1.5. Психические аномалии : Вандализм - A.M. Бандурка А.Ф.Зелинский : Книги по праву, правоведение

1.5. Психические аномалии

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 
РЕКЛАМА
<

Криминологические научно-исследовательские центры (каби­неты), возникшие в двадцатых годах в университетских городах Украины и России, немало сделали для изучения личности пре­ступника и, в частности, психических аномалий. Был определен "психопатологический индекс" - показатель распространенности психических заболеваний среди правонарушителей, который ока­зался равным 68%, что почти не отличается от современных дан­ных. Умственная отсталость обнаружилась у 37% обследованных, психопатия - у 31%. Были получены важные данные о взаимоот-

1 Лебединский В.В. Нарушения психического развития у детей. М., 1985. С.35-83, 109-161; Королев В.В. Психические отклонения у подростков-правонарушителей. М., 1992. С. 138-172-

2 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1946. С. 261.

- 89 -

 

дающие расстройствами психики, составили 68.8 %1, Г.И. Чечель из заключений судебно-психиатрических экспертиз по Алтайскому краю установил, что 15.1% убийц невменяемые, а 56.2% - вме­няемые, но психопаты2. Совсем другие данные у М.И. Еникеева:

среди лиц, направленных на судебно-психиатрическую экспертизу в связи с совершением преступлений и признанных вменяемыми, психопаты составили 18.3%, лица с остаточными явлениями орга­нических повреждений головного мозга - 18.7%, с травматической энцесралопатией - 18.0%, хронические алкоголики - 16%3. В сум­ме, однако, получается 71.0%, что почти совпадает с "психопато­логическим индексом", найденным еще в 20-х годах.

Большинство исследователей не сопоставляет полученные ре­зультаты с контрольной группой. Необходимы статистические све­дения о распространенности психических аномалий среди всего населения и отдельных 'его категорий, и если окажется, что "удельный вес" больных среди агрессивных правонарушителей на­много превышает относительное количество тех же психических отклонений среди населения либо соответствующих социальных групп (молодежи, горожан, сельских жителей, учащихся и др.), то­гда будут основания для суждений о криминогенности психических аномалий. В апреле 1989 г. на Всесоюзном совещании психиатров в Москве утверждалось, что в мире насчитывается не менее 40 млн. психически больных людей, которые могут считаться невме­няемыми, и еще 300 млн. - страдающих психическими аномалиями на уровне пограничных состояний. В Советском Союзе на то время психически больных людей насчитывалось не менее 15 млн., из них 5.5 млн. - на активном учете в психиатрических диспансерах. 17% студентов вузов лечатся от неврозов4. Это было в год подъе­ма демократического движения в стране, в разгар долгожданной перестройки. Нетрудно догадаться, что в 1993-1996 годах в Украи-

1 Закалюк А.П., Коротченко А.И., Москалюк Л.Н. Допреступное поведение и ме­ханизм совершения преступления при нарушениях психики пограничного характера. Проблемы изучения личности правонарушителя. М., 1984. С. 145.

Чечель Г.И. Влияние психических аномалий на назначение и отбытие наказа­ния- Личность преступника и уголовная ответственность. Саратов, 1981. С. 129.

Еникеев М.Н. Основы судебной психологии. Психические свойства личности. М.. 1982. С. 91.

4 Манучарова Е. Психиатрия без зон молчания//Известия. 1989., 19 апреля.

-92-

 

не и других странах СНГ ситуация значительно ухудшилась. Если даже исходить из того уровня заболеваемости, который был до­вольно приблизительно установлен в 1989 г. и численности всего населения СССР в 300 млн. человек, да учесть хотя бы 50-процентную латентность психических отклонений (а она наверняка больше) и исключить население в возрасте моложе 14 и старше 70 лет, что примерно составит 13-15%, то окажется, что 15% актив­ной части населения страдают психическими аномалиями. Значит, все данные о преступниках-психопатах и иных, страдающих патоло­гиями психики в рамках вменяемости, если они превышают 15 про­центов, могут служить доказательством криминогенности указан­ных факторов при условии, что соблюдены правила выборки, или хотя бы главное ее правило - случайный характер отбора объектов наблюдения. В связи с этим приходится признать, что расчеты, по­строенные на материалах учреждений, осуществляющих судебно-психиатрическую экспертизу, вряд ли соответствуют этому правилу выборки, поскольку на экспертизу направляют лишь тех обвиняе­мых, в отношении которых возникают сомнения в их психическом здоровье. Другими словами, происходит не случайный, а целена­правленный отбор объектов исследования1.

