ГЛАВА VI ДОГОВОР ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 

1. ЗНАЧЕНИЕ И СФЕРА ПРИМЕНЕНИЯ

Одним из отдельных видов договора купли-продажи является договор энергоснабжения. В действующем ГК нормы, регулирующие договор энергоснабжения, помещены в § 6 («Энергоснабжение») гл. 30 («Купля-продажа»). Впервые правила энергоснабжения были установлены на уровне закона в Основах гражданского законодательства 1991 г.; тогда соответствующий договор имел название «договор о снабжении энергетическими и другими ресурсами через присоединенную сеть» (ст. 84 Основ).

Сложные правоотношения, связанные с подачей и использованием энергии, которые касаются практически всех организаций и граждан, ранее регулировались подзаконными, в основном ведомственными, нормативными актами. Из числа последних актов такого рода могут быть названы Правила пользования электрической энергией и Правила пользования тепловой энергией, утвержденные приказом Министерства энергетики и электрификации СССР от 6 декабря 1981 г. № 310(1).

В юридической литературе преобладает точка зрения, согласно которой под действие договора энергоснабжения подпадают все отношения, складывающиеся при снабжении электрической, тепловой энергией и газом. Во всяком случае, соответствующие договоры рассматриваются как однотипные. Вопрос о сходстве договоров на снабжение электрической, тепловой энергией и газом, позволяющем выделить самостоятельный договор энергоснабжения, впервые поставил С.М. Корнеев(2).

Наиболее последовательно отстаивает эту позицию А.М. Шафир, который отмечает, что «договоры на снабжение через присоединенную сеть опосредуют отношения по снабжению электроэнергией, теплом и газом только по присоединенной сети (т.е. электросети или трубопроводу). Лишь в этом случае имеется обусловленная непрерывным характером снабжения непосредственная зависимость деятельности снабжающей организации и потребителя, в результате которой договорные отношения распространяются на сферу использования энергии и газа»(3).

1. Правила пользования электрической и тепловой энергией. 3-е изд. М., 1982. С. 3, 78.

2. См.: Корнеев С.М. Договор о снабжении электроэнергией между социалистическими организациями. М., 1956. С. 13 и сл.

3. Шафир А.М. Энергоснабжение предприятий: Правовые вопросы. М., 1990. С. 8-9.

134

Данная позиция нашла отражение в Основах гражданского законодательства 1991 г. (ст. 84), которые предусматривали, что по договору о снабжении энергетическими и другими ресурсами через присоединенную сеть снабжающая сторона обязуется обеспечить потребителя (абонента) предусмотренными договором ресурсами, а потребитель обязуется оплачивать принятые ресурсы.

Однако вряд ли можно согласиться с авторами, утверждающими, что «подобная позиция проведена в ГК. В соответствии со ст. 548 ГК правила о договоре энергоснабжения применяются к снабжению тепловой энергией, газом, нефтью и нефтепродуктами, водой через присоединенную сеть, если иное не установлено законом, иными правовыми актами. Из этой нормы вытекает, что договоры на снабжение тепловой энергией, газом и другими товарами (курсив наш. - В. В.) через присоединенную сеть заключаются и исполняются по модели договора на энергоснабжение»(1). По мнению же других авторов, договоры снабжения тепловой энергией, водой, нефтью и нефтепродуктами и прочие представляют собой разновидности договора энергоснабжения(2).

Дело в том, что снабжение (передача, доставка) энергией (нефтью, газом, ресурсами, товарами) через присоединенную сеть является технической особенностью (одним из способов) исполнения обязательств, вытекающих из подобных договоров, и само по себе никак не может служить видообразующим признаком для выделения самостоятельного типа или даже отдельного вида гражданско-правового договора (например, вида договора купли-продажи). При разработке Гражданского кодекса в качестве такого критерия выделения договора энергоснабжения в отдельный вид купли-продажи рассматривался объект данного договора - энергия. Именно особенности объекта предопределяют необходимость специальных правил, регулирующих правоотношения, связанные со снабжением энергией через присоединенную сеть.

Если же речь идет о правоотношениях, объектом которых является не энергия, а ресурсы и другие товары, то передача их покупателю (потребителю) через присоединенную сеть является лишь одним из возможных способов исполнения обязательств. Ту же нефть или нефтепродукты можно доставить покупателю в цистернах, а газ - в баллонах. Подобные отношения будут регулироваться договором поставки или договором купли-продажи.

1. Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций. С.128.

2. См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч, II. С. 85.

135

Поэтому в соответствии с ГК (п. 1 ст. 539) договором энергоснабжения регулируются отношения, связанные со снабжением через присоединенную сеть лишь в тех случаях, когда через нее подается энергия, а не любые ресурсы или товары.

Что же касается содержащихся в ст. 548 ГК положений о применении правил о договоре энергоснабжения к некоторым другим правоотношениям (кстати, и сама ст. 548 называется «Применение правил об энергоснабжении к иным договорам»), то это не более чем прием законодательной техники, призванный компенсировать отсутствие норм, регулирующих соответствующие договоры.

Необходимо также обратить внимание на различный подход законодателя к договорам, связанным со снабжением тепловой энергией через присоединенную сеть, и к иным договорам, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами. В первом случае, учитывая, что речь идет о договоре энергоснабжения, поскольку его объектом является тепловая энергия, законодатель предусмотрел возможность регулирования указанного договора иными федеральными законами и иными правовыми актами, имея в виду, что в них могут содержаться правила, относящиеся к специфическим особенностям тепловой энергии. Во втором случае, когда законодатель говорит об иных договорах на снабжение товарами, не являющимися энергией, т.е. о тех, которые объединяет с договором энергоснабжения лишь то, что при их исполнении также используется присоединенная сеть, нормы о договоре энергоснабжения применяются, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства.

Таким образом, договором энергоснабжения охватываются лишь те правоотношения, которые складываются при снабжении потребителей электрической или тепловой энергией через присоединенную сеть. При этом если объектом договора является электрическая энергия, соответствующие правоотношения могут регулироваться помимо ГК другими федеральными законами и иными правовыми актами, а также принятыми в соответствии с ними обязательными правилами, но только в части, не урегулированной ГК. В случаях, когда в качестве объекта договора энергоснабжения выступает тепловая энергия, правила о договоре энергоснабжения, содержащиеся в ГК, подлежат применению только в том случае, если иное не установлено законом или иными правовыми актами, регламентирующими энергоснабжение тепловой энергией через присоединенную сеть.

Что касается иных договоров, предметом которых является снабжение потребителей через присоединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, то они не относятся к договорам энерго-

136

снабжения. Когда же речь идет о возможности применения к соответствующим договорам положений ГК о договоре энергоснабжения при отсутствии специального правового регулирования указанных договоров, если иное не вытекает из существа возникающих из них обязательств, то это является лишь приемом законодательной техники и никак не влияет на квалификацию указанных договоров в качестве договора энергоснабжения либо его разновидностей.

Иллюстрацией к сказанному может служить правовое регулирование правоотношений, связанных со снабжением газом через присоединенную сеть (по трубопроводам). Еще в 60-е годы О.Н. Садиков, возражая сторонникам выделения самостоятельного договора на снабжение электрической, тепловой энергией и газом через присоединенную сеть, отмечал сходство условий договора поставки и снабжения газом и указывал, что квалификация договора на снабжение газом промышленных предприятий как договора особого вида, а не в качестве разновидности договора поставки, создает для практики определенные трудности(1).

Правовое регулирование правоотношений, складывающихся при снабжении потребителей газом, в последние годы исходило из того, что указанные отношения (с участием юридических лиц) должны опосредоваться договором поставки газа, а не договором энергоснабжения. На этой позиции основывались Правила поставки газа потребителям Российской Федерации, утвержденные постановлением Правительства РФ от 30 декабря 1994 г.(2) Правда, после введения в действие части второй ГК (1 марта 1996 г.), содержащей правила о договоре энергоснабжения, в юридической литературе высказывались сомнения относительно возможности применения указанных Правил. Так, по мнению Н.И. Клейн, поскольку Правила поставки газа были утверждены до введения в действие части второй ГК, то они «подлежат применению, во-первых, в части, не противоречащей ГК, а во-вторых, к отношениям по поставкам газа не через присоединенную сеть. Вместе с тем в Правила включены нормы, касающиеся отношений по снабжению газом через присоединенную сеть. Такие нормы Правил применимы к договору снабжения газом через присоединенную сеть в части, не противоречащей ГК»(3).

Представляется, что правовая оценка соотношения норм, содержащихся в ГК (о договоре энергоснабжения) и в Правилах поставки газа, должна основываться прежде всего на положениях п. 2 ст. 548 ГК, в соответствии с

1. См.: Садиков О.Н. Правовые вопросы газоснабжения. М., 1961. С. 158-159.

2. СЗ РФ. 1995. №2. Ст. 152.

3. Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций. С. 131.

137

которым правила о договоре энергоснабжения подлежат применению к отношениям, связанным со снабжением газом через присоединенную сеть, напротив, только в тех случаях, когда иное не установлено законом, иными правовыми актами (к числу которых относятся и постановления Правительства РФ) или не вытекает из существа обязательства. Иными словами, Правила поставки газа потребителям Российской Федерации от 30 декабря 1994 г. имели приоритет перед нормами ГК о договоре энергоснабжения.

В настоящее время отношения, связанные с поставками (снабжением) газа через трубопроводные сети с участием юридических лиц, регулируются Правилами поставки газа в Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. № 162(1). В соответствии с п. 5 названных Правил договор поставки газа должен соответствовать требованиям § 3 гл. 30 ГК (договор поставки). Тем самым, учитывая положения п. 2 ст. 548 ГК, в принципе исключается возможность применения к указанным правоотношениям норм ГК о договоре энергоснабжения.

Подобный подход к регулированию правоотношений, связанных с поставками (снабжением) газа через присоединенную сеть, вызывает серьезные возражения с точки зрения целесообразности субсидиарного применения к ним норм ГК, регламентирующих договор поставки, вместо правил о договоре энергоснабжения. Ведь по своему содержанию положения, содержащиеся в Правилах поставки газа, представляют собой, по сути, детализацию правил ГК о договоре энергоснабжения. Кроме того, применение к указанным правоотношениям норм ГК о договоре поставки может вызвать немало проблем. К примеру, непонятно, как к этим правоотношениям должны применяться нормы ГК: об обязанности поставщика, допустившего недопоставку товаров в отдельном периоде поставки, восполнить недопоставленное количество товаров в следующем периоде (ст. 511); о взыскании с поставщика договорной неустойки за недопоставку товаров нарастающим итогом до фактического исполнения обязательств в пределах его обязанности восполнить недопоставленное количество товаров в последующих периодах поставки (ст. 521); об обязанности покупателя в определенных случаях принять поставленный товар на ответственное хранение (ст. 514); о правомочиях покупателя в случае поставки ему товаров ненадлежащего качества, и в частности о праве покупателя требовать замены поставленного товара (ст. 475, 518) и некоторые др. Гораздо более логичным было бы допустить субсидиарное применение к правоотношениям, складывающимся при снабжении газом через присоединенную сеть, правил ГК о договоре энергоснабжения. Однако, повторим, это вопрос целесообразности, а не юридической квалификации соответствующего договора.

1. СЗ РФ. 1998. № 6. Ст. 770.

138

Вместе с тем необходимо отметить, что, согласно п. 1 Правил поставки газа в Российской Федерации, указанные правила определяют отношения между поставщиками и покупателями газа, в том числе между газотранспортными и газораспределительными организациями, и обязательны для всех юридических лиц, участвующих в отношениях поставки газа через трубопроводные сети. Следовательно, к правоотношениям, складывающимся при снабжении газом через трубопроводные сети физических лиц, включая индивидуальных предпринимателей, при отсутствии специальных правил, регулирующих эти правоотношения, подлежат применению правила ГК о договоре энергоснабжения. Данное обстоятельство свидетельствует лишь об избрании определенного варианта регулирования соответствующих правоотношений, но не позволяет квалифицировать в качестве договора энергоснабжения договор на снабжение газом через трубопроводные сети физических лиц.

Еще одним критерием, позволяющим определить сферу применения договора энергоснабжения, является субъектный состав регулируемых им правоотношений: в качестве обязательного участника таких правоотношений выступает лицо, потребляющее энергию (потребитель, абонент), что прямо вытекает из текста нормы, содержащейся в п. 1 ст. 539 ГК.

В юридической литературе уже рассматривались вопросы, связанные с правовым регулированием отношений между различными энергосистемами, а также между энергосистемами и производителями энергии. Наиболее полный анализ таких правоотношений содержится в трудах Б.М. Сейнароева(1), который наряду с договором на снабжение электроэнергией, заключаемым между энергоснабжающей организацией и организацией - потребителем электроэнергии, выделял договор на переток электроэнергии, а также договор на снабжение энергосистем электроэнергией от блок-станций.

По договору на переток электроэнергии одна энергосистема отпускает электроэнергию другой энергосистеме, которая обязуется оплатить полученную энергию. Специфическая особенность договора на переток электроэнергии заключается в том, что по этому договору «допускаются реверсивные перетоки электроэнергии, т.е. перетоки электроэнергии в оба направления (как в сторону принимающей, так и в сторону передающей энергосистемы). Это означает, что энергосистема, обязанная по договору передавать электроэнергию другой энергосистеме, в отдельные периоды может поставлять электроэнергию, вырабатываемую принимающей энергосистемой»(2).

