А. Недействительность договоров

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 

 а) Оспоримые и ничтожные договоры

Казалось бы, ну что тут рассуждать о недействительности договора - не действует и все. Однако, юристы вмешиваются со своими конструкциями и в такой простой, на первый взгляд, вопрос. Юристы различают два типа недействительности договоров:

ничтожные договоры и

оспоримые договоры.

Это кажется странным - если договор не действует, то он не действует и не все ли равно, как именно он не действует. Но такое рассуждение справедливо лишь если слово “недействительный” понимать в обыденном смысле, но если вспомнить, что мы имеем дело с мысленными конструкциями, моделями, то почему бы не быть и двум и пяти типам таких конструкций, описывающим разные процедуры, с помощью которых приходят к выводу о том, что данный договор юридически не действует.

Различие ничтожных договоров и оспоримых в том, что ничтожные - недействительны сами по себе и не требуется специальной процедуры признания их недействительными, а оспоримые - могут быть признаны недействительными только судом. 

Возникает естественный вопрос. Получается, что оспоримый договор может признать недействительным- кто угодно ?  Ответ прост - ничтожный договор может считать недействительным только суд, а ничтожный договор кто угодно. Признать недействительным и считать недействительным - это разные вещи. Оспоримый договор надо сначала признать недействительным, а только потом его любой человек будет считать недействительным. Ничтожный же договор любой может считать недействительным сразу же. Никакой специальной процедуры признания здесь не требуется. Следующий пример наглядно демонстрирует возможные последствия этого различия в типах недействительности. 

ничтожные договоры недействительны сами по себе и не требуется специальной процедуры признания их недействительными, а оспоримые могут быть признаны недействительными только судом

Акционерное общество взяло кредит в банке на год и не вернуло его в срок. В договоре были предусмотрены серьезные санкции за просрочку. Банк обратился в суд с требованием о взыскании санкций, но оказалось, что в уставе общества вопрос о заключении кредитных договоров отнесен к компетенции совета директоров общества. Совет же директоров не рассматривал этого вопроса и никаких решений по нему не принимал - генеральный директор сам подписал договор. Дальше мы увидим, что, если генеральный директор превысил полномочия, предоставленные уставом, то сделка является оспоримой, а если же он превысил полномочия, предоставленные законом - то ничтожной. Для акционерного общества было очень важно, чтобы сделка считалась именно ничтожной, поскольку для признания оспоримой сделки недействительной необходимо было обратиться в суд специально с этим требованием, но исковая давность по таким требованиям - один год, который к этому времени уже прошел. Таким образом, если бы сделка считалась оспоримой, у общества не было бы шансов признать ее недействительной и выиграть дело. Поэтому общество приложило максимум усилий, чтобы доказать, что сумма по кредитному договору превысила тот предел, который Федеральный закон “Об акционерных обществах” оставил в компетенции генерального директора. Если бы это было доказано, то сделка не соответствовала бы не уставу общества, а закону и поэтому была бы ничтожной, а не оспоримой. Но доказать это обществу не удалось.

Таким образом, требование провести специальную процедуру признания договора недействительным оказывает существенное влияние. Если возможность считать недействительным ничтожный договор зависит только от текста самого договора, то возможность считать оспоримый договор недействительным зависит не только от самого договора, но и от требований процедуры. А эти требования, как мы видим из примера, в некоторых случаях могут заблокировать возможность в принципе решить вопрос о недействительности договора.

Следовательно решить вопрос о недействительности оспоримого договора гораздо сложнее, чем ничтожного.

б) Общие последствия недействительности договоров

Если договор является недействительным, то предусмотрено одно общее для всех видов договоров последствие недействительности договора. Это, так называемая, “реституция”, т.е. стороны должны возвратить друг другу все, что каждая из них получила от другой при исполнении этого договора. Существуют и другие последствия, но, поскольку для каждого вида договора эти последствия носят специальный характер, мы  рассмотрим вопрос о специальных последствиях недействительности только для договоров страхования. Это будет сделано ниже. 

Если договор является недействительным, то стороны должны возвратить друг другу все, что каждая из них получила при исполнении этого договора

Если одна из сторон считает договор ничтожным или договор признан недействительным по решению суда, то сторона может добровольно вернуть другой стороне все полученное. Но принудительно применять последствия недействительности можно только по решению суда. И это не зависит от того ничтожен договор или оспорим.