Выявление роли психических аномалий в детерминации пре­ступного поведения может быть достигнуто также посредством со­поставления уровня преступности среди психически здоровых лю­дей и соответствующих им по возрасту и другим социальным ха­рактеристикам достаточно представительной группы лиц, страдаю­щих психическими аномалиями. В.П. Емельянов определил, что уровень преступности несовершеннолетних со здоровой психикой в

1 Методическая неграмотность, а то и методический нигилизм, получивший ши­рокое распространение в криминологии и в правовых исследованиях, перечеркивают иногда большую работу, лишая ее научной ценности. Один автор, например, пишет, что он изучил 861 подростка, стоящего на учете в инспекциях по делам несовершеннолет­них, и установил, что по сравнению с контрольной группой из 200 школьников, не сто­явших на таком учете, в первой группе зачительно чаще встечаются дети озлобленные, лживые, наглые, жестокие, вспыльчивые и т.д. (См.: Сахно В.П. Некоторые особенно­сти криминологической характеристики несовершеннолетних, представляющих профи­лактический интерес для горрайорганов внутренних дел//Труды ВНИИ СССР. № 56. М., 1980. С. 80-83). Но ведь именно благодаря перечисленным негативным характери­стикам производился отбор подучетных делинквентов!

- 93 -

 

1.7 - 2 раза ниже, чем у стоящих на диспансерном учете олигофе-нов в'возрасте 14-17 лет, в 15-16 раз ниже, чем у психопатов и в 303.5 раза ниже, чем у эпилептиков того же возраста. Установлено также, что психопаты чаще, чем иные обвиняются в агрессивных посягательствах (67.8%). Среди осужденных несовершеннолетних, страдающих слабоумием (олигофренов) агрессивные правонаруше­ния составили меньше половины - 48%1.

С-Петербургский психиатр, известный специалист в области отклоняющегося поведения несовершеннолетних А.Е. Личко сооб­щает, что 40% госпитализированных в связи с психическим нездо­ровьем трехсот подростков - правонарушители. Среди психопатов их почти половина2.

Украинские авторы - криминолог С.А. Тарарухин и психиатр А.И. Селецкий - установили довольно высокий процент (почти 36%) среди 830 воспитанников специальных школ для трудновос­питуемых подростков, страдающих "биологической неполноценно­стью, заболеваниями центральной нервной системы и соматиче­скими страданиями"3. Смущает лишь неопределенность формули­ровок о "биологической неполноценности" и "соматических стра­даниях", но очевидно, что "удельный вес" психически нездоровых подростков в специальных школах для трудновоспитуемых (ныне -школ социальной реабилитации) намного превышают среднюю рас­пространенность этих болезненных состояний среди обычных школьников.

Проблема психического здоровья несовершенннолетних при­обретает для криминологии особое значение не только потому, что среди правонарушителей оказалось значительное число психопа­тов, олигофренов, энцефалопатов, но и потому, что у подростков возникают специфические проблемы: явления, связанные с пубер-татным кризисом, способные обусловить отклоняющееся поведе­ние, акселерация - ускоренное телесное созревание, не сопровож­дающееся адекватным нравственным формированием личности за­держки психического развития и др. И.С. Кон и Д.И. Фельдштейн

) Емельянов В.П. Преступность несовершеннолетних с психическими аномалия­ми. Саратов, 1981. С. 11.

2 Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Л., 1983. С.53.

3 Селецкий A.M., Тарарухин С.А. Несовершеннолетние с отклоняющим поведе­нием. К., 1981. С. 211.

-94-

 

пишут: "Психологически возраст крайне противоречив, он характе­ризуется максимальными диспропорциями в уровне и темпах раз­вития..., известной импульсивностью. Порой подростки сначала сделают, а потом подумают, хотя при этом уже сознают, что сле­довало бы поступить наоборот"1. Как уже отмечалось, больше по­ловины актов вандализма совершают лица, не достигшие возраста 18 лет. А это определяет актуальность детской патопсихологии для исследования психологии вандализма.