1. См., напр.: Сейнароев Б.М. Правовые вопросы договора на снабжение электроэнергией предприятий и организаций. Алма-Ата, 1975.

2. Там же. С.10-11.

139

Договор на снабжение энергосистем электроэнергией от блок-станций заключается между энергосистемой и организацией, имеющей блок-станции (т.е. электростанции, включенные непосредственно или через сети потребителя в электросеть энергообъединения). По этому договору организация, имеющая блок-станцию, обязана отпускать энергосистеме электроэнергию в пределах максимальной мощности и в количествах, обусловленных договором, а энергосистема обязуется выбрать предусмотренное договором количество энергии и оплатить ее(1).

По мнению А.М. Шафира, договор на переток электрической энергии, а также договоры на электроснабжение оптовых потребителей-перепродавцов, энергосистем от блок-станций представляют собой разновидности договора энергоснабжения через присоединенную сеть(2).

Представляется, что в настоящее время можно говорить о единой структуре договорных отношений по снабжению электроэнергией. В соответствии с Основными принципами функционирования и развития федерального (общероссийского) оптового рынка электрической энергии (мощности), утвержденными постановлением Правительства РФ от 12 июля 1996 г. № 793(3), под федеральным (общероссийским) оптовым рынком электрической энергии (мощности) понимается сфера купли-продажи электрической энергии (мощности), осуществляемой его субъектами в пределах Единой энергетической системы России. К числу субъектов федерального оптового рынка электрической энергии (мощности) относятся: РАО «ЕЭС России», Центральное диспетчерское управление ЕЭС России, концерн «Росэнергоатом», электростанции, энергоснабжающие организации.

Однако далеко не все договоры, заключаемые с участием субъектов федерального оптового рынка электрической энергии, могут быть признаны договорами энергоснабжения или его разновидностями. Таковыми являются лишь договоры, заключаемые энергоснабжающими организациями с потребителями (абонентами) либо последними с субабонентами. Что касается договоров, заключаемых между иными субъектами федерального оптового рынка электрической энергии, то они должны регулироваться самостоятельно, в том числе и постановлениями Правительства РФ.

Учитывая сказанное, никак нельзя согласиться с позицией авторов учебника по гражданскому праву Санкт-Петербургского университета, которые полагают, что договор энергоснабжения имеет такие «разновидности, как: договор снабжения электрической энергией, договор о реверсных перетоках электроэнергии, договор о взаимном резервировании электро-

1. См.: Сейнароев Б.М. Указ. соч. С. 24-25.

2. См.: Шафир А.М. Указ. соч. С. 9-10.

3. СЗ РФ. 1996. № 30. Ст. 3654.

140

снабжения, договор снабжения газом, договоры снабжения тепловой энергией, водой, нефтью и нефтепродуктами и другие»(1).

2. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ДОГОВОРА ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ

Договором энергоснабжения признается договор купли-продажи, по которому энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических, сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии (ст. 539 ГК).

Договор энергоснабжения относится к договорам купли-продажи, поскольку содержит в себе все признаки этого договорного обязательства: одна сторона передает другой за плату определенный товар (энергию). С другой стороны, указанный товар обладает настолько специфическими свойствами, что это требует особого регулирования. Энергия в отличие от вещей представляет собой определенное свойство материи – способность производить полезную работу, обеспечивать выполнение различных технологических операций, создавать необходимые условия для предпринимательской и любой иной деятельности(2).

Энергия обладает особыми физическими свойствами, которые не могут не оказывать влияния на специфический характер исполнения обязательств по договору энергоснабжения, в частности: проявление самого существования энергии в ее потреблении; невозможность определить наличие энергии в сети без специальных приборов(3); необходимость принятия специальных мер безопасности при подаче и использовании энергии и т.п. Возможность вовлечения в экономический оборот энергии представилась только с появлением соответствующих технических устройств для ее производства, транспортировки и потребления. Специфическая особенность отношений по энергоснабжению состоит в том, что «связи производителей данной продукции и потребителей не предусматривают, как правило, стадию накопления (складирования) продукции в силу ограниченной возможности этого на данном этапе развития техники. Поэтому снабжающие организации должны учитывать объективные колебания уровня потребления

1. Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч. II. С. 85.

2. См.: Корнеев С.М. Юридическая природа договора энергоснабжения // Закон. 1995. №7. С. 118.

3. См.: Сейнароев Б.М. Указ. соч. С. 51.

141

энергии... а также возможное влияние деятельности одних потребителей централизованной системы энергоснабжения на количество и качество продукции, подаваемой другим потребителям»(1).

Значительные специфические особенности отношений, связанных со снабжением энергией через присоединенную сеть, вызывают сложности в правильном определении места договора энергоснабжения в системе гражданско-правовых договоров. В юридической литературе имеется немало различных взглядов на правовую природу договора энергоснабжения через присоединенную сеть.

Так, М.М. Агарков предлагал квалифицировать договор о снабжении потребителя электрической энергией как договор подряда, полагая, что поскольку электрическая энергия не относится ни к вещам, ни к имущественным правам, то при ее передаче потребителю электростанция совершает работу(2). Однако содержание договора энергоснабжения не включает в себя какие-либо обязанности энергоснабжающих организаций и соответственно права потребителей, связанные собственно с выполнением работы: по соблюдению начального, промежуточных и окончательного сроков выполнения работ, по контролю со стороны потребителя за ходом их выполнения и качеством работ и т.п. Кроме того, как верно отмечает С.М. Корнеев, электрическая энергия, являющаяся объектом договора на снабжение электроэнергией, должна признаваться самостоятельной ценностью, экономическим благом(3).

Б.М. Сейнароев также разделяет позицию, согласно которой электроэнергия признается ценностью, экономическим благом, которое может быть предметом договора с учетом особенностей, обусловленных физической сущностью электроэнергии. «Электроэнергия, - подчеркивает Б.М. Сейнароев, - не может быть предметом договора имущественного найма, договора хранения, так как по истечении установленного срока имущество, переданное в соответствии с указанными договорами, должно быть возвращено. Электроэнергия же потребляется и, следовательно, ее невозможно возвратить»(4).

По мнению А.М. Шафира, договоры снабжения электрической, тепловой энергией и газом образуют самостоятельный гражданско-правовой договор на снабжение энергией и газом через присоединенную сеть. Он утверждает: «Возникающие на основе рассматриваемых договоров обязатель-

1. Шафир А.М. Указ. соч. С. 6-7.

2. См.: Агарков М.М. Подряд: Текст и комментарии к статьям 220-235 Гражданского кодекса. М., 1924. С. 13-14.

3. См.: Корнеев С.М. Указ. соч. С. 29.

4. Сейнароев Б.М. Указ. соч. С. 53.

142

ства по снабжению через присоединенную сеть являются самостоятельным договорным институтом, обособившимся в системе обязательственного права наряду с поставкой, перевозкой и др.»(1).

О.С. Иоффе, признавая договоры на снабжение энергией и газом самостоятельными договорами, все же отмечает особый характер соотношения указанных договоров и договора поставки. Договоры на снабжение энергией и газом «следует рассматривать как самостоятельные, но в то же время как такие договоры, которые не прямо входят в состав обязательств по возмездной реализации имущества, а в пределах этих обязательств непосредственно примыкают к договору поставки. Их юридическое отличие от поставки воплощается в правах и обязанностях сторон, образующих содержание названных договоров»(2).

Представляется, однако, что договор энергоснабжения, являясь отдельным видом договора купли-продажи, по набору квалифицирующих признаков никак не может быть признан ни разновидностью договора поставки, ни непосредственно примыкающим к нему договорным институтом.

Главное отличие этих двух отдельных видов договора купли-продажи состоит в особенности предмета договора энергоснабжения, который включает в себя два рода объектов: во-первых, действия энергоснабжающей организации по подаче энергии на энергоустановку абонента и соответственно действия абонента по приему подаваемой энергии и ее оплате (традиционное понятие предмета обязательства); во-вторых, товар - саму подаваемую энергию как специфический объект отношений по энергоснабжению.

Для договора поставки особые свойства товара не относятся к квалифицирующим признакам, позволяющим выделять этот договор в отдельный вид договора купли-продажи. В отношении же договора энергоснабжения именно уникальная специфика товара - энергии как свойства материи производить определенную работу является тем критерием, который служит основанием для выделения договора энергоснабжения в отдельный вид договора купли-продажи. В свою очередь, столь значительная специфика указанного объекта отношений по энергоснабжению предопределяет необходимость специального регулирования другого объекта, который входит в предмет обязательства, вытекающего из договора энергоснабжения, а именно: действий обязанных сторон, энергоснабжающей организации и абонента, по исполнению соответствующих обязательств. Особые свойства энергии как объекта отношений по энергоснабжению требуют также опре-

1. Шафир А.М. Указ. соч. С. 7.

2. Иоффе О.С. Указ. соч. С. 277.

143

деления круга прав и обязанностей сторон (содержание договора), которые не свойственны ни договору поставки, ни договору купли-продажи.

Итак, договор энергоснабжения, являясь отдельным видом договора купли-продажи, относится к нему как вид к роду и никак не пересекается с другим видом договора купли-продажи - договором поставки (не «примыкает» к нему).

3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ

Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (ст. 432 ГК).

Сторонами договора энергоснабжения являются энергоснабжающая организация и потребитель (абонент). В качестве энергоснабжающей организации могут выступать коммерческие организации, которые производят или закупают электрическую (тепловую) энергию и осуществляют ее продажу потребителям - гражданам или организациям. Абонентами признаются граждане или организации, использующие электрическую или тепловую энергию.

В ряде случаев понятия «потребитель энергий» и «абонент энергосистемы» не являются тождественными. На это обращает внимание А.М. Шафир, который отмечает, что «каждый абонент является потребителем, но не каждый потребитель - абонентом, ибо имеются еще и потребители - субабоненты... Субабонент энергоснабжающей организации - это потребитель, непосредственно присоединенный к электрическим (тепловым) сетям абонента и имеющий с ним договор на пользование электрической (тепловой) энергией»(1).

Действительно, при наличии согласия энергоснабжающей организации абонент может передавать энергию, принятую им от энергоснабжающей организации через присоединенную сеть, другому лицу - субабоненту (ст. 545 ГК). В этом случае возникает сложная структура договорных связей: отношения между энергоснабжающей организацией и абонентом опосредуются договором энергоснабжения, а отношения, складывающиеся между абонентом и субабонентом - договором на пользование электрической (тепловой энергией). При этом абонент, с одной стороны, выступает перед энергоснабжающей организацией как потребитель энергии и поэтому несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств субабонента; с другой стороны, перед субабонентом он выступает в качестве энергоснабжающей организации и, следовательно, несет ответственность

1. Шафир А.М. Указ. соч. С. 42.

144

за нарушение последней своих обязательств. При заключении соответствующих договоров стороны не лишены права установить иной порядок исполнения обязательств и применения ответственности за их нарушение.

Существенными условиями договора энергоснабжения являются условия о предмете договора (п. 1 ст. 539 ГК), количестве энергии (ст. 541 ГК), качестве энергии (ст. 542 ГК), режиме ее потребления, а также условия об обязанностях сторон по обеспечению надлежащего технического состояния и безопасности эксплуатируемых энергетических сетей, приборов и оборудования (ст. 543 ГК).

Законодательством установлен различный порядок заключения, изменения или расторжения договора энергоснабжения в зависимости от того, кто выступает в качестве абонента (потребителя) энергии: гражданин (физическое лицо) или организация (юридическое лицо). Однако перед тем как приступить к анализу особенностей порядка заключения договора с участием названных субъектов, отметим общие положения, относящиеся к заключению всякого договора энергоснабжения, которые носят принципиальный характер.

Договор энергоснабжения относится к публичным договорам. Как известно, публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (ст. 426 ГК).

Всякий публичный договор должен обладать следующими характерными чертами.

Во-первых, в качестве одного из субъектов такого договора должна выступать коммерческая организация: унитарное государственное или муниципальное предприятие, хозяйственное общество или товарищество (каковыми являются энергоснабжающие организации). Что касается контрагента такой организации, то в этой роли может оказаться любое физическое или юридическое лицо, которое в данной договорной связи является, как правило, потребителем товаров, работ, услуг, соответственно производимых или осуществляемых коммерческой организацией (абонент по договору энергоснабжения).

Во-вторых, далеко не все коммерческие организации могут быть признаны потенциальными субъектами публичного договора. Важное значение имеет характер деятельности такой организации. В связи с этим необходимо отметить, что среди многих видов предпринимательской деятельности выделяются такие, которые должны осуществляться соответствующими коммерческими организациями в отношении всех и каждого, кто к ним об-

145

ращается (энергоснабжение относится к числу таких видов деятельности). Хорошим ориентиром в определении данных видов деятельности является примерный перечень публичных договоров, содержащийся в п. 1 ст. 426 ГК, который включает в себя и договор энергоснабжения. Действительно, все эти совершенно разнородные виды деятельности, опосредуемые различными гражданско-правовыми договорами, объединяет одна общая черта, а именно: коммерческие организации должны вступать в договорные отношения с любыми физическими и юридическими лицами, которые к ним обращаются.

