§ 2. Значение дедукции и индукции в обоснопании вывода : Заключение эксперта - А.А. Эйсмап : Книги по праву, правоведение

§ 2. Значение дедукции и индукции в обоснопании вывода

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 
РЕКЛАМА
<

Доказывание вообще представляет обоснование нашего знания об одних фактах с помощью других, уже известных и установленных. Естественно, что логической формой этого процесса является умозаключение, т. е. вывод о существовании одного события на основании знания о существовании другого.

Соответственно и умозаключения предстают в логике как операции с суждениями, с помощью которых из одних суждений выводятся другие.

Построению вывода из фактов, выявленных в ходе исследования вещественного доказательства, могут быть сопоставлены различные формы логического умозаключения и в первую очередь дедуктивного и индуктивного.

Обе эти логические формы — и дедуктивную и индуктивную — мы находим в процессе исследования вещественных доказательств, так же как и в процессе доказывания в целом.

Было бы неразумным отдавать предпочтение одной из них и игнорировать другую.

■ В. И. Лени„   Полн  собр. соч., т. 29, стр. 165. 2 1ам же, СТР- 183.

64

 

Если знание об одном событии выражено в форме общего достоверного суждения, то использование этого знания для вывода о существовании другого события может быть представлено в форме дедуктивного умозаключения (силлогизма).

Так, например, в форме силлогизма (1-я фигура) можно представить следующее рассуждение:

1.                                Всякое   повреждение,   вокруг  которого   имеются поясок металлизации, внедрившиеся порошинки и следы опаления,   является   огнестрельным   повреждением   с близкого расстояния.

2.                                Вокруг данного повреждения имеются поясок металлизации, порошинки и т. д.

Заключение: данное повреждение является огнестрельным повреждением с близкого расстояния.

С формальной стороны это умозаключение построено правильно, и мы вправе утверждать, что логической формой вывода эксперта является дедуктивное умозаключение, силлогизм.

Основанием вывода могут быть и проблематические суждения, т. е. суждения, в которых принадлежность признака предмету высказывается не как достоверная, а лишь как возможная или вероятная.

Такого рода «приблизительные обобщения» или презумпции, независимо от того, сформулированы ли они «здравым смыслом» или в области науки, также могут использоваться в качестве больших посылок дедуктивного умозаключения.

Можно построить, например, такой силлогизм:

1.                                 Если на документе имеются расплывы штрихов и желтоватые пятна, то этот документ, по всей вероятности, подвергался травлению.

2.                               На данном документе имеются расплывы штрихов и желтоватые пятна.

Заключение: данный документ, по всей вероятности, подвергался травлению.

Это умозаключение по своей структуре подобно сил-i с         однако, существенным отличием, что в

заключении мысль о наличии признака у данного пред-

, А. А. Ст арче   ко,  Логика в  судебном исследовании, ^ 1958, стр. 56. 5 А. А. Эбсман                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                  65

 

мета высказана не в категорической форме, а в вероятной. Показатель модальности из большей посылки перешел в заключение силлогизма. Дедуктивный вывод из «приблизительного обобщения» носит вероятный характер. Такой вывод может входить в систему доказывания, но он не исчерпывает ее, так как не дает возможности достоверно судить о событиях.

При косвенном доказывании надежный вывод может быть получен лишь из совокупности доказательств. Точно так же и косвенное обоснование заключения эксперта (а чаще всего мы имеем дело именно с этой формой обоснования) может быть получено лишь на основе объединения многих частных выводов в некоторую систему. В разделах, посвященных исследованию конкретных форм связей (причинных, функциональных и др.), было показано, что самый ход исследования, направленного, например, на установление причины по результатам или тождества предмета по оставленным им следам, представляет постепенно возрастающее и углубляющееся обоснование вывода. Сначала перед исследователем выступают отдельные разрозненные признаки, частные следствия и т. п., лишь с некоторой вероятностью указывающие на возможный вывод. Затем их становится все больше, связь между ними определеннее и прочнее и, наконец, следует логически обоснованный вывод. Этот процесс соединения многих частных выводов из посылок, в результате чего получается общий достоверный вывод, представляет собой, несомненно, индуктивный процесс.

Обычно индукцию рассматривают как один из методов получения общего знания о законах и закономерностях природы, например физических законов и т. п.

Однако мы рассматриваем здесь не вопрос о том, как формулируются правила науки, а как они применяются к конкретным' событиям. Следовательно, речь идет о том, действует ли индуктивный процесс, и если да, то каким образом, при установлении конкретной причины данного события или тождества конкретного предмета по его следам и т. п.

М. С. Строгович, говоря об индуктивных методах установления причинной связи, выделяет особый случай применения индукции при установлении причины конкретного явления, например причины понижения воды

66

 

б данном водоеме или причины определенного поступка человека.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              •

Несколько далее он говорит об особой форме индуктивного доказательства, когда доказывается не общее положение, а конкретный факт, например факт написания данного сочинения определенным автором на основе анализа стиля, содержания и условий, при которых оно могло быть написано.

Представляется, что мысль о существовании особой формы индукции такого рода совершенно правильна. Действительно, есть все основания рассматривать эту форму индукции как своеобразную, несколько отличную от «классической».