Наиболее агрессивны психолаты. Психопатия представляет со­бой собирательное понятие, включающее в себя разнообразную симптоматику.

Как свидетельствуют Ю.М. Антонян и В.В. Гульдан, одним из наиболее распространеных типов психопатии среди правонаруши­телей является возбудимый: около половины лиц с психопатиче­скими аномалиями (45.6%), совершивших преступления, обнаружи­вают повышенную возбудимость, вспыльчивость, импульсивность, гневливость, склонность к бурным аффективным вспышкам, под­верженность алкогольным запоям.2 Один из вариантов этого типа психопатов - эпилептоидные. П.Б. Ганушкин, а вслед за ним А.Е. Личко, выделяют эпилептоидную психопатию в самостоятельную группу психических отклонений. П.Б. Ганушкин подчеркивает мо­ральные дефекты эпилептоидов, их антисоциальные установки: "их аффективная установка почти всегда имеет несколько неприятный, окрашенный плохо скрываемый злобностью оттенок, на общем фоне которого время от времени иной раз по ничтожному поводу развиваются бурные вспышки неудержимого гнева, ведущие к опасным насильственным действиям". Они крайне эгоистичны, злобны, агрессивны, отличаются повышенной сексуальностью3.

A.F. Личко эту характеристику дополняет указаниями на сход­ство эпи/ептоидов с больными эпилепсией: извращенные влечения, вязкость, тяжеловесность и инертность мышления, злобная тоскли­вость и готовность к вымещению плохого настроения на посторон­них лицах и вещах, садизм и мазохизм. В состоянии глубокого

) Кон И.С., Фельдштейн Д.И. Отрочество как этап жизни и некоторые психоло­го-педагогические характеристики переходного возраста. Хрестоматия по психологии. М., 1987. С. 366-ЗВ7.

2 Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Указ. соч. С. 60-61.

3 Ганушкин П.Б. Указ. соч. С. 45-77

-95-

 

опьянения обнаруживают склонность к вандализму - "стремление все бить и крушить"1.

Типичным, на наш взгляд, представителем психопата-эпилеп-тоида может послужить 30-летний Д. Отбыв наказание за разбой­ное нападение, он устроился на работу в качестве землекопа на кладбище г. Полтавы. Все, кто его знали, отзываются о нем крайне отрицательно: злобный, вспыльчивый, жестокий. Терроризировал семью, жена от него ушла. После освобождения возобновил пре­ступную деятельность, совершил ряд тяжких насильственных пре­ступлений, завершивщихся убийством двух человек и сожжением автомобиля, в котором находились потерпевшие. Последние пре­ступления совершены при следующих обстоятельствах. Ночью Д. и другой работник кладбища В., вооружившись охотничьим ружьем, направились на мотоцикле к птицеферме, чтобы украсть курей. Но убедившись, что птицеферма заперта и охраняется сторожем, зло­умышленники отказались от намеченной кражи. Неподалеку от кладбища обнаружили автомобиль "Жигули", в котором находи­лись незнакомые мужчина и женщина. Оставив на кладбище мото­цикл, Д. с ружьем (кстати, незадолго до этого разбойно отнятого у незнакомого охотника) вместе с В. вернулись к машине. Из маши­ны вышел мужчина (впоследствии оказавшийся жителем Днепро­петровской области) и спросил, что им нужно. В ответ Д. дважды выстрелил в него. Затем прикладом оглушил женщину. Не обращая внимания на ее мольбу о пощаде. Д. и В. поместили тела потер­певших в салон автомобиля, облили бензином и вместе с машиной сожгли. Перед поджогом потерпевшая стонала, подавала признаки жизни. Судебно-психиатрическая экспертиза признала Д. психопа­тической личностью, вменяемым2.

Страшное преступление, совершенное гробокопателями Д. и В., нельзя объяснить корыстью или иными рациональными мотива­ми. Была только злоба к людям, жажда разрушения и смерти. Сказалась и досада от неудавшейся кражи, сработал психологиче­ский механизм вымещения.

Среди лиц, осужденных за агрессивные преступления, немало психопатов неустойчивого типа. Их психологическая характери-

1 Личко А.Е. Указ. соч. С. 150.

