3.2. Инструментальная мотивация

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 

Она уже упоминалась, когда речь шла о политическом терро­ризме, от которого страдают случайные прохожие или пассажиры метро, не интересующиеся политикой. Террористы ставят перед собой цель свержения правительства страны, изменения ее обще­ственного или политического строя, выхода из федерации и другие политические цели, а для этого целенаправленно взрывают мины на рынках, в магазинах, на вокзалах, в метро и других обществен­ных местах. Одно зло является инструментом для учинения друго­го. Такая мотивация называется инструментальной. Враждебное чувство к фактически разрушаемому объекту и их владельцам тер­рористы не испытывают, но и о доброжелательности к невинно по­страдавшим с их стороны не может быть речи.

Такая же довольно сложная мотивация направляет поведение вора, который для сокрытия следов преступления совершает под­жог помещения, в котором находилось похищенное им имущество. Сжигается угнанная без цели хищения автомашина, опять же для уничтожения улик, а больше "просто так", без видимой цели, или из подсознательной страсти к разрушению, особенно часто обна­руживаемой несовершеннолетними правонарушителями.

Инструментальной мы называем также мотивацию, при кото­рой вандализм является побочным последствием краж или иного корыстного преступления (криминальный вандализм).

Такая ситуация возникает нередко в процессе хищений от­дельных частей и деталей механизмов и иных элементов техниче­ских систем. Инструментальная мотивация - самая распространен­ная в криминальном вандализме, о чем, в частности, свидетельст-

- 140-

 

вуют таксофоны с отрезанными трубками, парковые скамейки без сидений, раскуроченные вагоны электричек и т.п. Еще больше страдают от криминального корыстного вандализма железная до­рога, городской транспорт, связь, трубопроводы. Во второй главе этой книги приводились соотчествующие статистические показате­ли. Для анализа некоторых особенностей инструментальной моти­вации, включающей в себя корыстные побуждения, рассмотрим одно газетное сообщение. В г. Днепропетровске одним весенним утром на маршруты не вышли 32 трамвая. Оказалось, что среди ночи кто-то повредил контакты электродвигателей, похитив таким образом 2.5 кг серебра1.

"Работа" проделана немалая, со знанием дела, скорее всего кем-то из числа работников трамвайного депо. Злоумышленник не мог не предвидеть, что невыход на линию в "час пик" 32-х трамва­ев повлечет значительные экономические, социальные и психоло­гические потери. Поскольку он предвидел неизбежность таких по­следствий, и тем не менее вывел из строя трамваи, то, значит, же­лал наступления указанных последствий как неотъемлемых от во­ровской деятельности. Таким образом, инструментальная мотива­ция преступной деятельности разрушителя объединяет адаптивный корыстный мотив и неадаптивную жажду разрушения. И вот что интересно: если бы преступник не унес серебро, то по ч.1 ст. 89 УК ему угрожали лишь исправительные работы без лишения сво­боды, хотя, очевидно, что размеры ущерба от повреждения 32-х трамваев и нарушения графика работы городского транспорта мно­гократно превышают цену серебра.

Но, как говорится, "жадность фрайера сгубила": за хищение серебра полагается в самом лучшем случае - если кража соверше­на впервые и размер похищенного не будет признан крупным, -лишение свободы на срок до трех лет. Еще один пример явной не­дооценки социальной опасности вандализма в действующем Уго­ловном кодексе.

Криминальный корыстный вандализм так же враждебен, как и всякий иной, хотя большей частью без аффектов: чувство вражды к предмету агрессии может не осознаваться. Совершена кража со склада 24 двадцатилитровых канистр с дефицитными гербицидами.

1 Голос Укражи. 1993, 20 марта.