Предприятие заключило с другим предприятием договор на продажу партии товара с пятидесятипроцентной предоплатой. Покупатель уплатил предоплату и после этого решил, что заключенный договор ничтожен, так как он не соответствует закону - есть такое основание ничтожности договора. Он посоветовался со своим банком, а тот с банком продавца и оба банка согласились с покупателем и решили, что договор ничтожен. Покупатель выставил на банк продавца инкассовое поручение на списание уплаченной предоплаты в безакцептном порядке. Банк покупателя принял это поручение и передал его в банк продавца, который исполнил поручение и возвратил деньги покупателю. Продавец обратился в суд с иском к своему банку и банк вынужден был вернуть ему незаконно списанные деньги и еще уплатить штраф 0,5% от списанной суммы за каждый день, начиная с момента списания и до момента возврата. И это правильно, поскольку и банк и продавец могли считать договор недействительным, но применять последствия недействительности и исполнять инкассовое поручение банк был вправе только по решению суда.

Есть один случай, когда полученное по договору не возвращается сторонами друг другу, а взыскивается в бюджет. Это бывает, когда договор заключен “с целью противной основам правопорядка и нравственности”. Ясно, что сложности с бюджетом подталкивают фискальные органы к применению именно таких последствий, но для этого они должны доказать эту самую цель “противную основам правопорядка и нравственности”.

в) Причины, по которым договоры могут быть недействительными

Есть несколько общих для всех договоров причин, по которым договоры могут считаться недействительными или, как говорят юристы, общих оснований недействительности договоров. Все они приведены в статьях с 168 - по 179 ГК.

Основные из них - несоответствие закону или иным правовым актам (т.е. Указам Президента и Постановлениям Правительства России), деятельность без лицензии, превышение полномочий лицом, подписавшим договор, мнимый договор и др. Рассмотрим эти основания по порядку следования друг за другом соответствующих статей ГК.

1. Несоответствие договора закону или иным правовым актам (статья 168 ГК). Это наиболее распространенное основание. Оно применяется, если какое-нибудь условие договора не соответствует норме закона, Указа или Постановления. Сделка, недействительная по этому основанию в большинстве случаев ничтожна.

Характерный пример. Владельцы жилых квартир очень часто сдают их в аренду под офисы различных фирм. Фирма производит в квартире ремонт, платит за кроммунальные услуги, платит арендную плату владельцу. Все эти расходы фирма, естественно, исключает из налогооблагаемой прибыли. Однако, в п.3 статьи 288 ГК записано, что “Размещение собственником в принадлежащем ему жилом помещении предприятий, учреждений, организаций допускается только после перевода такого помещения в нежилое”. Следовательно, подобный договор аренды не соответствует закону и поэтому недействителен, а именно, ничтожен. А раз нет договора аренды, то все перечисленные выше расходы фирма должна производить за счет чистой прибыли, оставшейся после уплаты всех налогов. Причем, поскольку договор ничтожен, налоговый орган сразу может применять санкции, а если бы договор был оспоримым, то прежде чем применять санкции налоговый орган должен был бы обратиться в суд.

Из этого правила о ничтожности договоров, не соответствующих закону или иным правовым актам, имеются исключения, о которых мы поговорим ниже.

2. Цель, противная основам правопорядка и нравственности (статья 169 ГК). В законе нет точных юридических признаков, которые позволили бы однозначно истолковать эту формулировку. Это означает, что законодатель намеренно отдал решение вопроса на усмотрение суда. Суд должен решить соответствует ли цель договора основам правопорядка и нравственности или нет. Вообще говоря, это вполне нормально. Не все ситуации можно строго описать и ГК довольно часто апеллирует к добросовестности, беспристрастности и независимости суда и все больше появляется судебных решений, в которых судьи действительно демонстрируют все эти качества. Однако, взгляды формируются годами и по существующим до сих пор понятиям суд - это бюджетная организация. Судьи не имеют собственного источника существования, кроме той небольшой зарплаты, которую им платят из бюджета. Более того, хотя декларирована независимость судов, они фактически находятся в прямой зависимости от администрации городов, так как только администрация может обеспечить им и свет и тепло и ремонт полуразрушенных судебных зданий. И все это, конечно, невольно отражается в тех решениях, которые принимают суды.