2 Архив Полтавского областного суда за 1992 год.

- 96-

 

стика излагается исследователями неоднозначно. ,Н. Б. Краснушкин и некоторые современные авторы отмечают их неорганизован­ность, легкомыслие, безволие, внушаемость, нецелеустремлен­ность, жажду новых впечатлений, бездумность поступков. Извест­ный исследователь девиантного поведения подростков А.Е. Личко, характеризуя неустойчивых психопатов, указывает на трусливость, неуправляемость, лень, стремление к удовольствиям и развлечени­ям, безответственность, тяготение к алкоголю и уличным компани­ям1. Среди психопатов, по наблюдениям Ю.М- Антонина и В.В. Гулдана, неустойчивые представлены 16.4 процентами. В.Т. Конд-рашенко, обследовавший 884 несовершеннолетних правонарушите­лей, установил 25% психопатов и акцентуированных личностей. По его мнению, наиболее часто правонарушения совершали лица с эпилептоидными, неустойчивыми и шизоидными особенностями ха­рактеров.2 Наиболее распространенные преступления - угоны авто­мобилей, что, как известно, нередко завершается бессмысленными уничтожениями и повреждениями угнанных машин. Среди несо­вершеннолетних, отбывающих наказание в Куряжской ВТК за аг­рессивные правонарушения, и обследованных психологом Н.П. Крейдун, большинство составили лица, которые отличаются акцен­туациями неустойчивого типа. Но об этом более подробно - в дру­гом месте этой главы.

Заметное место среди психопатов, нарушивших уголовные за­коны, занимают истерические личности. Для них характерны эго­центризм - стремление обратить на себя внимание окружающих, жажда признания, лживость и нарочитая театральность поведения;

мышление поверхностное, с постоянным соскальзыванием к фанта­зированию. В то же время, как отмечал П.Б. Ганушкин, "по отно­шению к тем, кто возбудил их неудовольствие, они злопамятны и мстительны. Будучи неистощимы и неразборчивы в средствах, они лучше всего чувствуют себя в атмосфере скандалов, сплетен и дрязг"3. Среди психопатологических личностей, совершивших пре­ступления, истероидов, по мнению авторов монографии о крими-

' Личко А.Е. Указ. соч. С. 170-177.

2 Кондрашенко В.Т. Девиантное поведение у подростков. Минск, 1989, С. 14-23.

3 Ганушкин П.Б. Указ. соч. С. 37.

-97-

 

нальной патопсихологии - 16.4%. Среди совершаемых ими престу­плений 36%- агрессивные1.

Гипертимый тип психопатий отличается подвижностью лично­сти, болтливостью, озорством, легковесностью суждений. Гиперти­мы - "душа компании", склонны к групповым формам отклоняюще­гося поведения, к различного рода авантюрам, в том числе и пре­ступным. Часто являются лидерами преступных групп. Эти личност­ные черты нередко переплетаются с признаками психических от­клонений, характерных для неустойчивых и истерических психопа­тов.

Группа психопатий астенической группы состоит из шизоид­ных, астенических, психопатических отклонений. Для нас представ­ляет интерес шизоиды, отличающиеся агрессивностью. Они погру­жены в свои переживания, интравертны, внешне неуклюжи, чуда­коваты, замкнуты. Им чуждо сопереживание и сочувствие. Эмоцио­нальная холодность у многих превращается в эмоциональную ту­пость, чрезвычайную жестокость, в безразличие к чужому страда­нию. Большинство преступлений, совершаемых шизоидами, имеет агрессивную направленность.

Среди изученных нами материалов о вандализме обращает на себя внимание дело о преступлении, квалифицированном по ч.2 ст. 206 УК Украины. 43-летняя регистратор 16-й городской больницы города Харькова А. в рабочее время в помещении регистратуры подожгла находившуюся там документацию. Уничтожены медицин­ские карточки, истории болезней, а также оборудование на круп­ную по тем временам сумму в 75 тыс. руб. (1991 г.). Была трезвой. В суде свой поступок объяснила служебным конфликтом с админи­страцией. Судебно-психиатрическая экспертиза установила у А. шизоидную психопатию и сочла .подсудимую вменяемой.

