§ 6. Фотоснимки, оттиски и иные копии

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 
РЕКЛАМА
<

Непосредственным объектом экспертизы может быть как само вещественное доказательство, так и его копия,— например не сам след обуви, а его гипсовый слепок либо его фотографический снимок.

Значение и место фотографических и иных копий в системе судебных доказательств было предметом обсуждения на протяжении многих лет, и едва ли можно признать, что по этому вопросу достигнуто единогласие. Думается, что и законодательное урегулирование этого вопроса не является безупречным.

Высказывалось мнение, что фотографические снимки, слепки и оттиски следует рассматривать в качестве вещественных доказательств1.

Другие авторы полагают, что эти объекты следует считать документами2.

Нужно заметить, что дискуссия по существу имеет целью установить некоторую аналогию между документами или вещественными доказательствами, статут которых подробно урегулирован в законе, и упомянутыми копиями, положение которых несколько неопределенно.

Действительно, прямо и непосредственно о снимках, слепках <и т. п. в законе говорится лишь, что они должны быть приложены к протоколу следственного действия3. Нигде законодатель не называет их доказательствами. Этим как бы подчеркивался их несамостоятельный, вспомогательный характер. Надлежит ли их приобщать к делу, описывать и хранить в том же порядке, как и вещественные доказательства, или с ними следует обращаться как с документами либо еще как-то иначе?

На этот вопрос в законе нет прямого ответа.

Наиболее естественной представляется мысль, что копии так и следует рассматривать как копии, т. е. как

i М. А. ,т .                                                                                                                                                                                           Уголовный процесс, М.,   1951,   стр.   186:

4 с Л ЬЦ О Б,

И. Д. Перлов,   Судебное следствие в советском  уголовном процессе, М., 1953, стр. 245; М. М. Выдр я, Вещественные доказатель-

 в советском

уголовном процессе, М., 1057, стр. 4; его же,  Вопросы общей тео-рии зсуйебных Жка3йгелЖвр(Д^с^64, стр. 117, 126.

10*                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     147

 

особый класс «производных» доказательств, которые выполняют функцию замещающих оригиналы моделей. Эта мысль по существу уже высказывалась в литературе некоторыми авторами. Было выдвинуто предложение ввести в обиход теории понятие «производных вещественных доказательств»1.

Очевидно, что правовой статут копии в существенных чертах должен быть подобен статуту соответствующего оригинала. Нет оснований копию документа, например нотариально удостоверенную фотографическую его копию, считать вещественным доказательством, а фотографический снимок следа — документом. Речь должна идти именно о копиях: копиях документов и копиях вещественных доказательств. Существование их как копий должно быть легализовано в законе.

Может возникнуть ©опрос: копиями чего является, например, фотографический снимок трупа, обстановки места происшествия или явления, воспроизведенного в ходе следственного эксперимента, а также какова природа чертежа, схемы, рисунка.

Рисунок, схема, чертеж — суть продукты психической, идеальной переработки образа человеком. В этом смысле они не отличаются существенно от словеюного описания, и думается, что нет никаких оснований выделять их из других форм сообщений. Рисунки, планы, чертежи следовало бы считать не «приложениями к протоколу», а просто частями протокола или документа, точно так же, как нет необходимости выделять из целого описания условный знак или схеяму2.

Фотографический снимок следа, так же как и оттиск или слепок, представляет прямую копию материального объекта, изоморфное элементарное отображение последнего. Разумеется, и фотографический процесс и операция

т,

1                           О. К. п        а,   Первоначальные и производные судебные до-

11 Ю С С

казательства в советском уголовном процессе, «Известия высших учебных заведений», № 3, серия правоведения, изд-во ЛГУ, 1958, стр. 80; А. И. В и н б е р г, Производные вещественные доказательства и их значение, «Практика применения нового уголовно-процессуального, законодательства.   Тезисы  докладов».   М.,   1962.  стр.   42.

2                     и философской литературе формулы, рисунки, чертежи и т. п.

обозначения некоторые авторы рассматривают в качестве особых кодов информации (см. Н. М. Амосов, Моделирование информации и программ в сложных системах, «Вопросы философии» 1963 г. № 12, стр. 33).

148

 

по отливке гипсового слепка созданы человеком в качестве искусственных средств отображения и запечатления. Но структура 'конкретного снимка или слепка каждый раз определяется не человеком, а тем естественным физико-химическим процессом, в результате которого возникает оптическое, а затем и фотохимическое изображение на снимке, или законами механического взаимодействия и .сопротивления материалов, ответственностью за образование объемного оттиска1.

Таким образом, сами эти копии носят отчетливо «вещный» характер, а объекты, копиями которых они являются, представляют типичные вещественные доказательства. Было бы естественным на эти копий распространить в полном объеме правовой режим вещественных доказательств, рассматривая их как копии вещественных доказательств.

Фотографический снимок обстановки места происшествия представляет материальную копию (элементарное отображение) столь же материальной обстановки. То же самое следует сказать, очевидно, и о фотографическом снимке трупа, явления, воспроизведенного в ходе следственного эксперимента, следов, обнаруженных при освидетельствовании.

Следует еще раз подчеркнуть, что речь идет не о том, чтобы приравнять фотоснимок документа к документу, а слепок следа — к вещественному доказательству. Имеется в виду, что и тот и другой (будут отнесены к особому классу копий или моделей, т. е. производных доказательств. На эти копии должен быть распространен правовой режим соответствующих оригиналов (документов или вещественных доказательств) и, кроме того, установлены особые .правила удостоверения их именно как копий оригинала2.

Процессуальное законодательство сделало важный шаг в правовом урегулировании режима образцов (образцов почерка, отпечатков пальцев и т. п.). Теперь их существование в деле легализовано (ст. 186 УПК).

1                           Человек может сознательно влиять на характер  снимка или

оттиска, но это влияние далеко не безгранично, как в случае, например, рисунка, все элементы и вся структура которого целиком определяются художником.                                                                                                                                                                                                                                                                               ,П,А         о,    .

2                      «Осмотр места дроисшествия>>1 м>  I960, стр. 83, 91 и ^

149

 

Закон распространяет на образцы тот же правовой режим, что и на фотографические снимки, копии следов (оттиски, слепки и т. п.), т. е. рассматривает образцы в качестве своеобразных приложений к протоколу их изъятия. Это прямо вытекает из ссылки на ст. 141 УПК, которой заканчивается текст ст. 186 УПК1.

Как уже сказано, принятая в законе характеристика этих приложений «е является исчерпывающей.

Коль скоро уже высказано предложение о том, чтобы фотографическим снимкам, объемным и иным копиям оригиналов-документов и вещественных доказательств был сообщен легальный статут особого класса вспомогательных или производных доказательств, к этому же классу- следует  отнести и образцы.

Думается, что порядок изъятия, описания, приобщения и хранения образцов должен быть аналогичен или близок к порядку изъятия, приобщения и хранения вещественных доказательств, а условия засвидетельствования их подлинности аналогичны тем, которые следует применять в отношении копий.

j Некоторые  авторы   приравнивают  образцы к вещественным

доказательствам (Р. Д. Р а х у н о в, Вещественные и письменные доказательства в советском уголовном процессе, «Ученые записки ВИЮН», вып. 10, 1959, стр. 208).