6. Исследование истины по законам логики

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 

 

По законам логики истина познается: 1) непосредственным усмотрением, интуитивно, чувственной очевидностью, прямой сознательностью, без посредствующих доказательств, напр., я голоден, я слышу звук, я говорю и т. п. - через телесное ощущение, радость, огорчение, страх и т. п., через душевные чувства. Часто соответствие наших идей с действительностью замечается нами мгновенно, по-видимому, без всякого посредствующего процесса мышления, который между тем совершается так быстро, что часто трудно и даже невозможно проследить связь между составившимся мнением и рядом умозаключений, из которых оно вытекает, как гром следует за молнией. Это суждение наглядное. Оно имеет предметом только необходимую и непреложную истину; 2) в других случаях соответствие наших идей с действительностью определяется посредством других фактов, логическою и эмпирическою достоверностью, когда одна вещь познается посредством другой, ибо человек с этими фактами привык связывать известные выводы строить известные умозаключения, посредством других известных истин, из которых выводятся все остальные, чрез события, записанные, напр., историком, удостоверенные свидетелями или следами. Таким путем познается все прошлое, непосредственное наблюдение которого невозможно, будущее, что совершается вне нас в нашем отсутствии. Цель тех и других отправлений в применении к доказательствам должна состоять в обобщении, в классификации, в расположении их по замеченным в них сходствам и различиям, в выводах заключений от известного к неизвестному, от фактов, доказанных к неизвестному факту с наименьшей вероятностью ошибки.

Устанавливаемые логикой правила для посредствующих процессов мышления, выводов и умозаключений из обстоятельств дела, процессов большей частью сложных и трудных, предостерегают от ошибок, свойственных самой природе человека, который всегда находит удовольствие в прилаживании одного обстоятельства к другому, и готов даже делать маленькие натяжки, если это нужно для того, чтобы связать их в одно стройное целое, прибавить какое-либо недостающее звено в цепи доказательств и обмануть самого себя.

Есть два рода истин: истина является или 1) отвлеченной, несомненной, или 2) вероятной и случайной, и для открытия каждого из этих видов истин требуются особого рода доказательства (средства, удостоверения). Как на руководящие правила при судебном исследовании можно указать на индукцию и дедукцию. Оба эти метода, или пути познавания, врождены уму, и ни один из них не имеет преимуществ перед другим. Огромное большинство наших познаний проистекает из этого источника.

Индукция и дедукция предполагают однообразие основ природы, выражающееся в сосуществовании и последовательности явлений.

Дедукция сводится к закону причинности, при помощи которого факты могут быть найдены стоящими друг к другу в отношениях причины и следствия. Принцип дедукции выражается в двух положениях: а) вещи, сосуществующие с какой-либо вещью, сосуществуют и между собой, и б), что верно относительно целого класса явлений, верно и относительно всякого отдельного случая, подходящего под этот класс.

Сила этого метода зависит от достоверности общего положения, составляющего большую посылку в силлогизме, которой может быть и закон природы, и эмпирический закон, и какое-либо приблизительное обобщение, на каковых законах основывается и связь между фактами; напр. "честные люди дают правдивые свидетельские показания" есть обобщение, которое ставится во главе силлогизма, проверяющего достоверность данного свидетеля.

Если большая посылка в силлогизме будет закон природы, то связь достоверна; если же эмпирическое правило или приблизительное обобщение, то связь будет только вероятная.

Невозможно физически в одно и то же время быть в двух местах. Поэтому доказанное alibi есть несомненное доказательство невиновности. Найденное на платье подсудимого кровяное пятно может находиться в связи с совершенным в доме убийством; но это одна только вероятность, а недостоверность.

Еще слабее будет вероятность в случае, напр., когда лицо подозревается в убийстве потому только, что оно, вследствие существования мотива, могло желать смерти лицу, ибо эта вероятность зависит от того, что она основана не на законе природы, а только на приблизительном обобщении целого ряда явлений, доказывающих, что личный интерес составляет иногда частый мотив таких преступлений. Но это приблизительное обобщение допускает, однако, как показывает опыт, много исключений, указывающих на то, что личный интерес иногда подавляется другими соображениями и чувствами более высокого достоинства.