2. Субъекты договора и порядок его заключения

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 

Как следует из определения договора морского посредничества, сторонами этого договора являются морской брокер - посредник, оказывающий услуги при заключении определенных договоров, а также доверитель - лицо, от имени и за счет которого действует морской брокер, заключая договоры купли-продажи судов, фрахтования, буксировки судов, морского страхования, являющееся одновременно получателем (пользователем) посреднических услуг, оказываемых морским брокером при заключении указанных договоров.

В литературе подчеркивается то обстоятельство, что морской брокер всегда выступает от имени доверителя и этим он отличается от морского агента, который может действовать как от имени судовладельца-принципала, так и от своего имени <*>. Нам уже приходилось отмечать, что от имени доверителя морской брокер выступает, лишь заключая соответствующие договоры, т.е. вступая в договорные отношения с третьими лицами, ибо стороной по этим договорам во всех случаях является доверитель. Однако помимо заключения договоров от имени доверителя морской брокер оказывает последнему посреднические услуги, связанные с заключением указанных договоров (поиск партнера, переговоры и т.п.), и в этой части своего обязательства, также вытекающей из договора морского посредничества, морской брокер выступает (естественно, от своего имени) в качестве исполнителя соответствующих посреднических услуг, оказываемых доверителю - заказчику этих услуг.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 408.

В определенных случаях морской брокер может выступать в качестве коммерческого представителя обеих сторон заключаемого договора. Тогда морской брокер является также исполнителем посреднических услуг, оказываемых одновременно обоим контрагентам по этому договору.

И наконец, КТМ (ст. 242) допускает ситуации, когда морской брокер по поручению доверителя (в качестве которого в этом случае может выступать исключительно судовладелец) принимает на себя обязательство морского агента и, таким образом, становится субъектом договора морского агентирования.

В качестве второго субъекта договора морского посредничества (контрагента морского брокера) - доверителя может выступать лицо, заинтересованное в заключении договора купли-продажи судна (продавец или покупатель), договора фрахтования (судовладелец или фрахтователь), договора буксировки судна (владелец буксировщика и владелец буксируемого судна или иного плавучего объекта), а также договора морского страхования (страховщик или страхователь). Первоначально, заключая с морским брокером договор морского посредничества, указанные лица выступают в роли заказчиков посреднических услуг, оказываемых морским брокером, а качества доверителей они приобретают с того момента, когда их взаимоотношения с морским брокером входят в русло представительства, т.е. непосредственно при заключении необходимых им договоров с третьими лицами морским брокером от их имени.

КТМ (глава XIV) не содержит каких-либо специальных требований, которые предъявлялись бы к субъектам договора морского посредничества. Однако в ряде случаев такие требования как в отношении посреднической деятельности морского брокера, так и в отношении деятельности доверителей предъявляются в соответствии с иным специальным законодательством. Так, в соответствии с Законом Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" <*> в качестве морского брокера, заключающего договоры морского страхования, может выступать только страховой брокер, которым признается юридическое или физическое лицо, зарегистрированное в установленном порядке в качестве предпринимателя, осуществляющее посредническую деятельность по страхованию от своего имени на основании поручений страхователя либо страховщика. Страховые брокеры обязаны направить в орган по надзору за страховой деятельностью извещение о намерении осуществлять посредническую деятельность по страхованию за 10 дней до начала этой деятельности (ст. 8 Закона).

--------------------------------

<*> Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 2. Ст. 56.

В соответствии со ст. 17 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" лицензированию подлежат, в частности, перевозки морским транспортом пассажиров и грузов, а также деятельность по осуществлению буксировки морским транспортом (за исключением случая, если указанная деятельность осуществляется для обеспечения собственных нужд юридического лица или индивидуального предпринимателя). Поэтому, заключая договор морского посредничества, целью которого является заключение договоров фрахтования или буксировки, соответствующий доверитель должен обладать лицензией на осуществление указанных видов деятельности.