В пятом параграфе книги при изучении функций которые выполняет страховой брокер был рассмотрен пример судебного дела, когда страховой брокер, зарегистрировавшись в страховом надзоре, начал заключать договоры страхования от своего имени, но по поручению страховщика и собирал страховые взносы. Он не имела права этого делать, не являясь страховщиком и не имея страховой лицензии, и суд по иску налогового органа признал недействительными заключенные таким образом договоры страхования. Основание, казалось бы, очевидно - отсутствие лицензии. Но изюминка этого дела в том, что налоговый орган предъявил иск о признании этих договоров заключенными с целью, противной основам правопорядка и нравственности и о взыскании всех собранных взносов в бюджет и суд согласился с налоговиками. Причем согласился практически без аргументации, так как никаких разумных аргументов в пользу этого привести здесь было невозможно. Единственный аргумент - бюджетные сложности - нельзя же класть в основу судебного решения. Информацию об этом деле Московского арбитражного суда можно прочесть в газете “КОММЕРСАНТЪ-DAILY” № 107 за 1996 г.

3. Мнимые договоры (статья 170 ГК). Это такие договоры, когда стороны пишут в документах одно, а в действительности предполагают другое. Закон считает их мнимыми и признает ничтожными. Так часто случается, когда пытаются использовать страхование не для защиты интересов, а для ухода от налогов и других обязательных платежей. Например, для выплаты зарплаты используется смешанное страхование жизни. Вот два таких примера, которые встретились авторам в практике аудита страховых организаций.

Первый пример. Предприятие планирует за год выплатить 10 млрд.руб. зарплаты. При этом оно должно еще около 4 млрд.руб. заплатить в различные внебюджетные фонды - пенсионный, соцстрах, медицинского страхования и фонд занятости. Если те же 10 млрд.руб. платить в качестве страховых взносов, то можно сэкономить эти 4 млрд.руб. Однако, зарплата и взносы в фонды не облагаются налогом на прибыль, а страховые взносы - облагаются. Поэтому, уплачивая 10 млрд.руб. в качестве страховых взносов, экономишь 4 млрд.руб., но дополнительно платишь 4,9 млрд.руб. налога на прибыль, т.е. никакой реальной экономии не выходит, а получается только убыток. Если же вывести основную сумму 10 млрд.руб. из-под налога на прибыль и не платить в фонды, можно получить в целом около 2,6 млрд.руб. экономии. Поэтому задача состоит в том, чтобы с одной стороны, платить страховой компании, а с другой стороны вывести эти платежи из-под налога на прибыль.

Вот одна из таких “хитрых” схем. Предприятие А заключает со страховой компанией Б договор страхования жизни сотрудников. Страховые взносы по договору платятся в два приема: первый взнос, например, 600 млн.руб. к 15 декабря, а второй - 10 млрд.руб. к 25 декабря. 600 млн.рублей уплачиваются в срок - это плата страховой компании за работу, а 10 млрд.руб. в срок не уплачиваются и не уплачиваются страховщику Б вообще. Тем самым Б причинен убыток в связи с его предпринимательской деятельностью в форме неполученных доходов в размере 10 млрд.руб. из-за неисполнения обязательства его контрагентом - предприятием А. Но Б этот свой предпринимательский риск уже застраховал у страховщика В как раз на сумму 10 млрд.руб. Поскольку А нарушило свои обязательства перед Б, произошел страховой случай по договору страхования предпринимательского риска и страховщик В выплатил Б всю причитающуюся ему сумму - 10 млрд.руб. По существующим правилам, В получает теперь право требовать от А уплаты этой суммы. Предприятие А признает долг перед В, но он уже превратился из страховых взносов в компенсацию убытков, которая выведена из-под налога на прибыль. Дальше А и В заключают соглашение, по которому свой долг А выплачивает В в рассрочку ежемесячными платежами, равными месячной зарплате сотрудников предприятия, а благородный страховщик Б, будучи обманут своим страхователем, и потерпев ужасные убытки, которые ему правда возместили, тем не менее продолжает выполнять свои обязательства по договору страхования и выплачивает ежемесячно положенные выплаты, т.е. платит зарплату сотрудникам А. Сомнительным во всем этом здесь является позиция страховщика В, фактически выдавшего ни с того ни с сего Б беспроцентный кредит в 10 млрд.руб., который погашается в рассрочку предприятием А. Однако, и это становится ясным, если учесть, что на следующий день после поступления от В на счет Б суммы в 10 млрд.руб. эта сумма возвращается обратно В, но уже в качестве займа, который Б дает В с погашением его в рассрочку. И вся эта схема, возможно, могла бы работать, если бы налоговыми органами не проводились встречные проверки предприятий, включенных в единую цепочку расчетов. В данном случае встречная проверка выявляет, что при формальной правильности всех договоров, участники цепочки в действительности имели в виду совсем не то, что написано в договорах, а выплату зарплаты. Т.е. при встречной проверке выявляются истинные намерения сторон и оба договора страхования признаются мнимыми, т.е. ничтожными.

