1.2 Нравственно-психологическая характеристика : Вандализм - A.M. Бандурка А.Ф.Зелинский : Книги по праву, правоведение

1.2 Нравственно-психологическая характеристика

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 
РЕКЛАМА
<

Сам факт совершения актов вандализма, а особенно таких циничных, как разрушение памятников истории и культуры, надру­гательства над могилами, повреждение транспортных средств, соз­дающих угрозу жизни сотен людей, и других не менее дерзких, достаточно убедительно аттестуют нравственные качества виновных

- 79-

 

лиц. И возникает соблазн вслед за ^I.C-Лейкиной, автором соответ-ствуюей главы в вузовском учебник^ по криминологии, ограничить­ся утверждением об общественной опасности современных ванда­лов и подтвердить его несколькими броскими примерами1. Но не все так просто.

Человек, личность - система сверхсложная и способная на маловероятные реакции. Она формируется в процессе жизнедея­тельности индивида, которая всегда, связана с общением. Но вряд ли допустимо сводить все ее богатс во и разнообразие к "совокуп­ности общественных отношений". К^к метко заметил один из пер­сонажей Ф.М. Достоевского, "натура человеческая действует вся целиком, всем, что в ней есть, сознательно и бесссознательно, и хоть врет, да живет"2.

"Натура человеческая" представляет собой систему, структура которой представителями психологических теорий излагается по-разному. 3. Фрейд, один из величавших первооткрывателей в нау­ке, считал, что поведение индивида регулируется взаимодействием трех исходных слоев личности: "Эго ( " г •щ ( ин0 ) и Супер-Эго" (Сверх Я").

"Ид" - неосознаваемые биологически обусловленные инстинк­ты и влечения, подчиненные принщипу удовольствия. Это сфера страстей, не регулируемых сознанием- в ней господствуют две си­лы - Эрос (либидо) - стремление к жизни и Танатос - жажда раз­рушения и стремление к смерти.

"Эго" ("Я") - средоточие рационального в человеке, руково­дствуется здравым смыслом, учетов внешних обстоятельств и ин­стинктом самосохранения. "Эго" пытается контролировать "Ид", удерживать от рискованных поступков. В этом ему помагает "Супер-Эго" - усвоенные личностью нормы нравственности и права. В то же время "Супер-Эго" выступает в качестве цензора по отно­шению к "Эго". наказывая его за непоследовательность угрызе­ниями совести и неврозами. Уступит w "эго" аморальным влече­ниям "Ид" или сумеет обуздать его, зависит от силы "Супер-Эго" и

1 Криминология. М., 1988. С. 86-100.

2 Достоевский Ф.М. Записки из подполь^- Собр. соч. в 15 томах. Т.4 М., 1989.

С.471.

-80-

 

способности к вытеснению, сублимации и другим средствам психо­логической защиты1.

Фрейдистская теория личности послужила основанием для психоанализа - особого направления в психологии и психиатриче­ской практике. С начала 30-х годов психоанализ и вообще фрей­дизм официальной советской наукой были объявлены реакционны­ми биологизаторскими учениями и если и упоминались, то исклю­чительно для ожесточенной критики, далеко не всегда компетент­ной и добросовестной. Между тем идея системного строения чело­веческой психики, элементы которой далеко не однозначно взаи­модействуют между собой, получила применение и развитие в ра­ботах многих ведущих советских психологов, в частности К. К. Пла-тонова, предложившего так называемую "динамическую функцио­нальную структуру личности". Она состоит из четырех подструктур, которые различаются друг от друга различными соотношениями между биологическими и социальными ипостасями.

Верхней, ведущей подструктурой признается направленность личности - система установок (диспозиций), от которых зависит выбор стратегии и тактики поведения в определенной сфере жиз­недеятельности. Направленность формируется в процессе воспита­ния и деятельности. Эта в основном социальная подструктура лич­ности представляет собой иерархическую систему этических, эсте­тических и иных усвоенных личностью норм и ценностей. Верхний ее слой - ценностная ориентация на цели и смысл жизни, пред­ставления личности о добре и зле, о прекрасном и отвратительном и т.д. Речь идет о нравственном и правовом самосознании челове­ка, его внутреннем духовном стержне, определяющем неслучайную последовательность поступков. Средний слой - это диспозиции личности в той или иной сфере ее жизнедеятельности, например, в профессиональной, в общении с другими людьми, художественном творче(-'яе и др. Низший слой направленности составляют так на­зываемые фиксированные установки личности, активизирующиеся в той или иной конкретной жизненной ситуации. В основании этой иерархической пирамиды лежит неосознаваемая установка, опре­деляющая способы совершения конкретного действия. В принципе все четыре уровня направленности соответствуют друг другу и под­чинены ценностной ориентации личности- Однако это происходит

' Фрейд 3. Разделение психической личности. Введение в психоанализ. Лекции.

