2. Субъекты договора

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 

Как видно из определения договора морского страхования (ст. 246 КТМ), субъектами этого договора являются страховщик и страхователь. Состав участников договорных отношений при определенных условиях может быть расширен за счет третьего лица, в пользу которого заключается договор морского страхования, - выгодоприобретателя.

Особое место в договоре морского страхования занимает страховщик, поскольку, как подчеркивает М.И. Брагинский, "именно с его действиями связано достижение основной цели, ради которой возникает страховое правоотношение, - выплаты определенной суммы в размере и в случаях, предусмотренных в договоре..." <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 509.

В КТМ (глава XV) отсутствуют какие-либо положения о требованиях, предъявляемых к страховщику как субъекту правоотношений по морскому страхованию. В ГК применительно к общему договору страхования на этот счет имеются лаконичные правила, согласно которым в качестве страховщиков договоры страхования могут заключать юридические лица, имеющие разрешения (лицензии) на осуществление страхования соответствующего вида. Однако конкретные требования, которым должны отвечать страховые организации, порядок лицензирования их деятельности и осуществления государственного надзора за этой деятельностью определяются законами о страховании (ст. 938 ГК).

В настоящее время законом, определяющим требования, предъявляемые к страховым организациям, является Федеральный закон "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее - Закон об организации страхового дела). Собственно характер этих требований предопределен их направленностью на обеспечение финансовой устойчивости страховых организаций и их способности выполнять свои обязательства, связанные с денежными выплатами страхователям. На это обстоятельство обращает внимание М.И. Брагинский, который подчеркивает, что, поскольку "в конечном счете все обязанности страховщика сводятся к одной - выплате денег, законодатель уделяет большое внимание созданию необходимых гарантий получения соответствующей суммы от страховщика. А с учетом особого публичного интереса к страхованию существенную часть страхового законодательства представляют собой нормы, прямо или косвенно связанные с обеспечением реальности такой гарантии" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 509.

В связи с этим законодателем прежде всего существенно ограничивается круг лиц, участников имущественного оборота, которые могут выступать в страховых правоотношениях в роли страховщиков. В Законе об организации страхового дела (ст. 6) предусмотрено, что страховщиками могут быть юридические лица любой организационно-правовой формы, предусмотренной законодательством Российской Федерации, созданные для осуществления страховой деятельности. Таким образом, из круга страховщиков исключаются физические лица, в том числе и являющиеся индивидуальными предпринимателями.

Подобный подход является традиционным для российского законодательства и отечественной гражданско-правовой доктрины. Еще Д.И. Мейер в свое время подчеркивал, что "участие в роли страховщика преимущественно юридического лица объясняется экономическими условиями страхования: оно составляет довольно выгодную спекуляцию, сопряженную, однако же, со значительным риском; поэтому естественно, что отдельное лицо уклоняется от такого риска, не решается подвергнуть ему свои имущественные средства..." Более того, по мнению Д.И. Мейера, "и товарищества двух, трех, десяти лиц недостаточно, чтобы обезопасить страховщика", поэтому в роли страховщика он видел лишь крупные акционерные компании. "Итак, - писал Д.И. Мейер, - только компания на акциях может заниматься страхованием как промыслом: тут отдельные лица как участники компании отвечают только по мере своих вкладов, так что другие их имущественные средства вне риска. Кроме того, чтобы страхование как промысел было действительно выгодным, а вознаграждения за ущерб не превышали сумму, получаемую страховщиком в виде премии за страхование, нужно значительное распространение круга деятельности страховщика. Но для этого необходимо, чтобы его имущественные средства были значительными, а публика имела полное доверие к его состоятельности. Однако такие средства редко бывают у одного лица, и даже не без труда собираются при учреждении компании на акциях" <*>.

--------------------------------

<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 687 - 688.

Думается, аргументация Д.И. Мейера в пользу ограничения круга страховщиков лишь организациями - юридическими лицами должна восприниматься и в современных условиях. Кроме того, поскольку страховая деятельность является деятельностью предпринимательской, круг "претендентов" на роль страховщика из числа юридических лиц следует ограничить лишь коммерческими организациями.

Исключением, подтверждающим указанное общее правило, является случай взаимного страхования, когда общества взаимного страхования, являющиеся некоммерческими организациями, осуществляют страхование имущества и иных имущественных интересов своих членов (такое страхование производится непосредственно на основании членства, если учредительными документами общества не предусмотрено заключение договоров страхования). Общество взаимного страхования, если это предусмотрено его учредительными документами, может в качестве страховщика осуществлять страхование интересов и других лиц, не являющихся членами общества, однако в этом случае само общество взаимного страхования должно быть образовано в форме коммерческой организации, иметь лицензию на осуществление соответствующего вида страхования и отвечать всем иным требованиям, предъявляемым к страховым организациям (ст. 968 ГК).