Паранойяльные психопаты среди осужденных встречаются срав­нительно редко, но это не свидетельствует об их конформизме.

Наоборот, они эгоистичны, привержены идее собственной ис­ключительности. Это люди крайне односторонние: вся окружающая действительность имеет для них значение и интерес постольку, по­скольку она касается их личности. Все кто не согласны с ними -

' Ю.М. АнТонян, В.В. Гульдан. Указ. соч. С. 61-62. -98-

 

личные враги. Их мысли и переживания сосредоточены на узком круге "сверхидей", центральное место в котором занимает, конеч­но, их собственная личность. Нетерпимы и конфликтны, что приво­дит к сутяжничеству, скандалам и агрессивным преступлениям, в том числе и направленных против вещей. По опубликованным дан­ным, из числа совершенных ими преступлений 64% составили на­рушения общественного порядка, 27% - посягательства на лич­ность. Параноики составляют ядро террористических групп и ис­полнителей идеологического вандализма.

Хронические алкоголики составляют, пожалуй, одну из самых распространенных фигур среди ограниченно вменяемых правона­рушителей. Алкоголизм часто сочетается с, психопатиями. Больше половины психопатов совершили преступление в состоянии алко­гольного опьянения. А психопаты эпилептоидного (возбудимого) типа - около 70%. Как сообщает Э.В. Батурина, мозговые патоло­гии (слабоумие, психопатии, органические повреждения головного мозга, эпилепсия) отмечались у 76% лиц, прошедших судебно-психиатрическую экспертизу. Все признаны вменяемыми. В то же время исследование позволило сделать заключение о том, что па­тологические отклонения психики "под влиянием алкоголя опреде­лили отрицательные формы поведения с утратой приспособитель-ных реакций на внешние условия, способствуя тем самым совер­шению противоправных действий"1. Так, 20-летний столяр художе­ственного училища С., находясь на работе в нетрезвом состоянии, неожиданно и без видимых причин побил в мастерской все окна. Позже объяснял, что ему какие-то незнакомые лица угрожали рас­правой. Судебно-психиатрическая экспертиза установила "острое развитие алкогольного психоза с галлюцинаторно-параноидной симптоматикой". Суд назначил принудительное лечение2.

Агрессивное поведение провоцирует также и патологические расстройства психики, создающие так называемые "пограничные состояния", при которых наблюдается различная по степени выра-

^ Батурина Э-В. Судебно-психиатрическая оценка осложненных форм алкоголь­ного опьянения//Вопросы профилактики общественно опасных действий, совершае-;-мых психически больными людьми. Волгоград, 1981. С. 82-83.

2 Архив Ленинского районного суда г. Харькова. Дело 1-49/92.1

-99-

 

женности дезорганизация личности, снижение прогностических способностей, усиление эгоистических и враждебных тенденций. Мы уже ссылались на сообщение М.И. Еникеева о том, что среди лиц, направленных на судебно-психиатрическую экспертизу, обна­ружены 18.7% с поражением центральной нервной системы орга­нического происхождения, 18% с поражением мозга травматиче­ского происхождения и 16% хронических алкоголиков.

Подробные сведения о криминогенности психопатологий со­держатся в исследованиях детского девиантного поведения. Пред­ставляют, в частности, интерес данные о структуре психопатологи­ческих отклонений трех довольно больших групп подростков, об­следованных В.В. Королевым. Первую группу составили 1980 лиц, подвергнутых экспертизе в течение ряда лет. Во вторую вошли 384 несовершеннолетних, лично обследованных автором. Третья группа - рецидивисты, впервые привлеченные к уголовной ответственности в несовершеннолетнем возрасте и впоследствии вновь подвергну­тые судебно-психиатрической экспертизе. В нее вошли 302 челове­ка.

Структура психической болезненности в процентах выглядит таким образом1.

' Королев В.В. Указ. соч. С. 94.