- 141-

 

А поскольку содержимое канистр воров не интересовало, то они вылили похищенное прямо у дверей склада, а канистры унесли. По заключению специалистов, гербицидов одной канистры было бы достаточно для обработки 50 га посевов. А всего стоимость похи­щенного - свыше 500 грв1. Уничтожая гербициды, преступники об­наружили циничное пренебрежение к обществу, к чужому труду, скорее всего, не думая об этом. Вещество, заполняющее канистры, им мешало.

Некоторые факты вандализма, в частности взрывы и поджоги, совершаются наемными разрушителями за вознаграждение. Покуше­ния на поджог двух жилых домов в г. Харькове мы упоминали во вто­рой главе книги. Там участники организованной шайки грабителей и убийц в свободное от основных преступных занятий время решили "подзаработать" на пожарах, но у них не получилось.

Соперничающие бизнесмены не сами взрывают офисы и тор­говые предприятия своих конкурентов. Дело не простое и требует специальной подготовки. Очевидно также, что и уличные киоски горят не без услуг "специалистов".

Мотивами такой инструментальной агрессии выступает, конеч­но, корысть исполнителя, вражда и корысть заказчика. Враждеб­ность последнего очевидна, а исполнитель - орудие в его руках. Не исключено, что многие акты идеологического и террористического вандализма также совершаются наемниками.

Так, например, в ночь с 27 на 28 октября 1993 г. в народной студии художественной керамики киевского центра детского твор­чества "Мозаика" неизвестные лица уничтожили ценнейшие автор­ские работы, потрошили мебель, порвали книги. Ночные визитеры "работали" явно по заказу, но довольно грубо: впопыхах потеряли авторучку и листок бумаги с адресом студии. В это время продол­жалась судебная тяжба по поводу помещения, занимаемого студи­ей, с влиятельной фирмой, претендующей на это помещение2.

Как уже упоминалось, человеческое поведение, в том числе и преступное, может осуществляться в виде сознательной деятельно­сти, импульсивных поступков и привычного поведения. Инструмен­тальный вандализм - это почти всегда деятельность, то есть целе-

) Бабуха В. та imui. Гербщиди не ц|кавили. Голос Украши, 1993, 26 жовтня. 2 К|ндрась Н.    Усе наикраще МП-СП с обмеженою (крим]налыюю) вщпов1дальшстю // Голос Укражи. 1993. 29 грудня.

- 142-

 

направленное поведение, выполняемое посредством системы целе­направленных действий, подчиненных общему мотиву. Таким веду­щим мотивом чаще всего бывает корысть, несколько реже - мотив безопасности и мести. Не исключается, однако, и импульсивность вандализма, совершаемого в состоянии аффекта, глубокого алко­гольного опьянения или иного болезненного состояния. В таких случаях лицо под воздействием внешних и внутренних импульсов уничтожает первое попавшееся на глаза имущество, пытаясь таким образом обратить на себя внимание властей или прессы для раз­решения личных проблем, - оказания социальной помощи, направ­ления для лечения в больницу или тюрьму (и такое бывает).

В последние годы и более того - в последние месяцы, в связи с событиями в Чечне участились случаи ложных анонимных сооб­щений, чаще по телефону, о заложенных минах на вокзалах, в школах, крупных магазинах и в других местах. На несколько часов прекращается работа учреждений, эвакуируются люди, специаль­ные команды саперов внимательно осматривают помещение. Тра­тятся огромные средства, нарушается общественное спокойствие. Некоторые лица, выступая в средствах массовой информации, ста­ли называть авторов ложных сообщений террористами, а само яв­ление, получившее известное распространение, терроризмом и вандализмом. Признавая психологическую близость рассматривае­мого преступления с вандализмом в его, в частности, инструмен­тальной мотивации, мы все же не находим в нем объективных при­знаков вандализма - уничтожения или повреждения материальных или культурных ценностей.

3.3. Негатнвнстская мотивация

В отличие от враждебной агрессии негативные мотивы ванда­лизма •  обусловлены состоянием фрустрации. Мотивы, называе­мые негативными, лишены осознаваемого рационального основа­ния, хотя вытекают из индивидуальной потребности в самоактуали-зяции. Это довольно мощная потребность, способная в зависимо­сти от направленности и духовного развития личности привести к подвигу или к катастрофе, и не только личной.