И наконец, в-третьих, предметом договора, определяемого как публичный, должны выступать обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, по сути своей составляющие содержание именно той деятельности, которая по своему характеру должна осуществляться коммерческой организацией в отношении каждого, кто к ней обратится. К примеру, если энергоснабжающая организация заключает договор энергоснабжения с абонентом, такой договор, безусловно, является публичным. Однако если та же коммерческая организация выступает продавцом в договоре купли-продажи своего имущества, такой договор, естественно, не относится к категории публичных.

Основной вопрос в определении гражданско-правового договора как публичного заключается в выяснении правовых последствий такой квалификации.

Из анализа текста ст. 426 ГК, а также иных норм материального и процессуального законодательства можно сделать вывод о наличии четырех видов последствий для коммерческой организации, являющейся субъектом публичного договора. К их числу относятся следующие.

1. Для такой коммерческой организации исключается действие принципа свободы договора: она не вправе по своему усмотрению ни выбирать партнера, ни решать вопрос о заключении договора. Отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается. В противном случае поведение коммерческой организации будет рассматриваться как необоснованное уклонение от заключения договора со всем комплексом вытекающих из этого факта негативных последствий. При разрешении споров по искам потребителей о понуждении коммерческой организации к заключению публичного договора суды общей юрисдикции и арбитражные суды исходят из того, что бремя доказывания отсутствия возможности передать потребителю товары, выполнить соответствующие работы, предоставить услуги возложено на коммерческую организацию. Кроме того, разногласия

146

по отдельным условиям публичного договора могут быть переданы потребителем на рассмотрение суда независимо от согласия на это коммерческой организации (п. 55 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г.).

Особенностью договора энергоснабжения является то, что абонент -юридическое лицо может реализовать свои права на заключение договора лишь при условии наличия к этому соответствующих технических предпосылок: он должен располагать исправной энергоустановкой, присоединенной к энергосистеме.

2. Коммерческая организация, являющаяся субъектом публичного договора, не вправе оказывать предпочтение кому-либо из потребителей, обратившихся к ней в отношении заключения договора. Исключения из этого правила могут быть предусмотрены лишь законами и иными правовыми актами (к примеру, сегодня такого рода исключения имеются в законодательстве применительно к ветеранам войны, инвалидам и некоторым другим категориям потребителей).

3. Условия публичного договора (в том числе о цене на товары, работы, услуги) должны устанавливаться одинаковыми для потребителей, кроме тех случаев, когда законами и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей. Применительно к договору энергоснабжения этот вопрос решается путем государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию.

4. В отличие от обычных гражданско-правовых договоров, споры по условиям которых могут быть переданы сторонами на рассмотрение суда лишь при наличии согласия обеих сторон, споры, связанные с заключением публичных договоров, а также разногласия сторон по отдельным условиям таких договоров должны разрешаться в судебном порядке независимо от того, имеется ли согласие на то обеих сторон.

5. В случае необоснованного уклонения коммерческой организации от заключения публичного договора такой договор может быть заключен в принудительном порядке по решению суда. Более того, потребитель вправе потребовать и взыскания убытков, вызванных уклонением от заключения договора.

Еще одна особенность публичного договора, которая относится к специфике его правового регулирования, но также свидетельствует об ограничении действия принципа свободы договора в отношении данного договора, состоит в следующем. Согласно п. 4 ст. 426 ГК в случаях, предусмотренных законом. Правительство РФ может издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (правила, типовые договоры, положения и т.д.). Таким образом, за-

147

конодатель a priori исходит из того, что императивные правовые нормы, определяющие условия публичного договора, могут быть установлены не только федеральным законом, как это имеет место в большинстве случаев, но и постановлением правительства.

Данное положение в полной мере учитывает специфику отношений, опосредуемых публичными договорами: как правило, это отношения определенных коммерческих организаций с массовым потребителем. Именно необходимость обеспечения защиты прав и законных интересов потребителей требует оперативного и гибкого регулирования условий публичных договоров.

Признание законодателем договора энергоснабжения публичным влечет применение к отношениям, связанным с заключением этого договора, правил заключения договоров в обязательном порядке (ст. 445 ГК).

Сфера применения названных положений о порядке и сроках заключения договоров, обязательных для одной из сторон, ограничена случаями, когда законом, иными правовыми актами или соглашением сторон не предусмотрены другие правила и сроки заключения договоров, как это имеет место применительно к договору энергоснабжения организаций (юридических лиц).

Правила о порядке и сроках заключения договоров, обязательных для одной из сторон, сформулированы в ст. 445 ГК применительно к двум различным ситуациям: когда обязанная сторона (энергоснабжающая организация) выступает в роли лица, получившего предложение заключить договор, или когда она сама направляет контрагенту предложение о его заключении. В обоих случаях действует общее правило, согласно которому правом на обращение с иском в суд о разногласиях по отдельным условиям договора, а также о понуждении к его заключению наделяется то лицо, которое вступает в договорные отношения со стороной, в отношении которой установлена обязанность заключить договор.

Получив оферту (проект договора), сторона, для которой заключение договора является обязательным, должна в тридцатидневный срок рассмотреть предложенные условия договора. Рассмотрение условий договора и подготовка ответа на предложение заключить договор являются именно обязанностью, а не правом стороны, получившей оферту, как это происходит при заключении договора в обычном порядке.

По результатам рассмотрения предложенных условий договора возможны три варианта ответа.

Во-первых, полный и безоговорочный акцепт (подписание договора без протокола разногласий). В этом случае договор будет считаться заключенным с момента получения лицом, предложившим заключить его, извещения об акцепте.

148

Во-вторых, извещение об акцепте на иных условиях (направление стороне, предложившей заключить договор, подписанного экземпляра договора вместе с протоколом разногласий). В отличие от общего порядка заключения договора, когда акцепт на иных условиях рассматривается в качестве новой оферты, получение извещения об акцепте на иных условиях от стороны, обязанной заключить договор, дает право лицу, направившему оферту, передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда в течение 30 дней со дня получения извещения об акцепте оферты на иных условиях.

В-третьих, извещение об отказе от заключения договора. Оно имеет практический смысл при наличии обстоятельств, которые рассматриваются законодательством как обоснованные причины, являющиеся основанием к отказу от заключения договора. Например, если речь идет о публичном договоре, в качестве таких обстоятельств будут расцениваться лишь доказательства отсутствия возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги или выполнить для него определенную работу (п. 3 ст. 426 ГК).

Во всяком случае, своевременное извещение лица, направившего оферту, об отказе заключить договор может избавить сторону, обязанную его заключить, от возмещения убытков, вызванных необоснованным уклонением от заключения договора.

Если оферта исходит от стороны, обязанной заключить договор (как это обычно имеет место в договоре энергоснабжения), и на ее предложение имеется ответ другой стороны в виде протокола разногласий к условиям договора, направленный в течение 30 дней, сторона, отправившая проект договора (обязанная заключить договор), должна рассмотреть возникшие разногласия в тридцатидневный срок. По результатам рассмотрения возможны два варианта действий в отношении стороны, заявившей о своих разногласиях к предложенным условиям договора.

Во-первых, принятие договора в редакции, зафиксированной в протоколе разногласий другой стороны. В этом случае договор будет считаться заключенным с момента получения этой стороной извещения о принятии соответствующих условий договора в ее редакции.

Во-вторых, сообщение стороне, заявившей о разногласиях к условиям договора, об отклонении (полностью или частично) протокола разногласий. Получение извещения об отклонении протокола разногласий либо отсутствие ответа о результатах его рассмотрения по истечении тридцатидневного срока дают право стороне, заявившей о разногласиях к предложенным условиям договора, обратиться в суд с требованием о рассмотрении разногласий, возникших при заключении договора.

149

Уклонение от заключения договора может повлечь для стороны, в отношении которой установлена обязанность заключить договор, два вида юридических последствий: решение суда о понуждении к заключению договора, которое может быть принято по заявлению другой стороны, направившей оферту; обязанность возместить другой стороне убытки, причиненные уклонением от заключения договора, что также производится по решению суда в случае необоснованного уклонения от заключения договора.

Нарушение сроков на рассмотрение оферты другой стороны, протокола разногласий, предусмотренных в ст. 445 ГК, стороной, обязанной заключить договор, может повлечь для нее негативные последствия даже в том случае, если судом не будет признан факт необоснованного уклонения от заключения договора. На эту сторону могут быть отнесены расходы по государственной пошлине, поскольку дело в суде возникло вследствие ее неправильных действий.

4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА С АБОНЕНТОМ - ФИЗИЧЕСКИМ ЛИЦОМ

В тех случаях, когда в качестве абонента выступает физическое лицо и энергия используется последним в целях бытового потребления, законодатель допускает упрощенный порядок заключения договора: для того, чтобы признать договор заключенным, достаточно первого фактического подключения абонента в установленном порядке к присоединенной сети (п. 1 ст. 540 ГК).

Договор энергоснабжения, заключаемый энергоснабжающей организацией с абонентом-гражданином, может быть отнесен к договорам присоединения. Это понятие объединяет в единый тип те договоры, которые были заключены путем присоединения одной из сторон к условиям договора, определенным другой стороной в формулярах или иных стандартных формах (ст. 428 ГК).

Таким образом, критерием выделения из всех гражданско-правовых договоров договора присоединения является не существо возникших из него -обязательств, как это имеет место при дифференциации договорных обязательств на отдельные виды договоров, и не характер деятельности одной из сторон (публичный договор), а способ заключения договора. Следовательно, характерные черты такого договора определяются в преобладающей степени юридико-техническими факторами и могут быть обнаружены в области техники договорной работы.

Две характерные особенности присущи всякому договору, который может быть квалифицирован как договор присоединения.

Во-первых, условия договора присоединения должны быть определены одной из сторон в формулярах или стандартных формах. Следует иметь

150

в виду, что к числу таких стандартных форм и формуляров не могут быть отнесены растиражированные образцы текстов договоров, которые используются многими организациями. В этих случаях вторая сторона вправе заявить о разногласиях по отдельным пунктам или по всему тексту договора в целом и в конечном счете условия договора будут определяться в обычном порядке, т.е. по соглашению сторон.

Во-вторых, условия договора, определенные в соответствующем формуляре или содержащиеся в стандартной форме, могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к этим условиям. Это требование исключает возможность для сторон в договоре присоединения формулировать условия, отличные от выраженных в стандартной форме или формуляре, по их соглашению, а для присоединившейся стороны -также и саму возможность заявлять при заключении договора о разногласиях по его отдельным условиям, что имеет место при заключении договора энергоснабжения с абонентом - физическим лицом. Таким образом, дело стороны, присоединяющейся к предложенному договору, - присоединиться к договору в целом (или не присоединиться к нему). Это ограничивает ее права, но значительно облегчает процесс заключения и оформления договорных отношений.

К сожалению, приходится констатировать, что в юридической литературе, включая некоторые комментарии к ГК и учебники по гражданскому праву, встречаются положения, свидетельствующие о недопонимании сущности договора присоединения и его отличительных черт. В связи с этим в целом ряде изданий к этому типу договоров относят в том числе и такие договоры, которые никак нельзя признать договорами присоединения, например соглашения между организациями на пользование электрической и тепловой энергией, газом и тому подобными услугами, соглашения с транспортными организациями, договоры страхования(1).

А между тем определение договора присоединения, данное в ГК (п. 1 ст. 428), не допускает расширительного толкования. Случаи, когда условия договора могут быть приняты присоединяющейся стороной «не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом», предполагают либо жесткое законодательное регулирование соответствующих договоров, при котором условия, содержащиеся в формулярах или стандартных формах, непосредственно вытекают из императивных норм (например, железнодорожная или товарно-транспортная накладная, коносамент), либо рас-

1. См., напр.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Научно-практический комментарий / Отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. М., 1996. С. 627; см. также: Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций. С. 505.

151

считаны на отношения с массовым потребителем (гостиничное обслуживание, услуги связи, оказываемые гражданам, и т.п.). В сфере предпринимательства договоры присоединения имеют широкое распространение в отношениях с участием банков, энергоснабжающих организаций и др. в тех случаях, когда их контрагентами являются граждане.

Юридические последствия определения договора как договора присоединения заключаются в наделении присоединившейся стороны правом требовать расторжения или изменения договора по особым основаниям, которые не признаются таковыми в отношении иных гражданско-правовых договоров (ст. 450 ГК).

Особые основания расторжения или изменения договора присоединения по требованию присоединившейся стороны заключаются в том, что присоединившаяся сторона вправе потребовать изменения или расторжения договора, если он лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора. Это обеспечивает дополнительную защиту прав присоединившейся стороны, которая была лишена возможности участвовать в определении условий договора.

Обстоятельства, служащие основанием для расторжения или изменения договора присоединения, не связаны с незаконностью договора или его отдельных условий - они скорее являются следствием формулирования этих условий в одностороннем порядке, в силу чего увеличивается вероятность включения в договор присоединения условий, устанавливающих односторонние преимущества и льготы в отношении стороны, разрабатывающей условия договора, и, напротив, чрезмерно обременительных условий для присоединившейся стороны.