М.,1989. С. 334-349.

- 81 -

 

далеко не всегда, и тогда возможна дезорганизация поведения:

индивид совершает нечто такое, что противоречит его идеалам'.

Второй подструктурой динамической функциональной струк­туры личности является подструктура опыта - знания, умения, навыки, привычки. Они приобретаются в процессе деятельности, в частности обучения, но в отличие от направленности, эти качества зависят также от наследственности, т.е. биологического фактора.

Третья подструктура складывается из взаимодействующих между собой интеллектуальных, волевых и эмоциональных про­цессов и свойств личности.

Наследственные предпосылки интеллектуальных, волевых и эмоциональных свойств личности не вызывают сомнений. И, нако­нец, четвертая подструктура личности - это ее, в основном, биоло­гически обусловленные свойства, темперамент, задатки, способ­ности к той или иной деятельности, одаренность, хотя в процессе жизнедеятельности они могут развиваться, а могут и не реализо­ваться2.

Всякое поведение регулируется не какой-то одной подструк­турой личности и не одной ее диспозицией, а всеми ее элементами. Однако под влиянием внешних и внутренних конфликтов описанная иерархия личностных качеств в отдельные моменты может нару­шиться, и тогда ведущее место в мотивации занимает не направ­ленность личности, а ее темперамент или волевые качества - сла­боволие, внушаемость и т.п.

Сопоставляя фрейдовскую структуру человеческой психики с динамической функциональной структурой личности, разработан­ной К.К. Платоновым, нетрудно заметить их сходство. Направлен­ность личности - это, в сущности, фрейдовское "Супер-Эго" - т.е. усвоенные личностью культурные приобретения общества, нравст­венные правовые нормы поведения. Вторая и третья подструктуры отражают сферу "Эго", а биологически обусловленные качества четвертой подструктуры - проявления "Ид". Отношения между "Я" и "Ид" можно сравнить с отношением наездника со своей лоша-

1 Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности. Me-' тодологические проблемы социальной психологии. М., 1979. С.89-105. Асмолов А.Г. Диспозиционная структура регуляции: от гипотезы к концепции//Вопросы психолгии-1980. N3. С.178-ШО.

2 Платонов К.К- О системе психологии. М., 1972. С.125-130.

-82-

 

дью. Лошадь дает энергию для движения, наездник обладает пре­имуществом определять цель и направление движения сильного животного. Но между "Я" и "Оно" слишком часто имеет место да­леко не идеальное взаимопонимание, когда наездник вынужден направлять скакуна туда, куда тому вздумается1.

Темные, неосознаваемые влечения, составляющие подвалы души человеческой, направляют порой действия в самом неожи­данном и губительном для личности направлении. Об этом гени­ально задолго до Фрейда написал Ф.М. Достоевский:"... человек всегда и везде, кто бы он ни был, любил действовать так, как хо­тел, а вовсе не так, как повелевали ему разум и выгода; хотеть же можно и против собственной выгоды... Свое собственное, вольное и свободное хотение, свой собственный, хотя бы дикий каприз, своя фантазия, раздраженная иногда хоть бы до сумасшествия -вот это-то все и есть та самая выгода, которая ни под какую клас­сификацию не подходит и от которой все системы и теории посто­янно разлетаются к черту"2.

Вот почему, несмотря на гнуснейшие проявления вандализма, мы считаем невозможным считать всех такого рода правонаруши­телей личностями с антисоциальной ценностной ориентацией (направленностью), хотя, конечно, бывают и такие. Дикие погромы в нетрезвом состоянии учиняют и лица, которые одобряют право­вые нормы и нравственные идеалы, но нарушают их под влиянием иных, обычно не осознанных влечений к хаосу и разрушению. Это, разумеется, не исключает ответственности: импульсивное и иное недостаточно осознанное деструктивное поведение в подобных случаях обусловлены необузданностью страстей и недостаточно прочными нравственными табу. Жестокость и деструктивность ис­целимы, но исцелителем может быть только сама страдающая эти­ми пороками личность.

