предмета, а также свойства предмета или отношения между предметами.

 

Не является ли жидкость, найденная в флаконе у изголовья трупа, ядом? Отвечает ли изделие, выпущенное на заводе, требованиям государственного стандарта? Правильно ли бухгалтер оформил данную операцию?

Какова техническая причина взрыва котла? Почему загорелось нефтехранилище? Умер ли человек от нанесенного ранения или вследствие обострения сердечного заболевания? Отмычкой или ключом отперт замок?

На машинке какой модели напечатан этот документ? Оставлены ли следы грузовым либо легковым автомобилем? Однородны ли чернила в штрихах на нескольких документах?

Когда написан данный документ? Когда произведен выстрел из этого пистолета? Откуда и с какого расстояния стреляли? С какой скоростью двигался автомобиль перед аварией?

Этим ли конкретным зубилом перерублена дужка замка?

Перечень можно продолжить. Но вскоре мы заметим, что вопросы повторяются. Повторяется не конкретная их форма, не имена предметов — повторяется их логический смысл, нечто общее, в силу которого оказалось возможным их сгруппировать, как это сделано выше.

Это общее есть конкретная форма связи между наличным, известным фактом и неизвестным, например связь между причиной и следствием (почему загорелось нефтехранилище) или связь между свойствами вещи и ее сущностью (это самопишущая ручка или огнестрельное оружие) и т. п. Конкретные формы объективной связи лежат в основе выводов эксперта. Эти формы и должны стать ближайшим предметом исследования.

Доказывание в широком смысле слова представляет процесс, с помощью которого из одних, уже известных и проверенных положений выводятся другие, требующие обоснования положения. Применительно к судебному доказыванию речь, очевидно, должна идти о таком ходе-мысли, при котором существование доказываемого обстоятельства обосновывается существованием и свойствами другого или других доказывающих обстоятельств1.

1 й. 5ентам' Трактат   о   судебных   доказательствах. Киев,

1876, стр. 8; Л. Владимиров,' Учение об уголовных доказательствах, кн. 1, Харьков, 1882, стр. 7; У. Уильз, Опыт теории косвенных улик, М., 1864, стр. 16, 18, 35, 139.

 

Обоснование экспертом своего'заключения также является доказыванием если и не в специальном процессуальном, то во всяком случае в широком значении этого понятия.

Но факты не могут выводиться из других произвольно или случайным образом. Право на такой вывод не может быть обосновано ни внутренними свойствами ума, ни соглашением об употреблении слов, ибо такое «обоснование» ничем не отличается от произвола или случайности.

Объективная, действительная связь доказывающего1 факта с доказываемым является единственным основанием, дающим право от наличия первого умозаключать, к наличию или отсутствию второго. «...Законы логики суть отражения объективного в субъективном сознания человека»,— отмечает В. И.„Ленин в конспекте «Науки логики» Гегеля1 Л°гическои связи   между   мыслями в

процессе доказывания отвечает объективная, действительная связь между фактами, отражаемыми в мыслях. Поскольку объективные связи лежат в основании логических выводов, а не наоборот, анализу форм логического доказывания нужно предпослать изучение типов связи.