Коммерческие организации и иные лица, присоединившиеся к условиям договора в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, не наделены в полной мере объемами правомочий присоединившейся стороны на расторжение или изменение договора. В отличие от рядовых потребителей соответствующие требования лиц, профессионально занимающихся предпринимательской деятельностью, могут быть судом отклонены, если будет доказано, что они знали или должны были знать, на каких условиях заключается договор присоединения.

Договор энергоснабжения с абонентом-гражданином считается заключенным на неопределенный срок. Помимо общих оснований изменения и расторжения договора (ст. 450 ГК), а также положений об измене-

152

нии или прекращении договоров присоединения (ст. 428 ГК), к отношениям, связанным с энергоснабжением абонентов-граждан применяется специальное правило, согласно которому гражданин, использующий энергию для бытового потребления, вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке. Обязательными условиями реализации гражданином этого права являются с его стороны уведомление об одностороннем расторжении договора энергоснабжающей организации, а также полная оплата использованной энергии (п. 1 ст. 546 ГК).

5. ПОРЯДОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРА С АБОНЕНТОМ -ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ

Включение в текст ГК норм, регулирующих порядок заключения договора энергоснабжения между энергоснабжающими организациями и абонентами - юридическими лицами (пп. 2, 3 ст. 540), объясняется стремлением законодателя обеспечить стабильность договорных отношений по энергоснабжению. В случаях, когда срок действия договора энергоснабжения истекает и ни одна из сторон до истечения этого срока не заявит о его прекращении или изменении либо о заключении нового договора, договор энергоснабжения считается продленным на тех же условиях и на тот же срок. Не допускается пауза в договорных отношениях и в тех случаях, когда по предложению одной из сторон заключается новый договор. До этого момента условия старого договора сохраняют свою силу.

Как уже отмечалось, заключение с абонентом договора энергоснабжения как публичного договора является обязанностью энергоснабжающей организации, и порядок оформления договорных отношений, в том числе порядок передачи на рассмотрение арбитражного суда разногласий по отдельным условиям договора, регулируется ст. 445 ГК. Организация, выступающая в роли абонента, во всех случаях вправе обратиться в суд с заявлением о таких разногласиях. Что же касается энергоснабжающей организации, то она вправе обратиться в суд в связи с наличием спора относительно условий договора по общим правилам, предусмотренным ст. 446 ГК.

Разногласия, возникшие при заключении договора энергоснабжения, могут быть переданы на рассмотрение суда энергоснабжающей организацией в двух случаях: если имеется соглашение сторон о передаче возникшего или могущего возникнуть спора на разрешение арбитражного суда либо если такая передача предусмотрена законодательством.

Соглашение сторон о передаче разногласий, возникших при заключении договора, на разрешение суда может быть достигнуто путем обмена письмами, телеграммами. Существует и такой вариант, когда условие о пе-

153

редаче разногласий на разрешение суда включается энергоснабжающей организацией в проект договора, а абонент в составленном им протоколе разногласий не высказывает замечаний по соответствующему условию проекта договора. Не исключена возможность принятия судом к своему производству споров, подлежащих передаче в суд по соглашению сторон, даже если отсутствует письменное соглашение, однако абонентом совершен ряд действий, свидетельствующих о том, что он не возражает против рассмотрения конкретного спора в суде, например представлен отзыв на исковое заявление энергоснабжающей организации, в котором отсутствуют возражения относительно рассмотрения судом соответствующего преддоговорного спора.

В связи с тем, что заключение договора энергоснабжения для энергоснабжающей организации, признаваемой субъектом публичного договора, является обязательным, важно отметить также, что имеются определенные обязательные условия, которые должны быть выполнены абонентом, претендующим на заключение договора энергоснабжения: он должен, как уже упоминалось, располагать отвечающим установленным техническим требованиям энергопринимающим устройством, присоединенным к сетям энергоснабжающей организации, и другим необходимым оборудованием, а также обеспечить учет потребления энергии (п. 2 ст. 539 ГК).

Указанные обязательные для абонента условия иногда называются в юридической литературе технической предпосылкой заключения договора энергоснабжения. Например, Б.М. Сейнароев отмечает: «Такой технической предпосылкой заключения договора на снабжение электроэнергией, прежде всего, является наличие электролиний, связывающих энергоснабжающую организацию непосредственно с потребителем... договор заключается между энергоснабжающей организацией и потребителем, электроустановки которого непосредственно присоединены к сетям энергоснабжающей организации. При отсутствии линии для передачи электроэнергии нет смысла заключать договор на снабжение электроэнергией, поскольку очевидна невозможность его исполнения»(1).

Отсутствие у абонента исправной энергоустановки (или неисправность имеющейся энергоустановки), присоединенной к сетям энергоснабжающей организации, а также другого необходимого оборудования, необеспечение учета потребления энергии лишают его возможности реализовать свое право на заключение договора с энергоснабжающей организацией, несмотря на установленную законодательством обязанность последней заключать договор со всяким, кто к ней обратится (ст. 426 ГК). В этом смысле соблюдение

1. Сейнароев Б.М. Указ. соч. С. 37.

154

абонентом названных условий действительно может быть признано технической предпосылкой заключения договора энергоснабжения.

Впрочем, в арбитражно-судебной практике по разрешению имущественных споров, связанных с энергоснабжением, решающее значение зачастую имеет не факт заключения договора с абонентом, а балансовая принадлежность энергопринимающих устройств. Например, отсутствие договорных отношений с организацией, чьи энергоустановки присоединены к сетям энергоснабжающей организации, не рассматривается в качестве основания освобождения указанной организации от обязанности возместить стоимость отпущенной ей энергии.

Так, энергоснабжающая организация обратилась в арбитражный суд с иском к потребителю о взыскании стоимости отпущенной ему тепловой энергии. Ответчик возражал против исковых требований, ссылаясь на то, что он не является потребителем тепловой энергии, о чем свидетельствует отсутствие у него договорных отношений с энергоснабжающей организацией. Арбитражный суд, согласившись с доводами ответчика, в иске отказал. Однако кассационная инстанция данное решение отменила и удовлетворила исковые требования энергоснабжающей организации. При этом в постановлении было отмечено, что ответчик является балансодержателем ряда объектов жилого фонда микрорайона, которые потребляли тепловую энергию через установки ответчика, непосредственно присоединенные к сетям энергоснабжающей организации. Поскольку энергоснабжающая организация доказала факт потребления тепловой энергии объектами жилого фонда, находящимися на балансе ответчика, требования истца об оплате отпущенной тепловой энергии были признаны обоснованными. Отсутствие письменного договора с владельцем тепловых сетей не освобождает ответчика от обязанности возместить стоимость энергии, потребленной указанными объектами(1).

6. СУЩЕСТВЕННЫЕ УСЛОВИЯ ДОГОВОРА ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ

Существенными условиями договора энергоснабжения помимо предмета договора являются количество и качество энергии, режим потребления энергии, цена, а также условия по обеспечению содержания и безопасной эксплуатации сетей, приборов и оборудования.

Предмет договора

Как отмечалось, предмет договора энергоснабжения включает в себя два рода объектов: действия сторон по подаче энергии через присоединен-

1. См.: Вестник ВАС РФ. 1998. № 4. С. 57-58.

155

ную сеть на энергопринимающее устройство абонента, принятию энергии и ее оплате, а также собственно энергию как специфический товар, суть которого составляет свойство энергии производить определенную работу.

Специфика предмета договора энергоснабжения, его отличие от предмета обязательств, вытекающих из иных видов договора купли-продажи, состоит в следующем.

Во-первых, передача товара потребителю осуществляется путем подачи энергии через присоединенную сеть на энергоустановку этого потребителя (абонента).

Во-вторых, на абонента возлагаются дополнительные обязанности в связи с использованием такого товара, как энергия: обеспечить соблюдение режима ее потребления, безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им соответствующих приборов и оборудования.

В-третьих, энергоснабжающая организация наделяется дополнительными правами в области контроля за техническим состоянием энергоустановки абонента, его приборов и оборудования.

В-четвертых, правовое регулирование договора энергоснабжения не исчерпывается нормами, содержащимися в ГК. Напротив, детальное регулирование указанных правоотношений должно обеспечиваться законами и иными правовыми актами об энергоснабжении, а также принятыми в соответствии с ними обязательными правилами.

Ранее в юридической литературе предметом договора энергоснабжения, как правило, признавалась собственно энергия как ценность, самостоятельное экономическое благо. К примеру, по мнению Б.М. Сейнароева, «предметом договора на снабжение электроэнергией является электрическая энергия, а действия по ее выработке и отпуску служат необходимым средством для выполнения энергоснабжающей организацией своих договорных обязательств»(1).

Представляется, однако, что, анализируя предмет всякого гражданско-правового договора, мы имеем в виду договор как правоотношение, причем правоотношение обязательственное. В этом смысле понятие «предмет договора» тождественно понятию «предмет обязательства». Как известно, обязательство представляет собой такое правоотношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора)

1. Сейнароев Б.М. Указ. соч. С. 53. Правда, отдельные авторы под предметом договора энергоснабжения понимали действия по передаче энергии (см., напр.: Шешенин Е.Д. К вопросу о понятии хозяйственного договора и его соотношении с договором хозяйственных услуг // Сборник ученых трудов Свердловского юридического института. Вып. 4. Свердловск, 1964. С. 244).

156

определенное действие либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (в действующем ГК - ст. 307). Поэтому предметом обязательств, вытекающих из договора энергоснабжения (а следовательно, и предметом данного договора), в первую очередь являются действия энергоснабжающей организации по подаче энергии через присоединенную сеть на энергоустановку абонента, а также действия абонента по принятию и оплате энергии. Что касается энергии как самостоятельного экономического блага, то это объект второго рода, также являющийся составной частью предмета договора энергоснабжения.

Действия энергоснабжающей организации по передаче потребителю энергии для потребления также отличаются значительным своеобразием, которое предопределено особыми свойствами энергии. По договору энергоснабжения такая организация обязана предоставить потребителю возможность использовать энергию из ее сети в обусловленных договором пределах. Именно в этом состоит существо обязательства на стороне энергоснабжающей организации(1).

Количество энергии

В ГК (ст. 541) условие договора энергоснабжения о количестве подаваемой абоненту энергии определяется по-разному в зависимости от того, кто выступает в качестве последнего: физическое лицо или организация. В случае, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает гражданин, использующий энергию для бытового потребления, он вправе использовать энергию в необходимом ему количестве (п. 3 ст. 541 ГК).

Что касается договоров энергоснабжения, заключаемых с абонентами-организациями, то энергоснабжающая организация обязана подавать абоненту энергию через присоединенную сеть в количестве, предусмотренном договором, и с соблюдением режима подачи, согласованного сторонами. Количество поданной энергоснабжающей организацией и использованной абонентом энергии определяется в соответствии с данными учета о ее фактическом потреблении (п. 1 ст. 541 ГК).

Таким образом, количество подаваемой абоненту энергии является существенным условием договора энергоснабжения, заключаемого с абонентом-организацией. Договор энергоснабжения, в котором отсутствует данное условие, признается незаключенным.

Например, в арбитражный суд обратилось акционерное общество с иском к муниципальному предприятию жилищно-коммунального хозяйства о

1. См.: Корнеев С.М. Указ. соч. С. 99.

157

взыскании предусмотренного сторонами в договоре штрафа за неподачу тепловой энергии.

Ответчик возражал против исковых требований, ссылаясь на то, что причиной неподачи тепловой энергии явилось уклонение акционерного общества при заключении договора от согласования количества ежемесячной и ежеквартальной поставки энергии.

Арбитражный суд исковые требования удовлетворил.

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции отменила, в иске акционерному обществу отказала по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 432 ГК договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным его условиям.

По договору купли-продажи, отдельным видом которого в силу п. 5 ст. 454 ГК является договор энергоснабжения, условие о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара (п. 3 ст. 455 ГК). Согласно ст. 541 ГК энергоснабжающая организация обязана подавать абоненту энергию через присоединенную сеть в количестве, предусмотренном договором энергоснабжения.

Если договор не позволяет определить количество подлежащего передаче товара, договор не считается заключенным (п. 2 ст. 465 ГК). Поскольку договор, на основании которого производился отпуск тепловой энергии, сведений о количестве ежемесячно и ежеквартально поставляемой энергии не содержит, он признается незаключенным. Следовательно, у суда не было оснований для удовлетворения иска о взыскании штрафа(1).

Указанный пример из арбитражно-судебной практики свидетельствует также о том, что для признания условия о количестве подаваемой энергии согласованным сторонами недостаточно определить лишь годовой объем отпускаемой энергии. На это обстоятельство применительно к ранее действовавшему законодательству уже обращал внимание Б.М. Сейнароев. Полемизируя с высказанной в юридической литературе точкой зрения, согласно которой «договором на энергоснабжение определяется лишь общегодовое количество отпускаемой энергии» и «устанавливать дополнительно частные сроки исполнения нет необходимости», Сейнароев подчеркнул, что «количество электроэнергии в лимите определялось и определяется не только на кварталы и месяцы, но и по суткам. Поэтому в договоре, заключаемом на основании лимита, количество подлежащей отпуску электроэнергии определяется и по частным срокам, каким являются сутки»(2).