На наш взгляд, следует различать понятия "личность пре­ступника" и "личность человека, совершившего преступление". Дело в том, что личность создается деятельностью. Деятельности бывают разные.

1 Фрейд 3. Указ. соч. С.347.

2 Достоевский Ф.М. Записки из подполья. Собрание сочинений в 15 томах. Т.4.

С.470.

- 83-

 

Ведущая человеческая деятельность откладывает свой отпеча­ток на индивида. Мы говорим о личности воина, моряка, следова­теля, оперативного работника уголовного розыска. Правда, про­фессиональные черты обусловлены не только деятельностью, но и отбором и селекцией исполнителей. В ряды правонарушителей ни­кто специально кандидатов не отбирает. Тем не менее преступная деятельность накладывает на ее исполнителей неизгладимые черты личности преступника. Но не всякое преступление является пре­ступной деятельностью. Преступная деятельность - это система предусмотренных уголовным законом волевых, целенаправленных действий, движимых одними и теми же мотивами.

Умышленное уничтожение или повреждение имущества при­обретает признаки преступной деятельности, если оно предвари­тельно планируется и складывается из нескольких связанных меж­ду собой действий, например, изготовление или приобретение взрывного устройства для террористического вандализма, иное создание условий его выполнения, установка мины в заранее наме­ченном месте, взрыв с помощью дистанционного взрывателя и т.п. Профессиональный террорист неоднократно совершает такие пре­ступления за вознаграждение. В таком случае речь пойдет о про­фессиональной преступной деятельности. Посредством преступной деятельности осуществляется порой криминальный, террористиче­ский. идеологический вандализм; реже - бытовой, эпатажный и го­сударственно-чиновничий, которые по своему содержанию носят эпизодический характер. Говоря о личности преступника, мы имеем в виду типичные социально-демографические, нравственные и пси­хологические черты, чаще встречающиеся среди осужденных за определенную преступную деятельность, нежели среди других лю­дей. Что касается личности тех, для кого правонарушение стало единичным эпизодом, обусловленным ситуацией и импульсивной реакцией на нее, то у них трудно обнаружить статистически досто­верные особенности личности, детерминирующие преступное пове­дение. Это, кстати, и послужило основанием для критики самого понятия личности преступника. Так, например, Г.М. Резник спра­ведливо отмечает, что негативные личностные качества лиц, нару­шивших уголовный закон, присущи многим вполне респектабель­ным гражданам, которые, однако,"чтят уголовный кодекс". Поэто­му не существует социальных, психологических и иных признаков,

- 84-

 

одназначно аттестующих личность преступника1. Ю.М. Блувштейн и А.В. Добрынин понятие "личность преступника" считают не более, чем "прочно укоренившимся в криминологии штампом, который стал "научной" основой для применения таких драконовских мер, как превентивное лишение свободы "потенциальных преступников", принудительное лечение в психиатрических больницах лиц, единст­венным симптомом душевной болезни которых явилось совершен-. ное ими правонарушение, полицейский (милицейский) надзор за лицами, которые отбыли назначенное им судом наказание и тем самым искупили свою вину перед обществом и т.д."^

Соглашаясь с некоторыми посылками цитированных выше ав­торов, мы не разделяем выводов о необходимости отказа от "штампа" личности преступника. К сожалению, такие личности бы­ли, есть и ряды их стремительно растут. Это профессинальные во­ры, грабители, наемные убийцы, грабители могил, живущие за счет мертвых и многие другие. Они не просто нарушили закон, а ведут преступную деятельность и приобщились к специфической блатной субкультуре. Отрицать это - значит не замечать реалий и проявлять в суждениях тот же ригоризм, который сами же Ю.М. Блувштейн и А-В. Добрынин убедительно кригикуют. Писатель В. Шаламов, ко­торый не по книгам познакомился с преступниками, а вынужденно провел рядом с ними многие годы на "островах" знаменитого Ар­хипелага Гулаг, в статье "06 одной ошибке художественной лите­ратуры" пишет о странной моде сочувственно, в романтической дымке изображать "блатных": Жана Вольжана (В.Гюго), Беню Крика (И.Бабель), Остапа Бендера (И.Ильф и В. Петров) и др. Ф-М. Достоевский в своих "Записках из мертвого дома" не показал "блатарей". "Вор ведь, пишет В. Шаламов, - не тот человек, кото­рый украл. Можно украсть..., но не быть блатным, то есть не при­надлежать к этому гнусному ордену"^