Рассматриваемая мотивация часто встречается в бытовом и эпатажном вандализме.

 

Наряду с фундаментальными потребностями самоутверждения негативные мотивы могут опираться на производные от основных потребностей в переживаниях риска, азарта, тревоги и т.п. Такая мотивация в художественной литературе нередко изображается с известной романтической окраской и не без авторских симпатий (лермонтовский Вулич, ибсеновский Пер Гюнт). Менее привлека­тельны они в жизни - неукротимые дуэлянты времен минувших и злостные хулиганы нынешние. В.А. Файвишевский, изучавший не­гативные мотивы, пишет, что если влечения к отрицательным эмо­циям "сами по себе в изолированном виде антибиологичные, не имеют самостоятельного подкрепления и находятся в противоречии с "законом смысла", то они .как таковые не осознаются"1. В по­добных случаях люди склонны объяснять свое поведение положи­тельными мотивами.

Причудлива и чужда здравому смыслу мотивация преступлений психически ущербных лиц, признанных, однако, вменяемыми. О.Е.Фрейеров называет такую мотивацию "неясной" и приводит при­мер из судебной и психиатрической практики. Некто К., находясь в магазине, выстрелил из пистолета вверх, а затем, увидев, что мужчины бросились бежать, отталкивая от дверей женщин и детей, выстрелил в одного из покупателей и ранил его. Свои действия объяснил желанием проверить, как ведут себя люди в момент опасности, а также возму­щением, вызванным недостойным поведением мужчин. Признан вме­няемым, истерическим психопатом2. Еще пример "неясной" негативи-стской мотивации вандализма. 20-летний К., страдающий олигофрени-ей, сбросил в овраг два трактора и повредил их. После возбуждения уголовного дела разбил еще один трактор. Первое преступление объ­яснил любопытством: "хотел посмотреть, как они будут падать". А второе - "чтобы затянуть следствие и до осени побыть на свободе". Вменяем3.

1 Файвишевский В.А. О существовании неосознаваемых негативных мотиваций и их проявление в поведении человека // Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Т.З. Тбилиси. 1979. С. 444; Б.Н. Додонов называет стремление к отрица­тельным переживаниям пугническими эмоциями (от лат.ридпа - борьба). По его мне­нию, они возникают на основе потребности в преодолении опасности (Додонов Б.И. Эмоция как ценность. М-197 8).

2 Фрейеров О.Е. Мотивация общественно опасных действий психически неполно­ценных людей // Сов. гос-во и право. 1969. N4. С. 96-111.

3 Антонин Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология М., 1991. С-.196.

- 144 -

 

Психические аномалии - психопатия, олигофрения, неврозы, также акцентуация личности - ослабляют сознание и усиливают влечениями либидо и мортидо (танатос), что облегчает агрессивную мотивацию. Ту же роль выполняет алкогольное или наркотическое опьянение. Сочетание того и другого, то есть аномалий и алкого­лизации личности, многократно увеличивает вероятность негативи-стской мотивации.

Бытовой эпатажный вандализм, который обычно имеет нега-тивистскую направленность, реализуется как в непредумышленных импульсивных реакциях на неблагоприятную ситуацию, так и в виде преступной деятельности. Импульсивная негативная мотивация ха­рактерна для хулиганства. Страдают чаще всего оконные и витрин­ные стекла. Оператор газовой котельной базы "Укроптгалантерея" У. в нетрезвом состоянии ночью направился в котельную, чтобы, как он потом объяснял на суде, проверить работу своего сменщи­ка, но ему никто не открыл дверь. Это вызвало неудовольствие У. и он руками разбил витрины и стекла входной двери, причинив крупный ущерб и поранив себе руки1. Импульсивное вандалистиче-ское поведение наблюдается среди некоторых несовершеннолет­них, действующих в группах. В таких случаях сказывается меха­низм психического заражения, присущая подросткам склонность к конформизму. В одной из школ г. Ивано-Франковска двое учащих­ся ПТУ и ученик той же школы побили оконные стекла более чем на 400 гривень. Один из шкодников объяснил: "Увидел, как другие бросали камни в окна, и я тоже бросил..."2.