Страховщиком может быть только такая страховая организация, которая изначально создана именно для осуществления страховой деятельности, что должно быть отражено в ее учредительных документах. Дело в том, что страховые организации, в отличие от других коммерческих организаций, обладают не общей, а целевой правоспособностью: Закон об организации страхового дела содержит прямой запрет страховым организациям заниматься иными видами предпринимательской деятельности (производственной, торгово-посреднической, банковской).

Как уже отмечалось, в соответствии с Законом об организации страхового дела (ст. 32) и ГК (ст. 938) страховщик должен обладать лицензией на осуществление страховой деятельности. Причем лицензируются конкретные виды страховой деятельности, а не страхование вообще. Поэтому страховая организация вправе осуществлять только те виды страховой деятельности, которые прямо обозначены в лицензии. Для получения лицензии страховая организация должна приложить к своей заявке на получение лицензии, направляемой в лицензирующий орган, учредительные документы, свидетельство о государственной регистрации, справку о размере уставного капитала, экономическое обоснование страховой деятельности, расчеты страховых тарифов, стандартные правила страхования и другие документы (ст. 32 Закона).

Закон об организации страхового дела содержит ряд требований, направленных на обеспечение финансовой устойчивости страховых организаций. К их числу относятся, в частности, следующие требования: минимальный размер уставного капитала на день подачи страховой организацией документов для получения лицензии на осуществление имущественного страхования должен составить не менее 25 тысяч установленных законом минимальных размеров оплаты труда (ст. 25 Закона); страховым организациям вменяется в обязанность образовывать из полученных страховых взносов необходимые для предстоящих страховых выплат страховые резервы (ст. 26 Закона); страховщики, принявшие на себя обязательства в объемах, превышающих возможности их исполнения за счет собственных средств и страховых резервов, обязаны застраховать у перестраховщиков свой риск исполнения соответствующих обязательств (ст. 27 Закона).

В определенных случаях в страховых обязательствах допускается множественность лиц на стороне страховщика (сострахование). Согласно ст. 953 ГК объект страхования может быть застрахован по одному договору страхования совместно несколькими страховщиками (сострахование). Особенность правового регулирования отношений сострахования состоит в том, что, если в соответствующем договоре не определены права и обязанности каждого из страховщиков, они отвечают за выплату страхового возмещения перед страхователем (выгодоприобретателем) как солидарные должники.

Другая сторона в договоре морского страхования, являющаяся контрагентом страховщика, - страхователь. В отличие от страховщика, в роли страхователя может выступать любое юридическое или физическое лицо (п. 1 ст. 927 ГК), являющееся участником имущественного оборота. Законодательство о страховании не предъявляет к ним никаких дополнительных требований. Какие-либо ограничения возможности участия в договоре страхования могут проистекать лишь из закона или из характера договора. Так, в силу того что объектом морского страхования может быть имущественный интерес, связанный с торговым мореплаванием, очевидно, что страхователями по договору морского страхования могут являться лишь те организации и граждане, деятельность которых связана с морской торговлей. Наравне с российскими гражданами право на страховую защиту (и, следовательно, возможность выступать в роли страхователей) предоставляется иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридическим лицам (ст. 34 Закона об организации страхового дела).

На стороне страхователя в договоре страхования возможна перемена лиц в обязательстве. Переход прав страхователя к другому лицу может быть осуществлен как путем уступки прав (цессия), так и по основаниям, предусмотренным законом. Согласно ст. 960 ГК при переходе прав на застрахованное имущество от лица, в интересах которого был заключен договор страхования, к другому лицу права и обязанности по этому договору переходят к лицу, к которому перешли права на имущество. Указанное лицо, к которому перешли права на застрахованное имущество, должно незамедлительно письменно уведомить об этом страховщика.

Особенность правового регулирования договора морского страхования состоит в дифференцированном регулировании последствий перехода прав страхователя соответственно на застрахованный груз и на застрахованное судно. В первом случае, когда отчуждается застрахованный груз, договор морского страхования сохраняет силу, все права и обязанности страхователя переходят на приобретателя груза; причем в отличие от договора страхования имущества (ст. 960 ГК) приобретатель груза освобожден от обязанности уведомления страховщика о переходе к нему прав на застрахованный груз, а прежний страхователь, не уплативший страховщику страховую премию, не выбывает из обязательства, поскольку несет обязанность по ее уплате страховщику совместно с приобретателем груза (за исключением случая, когда в его страховом полисе отсутствует указание на неуплату страховой премии) (ст. 257 КТМ).