 

Таблица 5

 

 

1 группа

 

2 группа

 

3 группа

 

Психопатические черты характера

 

19,2

 

19,3

 

15,8

 

Патохарактерологические реакции и развитие

 

4,3

 

6,8

 

4,4

 

Психопатии

 

5,1

 

2,8

 

7,7

 

Последствия органического по­вреждения головного мозга

 

33,0

 

38,9

 

39,5

 

Олигофрения

 

20,0

 

26,3

 

15,7

 

Алкоголизм

 

15,3

 

3,8

 

14,4

 

Неврозы

 

2,6

 

2,5

 

2,1

 

 

Обращает на себя внимание близкое сходство трех структур болезненных состояний разных групп, объединяемых лишь несо­вершеннолетним возрастом и девиантным поведением. Это свиде­тельствует о представительности полученных данных. Расхождение показателей алкоголизма автор объясняет различием понимания и неодинаковыми методами диагностирования этого недуга. Заметим также высокий удельный вес остаточных явлений органического поражения головного мозга. Причинами становятся алкоголизм ро­дителей, патология беременности и родов у матери, а также ин­фекционные заболевания в раннем детстве. Проявляется эта пси­хическая аномалия по-разному: в виде интеллектуальной недоста­точности, психопатических синдромов и неврозоподобных рас­стройств. Таким образом, если наиболее распространенное психи­ческое нездоровье среди подростков-правонарушителей расчленить в соответствии с их синдромами, то окажется, что олигофрения, а также психопатические черты характера, да еще алкоголизм - са­мые характерные психопатологии среди несовершеннолетних пра­вонарушителей. Что касается неврозов, то это временные и изле­чимые нервно-психические расстройства, восходящие к детству и активизирующиеся в психотравм ирующих ситуациях. Согласно уче­нию 3. Фрейда, неврозы возникают вследствие острых, непреодо­ленных противоречий между "Эго", не сумевшим справиться с аморальными влечениями "Ид", и "Супер-эго" - совестью и право­сознанием личности. Выделяются три основные формы неврозов:

неврастения, истерия и невроз навязчивыг состояний. Все они в той или инои мере нарушают нормальное реагирование индивида на ситуацию и могут спровоцировать деструктивное поведение.

В специальной литературе нет единства мнений относительно того, какие отклонения психики детерминируют преимущественно

- 101 -

 

агрессивные правонарушения. В.В. Королев разделил все виды преступлений на шесть групп и показал структуру преступности психопатов, олигофренов и других категорий несовершеннолетних с психическими аномалиями. Сопоставив измельченные таким об­разом структуры, автор пришел к заключению, что коррелятивная связь между типом психической аномалии и характером правона­рушений отсутствует: "Если бы психические отклонения играли оп­ределяющую роль в происхождении преступлений, качественные особенности психических расстройств неминуемо принципиальным образом изменили бы структуру преступных действий при разных формах патологии"1.

Такое заявление Можно объяснить недостаточно корректной группировкой преступлений, в результате которой агрессивные правонарушения оказались в разных группах.

После устранения допущенных искажений в группировке пре­ступлений, извинительных для автора-медика, мы, используя те же количественные данные, получили достаточно репрезентативные показатели, которые сидетельствуют о зависимости направленности правонарушений от вида психических аномалий. Оказалось, что аг­рессивные преступления среди всех правонарушений, совершенных психопатами, а также лиц с психопатическими чертами характера и патохарактерологическими реакциями, составили 60.7%. Алкого­лики учиняют агрессивные действия еще чаще - 68.8%. Страдаю­щие остаточными явлениями органического повреждения головного мозга почти в такой же степени агрессивны: названные преступле­ния в сумме всех совершенных составили 55.4%. Напомним, что среди синдромов заболевания психопатизация - преобладающее явление. Олигофрены, как правило, не агрессивны. Среди совер­шенных ими преступлений агрессивные составили лишь 4.7%. Со­поставим эти цифры со структурой преступности несовершеннолет­них в Харьковской области в 1994 году. Грабежи, разбои, вымога­тельства, хулиганство, изнасилования, умышленные убийства и иные насильственные преступления составили здесь 21%. Психопа­ты, алкоголики и им подобные, которые нарушили уголовные зако­ны, оказались в три раза более агрессивными. Что, как говорится, и требовалось доказать. К аналогичным выводам пришел В.П.Емельянов: в структуре преступности несовершеннолетних пси­хопатов 53.8% составили агрессивные посягательства и 36.7% -

' Королев В.В. Указ. соч. С. 149-150.

- 102 -

 

кражи; в структуре преступности олигофренов кражи занимают 59.2%, а агрессия составляет 36.2%1.