Влечение к злу порождает преступную деятельность, иногда довольно сложную и длительную. В одной из харьковских обще­образовательных школ два ученика 9-го класса где-то раздобыли серную кислоту и с помощью шприцев обрызгивали одежду своих товарищей у входа в школу. Время от времени в средствах массо­вой информации сообщается о появлении в школах и других учре­ждениях кем-то разлитой ртути, отчего помещения надолго стано­вятся опасными для здоровья людей. Похищаются, а затем появ­ляются в самых неожиданных местах радиоактивные материалы. Кому-то помешал в 9-ти этажном доме мусоропровод и он был

1 Архив Ленинского районного суда г. Харькова. Дело I-67/92.

2 Термос Г. б'ю|ь в!кна в школ;. Розплачуються здоров'ям д!ти // Галичина. 1995. 1 березня.

- 145 -

 

взорван1. Перечень подобных актов вандализма с ярко выражен­ной негативной направленностью можно было бы продолжить. В романе "Ненависть" В. Коротич описывает возмутивший всю Аме­рику случай: неизвестный насыпал цианистый калий в капсулы бо­леутоляющего вещества "таймол", поступившего в аптеки. Рассуж­дая по этому поводу, автор предрекает мрачную перспективу неле­гального изготовления и использования атомной бомбы2. Появился новый высокоинтеллектуальный вид вандализма - компьютерного. Компьютерный вирус, умышленно запущенный в информационную систему, способен полностью вывести ее из строя. Мотивы могут быть разными, в том числе и негативными, ради наслаждения от разрушения. Возникли так называемые "хакеры", "взламывающие" авторские оригинальные программы и выдающие их за свои.

В такой мотивации влечение людей к разрушительству и пору­ганию святынь проявляется обнаженно, так сказать, в чистом виде. Используя метафорическое фрейдовское сравнение неосознавае­мых влечений "Оно" с лошадью, а рассудочного "Я" - со всадни­ком, можно утверждать, что в случаях, только что упомянутых, строптивая лошадь освобождалась от всадника. Доминирование внутренних, так называемых "хулиганских" побуждений негативист-ской мотивации не означает, что полностью отсутствуют внешние поводы. Но речь идет о поводах, а не о внешних детерминантах ситуации. Негативистский вандализм - это всегда "надситуативная активность" (А.Н. Леонтьев). Примером может послужить событие, о котором сообщила российская газета "Известия" от 6 февраля 1996г., озаглавив заметку "Не понравились радиопередачи - свали радиомачту". В г. Находка Приморского края злоумышленники вы­вели из строя радиомачту радиостанции "Находка" в связи с тем, что редакция сообщила о намерении религиозного фонда "Благодать" построить в городе православный храм и предостави­ла эфир активистам фонда. Воинствующие атеисты угрожали взо-

' Черенкова Г. Раздайте патроны, тов. начальник! // Независимость. 1995. N43-

44.

2 Коротич В. Ненависть. Роман в письмах // Роман-газета. 1984. №20. С. 15.

3 Степаненко В.Ф. Типолопя молод1жно-тдлггковоТ самод'|яльност'|. Анал!з мож-ливост! та форми вщхилень морально'!' поведики // Матер1али м'|жнародно| науково-практичноТ конференц'1'i "Дев|антна поведжка неповнолЬжх i молод'1: можливост'1 впли-ву. X., 1994. С.19-21

- 146 -

 

рвать машину главного редактора, но сделали проще - свалили 45-метровую мачту.