Второй пример. У предприятия нет денег на расчетном счете и оно задолжало всем, кому могло - бюджету, фондам, за электроэнергию, за коммунальные услуги и т.д. Все эти организации предъявили платежные требования в банк и расчетный счет предприятия фактически заблокирован - любая, поступающая на него сумма сейчас же списывается со счета и переводится кредиторам. Тем не менее, предприятие работает и ему платят или собираются платить деньги некоторые его заказчики, но невозможно направить эти деньги на расчетный счет, так как они сейчас же будут списаны. Опасно также производить расчеты, минуя расчетный счет, так как имеется очень строгий указ Президента с обещанием всевозможных кар за такие побочные расчеты. Однако, люди выполняют работу, деньги в принципе есть и платить зарплату необходимо.

Страховая компания предлагает предприятию следующую схему. Должник предприятия вместо денег, которые он должен выдает предприятию вексель. Предприятие начисляет своим сотрудникам зарплату. Сотрудники предприятия заключают с компанией договоры страхования жизни и пишут в бухгалтерию предприятия заявления с просьбой удержать из их зарплаты страховой взнос и уплатить его компании. Предприятие производит удержание, но расплачивается со страховой компанией не деньгами, а векселем, а компания предъявляет вексель тому, кто его выдал, получает деньги и выплачивает их работникам предприятия по договорам страхования. Здесь изюминка в том, что побочные расчеты деньгами, за которые предусмотрены кары, предприятие не производит, а использует для этого вексель, за что никаких наказаний нет.

Однако, здесь передача векселя используется в качестве замены страхового платежа, а это, как мы уже говорили в этом параграфе, возможно только при очень тщательной и сложной юридической проработке договора страхования. Кроме того здесь один вексель вносится в качестве платежа по нескольким договорам страхования, что требует еще больших усилий от юристов. Наконец, после того, как сложности оказываются преодоленными и выстраивается весьма громоздкая схема из юридических документов, опять встает вопрос об истинных намерениях и, как и в первом случае, все юридические ухищрения могут разбиться о недействительность заключенных соглашений.

Как мы видим, законодатель в этом случае связывает действительность договора с истинными намерениями его сторон. Однако, во всех схемах выплаты зарплаты через страхование имеются, если не прямые нарушения закона, то натяжки, которые позволяют поставить намерения сторон под сомнение. Доказать здесь что-то, как правило, бывает трудно, так как речь идет о такой тонкой материи, как намерения. В таких случаях в более сложном положении оказывается тот, на кого возложена обязанность доказывать.

Поскольку речь идет об уходе от налогов, то чаще всего подобные споры возникают между налогоплательщиком и налоговым органом. Но отечественное налоговое право устроено так, что не налоговый орган должен доказывать наличие налогового нарушения, а налогоплательщик должен доказывать, что он таких нарушений не совершал. Следовательно, все проблемы с доказыванием намерений и действительности договоров возникнут у налогоплательщика, т.е. у страхователя или страховщика в зависимости от того, у кого из них возникли проблемы с налоговиками.