О том же писал автор "Архипелега ГУЛАГ" А. Солженицын:

"Их воспевали как благородных разбойников..., они грабят богатых и делятся с бедными. О, возвышенные сподвижники Карла Моора!

) Резник Г.М. Личность преступника: правовое и криминологическое содержание // Личность преступника и уголовная ответственность- Саратов, 1981. С.29-44.

'' Блувштекн Ю.М.. Добрынин А.В. Основания криминологии: Опыт логико-философского исследования. Минск, 1990. С.160.

3 Шаламов В. Левый берег- Рассказы. М., 1989. С.447

- 85-

 

О, мятежный романтик Челкаш! О, Бекя Крик, одесские босяки и их одесские трубадуры!"1

В криминологической литературе традиционно различаются преступники ситуационные и преступные личности (Марк), случай­ные, аффективные, привычные и профессионалы (Ашшафенбург), аморальные, циничные, вспыльчивые (Гарофало).2 Вряд ли логико-философскими аргументами можно опровергнуть вековой опыт противостояния общества и преступности.

Еще в Ветх.ом Завете описывается внешний и внутренний об­лик личности преступника: "Человек лукавый, человек нечестивый ходит со лживыми устами, мигает глазами своими, говорит ногами своими, дает знаки пальцами своими; коварство в сердце его; он умышляет зло во всякое время, сеет раздоры... Глаза гордые, язык лживый и руки, проливающие кровь невинную; сердце, кующее злые замыслы, ноги, быстро бегущие к злодейству". (Притчи; гл.6, с.12-14, 17-18).

Систематически творить зло, общаться со злыми людьми, проводить годы за колючей проволокой, где собранное в одном месте зло варится в собственном соку, где господствует неограни­ченное право сильного издеваться над слабым, а нормальная речь заменяется воровской "феней" и матерщиной, - трудно в этом криминальном аду не превратиться в "блатаря".

Каковы же свойства личности преступника, типично присущие лицам, виновным в той или иной преступной деятельности?

Ответить кратко на этот вопрос нелегко. Как уже отмечалось, преступления существенно различаются между собой. Различаются и люди, которые их систематически совершают: например, профес­сиональные шулеры и осквернители кладбищ. Применительно к вандалам можно указать на следующие в известной мере распро­страненные негативные личностные черты.

А). Откровенно 'эгоистическая направленность, отвергаю­щая основы морали, бездуховность, злобность, враждебная по­зиция к обществу. Наиболее последовательными противниками правопорядка и нравствености являются религиозные и политиче­ские фанатики: члены изуверских сект, например, сатанистов, нео-

1 Солженицин А. Архипелаг ГУЛАГ. Том 2. М.,1990. С.282.

2 См.: Геринг М. Криминальная психология. М., 1923. С.25-26.

-86-

 

фашистов, исламских фундаменталистов. Творить зло для них - это служение сатане или идее, которым они поклоняются. Как сообща­ет "Новая газета" (1995. № 16,17), в Ровно объявились сатанисты. Ночами в полнолуние они устраивают на кладбищах шабаши, со­провождающиеся осквернением могил. Кочуя с одного кладбища на другое, сатанисты оставались неуловимыми, хотя повсюду на местах своих оргий оставляли сатанинские знаки. Милиции удалось задержать двух мерзавцев, но отпустили их с миром, поскольку те были несовершеннолетними. После этого сатанисты на некоторое время притихли. Но через несколько месяцев осквернение могил на кладбищах приняло еще большие масштабы. Было разбито множество могильных плит. Есть основания полагать, что в этом городе действовала многочисленная, глубоко законспирированная секта сатанистов. Аналогичные сообщения из г. Ивано-Франковска были также опубликованы в прессе.