Применительно к порядку заключения договора морского посредничества необходимо подчеркнуть, что никаких специальных правил на этот счет в КТМ не содержится, поэтому при заключении этого договора подлежат применению общие положения о заключении гражданско-правового договора и его форме (глава 28 ГК). Принимая во внимание положение о том, что договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (п. 1 ст. 432 ГК), некоторую специфику договора морского посредничества, относящуюся к порядку его заключения, можно обнаружить в существенных условиях указанного договора, по которым должно быть достигнуто соглашение между морским брокером и доверителем.

В договоре морского посредничества должна быть четко обозначена направленность посреднических услуг морского брокера на заключение от имени доверителя определенного договора (договоров) из числа тех, которые указаны в ст. 240 КТМ: купли-продажи судна, фрахтования, буксировки судна, морского страхования. Указанное условие относится к предмету договора морского посредничества, и его отсутствие должно влечь за собой признание договора незаключенным.

Учитывая, что договором морского посредничества регулируются правоотношения, связанные с прямым представительством, для этого договора особое значение приобретают условия о наделении морского брокера необходимыми полномочиями на выступление в отношениях с третьими лицами от имени доверителя. По этому поводу М.И. Брагинский указывает: "Для совершения юридически значимых действий от имени другого представитель нуждается в соответствующих, полученных от представляемого правах (полномочиях). Это необходимо ему, поскольку указанные права (полномочия) реализуются в отношениях с третьим лицом. В противном случае последний не сможет знать, в каких пределах можно доверять представителю. Указанный порядок защищает интересы и представляемого: наделяя полномочиями представителя, представляемый устанавливает границы, в пределах которых он соглашается признать собственными действия представителя" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 248.

В договоре морского посредничества, допускающего, что при заключении соответствующего договора морской брокер будет представлять обе стороны этого договора и действовать в интересах не только доверителя, но и его контрагента по договору, должно присутствовать также условие о специальном полномочии морского брокера действовать подобным образом (ст. 243 КТМ).

Отсутствие в договоре морского посредничества условия о полномочиях морского брокера действовать от имени доверителя при заключении договоров с третьими лицами или хотя бы указания на то, что на такие действия морской брокер будет уполномочен доверенностью, выдаваемой доверителем, должно служить основанием для признания договора морского посредничества незаключенным.

Применительно к форме договора морского посредничества можно заметить, что он должен быть заключен в простой письменной форме, которая считается соблюденной не только при подписании сторонами соответствующего единого документа, но и в случае, если договор заключен путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (ст. 160, 161, 434 ГК).

Как отмечает С.П. Кондрашин, в реальной практике фрахтования судов, особенно на условиях рейса или краткосрочного тайм-чартера, договор фрахтования как единый документ, подписанный сторонами (чартер), нередко составляется и подписывается спустя длительное время после фактического заключения договора путем обмена документами обычно посредством телексной и факсимильной связи. Поэтому, по мнению С.П. Кондрашина, "для того, чтобы договор мог считаться заключенным с указанного момента, а не с момента подписания чартера, требуются либо наличие у брокеров письменного полномочия, либо последующее прямое одобрение данной сделки соответствующими доверителями" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 408.

Представляется, однако, что такой способ заключения договора, как обмен документами посредством почтовой, телексной или факсимильной связи, является альтернативным по отношению к заключению договора путем подписания сторонами единого документа. То обстоятельство, что стороны подписали договор фрахтования (чартер) как единый документ, однозначно свидетельствует о том, что они не признают имевшийся между ними ранее обмен документами заключением договора. Если идти от противного и признать, что в этом случае договор фрахтования все же был заключен в результате обмена сторонами документами, то последующее подписание ими договора фрахтования в качестве единого документа нельзя рассматривать иначе как соглашение о расторжении заключенного ранее таким способом договора.

Думается, что проблема, поднятая С.П. Кондрашиным, может быть решена иным образом. Как известно, несмотря на то что по общему правилу договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения, стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора (п. 1 и 2 ст. 425 ГК). Поэтому в описанной ситуации, оформляя свои договорные отношения путем подписания единого документа - договора фрахтования и имея в виду, что фактически правоотношения между сторонами были установлены ранее вследствие обмена брокерами сторон соответствующими документами, стороны вправе включить в договор условие о распространении его действия на взаимоотношения сторон, возникшие до момента подписания договора фрахтования.