Разгул безумия и упоения разрушительством достигает апогея в ситуации массовых беспорядков. Вандализм толпы часто стано­вится негативистским даже тогда, когда толпа собралась по иному поводу, например, с политическими или экономическими требова­ниями. Агрессия обращается на первые попавшиеся предметы: ав­томобили, окна, здания и т.п.

Потребностным источником негативного мотива становится ино­гда одна из высших социальных потребностей - потребность персона-лизации, то есть стремление индивида заявить о себе, оставить о себе память, "запечатлеть себя в людях", выделиться из массы (А.В. Пет­ровский). Большинство людей обычно не осознает своего честолюбия. В нем, как и в иных личностных потребностях, нет ничего плохого, ес­ли человек избирает достойный, трудовой путь его удовлетворения. Но уродливо гипертрофированная жажда прославиться неоднократно ос­меяна писателями-сатириками.  Один  из персонажей  комедии Н.В.Гоголя "Ревизор" обращается к "ревизору" с единственной прось­бой: "Я прошу вас покорнейше, как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство или превосходительство, живет в таком-то городе Петр Иванович Бобчинский". Незатейливое желание провинциала вызывает улыбку. Но современные бобчинские, которые стремятся увековечить свои инициалы на стволах реликтовых деревьев, либо посредством ав­тографов, нацарапанных на стенках лифта, - уже не смешат. Болез­ненная жажда известности не раз становилась источником тягчайших преступлений.

Одному из древних честолюбцев, греку из г. Эфеса Геростра­ту, удалось все же обессмертить свое имя после того, как он в 356 г. до н.э. сжег храм Артемиды Эфесской, считавшийся одним из семи чудес света. Имя Герострата стало нарицательным, им назы­вают авантюриста, добивающегося славы любой ценой, а мотивы такой деятельности называют геростратовыми.

Глубокий психологический анализ личности и поведения со­временного Герострата - убийцы содержится в рассказе Ж.-П. Сар­тра "Герострат"1.

1 Сартр Ж.-П. Нудота. Мур. Слова. К., 1993. С. 225-237. - 147 -

 

Можно предположить, что человек, который, сметая все на своем пути, катался в современном танке М-60 по улицам города, действовал из геростратовых побуждений. Но финал был печаль­ным: при попытке скрыться "танкист" был застрелен, а газета, со­общив о происшествии, не назвала даже его имени1. Нечто похо­жее произошло и в г.Харькове: 17-летний К. угнал трамвай, разъ­езжал на нем по городу, повредил при этом пять трамвайных ваго­нов. После задержания заявил, что хотел "поводить трамвай"2.

Производным от потребности персонализации является стрем­ление к престижу и авторитету в определенной среде. Криминологи давно заметили преобладание престижной мотивации в преступно­сти несовершеннолетних. Даже в таких совершаемых подростками традиционно корыстных посягательствах, как кражи и грабежи и таком специфическом, как изнасилование, доминируют мотивы престижа в референтной группе. А вандализм, уровень ответсвен-ности за который и вероятность разоблачения минимальные, для завоевания "авторитета" подходит вполне. А.П. Тузов сообщает, что 36% обследованных им несовершеннолетних, осужденных за хулиганство, стремились к престижу и повышению своего статуса среди сверстников, а 30% учинили злостное хулигансво из подра­жания, "за компанию", что тоже связано с престижными сообра­жениями.3

Зависимость негативистской мотивации вандализма от группо­вых норм увеличивается в так называемых "молодежных нефор­мальных объединениях" агрессивного и эпатажного толка. Любите­ли тяжелого рока - ''металлисты", "рокеры" и другие свои "тусовки" под поп-музыку часто завершают драками и вандализ­мом. Склонны к вандализму и панки, проповедующие отвергание элементарных правил приличия в одежде, поведении и образе жизни. "Веди себя так, чтобы вызвать отвращение окружающих", "мир - дерьмо", "будущего нет", "я идиот, я агрессивен, я извра­щенец" - таков катехиз и руководство к действию панков. Вокаль­но-инструментальные ансамбли панков свои публичные выступле-

' Белецкий М. "Вышивал" на танке, за что и поплатился // Киевские ведомости. 1995, 19 мая.

