§ 4. Взаимосвязь вещественного доказательства, протокола его осмотра и заключения эксперта

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 

Выше уже упоминалось как неправильное представление о том, что доказательством по делу является не вывод (сообщение) эксперта, а те объективные свойства предмета, которые им были выявлены и составляют своего рода «фактический базис» заключения. Поскольку эти объективные свойства могут быть правильно истолкованы только на основе специальных познаний, с привлечением эксперта, то сами свойства и несущий их предмет до заключения эксперта не являются доказательством в строгом смысле этого слова, ибо они ничего не доказывают. Они могут считаться доказательствами при условии, что в результате экспертизы это предположение подтвердится, и поэтому являются только «потенциальными доказательствами».

Непосредственным объектом экспертизы являются не только вещественные доказательства, т. е. те объекты, которые согласно закону могут быть изъяты из обстановки преступления и приобщены к делу. Живой человек или труп не является вещественным доказательством не потому, что такая трактовка противоречила бы этическим взглядам, а вследствие того, что они не могут быть приобщены к делу.

Экспертиза проводится не только в отношении отдельных предметов, но и материальной обстановки в целом, например в случаях установления направления и расстояния выстрела, обстановки транспортного происшествия или при выявлении причины пожара. Являясь непосредственным объектом исследования, такая обстановка в целом ни  при каких условиях не может

j И. Л. Петр у хин, Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе, М., 1964, стр. 201.

134

 

быть вещественным доказательством в том смысле, в каком оно описано законом. Невозможно признать судебным доказательством в точном смысле слова объективные свойства такой обстановки. Сама она исчезает, а реально сохраняются лишь сведения о ней, содержащиеся в протоколе осмотра и описательной части заключения эксперта. Сохраняются также отдельные детали, фрагменты, приобщенные в качестве вещественных доказательств.

Доказательством в этой ситуации является, конечно,

заключение эксперта.

Между тем вопрос о соотношении «фактического базиса», т. е. реальных свойств и признаков объекта экспертизы, и вывода эксперта заслуживает внимания.

Выше отмечалось, что предмет, приобщаемый к делу в натуре, теряет всякое значение, в том числе и значение доказательства, если его не сопровождает сообщение об условиях, месте и обстановке, в которых он находился до изъятия.

Иначе говоря, между предметом — вещественным доказательством и протоколом осмотра, в котором описана обстановка изъятия, существует своеобразная связь, отличная, например, от связи, существующей между показаниями двух свидетелей-очевидцев, независимо друг

от друга рассказывающих о виденном.

Эта связь настолько существенна, что отсутствие или утрата ее равносильны утрате самого вещественного доказательства (при отсутствии протокола) либо значительному обесценению сведений, соиелжятттихся в протоколе (при утрате вещественного доказательства).

Иначе говоря, полноценными эти два доказательства являются лишь тогда, когда они выступают вместе, образуя в некотором условном смысле одно «комплексное» доказательство, состоящее из двух взаимно дополняющих частей.

Сказанное представляет, разумеется, только логическую познавательную характеристику двух вполне самостоятельных доказательств в процессуальном смысле.

Предмет, обладающий такими свойствами, которые без применения специальных познаний не могут быть правильно истолкованы и оценены, представляет лишь потенциальную возможность доказательства. Полное свое значение вещественного доказательства этот пРед"

135

 

мет приобретает только «в паре» с заключением эксперта.

Пуля, извлеченная из трупа, является вещественным доказательством лишь того факта, что в потерпевшего был сделан выстрел. Но доказательством того, что этот выстрел причинил смерть и что выстрел сделан из данного пистолета,тлуля станет лишь в связи с заключениями экспертов1 ™ же к^сается предмета с пятном, похожим на кровь, то иногда вообще использование его в качестве доказательства зависит от того, признает ли экспертиза субстрат пятна кровью или чернилами.

Протокол осмотра, в котором сообщается о той обстановке, в которой был обнаружен предмет, само вещественное доказательство и вывод эксперта о результатах его исследования в указанном выше смысле составляют своего рода тройное комплексное доказательство. Утверждение о том, что пуля, извлеченная из трупа, выпущена из пистолета, принадлежащего данному лицу, может быть доказано лишь при наличии: а) протоколов, из которых видно, что пуля извлечена из этого трупа, а пистолет изъят у данного лица, б) пули и пистолета (вещественных доказательств) и в) вывода эксперта о тождестве пистолета2.