1. См.: Вестник ВАС РФ. 1998. № 4. С. 56-57.

2. Сейнароев Б.М. Указ. соч. С. 56.

158

Условие договора электроснабжения о количестве подаваемой энергии считается согласованным при соблюдении двух обязательных условий: в договоре должны быть предусмотрены, во-первых, количество киловатт-часов электроэнергии, подлежащей отпуску абоненту, и, во-вторых, величина присоединенной или заявленной мощности энергоустановки абонента. Дело в том, что суммарные договорные величины потребления электрической энергии и мощности не должны превышать производственных возможностей энергоснабжающих организаций по отпуску электроэнергии всем потребителям энергосистемы(1).

Кроме того, необходимо учитывать, что энергоснабжающие организации, как правило, являются субъектами естественных монополий, в отношении которых может применяться метод регулирования их деятельности. Суть этого регулирования состоит в определении категорий потребителей, либо подлежащих обязательному обслуживанию, либо для которых устанавливается минимальный уровень их обеспечения (ст. 6 Федерального закона «О естественных монополиях»)(2). Такое регулирование, по мнению Н.И. Клейн, может применяться при невозможности удовлетворить потребности соответствующего потребителя в энергии в полном объеме. В этом случае количество подаваемой энергии устанавливается в соответствии с заказом потребителя, но не менее того уровня, который определен органом регулирования естественных монополий(3).

Исполнение условия договора энергоснабжения о количестве подаваемой энергии на стороне энергоснабжающей организации состоит в том, что она обязана обеспечить получение абонентом соответствующего количества энергии на его энергоустановку путем его подключения (доступа) через присоединенную сеть к мощностям энергосистемы. Надлежащее исполнение обязательства энергоснабжающей организацией предполагает также предоставление абоненту возможности получать энергию непрерывно, путем поддержания напряжения и тока в сети, независимо от количества фактически полученной абонентом энергии.

Особенности энергии как объекта договора энергоснабжения предопределяют своеобразие ее приемки абонентом по количеству. Естественно, в данном случае исключается возможность приемки энергии как обычного товара, т.е. путем визуального осмотра, подсчета единиц товара и т.п. Имеется жесткая зависимость между производством энергии и ее потреблением в каждый данный момент времени, позволяющая гово-

1. См.: Шафир А.М. Указ. соч. С. 54.

2. СЗ РФ. 1995. № 34. Ст. 3426.

3. См.: Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций. С. 134.

159

рить о неразрывности технологического процесса производства и потребления энергии. Поэтому количество фактически принятой энергии может определяться исключительно по показателям приборов учета. Данное обстоятельство особо отмечает А.М. Шафир, который подчеркивает, что споры между энергоснабжающей организацией и абонентом по количеству отпущенной энергии возникают обычно в виде оспаривания правильности показаний приборов учета. По его мнению, процедура определения количества поданной энергии и оспаривания правильности показаний приборов учета является, по существу, особой формой принятия энергии по количеству(1).

Договором энергоснабжения может быть предусмотрено право абонента изменять количество принимаемой им энергии, определенное договором, при условии возмещения им расходов, понесенных энергоснабжающей организацией в связи с обеспечением подачи энергии не в обусловленном договором количестве (п. 2 ст. 541 ГК).

Качество энергии

Отпускаемая энергоснабжающей организацией абоненту энергия по своему качеству должна соответствовать требованиям, установленным государственными стандартами и иными обязательными правилами или предусмотренным договором энергоснабжения (п. 1 ст. 542 ГК).

Когда речь идет о качестве электрической энергии, имеются в виду такие ее параметры, как напряжение и частота тока. Качество тепловой энергии характеризуется температурой и давлением пара, температурой горячей воды.

Величина напряжения тока определяется сторонами при заключении договора энергоснабжения. «Предоставление самим сторонам права устанавливать в договоре необходимое напряжение тока обусловлено тем, что электрооборудование у различных потребителей рассчитано на работу при определенном напряжении. Поэтому при выборе величины напряжения стороны должны исходить из технической характеристики энергохозяйства потребителя и режима его работы»(2).

Другой параметр качества электроэнергии - частота тока - определяется государственными стандартами и иными обязательными правилами и не относится к условиям договора, вырабатываемым по соглашению сторон.

Существенной особенностью отношений, связанных со снабжением электрической энергией, является то, что соблюдение требований, предъяв-

1. См.: Шафир А.М. Указ. соч. С. 59-60.

2. Сейнароев Б.М. Указ. соч. С. 60.

160

ляемых к качеству электроэнергии, непосредственно зависит от действий не только энергоснабжающей организации, но и самих потребителей. Нарушения потребителями правил эксплуатации своих электроприемников и режима потребления электроэнергии может привести к снижению качественных показателей электроэнергии, в том числе подаваемой из энергосистемы другим потребителям. Причем энергоснабжающие организации зачастую не располагают техническими возможностями для устранения подобных нарушений(1).

Сторона, действия которой привели к снижению показателей качества электроэнергии (кроме частоты тока), определяется по регистрирующим приборам потребителя, а при их отсутствии - по актам, составляемым представителями энергоснабжающей организации, потребителя и органа госэнергонадзора(2).

При отпуске тепловой энергии энергоснабжающая организация должна обеспечить соответствие температуры и давления пара или температуры горячей воды (теплоносителя) условиям заключенного договора энергоснабжения.

В случае нарушения энергоснабжающей организацией требований, предъявляемых к качеству энергии, абонент вправе применить к ней ответственность в порядке и размере, предусмотренных ст. 547 ГК. Что касается иных (помимо ответственности) последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, то абонент вправе реализовать предоставленное ему право на отказ от оплаты такой энергии. При этом, принимая во внимание фактическое использование абонентом указанной энергии (хоть и не соответствующей требованиям к качеству), во избежание неосновательного обогащения абонента ГК (п. 2 ст. 542) наделил энергоснабжающую организацию, подавшую некачественную энергию, правом требовать от абонента стоимость того, что абонент неосновательно сберег вследствие использования этой энергии.

По мнению Н.И. Клейн, в случае нарушения энергоснабжающей организацией требований, предъявляемых к качеству, абонент согласно п. 2 ст. 542 ГК вправе отказаться от оплаты такой энергии либо применить последствия, предусмотренные ст. 475 ГК(3). Утверждение о том, что абонент располагает всеми правомочиями покупателя, предоставленными последнему на случай передачи продавцом товара с недостатками (ст. 475 ГК), вызывает серьез-

1. См.: Либкинд М.С. О качестве электрической энергии // Стандарты и качество. 1979. №10. С. 32.

2. См.: Шафир А.М. Указ. соч. С. 64.

3. См.: Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций. С. 139.

161

ные сомнения. Напомним, что речь идет о таких правомочиях, как требования: соразмерного уменьшения покупной цены; безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок; возмещения своих расходов на устранение недостатков товара; замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору (при существенных недостатках).

Применительно к договору энергоснабжения, учитывая особые свойства электрической и тепловой энергии (неразрывность процесса производства и потребления, невозможность накопления и т.п.), невозможно представить ни устранение недостатков некачественной энергии, ни ее замену энергией, соответствующей договору.

Кроме того, на наш взгляд, возможность применения к отношениям, связанным с энергоснабжением, норм о правомочиях покупателя, которому продавцом передан товар с недостатками, исключается правилом о том, что к отдельным видам договора купли-продажи (в том числе и энергоснабжению) общие положения о купле-продаже, предусмотренные § 1 гл. 30 ГК, применяются только в том случае, если иное не предусмотрено правилами ГК об этих видах договора (п. 5 ст. 454 ГК). Норма, содержащаяся в п. 2 ст. 542 ГК и наделяющая абонента правом отказаться от оплаты некачественной энергии, представляет собой специальное правило, относящееся к договору энергоснабжения, которым установлено иное правомочие абонента по сравнению с теми правомочиями, которыми обладает покупатель по договору купли-продажи, получивший от продавца товары с недостатками. Следовательно, положения, содержащиеся в ст. 475 ГК, не подлежат применению к отношениям, вытекающим из договора энергоснабжения.

Цена и порядок расчётов

Одна из основных обязанностей абонента (потребителя) по договору энергоснабжения - осуществлять оплату принятой им энергии. По общему правилу оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии. Иное может быть предусмотрено законом, другими правовыми актами или соглашением сторон (п. 1 ст. 544 ГК).

Оплата полученной абонентом энергии должна производиться по ценам, регулируемым государством. ГК (п. 1 ст. 424) установлено, что в предусмотренных законом случаях подлежат применению цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.

Как отмечалось, договор энергоснабжения является публичным договором, что предполагает установление одинаковых цен для всех потребителей. Исключение могут составить лишь случаи, когда законом или иными

162

правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей. Кроме того, как мы уже говорили, энергоснабжающие организации являются субъектами естественных монополий и подпадают под действие Федерального закона «О естественных монополиях», что предполагает применение специальных методов регулирования их деятельности, обеспечивающих защиту потребителей. Данные обстоятельства делают необходимым государственное регулирование цен на электрическую и тепловую энергию.

В настоящее время решение этой задачи обеспечивается Федеральным законом «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации»(1). Согласно этому закону (ст. 2) тарифы на электрическую и тепловую энергию подлежат государственному регулированию, которое осуществляется посредством установления экономически обоснованных тарифов на электрическую и тепловую энергию или предельного уровня указанных тарифов.

Большая роль в деле государственного регулирования тарифов отводится Правительству РФ, которое: устанавливает основы ценообразования на электрическую и тепловую энергию на территории России; формирует сводный баланс производства и поставок электрической энергии (мощности) в рамках Единой энергетической системы России по субъектам Российской Федерации; определяет вопросы государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию, поставляемую коммерческими организациями за пределы территорий субъектов Российской Федерации, электрическую энергию (мощность), поставляемую коммерческими организациями на федеральный (общероссийский) оптовый рынок электрической энергии (мощности), электрическую энергию (мощность), поставляемую с федерального (общероссийского) оптового рынка электрической энергии (мощности) его субъектам, в том числе поставляемую на экспорт; утверждает нормативно-методическую основу деятельности органов государственного регулирования тарифов; обеспечивает организацию финансирования деятельности и развития Единой энергетической системы России.

Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с принципами, изложенными в указанном Федеральном законе, исходя из основ ценообразования на электрическую и тепловую энергию, установленных Правительством РФ, определяют вопросы государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию, отпускаемую всеми энергоснабжающими организациями (кроме организаций, находящихся в муниципальной собственности, для которых тарифы устанавливаются органами местного самоуправления) потребителям, рас-

1. СЗ РФ. 1995. №16. Ст. 1316.

163

положенным на территориях соответствующих субъектов Российской Федерации, за исключением потребителей, энергоснабжение которых с согласия региональных энергетических комиссий осуществляется с федерального (общероссийского) оптового рынка электрической энергии (мощности).

Непосредственно государственным регулированием тарифов на электрическую и тепловую энергию занимаются Федеральная энергетическая комиссия(1) и региональные энергетические комиссии, которые в рамках своей компетенции устанавливают соответствующие тарифы. Формирование тарифов осуществляется Федеральной и региональными энергетическими комиссиями в соответствии с Основными положениями ценообразования на электрическую и тепловую энергию на территории Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства РФ от 4 февраля 1997 г.(2)

В соответствии с Федеральным законом «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» (ст. 13) в случае возникновения разногласий, связанных с государственным регулированием тарифов на электрическую и тепловую энергию, потребители и поставщики электрической энергии (мощности) и тепловой энергии (мощности), региональные энергетические комиссии могут обратиться в Федеральную энергетическую комиссию для разрешения разногласий. При обращении в Федеральную энергетическую комиссию стороны уплачивают сбор, размер и порядок взимания которого определяются Правительством РФ.

Споры, связанные с государственным регулированием тарифов на электрическую и тепловую энергию, в том числе разногласия, не разрешенные Федеральной энергетической комиссией, подлежат рассмотрению в арбитражном суде.

Отпуск электрической и тепловой энергии энергоснабжающей организацией, находящейся в муниципальной собственности, производится по тарифам, утверждаемым органами местного самоуправления. Иллюстрацией к этому может служить следующий пример из арбитражно-судебной практики.

Муниципальное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к потребителю о взыскании стоимости отпущенной в соответствии с договором тепловой энергии. Факт потребления тепловой энергии был подтвержден актом сверки расчетов, подписанным представителями истца и ответчика. Арбитражный суд удовлетворил исковые требования полностью.

1. Положение о Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации утверждено постановлением Правительства РФ от 13 августа 1996 г. № 960 (СЗ РФ. 1996. №35. Ст. 4182).

2. СЗ РФ. 1997. № 7. Ст. 855.

164

Ответчик в апелляционной жалобе указал, что суд необоснованно применил тарифы на тепловую энергию, установленные органами местного самоуправления. По его мнению, следовало применить тариф, установленный региональной энергетической комиссией.

Апелляционная инстанция оставила решение суда первой инстанции без изменения, а жалобу – без удовлетворения по следующим основаниям. Федеральным законом «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» к органам государственного регулирования тарифов отнесены органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации - региональные энергетические комиссии.