2 Трамвайный маньяк // Слобода. 1995, 19 июля.

3 Тузов А.П. Мотивация противоправного поведения несовершенолетних. К., 1982. С. 117.

- 148-

 

ния нередко сопровождают самым диким вандализмом, публика отвечает тем же1.

Агрессивны и склонны к вандализму территориальные моло­дежные группировки типа криворожских "бегунов" и т.п., а также спортивные фанаты.

В сущности, эпатажный характер носит вандализм секты сата-нистов; свои дикие шабаши на кладбищах и других местах они от­мечают особыми сатанинскими знаками и символами. Нельзя не упомянуть также и агрессивные вылазки неофашистов, особенно активных в городе, который больше всех городов мира пострадал от фашистского нашествия 1941-45 гг., в г. С.-Петербурге. Они со­вершают надругательства над памятниками и мемориалами героям Великой Отечественной войны, рисуют на еврейских кладбищах фашистские свастики и т.д. Вандализм противоположной направ­ленности в отношении памятников истории и культуры Украины учиняют левые экстремисты. Вандализм экстремистских групп не­редко приобретает ритуальный характер.

Изложенные выше объяснения негативных мотивов, которые содержатся в современной психологической литературе, - а это из­ложение можно было бы и продолжить - не только не противоре­чат фрейдизму, но и подтверждают его постулаты, в частности о неосознаваемом влечении людей к разрушению и смерти (танатос или мортидо). В течение многих лет в СССР имя 3. Фрейда и его теории психоанализа если и вспоминались, то исключительно для "разоблачения реакционных биологических теорий". Это привело к отставанию отечественной криминологии в научной разработке центральной проблемы - истоков человеческой агрессивности.

Отмечая это обстоятельство, замечательный российский писа­тель В.Астафьев вполне заслуженно упрекает нашу заидеологизи-рованную криминологическую науку: "Отчего тогда молчали об этом? Почему не от своих учителей, а у Ницше, Достоевского и прочих давно почивших, да и почти тайком, надо узнавать о при­роде зла? В школе цветочки по лепесточкам разбирали, пестики, тычинки, кто чего и как опыляет постигали, на экскурсиях бабочек истребляли, черемуху ломали и нюхали, девушкам песни пели, сти-

) Мазурова А.Н. Панк: альтернатива внутри альтернативы // По неписанным за­конам улицы. М.. 1991. С. 218-238.

- 149-

 

хи читали. А он, мошенник, вор, бандит, насильник, садист, где-то вблизи, в чьем-то животе или в каком-то другом темном месте за­таившись, сидел, терпеливо ждал своего часа... Под нейлоновой рубахой и цветными трусиками, под аттестатом зрелости, под бу­магами, документами, родительскими и педагогическими наставле­ниями, под нормами морали зло ждало и готовилось к действию"1.

В заключение нашего обзора психологии вандализма мы хо­тели бы еще раз повторить тезис о диалектическом единстве соци­ального и биологического факторов в детерминации человеческого поведения вообще и деструктивного в частности. Указывая на глу­бинные импульсы агрессии, исходящие из природы человека, его неосознанных влечений ("Оно"), нельзя недооценивать роль созна­ния ("Я" и "Сверх-Я"). Акт вандализма осуществляется потому, что сознание И воля оказываются неспособными обуздать разруши­тельные влечения психики, либо лицо сознательно избрало антисо­циальную позицию и рассматривает агрессию как способ преступ­ной деятельности, направленной на обогащение или иные цели. Но и в этом случае выбор делается не без участия неосознаваемой глубинной психологии.

' Астафьев В. Печальный детектив // Октябрь. 1986. №6. С.27. - 150-