Б). Негативный опыт раннего детства, в частности от-вергание родителями, а затем последующие неблагоприятные условия способствуют психологическому и социальному отчу­ждению личности. Отчуждение затрудняет восприятие соци­альных норм, провоцирует приобщение к маргинальной среде, пьянству и наркомании^. Личность преступника - это не только и не обязательно антисоциальная направленность индивида, но и по­роки подструктуры опыта - усвоение норм маргинальной среды и блатной субкультуры, вредные привычки, в частности пьянство, наркомания, гомосексуализм т.п. Для иллюстрации сошлемся на материалы уголовного дела 17-летнего П., повторно осужденного за уничтожение чужого имущества. Воспитывался в дезорганизо­ванной семье. Отец - пьяница, отбывал наказание за умышленное убийство.. Мать, постоянно занятая на работе и дома, чтобы про­кормить двух детей, воспитанием их не занималась. О своем детст­ве вспоминает главным образом в связи с наказаниями, которым подвергался матерью (отца почти не помнит). Убегал из дому, бро­дяжничал. Учился в специальной школе для трудновоспитуемых. С 12 лет употребляет алкоголь, дружил со старшими ребятами, в том числе и побывавшими в местах лишения свободы. В августе 1993 г. участвовал в двух кражах, одна из которых была связана с уничтожением государственного имущества, за это был осужден к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года. Но уже через два месяца проник на территорию стройпло­щадки и сжег находившийся там бульдозер. Характеризуется как озлобленный, с трудным характером подросток; но в то же-время он трогательно заботился о младшем брате, охотно выполнял лю­бую домашнюю работу, а также трудовые задания в спецшколе1.

В). Непосредственными личностными причинами деструктив­ной деятельности могут служить также дефекты интеллектуаль­ных. волевых и эмоциональных свойств личности, в частности такие, которые обусловливают негативные черты характера -повышенную конформность, внушаемость, слабоволие, интел­лектуальную и эмоциональную тупость, а также несдержан­ность и вспыльчивость. Именно эти пороки подструктуры лично­сти привели 19-летнего С. в третий раз на скамью подсудимых. В возрасте 15 лет был осужден за участие в групповой краже и унич­тожении имущества. Через два года - вторая судимость за поддел­ку свидетельства об освобождении от работы и злостное хулиган­ство, выразившееся в бытовом вандализме. Третья судимость - за злостное хулиганство, совершенное в нетрезвом состоянии при следующих обстоятельствах.

В ссоре с сожительницей порезал себя ножом. Соседи вызва­ли машину скорой помощи. Но прибывшего врача С. в квартиру не впустил, а затем разбил лобовое стекло автомобиля, на котором приехал врач. На суде поступок свой объяснил опьянением и жела­нием поскорее избавиться от скорой медицинской помощи. Психи­атрическая экспертиза диагностировала психопатические отклоне­ния, не исключающие вменяемости. Родители, а также товарищи по работе отмечали в характере С. импульсивность, повышенную вну­шаемость, непредсказуемость поведения.

Г). Биологически обусловленную подструктуру личности со­временного вандала характеризует холерический темперамент либо иные особенности центральной нервной системы, наследст­венные болезни, дебильность, слабо контролируемые влечения к разрушительству. Проблема вандализма тесна связана с делин-квентностью Несовершеннолетних. Почти половину актов ванда-

1 Архив Орджоникидзевского районного суда г. Харькова. Дело 1-42/93. - 88-

 

лизма учиняют лица, не достигшие 18-летнего возраста. В генези­се таких эксцессов заметную роль играют процессы пубертатно-го кризиса, связанного с половым созреванием, а также различного рода нарушения психического развития'.

Человек действует как целостная биосоциальная система во всем разнообразии и противоречивости ее свойств. При этом пси­хологические свойства различного иерархического уровня в той или иной конкретной ситуации приобретают доминируещее значе­ние в мотивации актов вандализма. Но это не исключает влияния других уровней.

Доминирование - это относительное преобладание какого-то вида детерминант при одновременном функционировании других. Доминирование - это всегда и взаимодействие. Как отмечал из­вестный психолог С.Л. Рубинштейн, "психические процессы проте­кают сразу на нескольких уровнях и высший уровень всегда суще­ствует лишь неотрывно от низших... Мыслить здесь однопланово, искать мотивы поступков только на одном уровне - значит заведо­мо лишить себя возможности понять психологию людей и объяс­нить их поведение"2.