Во втором случае отчуждение морского судна влечет прекращение договора морского страхования без правопреемства по обязательствам. Лишь в том случае, если застрахованное судно отчуждается во время рейса, по требованию страхователя договор морского страхования остается в силе до окончания рейса, и до этого момента на приобретателя этого судна переходят все права и обязанности страхователя по договору. Аналогичные последствия наступают также в случае передачи застрахованного судна во владение и пользование фрахтователю по бербоут-чартеру. Указанные правила применяются также к договору морского страхования ответственности судовладельца (ст. 258 КТМ).

Заметная разница в предусмотренных последствиях перехода прав соответственно на застрахованный груз и на застрахованное судно объясняется в литературе потребностями имущественного оборота и необходимостью защиты прав страховщика (при отчуждении застрахованного судна). Так, В.А. Мусин, комментируя соответствующие положения КТМ, обращает внимание на то, что "грузы (в особенности внешнеторговые) приобретаются, как правило, для их последующей перепродажи, а самая сделка часто заключается на условиях СИФ или СИП, когда затраты на страхование входят в покупную цену товара. Вот почему в случае отчуждения застрахованного груза договор морского страхования сохраняет силу" <*>. Когда же отчуждается застрахованное судно, "оно переходит к лицу, в отношении которого страховщик, возможно, не располагает информацией, достаточной для принятия решения о сохранении договора в силе. Соответственно договор перестает действовать. Эта норма объективно направлена на обеспечение интересов страховщика" <**>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 436.

<**> Там же. С. 437.

Как отмечалось ранее, состав участников правоотношений по морскому страхованию может быть расширен за счет лица, в пользу которого заключен договор морского страхования - выгодоприобретателя. В соответствии со ст. 253 КТМ договор морского страхования может быть заключен страхователем в свою пользу или в пользу выгодоприобретателя независимо от того, указано ли имя или наименование выгодоприобретателя в договоре. В случае, когда договор морского страхования заключен без указания имени или наименования выгодоприобретателя, страховщик выдает страхователю страховой полис или иной страховой документ на имя предъявителя.

Объясняя правовую природу отношений по договору морского страхования с участием выгодоприобретателя, В.А. Мусин призывает "проводить различие между сторонами договора как сделки и сторонами страхового обязательства, возникшего из этого договора... Применительно к обязательству нужно различать две ситуации в зависимости от того, кому принадлежит страховой интерес: страхователю или выгодоприобретателю. В первом случае стороны договора и стороны обязательства совпадают. Во втором случае такого совпадения нет, поскольку в числе сторон обязательства помимо страховщика и страхователя фигурирует также выгодоприобретатель (обладатель страхового интереса), в пользу которого заключен договор" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 432.

Представляется, однако, что назначение страхователем выгодоприобретателя не влияет на состав сторон страхового обязательства. Данное утверждение основано в том числе и на нормах, содержащихся в КТМ: ст. 254 предусмотрено, что в случае заключения договора морского страхования в пользу выгодоприобретателя страхователь несет все обязанности по договору (у выгодоприобретателя обязанности по этому договору могут возникнуть лишь в том случае, если договор заключен по его поручению либо при условии выражения им своего согласия на страхование); ст. 255 установлено, что при страховании в пользу выгодоприобретателя страхователь пользуется всеми правами по договору морского страхования без доверенности выгодоприобретателя. Однако пользоваться правами и нести обязанности по договору морского страхования страхователь может лишь как сторона этого обязательства.

Итак, и в том случае, когда договор морского страхования заключен в пользу выгодоприобретателя, сторонами обязательства, вытекающего из этого договора, остаются страховщик и страхователь. Специфика этого договора состоит не в замене страхователя на выгодоприобретателя в обязательстве, вытекающем из договора морского страхования, а в том, что такой договор конструируется по особой договорной модели - договору в пользу третьего лица. Подобные правоотношения подпадают под действие ст. 430 ГК, согласно которой договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. Наступление каких-либо правовых последствий для сторон этого обязательства (в нашем случае - страховщика и страхователя) закон связывает с моментом выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору. В частности, именно с этого момента стороны лишаются права расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица. Только с этого момента (после того, как выгодоприобретатель выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования или предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения или страховой суммы) выгодоприобретатель не может быть заменен страхователем другим лицом (ст. 959 ГК).

В связи с изложенным правильным представляется вывод М.И. Брагинского, который указывает: "С назначением выгодоприобретателя не только страховщик, но и страхователь не выбывают из договора. Это связано уже с тем, что приобретенное непосредственно из договора право носит секундарный характер. Для того чтобы оно трансформировалось в субъективное, способное к защите право, выгодоприобретатель должен выразить на то свою волю. В противном случае носителем соответствующего права продолжает оставаться страхователь" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 519.