Согласно ст. 5 указанного Закона органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации определяют вопросы государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию, отпускаемую всеми энергоснабжающими организациями потребителям, расположенным на территориях соответствующих субъектов Российской Федерации, кроме организаций, находящихся в муниципальной собственности, для которых тарифы устанавливаются органами местного самоуправления.

Поскольку энергоснабжающая организация находится в муниципальной собственности, арбитражный суд правомерно удовлетворил исковые требования по тарифам, утвержденным органом местного самоуправления(1).

Порядок расчетов за энергию, подаваемую по договору энергоснабжения, определяется законом, иными правовыми актами или договором (п. 2 ст. 544 ГК). Указом Президента Российской Федерации от 18 сентября 1992 г. № 1091 «О мерах по улучшению расчетов за продукцию топливно-энергетического комплекса»(2) установлено, что энергоснабжающие организации производят расчеты с потребителями, кроме населения и бюджетных организаций, в безакцептном порядке. Такой порядок расчетов подлежит применению и после введения в действие части второй ГК (1 марта 1996 г.), поскольку с формально-юридической точки зрения он корреспондирует правилу, содержащемуся в упомянутом п. 2 ст. 544 ГК, согласно которому порядок расчетов за энергию определяется законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Предоставление энергоснабжающим организациям права безакцептного списания средств со счета абонентов в оплату отпущенной энергии объясняется в названном Указе особенностями процесса энергоснабжения,

1. См.: Вестник ВАС РФ. 1998. № 4. С. 56.

2. Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. № 13. Ст.1006.

165

представляющего собой «непрерывный цикл производства, транспортировки и реализации», как отмечено в мотивировочной части данного правового акта, хотя, думается, данное обстоятельство никак не может служить основанием для установления безакцептного порядка списания денежных средств.

К слову сказать, в условиях, когда участники имущественного оборота лишены достаточного количества оборотных средств, что, в свою очередь, вызвало кризис неплатежей, Указ Президента РФ от 18 сентября 1992 г. № 1091 сослужил плохую службу для самих энергоснабжающих организаций и породил серьезные проблемы в практике арбитражных судов по разрешению споров, связанных с расчетами по договору энергоснабжения. Многие арбитражные суды при рассмотрении исков энергоснабжающих организаций к абонентам о взыскании задолженности по оплате отпущенной энергии исходили из того, что установленный законодательством порядок безакцептного списания лишает энергоснабжающие организации права обращаться с соответствующими исками к абонентам.

По данному вопросу специально вырабатывалась позиция Высшего Арбитражного Суда РФ, которая была доведена до всех арбитражных судов в Обзоре практики разрешения споров, связанных с договором энергоснабжения (Информационное письмо от 17 февраля 1998 г. № 30)(1). Суть этой позиции заключается в том, что наличие у энергоснабжающей организации права на безакцептное списание с потребителей задолженности за отпущенную им энергию не лишает ее возможности защищать свои права в судебном порядке.

Так, энергоснабжающая организация обратилась в арбитражный суд с иском к потребителю о взыскании с него в соответствии со ст. 395 ГК задолженности за отпущенную теплоэнергию и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Свое обращение в арбитражный суд истец мотивировал тем, что банк, которому было направлено платежное требование о списании в безакцептном порядке с потребителя задолженности за отпущенную энергию, возвратил его без исполнения со ссылкой на ст. 854 ГК (отсутствие распоряжения клиента на списание денежных средств).

Арбитражный суд в удовлетворении исковых требований отказал, сославшись на то, что истец в соответствии с Указом Президента РФ «О мерах по улучшению расчетов за продукцию топливно-энергетического комплекса» вправе произвести взыскание задолженности за отпущенную тепловую энергию в безакцептном порядке.

1. См.: Вестник ВАС РФ. 1998. № 4. С. 56-59.

166

Отказ банка от исполнения платежного требования энергоснабжающей организации, выставленного в соответствии с названным Указом, является основанием для обращения в арбитражный суд с иском об обязании банка произвести списание с потребителя соответствующей суммы и о взыскании с банка убытков, вызванных указанными действиями.

Кассационная инстанция отменила решение суда первой инстанции, исковые требования удовлетворила, указав в постановлении на то, что при невозможности списания с потребителя стоимости отпущенной ему энергии по вине третьего лица энергоснабжающая организация вправе взыскать ее в судебном порядке.

К сказанному добавим, что установленный Указом Президента РФ безакцептный порядок расчетов не может служить препятствием для согласования сторонами условий об ином порядке расчетов при заключении договора энергоснабжения. При этом сторона вправе использовать любую форму расчетов, предусмотренную законами, установленными в соответствии с ними банковскими правилами либо применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота (ст. 862 ГК).

Содержание и эксплуатация сетей, приборов и оборудования

Абонент по договору энергоснабжения обязан соблюдать предусмотренный договором режим потребления электрической и тепловой энергии, а также обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии (п. 1 ст. 539 ГК).

Соответствующие условия договора энергоснабжения относятся к категории существенных и должны быть в обязательном порядке включены в договор, иначе он будет признан незаключенным.

Реализация указанных условий договора энергоснабжения, заключенного с абонентом-организацией, предполагает исполнение абонентом следующих основных обязанностей:

обеспечивать надлежащее техническое состояние и безопасность эксплуатируемых энергетических сетей, приборов и оборудования;

соблюдать установленный режим потребления энергии;

немедленно сообщать энергоснабжающей организации об авариях, пожарах, неисправностях приборов учета энергии и об иных нарушениях, возникающих при пользовании энергией (п. 1 ст. 543 ГК).

Соответственно энергоснабжающая организация имеет корреспондирующее названным обязанностям абонента право требовать от последнего неуклонного исполнения условий договора энергоснабжения, определяющих обязанности абонента по эксплуатации энергосетей, приборов и обо-

167

рудования. В этих целях энергоснабжающие организации, а также органы госэнергонадзора вправе осуществлять контроль за обеспечением надлежащего технического состояния сетей, энергоустановок, приборов и оборудования и их безопасной эксплуатации. Такой контроль должен осуществляться в порядке, определяемом законом и иными правовыми актами(1). Требования к техническому состоянию и безопасности энергетических сетей, приборов и оборудования определяются Правилами эксплуатации электроустановок потребителей.

В соответствии с Правилами пользования электрической и тепловой энергией потребитель несет ответственность за техническое состояние, технику безопасности и эксплуатацию находящихся в его ведении электроустановок, систем теплопотребления и газового хозяйства. Охват договорными отношениями сторон сферы использования энергии потребителем на принадлежащих ему технических установках в юридической литературе объясняется тем, что от их надлежащей эксплуатации непосредственно зависит возможность и качество выполнения снабжающей организацией своих обязательств(2).

Выполнение потребителями электрической и тепловой энергии своих обязательств, вытекающих из договора энергоснабжения, по надлежащему содержанию и эксплуатации технических устройств на практике означает, что потребители должны поддерживать в исправном техническом состоянии электро- и теплопотребляющее оборудование, электросети и теплопроводы, контрольно-измерительные приборы, изоляцию трубопроводов, а также электро- и теплоиспользующее оборудование; своевременно производить планово-предупредительный ремонт и испытания принадлежащих им электро- и теплоустановок в объемах и сроки, предусмотренные действующими нормами и правилами и согласованные с энергоснабжающей организацией; выполнять в установленные сроки предписания энергоснабжающей организации и инспекторов госэнергонадзора об устранении недостатков в устройстве, эксплуатации и обслуживании электроустановок, систем теплопотребления, и т.п.

Названные обязанности потребителей в значительной степени носят технический характер и определяются нормативными актами и иными обязательными правилами. Поэтому в юридической литературе указанные пра-

1. См., напр., постановление Правительства Российской Федерации от 12 мая 1993 г. № 447 «О государственном энергетическом надзоре в Российской Федерации» (Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993 № 20 Ст.1764).

2. См., напр.: Шафир А.М. Указ. соч. С. 75.

168

вила нередко именуются техническими нормами, которым придан общеобязательный характер(1).

Соблюдение потребителями электрической и тепловой энергии обязательств по надлежащему содержанию и эксплуатации технических устройств и обеспечению их безопасности представляет собой не только обязанность по договору энергоснабжения перед энергоснабжающей организацией, но и публично-правовую обязанность. На данное обстоятельство ранее обращалось внимание в юридической литературе. Например, Б.М. Сейнароев подчеркивает, что соблюдение технических норм, за нарушение которых потребитель несет ответственность по договору перед энергоснабжающей организацией, в то же время «является обязанностью всех потребителей электроэнергии, независимо от их ведомственной принадлежности, перед государством»(2).

В случае, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает гражданин, использующий энергию для бытового потребления, обязанность обеспечивать надлежащее техническое состояние и безопасность энергетических сетей, а также приборов учета потребления энергии по общему правилу возлагается на энергоснабжающую организацию (п. 2 ст. 543 ГК).

7. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПО ДОГОВОРУ ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ

Как известно, ранее ответственность энергоснабжающей организации в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договорных обязательств носила ограниченный характер. Причем ведомственные правила, регламентировавшие эти отношения, зачастую сводили ответственность энергоснабжающей организации к чисто символическим значениям.

Определенные нормы, направленные на ограничение ответственности энергоснабжающей организации, содержатся и в тексте ГК (ст. 547). Однако важно подчеркнуть, что в случае нарушения обязательств по договору обе стороны – и энергоснабжающая организация и абонент – несут одинаковую (ограниченную) ответственность в виде возмещения причиненного этим реального ущерба. Таким образом, как в отношении энергоснабжающей организации, так и абонента не допускается взыскания убытков в виде упущенной выгоды.

Что касается оснований и условий ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору энергоснабжения, то в § 6 гл. 30 ГК имеется лишь одно специальное правило, предусматривающее, что при определенных обстоятельствах энергоснабжающая орга-

1. См., напр.: Корнеев СМ. Указ. соч. С. 51.

2. См.: Сейнароев Б.М. Указ. соч. С. 80.

169

низация отвечает за нарушение договора при наличии ее вины. Речь идет о случаях, когда энергоснабжающей организацией допущен перерыв в подаче энергии абоненту в результате регулирования режима потребления энергии, осуществленного на основании закона или иных правовых актов (п. 2 ст. 547 ГК).

В остальных случаях при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств сторон, вытекающих из договора энергоснабжения, подлежат применению общие положения об основаниях и условиях ответственности за нарушение гражданско-правового обязательства. В частности, необходимо отметить, что энергоснабжающая организация при исполнении своих обязательств по договору энергоснабжения оказывается в положении стороны, осуществляющей предпринимательскую деятельность, поэтому в случае нарушения договора она несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (п. 3 ст. 401 ГК). На тех же принципах строится ответственность абонента, являющегося коммерческой организацией или гражданином-предпринимателем, если он получает энергию для предпринимательской деятельности.

Если же в роли абонента выступает некоммерческая организация, например учреждение, финансируемое из бюджета, то ответственность такого абонента за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по договору энергоснабжения (к примеру, за несвоевременную оплату полученной энергии) строится на началах вины. Бремя доказывания отсутствия вины возлагается на должника, т.е. в нашем случае на абонента, который в соответствии с п. 1 ст. 401 ГК может быть признан невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, он принял все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Ответственность сторон по договору энергоснабжения может применяться не только в форме убытков (прямого ущерба), но и в форме законной или договорной неустойки. За несвоевременную оплату полученной электрической или тепловой энергии абонент может быть привлечен в ответственности за нарушение денежного обязательства. Учитывая, что к договору энергоснабжения, являющемуся отдельным видом договора купли-продажи, подлежат применению общие положения о купле-продаже (в части, не урегулированной специальными правилами), в данном случае отношения сторон подпадают под действие нормы, содержащейся в п. 3 ст. 486 ГК. Согласно указанной норме, если покупатель своевременно не оплачивает переданный в соответствии с договором купли-продажи товар, прода-

170

вец вправе потребовать оплаты товара и уплаты процентов в соответствии со ст. 395 ГК.

8. РАСТОРЖЕНИЕ И ИЗМЕНЕНИЕ ДОГОВОРА ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ

Для отношений, связанных с энергоснабжением потребителей, особое значение имеет обеспечение стабильности договорных связей. Поэтому применительно к договору энергоснабжения важно обеспечить чрезвычайно строгое соблюдение правил расторжения и изменения договора.

За исключением некоторых специальных норм, регулирующих действия энергоснабжающей организации и абонента по прекращению или изменению договорных отношений, к договору энергоснабжения подлежат применению общие положения о расторжении и изменении гражданско-правового договора(ст. 450-453 ГК).

В качестве общего правила установлена презумпция, в соответствии с которой основанием изменения или расторжения договора является соглашение сторон (ст. 450 ГК).

Как исключение из общего правила предусмотрены два случая, когда допускается изменение или расторжение договора по требованию одной из сторон по решению суда.

Во-первых, когда другой стороной нарушены условия договора и эти действия могут быть квалифицированы как существенное нарушение, т.е. нарушение, которое влечет для контрагента такой ущерб, что он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора.