4. Деятельность без лицензии (статья 173 ГК). Между прочим, такие случаи встречаются в страховании. Дело в том, что страховой надзор, выдающий лицензии держит документы очень долго, значительно больше тех двух месяцев, которые ему положено по закону. Все это время сформированный уставный капитал страховщика лежит без движения. Учредители, которые дали страховщику эти деньги в надежде на прибыли, естественно, недовольны и подталкивают страховщика к началу работы. Иногда бывает и так, что решение о выдаче лицензии уже принято и об этом сообщено страховщику, но она еще не выдана, а страховщики начинают работать, т.е. собирать страховые взносы. Бывают и такие случаи, когда подворачивается крупный и выгодный клиент, но соответствующий вид страхования не включен в лицензию. Документы на лицензию подаются в надзор, вопрос принципиально согласовывается и работа с клиентом начинается, не дожидаясь формального акта выдачи лицензии.

Заключенные таким образом договоры являются оспоримыми, причем для признания их недействительными предусмотрена специальная процедура. Эта процедура и другие возможные последствия такой деятельности без лицензии уже рассмотрены в четвертом параграфе и мы здесь не будем повторяться.

5. Ограничение полномочий, установленное уставом юридического лица или доверенностью (статья 174 ГК). Договоры, заключенные лицом, полномочия которого ограничены уставом или доверенностью оспоримы. Не следует путать их с договорами, которые заключены лицом, превысившим полномочия, установленные законом. К таким договорам применима не статья 174 ГК, а статья 168 ГК и они ничтожны. Многочисленные примеры этой разницы дает Федеральный закон “Об акционерных обществах”.

В статьях 78 и 79 закона “Об акционерных обществах” заключение договоров на сумму, большую, чем 25% активов общества отнесено к компетенции Совета директоров, причем это решение должно быть принято единогласно. Директору филиала общества была выдана доверенность, в которой было записано, что ему разрешается заключать от имени общества договоры на сумму, не большую, чем 25% активов филиала. Договор, заключенный директором филиала на сумму, большую, чем 25% от активов филиала, но меньшую, чем 25% от активов всего общества - оспорим в соответствии со статьей 174 ГК, а договор, заключенный директором филиала на сумму большую, чем 25% активов всего общества - ничтожен в соответствии со статьей 168 ГК.

Нужно сказать, что при превышении полномочий предусмотрена весьма сложная процедура принятия решения о недействительности договора. Иск о признании договора недействительным по этому основанию может предъявить только лицо, в интересах которого установлены ограничения и только в том случае, если другая сторона договора знала или заведомо должна была знать об установленных ограничениях.

Т.е., если речь идет об агентах страховщиков, действующих по доверенностям, то только сам страховщик может требовать признания договора недействительным при превышении полномочий агентом. Страхователь же - не может, так как ограничения в доверенности устанавливаются не в его интересах, а в интересах страховщика. Отсюда вывод для страхователей - заключая договор с агентом, необходимо потребовать его доверенность и убедиться с том, что условия заключаемого договора не выходят за рамки доверенности.

г) Отличие недействительного договора от незаключенного или не вступившего в силу

Для участников страховых договоров важно понимать отличие недействительного договора от незаключенного или не вступившего в силу.

Здесь разница не в самом факте действия договора: не заключен договор или он не действителен - он не действует, обязательства из него не возникают и никто не обязан их исполнять. Разница в последствиях, которые могут возникнуть.

Если договор не заключен, то или условия не согласованы, или необходимые конклюдентные действия не совершены и договора просто нет. Следовательно, что бы стороны ни делали фактически, хотя бы они и стали выполнять условия такого договора, все эти действия нельзя рассматривать, как исполненное обязательств по договору и, следовательно, нет обязанностей по возврату всего полученного, т.е. нет реституции и других последствий недействительности. 

важно понимать отличие недействительного договора от незаключенного или не вступившего в силу, так как есть разница в последствиях, которые могут возникнуть

Иная ситуация, когда договор есть, условия согласованы, конклюдентные действия совершены, но условия этого заключенного договора не соответствуют закону или уставу юридического лица, или доверенности или основам правопорядка и нравственности и т.д. и поэтому договор недействителен. В первом случае договор не действует потому, что его нет, а во втором он не действует потому, что условия, на которых он заключен неверны. В этом, втором случае возникает и обязанность реституции и другие последствия.

Конечно, вопрос о том, заключен или не заключен догвовор, действителен он или недействителен - это непростой юридический вопрос и, если у вас возникли сомнения на этот счет лучше обратиться к юристу, который профессионально занимается страхованием. Вопрос о недействительности договоров страхования имеет определенные отличия от общего случая.