2.2. Анатомия мотива : Вандализм - A.M. Бандурка А.Ф.Зелинский : Книги по праву, правоведение

2.2. Анатомия мотива

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 
РЕКЛАМА
<

Всякая самоуправляемая система стремится к гомеостазу (равновесию). Когда он нарушается, система его восстанавливает. Человек - система высочайшей степени сложности. Его активность начинается с возникновения потребности в чем-то, в каких-то бла­гах, отсутствующих в данный момент (нарушен гомеостаз). Ощуще­ние неудовлетворенной потребности создает состояние диском­форта, побуждающее поиск предмета, способного удовлетворить актуальную потребность. Слово "предмет" здесь следует понимать в широком смысле не только как вещь или иное материальное ус­ловие жизни (воздух, вода и т.п.), но и духовные блага: авторитет, власть, красота, безопасность и многое другое. Перечислить все человеческие потребности трудно. Есть потребности основные, фундаментальные и производные от них "потребности роста", чис­ло и характер которых определяется уровнем культуры, образова­нием, социальным статусом личности.

3. Фрейд все многообразие человеческих влечений сводил к двум основополагающим: 1) либидо (эрос), т.е. к потребности в половой любви, продолжению и развитию жизни и 2) потребности в разрушении и смерти (танатос или, по терминологии современно­го последователя фрейдизма Э. Берна, "мортидо"}. Все другие влечения и возникают в результате сублимации, т.е. переключения энергии либидо или жажды разрушения на другие "более высокие цели"1.

Современные исследователи проблем мотивации по-разному определяют число и соотношение мотивообразующих потребно­стей. Представляет интерес классификация потребностей, предло­женная американцем А. Маслоу в книге "Мотивация и личность" (1954 г.). Он рассматривает человеческие потребности и мотивы как иерархическую пирамиду, в основании которой лежат "низ­шие" физиологические потребности - голод, жажда, сексуаль­ность и т.п. в той мере, в какой они обеспечивают жизнедеятель­ность индивида. Маслоу называет эти потребности нуждами. Над

1 Фрейд 3. По ту сторону принципа удовольствия. Фрейд 3. Сборник произведе-'' F ний. М., 1989. С. 382-424; Фрейд 3. Будущее одной иллюзии. Психологические этюды. Минск, 1991. С. 4R1-524. Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ непосвящен­ных. С-Пб., 1991. С. 74.

 

нуждами располагается второй уровень - потребности в безопас­ности в защите от страха, боли, гнева, неустроенности.

Третий уровень системы человеческих потребностей включает в себя преимущественно социогенные нужды человека. Это по­требности в социальной связи с другими людьми: в любви, нежно­сти, социальной присоединенности, социальной идентификации.

Четвертый уровень составляют потребности в самоуважении:

В достижениях, признании, одобрении.

И наконец пятый, высший уровень потребностей иерархии, -это потребности самоактуализации или потребности роста: стрем­ление к реализации собственных возможностей и способностей, потребность в понимании и осмыслении окружающей среды. Ос­новной идеей классификации Маслоу является принцип относи­тельного приоритета актуализации мотивов - прежде чем поведение начнут определять потребности более высокого уровня, должны быть удовлетворены потребности низшего уровня, а в случае кон­фликта между ними побеждает низшая потребность.

В младенчестве доминируют физиологические нужды, с ростом и развитием человека появляются и активизируются более высокие уровни потребностей. Потребности в самоактуализации автор опреде­ляет так: "Даже когда все эти потребности удовлетворяются, мы все же часто (если не всегда) можем ожидать, что если индивид не зани­мается тем, для чего он предназначен, то вскоре возникнут новые не­удовлетворенность и беспокойство. Чтобы находиться в согласии с со­бой, музыкант должен создавать музыку, художник рисовать, поэт пи­сать стихи. Человек должен быть тем, чем он может быть. Эту потреб­ность можно назвать самоактуализацией" \

Очень схожую группировку потребностей предлагают россий­ские философы И.Т.Москаленко и В.Ф.Сержантов. Индивидуальные жизненные потребности располагаются на четырех уровнях: 1) ин­дивидуально-органические - потребности в пище, одежде, жилье, безопасности и т.п.; 2) родовые потребности - секс, родительский инстинкт, забота о семье, общение с родственниками и др.; 3) по­требности в познании и активности или, как их называют авторы, "когнитивно-праксеологические"; 4) потребности человека в свобо-

Цит. по книге: Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. T.I. M„ 1986. С. 113-

114.

- 120-

 

де, личном достоинстве, значительности, самовыражении и самоут­верждении. Это так называемые "социабельные" потребности1.

То обстоятельство, что новосибирские авторы пришли к клас­сификации, почти совпадающей с классификацией американца Маслоу свидетельствует о ее научном достоинстве.

Актуальная потребность побуждает вначале поисковую актив­ность. И только после того, как обнаружится предмет, способный устранить дискомфорт и удовлетворить потребность, возникает мо­тив. Пока образ предмета не отразится в психике лица, предметная деятельность не возможна. Воспользуемся примером. Некто остро испытывает потребность в популярности. Путей к ней много. Можно стать звездой эстрады, установить спортивный рекорд, продвинуть­ся по служебной лестнице и т.п. Но этот некто в соответствии со своимим личными качествами избрал Геростратов путь к славе -поджигает храм. Совершенно очевидно, что реализация потребно­сти возможна только при наличии ее предмета. Мотив - это оп-редмеченная потребность.