Во-вторых, в иных случаях, предусмотренных ГК, другими законами или договором. К примеру, основанием для изменения или расторжения договоров присоединения (каковым является договор энергоснабжения, заключенный с абонентом-гражданином) по требованию присоединившейся стороны может служить включение в договор условий хотя и не противоречащих закону, но являющихся явно обременительными для присоединившейся стороны (ст. 428 ГК). Право кредитора отказаться от договора принадлежит последнему также при принятии собственником либо уполномоченным органом должника - юридического лица решения о его реорганизации (ст. 60 ГК).

Односторонний отказ от договора возможен только в тех случаях, когда это допускается законом или соглашением сторон. Односторонний отказ от исполнения договора означает соответственно расторжение или изменение этого договора. Еще раз подчеркнем, что данное правило действует лишь в тех случаях, когда это предусмотрено законом или договором.

171

Применительно к договору энергоснабжения, когда абонентом выступает юридическое лицо, предусмотрено специальное правило, согласно которому энергоснабжающая организация вправе отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке по основаниям, предусмотренным ст. 523 ГК, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами (п. 1 ст. 546 ГК). Названная ст. 523 ГК содержит перечень существенных нарушений договора поставки, которые могут служить основанием для одностороннего отказа от исполнения договорных обязательств по инициативе как поставщика, так и покупателя. В частности, нарушение договора поставки покупателем предполагается существенным в случаях: неоднократного нарушения сроков оплаты товаров; неоднократной невыборки товаров. Второе основание очевидно не применимо к договору энергоснабжения. Следовательно, энергоснабжающая организация вправе отказаться от договора энергоснабжения только при неоднократном нарушении абонентом сроков оплаты полученной энергии.

Порядок совершения действий по одностороннему отказу от исполнения договора и их последствия определяются на основании п. 4 ст. 523 ГК, согласно которому договор считается измененным или расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, если иной срок расторжения или изменения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон.

Итак, энергоснабжающая организация наделена правом отказаться от исполнения договора энергоснабжения (т.е. расторгнуть его в одностороннем порядке) в случае неоднократного нарушения абонентом сроков оплаты полученной электрической или тепловой энергии. Однако напомним, что законодатель, распространяя действие ст. 523 ГК на отношения, связанные с расторжением договора энергоснабжения, предусмотрел, что законом или иными правовыми актами могут быть установлены случаи, исключающие ее применение, а стало быть, и одностороннее расторжение договора энергоснабжения по инициативе энергоснабжающей организации. Ряд правовых актов, не допускающих прекращения энергоснабжения определенных групп потребителей, были приняты Правительством РФ. Например, постановлением Правительства РФ от 28 января 1997 г. № 74 был утвержден Перечень стратегических организаций, обеспечивающих безопасность государства, поставки топливно-энергетических ресурсов которым не подлежат ограничению или прекращению. К числу таких стратегических организаций - потребителей энергии отнесены: воинские части; исправительно-трудовые учреждения, следственные изоляторы, тюрьмы, воинские части и другие объекты МВД России; федеральные ядерные центры и орга-

172

низации, работающие с ядерным топливом и материалами; организации по производству взрывчатых веществ и боеприпасов, выполняющие государственный оборонный заказ; системы, обеспечивающие противопожарную безопасность и сигнализацию, и некоторые другие(1). Постановлением Правительства РФ от 17 июня 1998 г. № 601 утвержден новый Перечень стратегических организаций, обеспечивающих безопасность государства и финансируемых за счет средств федерального бюджета, поставки топливно-энергетических ресурсов которым не подлежат прекращению или ограничению ниже установленных им соответствующими федеральными органами исполнительной власти лимитов в натуральном и стоимостном выражении(2).

В отношении некоторых потребителей энергии, допустивших неоднократное нарушение сроков ее оплаты, предусмотрен специальный порядок действий энергоснабжающих и газоснабжающих организаций по ограничению и прекращению поставки (подачи) топливно-энергетических ресурсов. Так, постановлением Правительства РФ от 15 апреля 1998 г. № 392 утвержден перечень предприятий, подача топливно-энергетических ресурсов которым не подлежит прекращению или ограничению ниже аварийной (технологической) брони(3). К указанным потребителям применяется Порядок прекращения или ограничения подачи электрической и тепловой энергии и газа организациям-потребителям при неоплате поданных им (использованных ими) топливно-энергетических ресурсов, утвержденный постановлением Правительства РФ от 5 января 1998 г. № 1 (с изменениями от 17 июля 1998г.)(4).

Согласно названному порядку, при неоплате организацией-потребителем поданных ей (использованных ею) топливно-энергетических ресурсов за один период платежа, установленный договором, энергоснабжающая или газоснабжающая организация предупреждает организацию-потребителя, что в случае неуплаты задолженности до истечения второго периода платежа ей может быть ограничена подача (потребление) соответствующих топливно-энергетических ресурсов.

При задержке платежей сверх установленного в предупреждении срока энергоснабжающая или газоснабжающая организация вправе ввести ограничение подачи (потребления) топливно-энергетических ресурсов до уровня аварийной брони, если иное не предусмотрено договором. При введении указанного ограничения энергоснабжающая или газоснабжающая органи-

1. СЗ РФ. 1997. № 5. Ст. 682.

2. СЗ РФ. 1998. № 25. Ст. 2915.

3. СЗ РФ. 1998. № 16. Ст. 1858.

4. СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 262.

173

зация извещает об этом организацию-потребителя за сутки до введения ограничения.

Ограничение подачи (потребления) топливно-энергетических ресурсов производится: организацией-потребителем самостоятельно в указанный в предупреждении срок путем сокращения использования этих ресурсов; энергоснабжающей или газоснабжающей организацией путем принудительного ограничения подачи указанных ресурсов. При этом энергоснабжающая или газоснабжающая организация имеет право в присутствии представителей государственного энергетического надзора и организации-потребителя произвести необходимые оперативные переключения в энергетических установках, принадлежащих организации-потребителю, если со своих объектов не может реализовать принадлежащее ей право ограничения потребления топливно-энергетических ресурсов.

Возобновление подачи топливно-энергетических ресурсов осуществляется на основании соглашения сторон по результатам рассмотрения конфликтной ситуации и мер, принятых организацией-потребителем.

Если по истечении пяти дней введения ограничения подачи (потребления) топливно-энергетических ресурсов организация-потребитель не погасит образовавшуюся задолженность, то энергоснабжающая или газоснабжающая организация вправе прекратить вообще подачу топливно-энергетических ресурсов до полного погашения задолженности, если иное не предусмотрено договором или дополнительным соглашением сторон, за исключением случаев, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. В указанный срок организация-потребитель обязана погасить имеющуюся задолженность или принять меры к безаварийному прекращению технологического процесса, обеспечению безопасности людей и сохранности оборудования в связи с прекращением подачи топливно-энергетических ресурсов. Энергоснабжающая или газоснабжающая организация обязана не менее чем за одни сутки сообщить организации-потребителю день и час прекращения подачи топливно-энергетических ресурсов и проинформировать об этом органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации и Министерство топлива и энергетики РФ. Подача топливно-энергетических ресурсов возобновляется по соглашению сторон.

При этом энергоснабжающая или газоснабжающая организация вправе потребовать заключения нового договора, который может предусматривать на срок до одного квартала сокращение периода платежа, а также выставление организацией-потребителем аккредитива или предоставление иных гарантий платежа. После возобновления подачи топливно-энергетических ресурсов энергоснабжающая или газоснабжающая организация не обязана

174

поставлять организации-потребителю недоданное в результате введения ограничения или прекращения подачи количество топливно-энергетических ресурсов, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

В случаях, когда к сетям, принадлежащим организации-потребителю, подключены абоненты, которые своевременно оплачивают использованные топливно-энергетические ресурсы, организация-потребитель обязана по соглашению с энергоснабжающей или газоснабжающей организацией обеспечить подачу этим абонентам топливно-энергетических ресурсов в необходимых для них объемах.

Перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии

Принципиальное значение в деле регулирования взаимоотношений энергоснабжающих организаций и потребителей энергии имеют положения ГК, регламентирующие действия энергоснабжающей организации, связанные с перерывом в подаче, прекращением или ограничением подачи энергии (пп. 2, 3 ст. 546 ГК).

В качестве общего правила предусмотрено, что перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии могут иметь место только по соглашению сторон, за исключением двух случаев.

Во-первых, такие действия энергоснабжающей организации допускаются при отсутствии соглашения сторон, но с предварительным уведомлением абонента, если неудовлетворительное состояние энергетических установок абонента угрожает аварией или создает угрозу жизни или безопасности граждан. Данные обстоятельства должны быть удостоверены органом государственного энергетического надзора.

Во-вторых, перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии без согласования с абонентом и без предупреждения, но при условии немедленного уведомления абонента могут иметь место в случае необходимости принять неотложные меры по предотвращению или ликвидации аварии в системе самой энергоснабжающей организации.

Энергоснабжающая организация, допустившая перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии с нарушением установленного порядка, обязана возместить потребителю ущерб, причиненный указанными действиями.

Так, акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к энергоснабжающей организации о взыскании ущерба, причиненного истцу в результате перерыва в подаче электроэнергии без соответствующего предупреждения.

Арбитражный суд в удовлетворении исковых требований отказал, сославшись на то, что перерыв в подаче электроэнергии был связан с невы-

175

полнением потребителем предписания государственного энергетического надзора об устранении недостатков в электроустановках.

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции отменила, исковые требования удовлетворила по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 546 ГК перерыв в подаче энергии допускается по соглашению сторон. В одностороннем порядке энергоснабжающая организация вправе произвести перерыв в подаче энергии в случае, когда удостоверенное органом государственного энергетического надзора неудовлетворительное состояние энергетических установок абонента угрожает аварией или создает угрозу жизни или безопасности граждан.

Осуществление указанных действий энергоснабжающей организацией возможно после предупреждения об этом абонента. Без предупреждения потребителя перерыв в подаче энергии допускается только при необходимости принять неотложные меры по предотвращению или ликвидации аварии в системе энергоснабжающей организации (п. 3 ст. 546 ГК).

Поскольку перерыв в подаче энергии не был связан с принятием мер по предотвращению или ликвидации аварии, энергоснабжающая организация не вправе была прерывать подачу энергии без предупреждения об этом абонента.

В таких случаях действия энергоснабжающей организации рассматриваются как ненадлежащее исполнение ею обязательств по договору энергоснабжения и влекут за собой ответственность, установленную ст. 547 ГК.

9. ПРИМЕНЕНИЕ ПРАВИЛ ОБ ЭНЕРГОСНАБЖЕНИИ К ИНЫМ ДОГОВОРАМ

Как отмечалось, правила о договоре энергоснабжения применяются также к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства (п. 2 ст. 548 ГК).

Мы уже обращали внимание на некоторую поспешность выводов отдельных авторов о том, что правила о договоре энергоснабжения применяются к снабжению газом, нефтью и нефтепродуктами, водой через присоединенную сеть и что, следовательно, договоры на снабжение газом и другими товарами через присоединенную сеть заключаются и исполняются по модели договора на энергоснабжение(1). Во всяком случае, опыт прошлых лет свидетельствовал о том, что по крайней мере правовое регулирование

1. См., напр.: Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций. С. 128.

176

снабжения потребителей газом вряд ли будет осуществляться с использованием норм о договоре энергоснабжения. Так и получилось.

Правила поставки газа в Российской Федерации, утвержденные постановлением Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. № 162, определяют отношения между поставщиками и покупателями газа, в том числе газотранспортными организациями и газораспределительными организациями, и обязательны для всех юридических лиц, участвующих в отношениях поставки газа через трубопроводные сети (п. 1). Хотя, бесспорно, по своему юридическому содержанию нормы, включенные в Правила поставки газа, скорее напоминают специальные правила, детализирующие положения, которые регулируют договор энергоснабжения.

К примеру. Правила предусматривают следующий порядок заключения договора на поставку газа.

Для использования газа в качестве топлива покупатель должен иметь разрешение, которое выдается в порядке, установленном Правительством РФ. Технические условия на подключение к газотранспортной системе выдаются соответственно газотранспортной или газораспределительной организацией при наличии упомянутого разрешения. Указанные документы являются основанием для проектирования газоснабжения вновь строящихся, расширяемых, реконструируемых и действующих организаций и установок.

Договорные объемы поставки газа не должны превышать объемы, указанные в разрешении на использование газа. Разрешение на использование газа теряет силу, если покупатель не подготовился к приему газа в течение пяти лет после указанного в нем срока.

Поставка газа производится на основании договора между поставщиком и покупателем, заключаемого в соответствии с требованиями ГК РФ, федеральных законов и иных нормативных правовых актов. Договор поставки газа должен соответствовать требованиям § 3 гл. 30 ГК (договор поставки).

Баланс газа по Российской Федерации разрабатывается и утверждается Министерством топлива и энергетики РФ по согласованию с Министерством экономики РФ исходя из ресурсов газа и прогноза потребности потребителей в топливно-энергетических ресурсах. Баланс газа по России носит для поставщиков и покупателей газа рекомендательный характер. В случае установления отдельным покупателям минимального объема потребления ими газа (в соответствии с установленным законодательством Российской Федерации порядком) в договоре по требованию такого покупателя должен быть определен объем поставки газа не менее этого минимального уровня.

Преимущественное право на заключение договоров поставки газа имеют покупатели газа для государственных нужд, для коммунально-

177

бытовых нужд и населения. Покупатели же, заключившие договоры на поставку газа ранее, имеют право на пролонгацию этих договоров.