Всякий мотив складывается из двух компонентов - содержа­тельного (или основания мотива) и динамического (энергетическо­го). Содержание или основание мотива состоит в рациональном обосновании поведения и отвечает на вопрос ради чего оно со­вершается, в чем состоит его личностный смысл. В сущности -это осознанные или неосознанные потребности, интересы и ценно­стные ориентации, во имя которых человек действует. Динамиче­скую сторону мотива составляют эмоциональные переживания в виде влечения, хотения, желания, страсти. Степень эмоционального напряжения зависит от остроты потребностного состояния и веро­ятности его удовлетворения. Фрейдовский психоанализ рассматри­вает эмоции как проявление энергетического ядра психики "Оно" ("Ид"). Сознание лица ("Я", "Эго"), конечно, не остается в стороне от возникших желаний и стремится разумно направить их с учетом сложившейся ситуации, или вовсе приостановить поведение, если оно опасно. Здесь вступает в мотивацию воля - атрибут сознания. Воля означает способность человека преодолевать внутренние и внешние препятствия в регуляции деятельности. По мнению неко-

' Москаленко А.Т., Сержантов В.Ф. Личность как предмет философского позна­ния. Новосибирск, 1984. С. 162.

- 121 -

 

торых психологов, "необходимость волевого поведения возникает тогда, когда обнаруживается недостаток или нежелательность по­буждения к действию"1. Такое противопоставление воли и эмоций в мотивации поведения не разделяется многими специалистами. На наш взгляд, можно согласиться с тем, что с помощью волевых уси­лий индивид поступает так, как ему не очень хочется, преодолевает страх, делает выбор при борьбе мотивов. Но не бывает волевого поведения без участия в нем эмоций. И даже тогда, когда кто-то затевает какое-то дело, требующее длительных усилий и не обе­щающее скорой отдачи, при ближайшем рассмотрении обнаружи­вается стойкая эмоция, на которую опирается воля. Крестьянин пашет поле ранней весной и засевает его в надежде на урожай, который в лучшем случае он получит осенью. Только ли воля по­буждает его к работе? Откуда возьмется эта воля, если землепа­шец не заботится о своей семье, не любит свою землю и т.д.?! И даже когда кто-то совершает поступок выполняя чужую волю, он повинуется приказу, благодаря эмоции страха или другому, не ме­нее сильному чувству. Поэтому понятие "волевое поведение" носит условный характер и означает лишь целенаправленность действий.

Классификация мотивов - довольно сложный и запутанный раздел многочисленных исследований мотивации. Для нас сейчас важно обратить внимание на то, что мотивы бывают адаптивными и неадаптивными. Соответственно и преступное поведение может носить адаптивный (приспособительный) и неадаптивный характер.

К адаптивным видам преступной деятельности относятся та­кие, которые состоят из действий, направленных на достижение прагматически значимой для субъекта цели. Адаптивные побужде­ния обеспечивают приспособление индивида к среде и его выжива­ние. Это корыстные и иные движимые личной заинтересованностью преступления. Представляется неточным утверждение о том, что Всякое преступление является неадаптивной активностью.

Неадаптивные мотивы порождают поведение, противореча­щее жизненным интересам личности. Психологи давно отмечают эту особенность человеческой активности. А.Г. Асмолов называет ее "феноменом бескорыстного риска" и отмечает, что "человеку

1 Иванников В.А. О сущности волевого поведения // Психологический журнал. 1985 Т.6. №3. С. 54.

 

присуща явно неадаптивная по своей природе тенденция действо­вать как бы вопреки адаптивным побуждениям над порогом внут­ренней и внешней ситуативной небходимости. В основе феномена "бескорыстного риска"... лежит порождаемый развитием самой деятельности источник - надситуативная активность"1.

Надситуативная активность возникает в связи с потребностью разрядки психического напряжения, скопившегося в организме ин­дивида, вследствие негативных эмоциональных переживаний фру-страции, тревожности, депрессии.

Неадаптивные (или по другой терминологии - негативные) мо­тивы характерны для большинства актов вандализма. Слова Валь­тера Скотта о том, что "судебные дела - это повести о людских безумствах" к бессмысленному разрушительству имеют прямое от­ношение. Вот одно из таких дел, попавшее на страницы "Литературной газеты". Трое друзей-студентов в легком подпитии проникли в викарий медицинского института и уничтожили там 24 подопытные собаки. Покалечили еще сорок. "Трудились" в поте лица несколько часов. Объяснить мотивы бессмысленного погрома не могли ни подсудимые, ни судьи. Эксперт-психолог заключил:

"Никакой рациональной цели не было, была эмоция"^.

Вместе с тем многие деструктивные, разрушительные право­нарушения отличаются приспособительной мотивацией. К таким следует отнести прежде всего так называемый "криминальный" вандализм, совершаемый из корысти либо для сокрытия следов иных преступлений. В отличие от неадаптивного вандализма моти­вы "криминального" вандализма, как правило, осознаются.