Покупатель или поставщик газа имеет право на его транспортировку в соответствии с положениями об обеспечении доступа независимых организаций к газотранспортной системе Российского акционерного общества «Газпром» и к газораспределительным сетям, утверждаемыми Правительством РФ. Порядок и условия транспортировки газа по газотранспортной системе устанавливаются газотранспортной или газораспределительной организацией и оформляются договором в соответствии с Правилами поставки газа.

Предложение о заключении договора поставки газа направляется, как правило, поставщиком покупателю, предварительно представившему заявку на приобретение газа.

Предложение о заключении договора транспортировки газа направляется газотранспортной или газораспределительной организацией поставщику (покупателю) одновременно с разрешением на доступ к газотранспортной системе, выданным в соответствии с установленным Правительством РФ порядком.

Согласие на заключение договора поставки газа или договора транспортировки газа (подписанный проект договора) должно быть направлено стороной, получившей предложение о заключении договора (оферту), не позднее 30 дней с момента его получения, если иной срок не определен в оферте. При несогласии с условиями договора сторона, получившая оферту, обязана выслать другой стороне протокол разногласий, а в случае неполучения в тридцатидневный срок со дня отправления подписанного поставщиком протокола разногласий обратиться в арбитражный или третейский суд и по истечении срока действия договора, заключенного на предыдущий период, прекратить отбор газа. Отбор (продолжение отбора) газа покупателем по истечении указанного срока и/или срока действия договора, заключенного на предыдущий период, считается согласием стороны, получившей оферту, на заключение договора поставки (транспортировки) газа на условиях поставщика (газотранспортной или газораспределительной организации). В случае, если покупатель обратился в арбитражный суд, действие договора поставки газа, заключенного на предыдущий период, продлевается до вступления в силу решения суда (пп. 4-11 Правил).

Соответствующим образом выглядят и основные условия договора на поставку газа.

Учет объема газа, передаваемого покупателю, производится контрольно-измерительными приборами стороны, передающей газ, и оформляется документом, подписанным сторонами по форме и в сроки, указанным в

178

договоре поставки газа. При неисправности или отсутствии контрольно-измерительных приборов у передающей стороны объем переданного газа учитывается по контрольно-измерительным приборам стороны, принимающей газ, а при их отсутствии или неисправности - по объему потребления газа, соответствующему проектной мощности неопломбированных газопотребляющих установок и времени, в течение которого подавался газ в период неисправности приборов, или иным методом, предусмотренным договором. Ответственность за техническое состояние и проверку контрольно-измерительных приборов учета газа несут организации, которым приборы принадлежат. Каждая из сторон договора обязана обеспечить представителю другой стороны возможность проверки в любое время работоспособности контрольно-измерительных приборов, наличия действующих свидетельств их проверки, а также документов об учете и использовании газа покупателем.

Сторона, ведущая учет газа, ежемесячно, до 5-го числа месяца, следующего за расчетным периодом, составляет акт об объеме переданного газа, в котором отражаются ежесуточные объемы приема-передачи газа. В случае несогласия одной из сторон с определением объема переданного газа она подписывает акт, изложив особое мнение. При наличии разногласий стороны вправе обратиться в суд. До принятия решения судом объем переданного газа устанавливается в соответствии с показаниями контрольно-измерительных приборов стороны, передающей газ.

По представлению органов контроля за безопасностью использования газа поставка газа должна быть немедленно прекращена без предварительного предупреждения в случаях неудовлетворительного состояния газоиспользующих установок покупателя, создающих аварийную ситуацию и угрозу для обслуживающего персонала и населения. Поставщик имеет право уменьшить или полностью прекратить поставку газа покупателям (но не ниже брони газопотребления) в случае неоднократного нарушения сроков оплаты за поставленный газ и/или за его транспортировку, за исключением потребителей, перечень которых утверждается Правительством РФ.

Решение о прекращении поставки газа действует до устранения обстоятельств, явившихся основанием для принятия такого решения.

Поставщик обязан обеспечить качество газа в соответствии с нормативными требованиями. Поставщик, газотранспортная или газораспределительная организация и покупатель несут в установленном порядке ответственность за техническое состояние принадлежащих им объектов газоснабжения и соблюдение оперативно-диспетчерской дисциплины. Поставщик, газотранспортная и газораспределительная организации и покупатель обязаны немедленно сообщать друг другу об авариях и неисправностях, возни-

179

кающих на объектах газоснабжения и ведущих к нарушению режима поставки либо приема газа (пп. 33-38 Правил).

Анализ норм, содержащихся в Правилах поставки газа, свидетельствует о том, что, по сути, они действительно представляют собой специальные правила, детализирующие нормы ГК о договоре энергоснабжения, а не о договоре поставки. При этих условиях предусмотренное Правилами субсидиарное применение § 3 гл. 30 ГК (договор поставки) может породить множество трудноразрешимых проблем.

Видимо, основной целью разработчиков Правил было «увести» договор поставки газа из категории публичных договоров (ст. 426 ГК), к каковым безусловно относится договор энергоснабжения. Но эта цель вряд ли может считаться достигнутой. И к договору поставки газа, как и к договору энергоснабжения, в равной степени подлежат применению нормы о публичном договоре.

Совершенно иной подход со стороны Правительства РФ отмечается в регулировании отношений, связанных со снабжением водой и приемом сточных вод через присоединенную сеть. Здесь действительно в полной мере использована модель договора энергоснабжения. В соответствии с Правилами пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации (пп. 10, 11), утвержденными постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1999 г. № 167(1), отпуск (получение) питьевой воды или прием (сброс) сточных вод осуществляются на основании договора энергоснабжения, относящегося к публичным договорам (ст. 426, 539-548 ГК) и заключаемого абонентом (заказчиком) с организацией водопроводно-канализационного хозяйства. Отношения, не урегулированные Правилами, определяются договором между сторонами в соответствии с общими положениями о купле-продаже (гл. 30 ГК), с учетом дополнительных требований, предусматривающих местную специфику и особенности пользования системами водоснабжения и канализации.

Практически все пункты Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации (а их насчитывается в общей сложности 94) содержат специальные правила, детализирующие и дополняющие нормы ГК о договоре энергоснабжения применительно к договору на снабжение абонента питьевой водой и прием сточных вод.

Существенным образом конкретизируется порядок заключения договора. В частности. Правилами (п. 12) предусмотрено, что для заключения договора абонент (заказчик) представляет в организацию водопроводно-канализационного хозяйства следующие документы: заявку с указанием объектов, непосредственно присоединенных (присоединяемых) к системам

1. СЗ РФ. 1999. №8. Ст. 1028.

180

водоснабжения и канализации, данных о субабонентах, а также объемах водопотребления и водоотведения сточных вод абонента и субабонентов; документы, подтверждающие право собственности на устройства и сооружения для присоединения; разрешительную документацию на присоединение; схемы водоснабжения и канализации; баланс водопотребления и водоотведения; план мероприятий по рациональному использованию питьевой воды и сокращению сброса сточных вод.

Детализируется Правилами и круг существенных условий договора. Так, в соответствии с п. 13 Правил в договоре указывается предмет договора, которым является отпуск (получение) питьевой воды и/или прием (сброс) сточных вод, при этом предусматриваются следующие существенные условия: режим отпуска (получения) питьевой воды, в том числе при пожаротушении, и приема (сброса) сточных вод; лимиты на отпуск (получение) питьевой воды и прием (сброс) сточных вод; качество питьевой воды и нормативные требования по составу сточных вод; условия прекращения или ограничения отпуска (получения) питьевой воды и приема (сброса) сточных вод; осуществление учета отпущенной (полученной) питьевой воды и принятых (сброшенных) сточных вод; порядок, сроки, тарифы и условия оплаты, включая плату за сверхлимитное водопотребление и превышение норматива сброса сточных вод и загрязняющих веществ; границы эксплуатационной ответственности сторон по сетям водоснабжения и канализации; некоторые другие существенные условия.

К договору прилагается акт разграничения эксплуатационной ответственности сторон по водопроводным и канализационным сетям и сооружениям на них. Разграничение может быть установлено по колодцу (или камере), к которому (которой) подключены устройства и сооружения для присоединения абонента к коммунальной водопроводной или канализационной сети. При отсутствии такого акта граница эксплуатационной ответственности устанавливается по балансовой принадлежности (п. 14 Правил).

Содержат Правила и так называемые технические нормы, соблюдение которых имеет целью обеспечить безопасную эксплуатацию технических устройств и оборудования. К примеру, согласно п. 27 Правил, водопроводные устройства и сооружения для присоединения к системе водоснабжения перед пуском в эксплуатацию подлежат промывке и дезинфекции абонентом (заказчиком) при участии представителей организации водопроводно-канализационного хозяйства до получения результатов анализов качества воды, отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям, о чем составляются соответствующие акты. Подача питьевой воды осуществляется только при наличии разрешения местных служб госсанэпидемнадзора.

181

Количество полученной питьевой воды и сброшенных сточных вод определяется абонентом в соответствии с данными учета фактического потребления питьевой воды и сброса сточных вод по показаниям средств измерений, за исключением случаев, установленных Правилами.

Для учета объемов питьевой воды, отпущенной абоненту, и принятых сточных вод используются средства измерений, внесенные в государственный реестр, по прямому назначению, указанному в их технических паспортах. С этой целью оборудуются узлы учета. Узел учета должен размещаться на сетях абонента, как правило на границе эксплуатационной ответственности между организацией водопроводно-канализационного хозяйства и абонентом (пп.33,34 Правил).

Подробно и детально регулируется Правилами порядок прекращения или ограничения отпуска питьевой воды или приема сточных вод. Соответствующие положения Правил развивают и детализируют положения ст. 546 ГК об изменении или расторжении договора энергоснабжения.

Так, организации водопроводно-канализационного хозяйства предоставлено право прекратить или ограничить отпуск питьевой воды и/или прием сточных вод без предварительного уведомления в следующих случаях: прекращение энергоснабжения объектов организации водопроводно-канализационного хозяйства; возникновение аварии в результате стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций; необходимость увеличения подачи питьевой воды к местам возникновения пожаров.

Организация водопроводно-канализационного хозяйства может прекратить или ограничить отпуск питьевой воды и/или прием сточных вод, предварительно уведомив абонента, органы местного самоуправления, местные службы госсанэпидемнадзора, а также территориальное подразделение Государственной противопожарной службы Министерства внутренних дел РФ, в следующих случаях: резкое ухудшение качества воды в источнике питьевого водоснабжения; получение предписания или решения местных служб госсанэпидемнадзора; самовольное пользование системами коммунального водоснабжения и/или канализации; попадание не разрешенных к сбросу сточных вод и загрязняющих веществ в систему коммунальной канализации, причинивших ущерб этой системе или приведших к аварии; устранение последствий аварии на системах коммунального водоснабжения и канализации; аварийное или неудовлетворительное состояние водопроводных и/или канализационных сетей абонента; проведение работ по присоединению новых абонентов в сроки, согласованные с указанными органами; проведение планово-предупредительного ремонта (пп. 81, 82 Правил).

Для тех случаев, когда основанием для прекращения или ограничения организациями водопроводно-канализационного хозяйства отпуска питье-

182

вой воды или приема сточных вод служит неоднократная неоплата абонентом полученной питьевой воды или сброшенных сточных вод. Правилами (п. 83) предусмотрена определенная последовательность действий сторон по прекращению договорных отношений.

При неоплате абонентом поданной ему питьевой воды или принятых сточных вод за два расчетных периода, установленных договором, организация водопроводно-канализационного хозяйства письменно предупреждает абонента, что в случае неуплаты задолженности в течение установленного ею срока (но не менее семи дней) могут быть ограничены подача питьевой воды или принятие сточных вод.

При задержке платежей сверх установленного в предупреждении срока вводится ограничение подачи питьевой воды или приема сточных вод. При введении указанного ограничения об этом извещаются абонент, органы местного самоуправления, местные службы госсанэпидемнадзора и территориальные подразделения Государственной противопожарной службы Министерства внутренних дел РФ. Если по истечении 10 дней со дня введения ограничения подачи воды или приема сточных вод абонентом не будет погашена образовавшаяся задолженность, то организация водопроводно-канализационного хозяйства может полностью прекратить подачу питьевой воды или прием сточных вод до полного погашения задолженности, если иное не предусмотрено договором или дополнительным соглашением сторон, за исключением случаев, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Организация водопроводно-канализационного хозяйства обязана не менее чем за трое суток сообщить абоненту, органам местного самоуправления, местным службам госсанэпидемнадзора и территориальным подразделениям Государственной противопожарной службы Министерства внутренних дел РФ день и час прекращения подачи питьевой воды и/или приема сточных вод.

В указанный срок абонент должен погасить имеющуюся задолженность или принять меры к безаварийному прекращению эксплуатации соответствующих технических устройств и сооружений.

Подробно регламентированы Правилами также иные обязанности сторон по выполнению условий договора и ответственность за его нарушение.

Такой подход Правительства РФ к регулированию отношений, связанных со снабжением ресурсами через присоединенную сеть, заслуживает всяческого одобрения и поддержки.

183