81. Анонимные сообщения : Юридические основания к суждению о силе доказательств и мысли из речей Председательствующего по уголовным делам - Терновский Н.А. : Книги по праву, правоведение

81. Анонимные сообщения

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 
РЕКЛАМА
<

 

К числу доказательств письменных, по преимуществу, можно отнести и анонимные сообщения. Бывают, однако, примеры, когда слово может быть сказано на ухо, и доноситель исчезает в толпе.

Под именем анонимного доказательства можно понимать всякое сообщение или показание, автор которого неизвестен лицу, употребляющему его в качестве доказательства, или когда неизвестны ни его имя, ни жительство, ни общественные связи, ни иные обстоятельства, по которым его можно найти.

Анонимное доказательство не может служить основанием для решения. Оно может быть рассматриваемо как случайное письменное доказательство, чрезвычайно слабое и неубедительное по своему содержанию, потому что оно лишено всех тех гарантий, которые характеризуют истинное доказательство.

Обман здесь тем более вероятен, что под прикрытием анонима искушение солгать ничем не сдерживается непосредственно: ни страхом законного взыскания, ни страхом стыда и унижения перед общественным мнением. Скрываясь во мраке, обвинитель не страшится ни разоблачений соучастника, ни различных случайностей, которые так часто изобличают тайные преступления.

Анонимом можно воспользоваться иногда как указанием, если он не имеет другой цели, как только дать в руки какой-нибудь стороне вполне доступный источник доказательств, напр., при краже указать место хранения украденных вещей или место нахождения лица, которое может дать юридическое показание, если допросить его на основании правил судопроизводства. В этом случае допускается известное неудобство в надежде получить в результате значительную выгоду.

Невозможно провести для судьи определенную черту между случаями, когда может быть дозволено или запрещено пользоваться анонимными указаниями. Ясно, что для того, чтобы дать ему подобную власть, необходимо войти в обсуждение достоверности факта, заключающегося в анонимном сообщении.

Анонимные сообщения не отвергаются вполне потому, что в этой форме можно получить такие указания, которые не могут быть получены в иной форме, и что таким образом поддерживается значение таких прав, которые иначе были бы нарушены, изобличаются несправедливости, против которых не было бы спасения, наказываются преступления, которые остались бы безнаказанными, предупреждаются притеснения, которые иначе не были бы предупреждены.

Анонимные сообщения являются единственным возможным указанием, когда факт бывает известен небольшему замкнутому кружку лиц, которые, по особенности своего положения, предпочтут совсем молчать, нежели сделать публичное заявление, потому что для них побудительные мотивы здесь не так сильны, как сдерживающие мотивы.

Мотивы, побуждающие частное лицо выступить в качестве обвинителя, бывают одини или многие из числа следующих: 1) общественный дух, патритиозм, т. е. сочувствие к обществу, интересы которого представляются нарушенными поведением лица, на которое послан донос; 2) благорасположение вообще или особенная привязанность к лицу или к целому разряду лиц, которых хотят оградить от какой-нибудь несправедливости или угнетения; 3) антипатия беспричинная или вследствие какой-нибудь причины к лицу или к целому разряду лиц, которых безнаказанность огорчает доносителя; 4) честолюбие, которое доставляет наслаждение человеку зрелищем важных последствий, вызванных по его воле и вследствие его деятельности; 4) жажда славы, которая находит отдаленное удовлетворение в успехе доноса, несмотря на покров, которым автор его сначала прикрывается. Самые обыкновенные и самые сильные мотивы суть следующие: 1) боязнь личной неприязни со стороны тех, которые будут лично оскорблены доносом; 2) боязнь вражды партии, вражды класса людей, соединенных между собой каким-нибудь интересом или привязанностью, готовых вообще действовать против доносителя; 3) робость или боязнь неуспеха и потери в общественном мнении или то замешательство, то отвращение, которое испытывают многие лица, когда надо выступить публично, явиться на обширную сцену действия, каковая робость есть видоизме-нение того великого принципа любви к репутации, которому выше приписано противоположное действие; противоречие здесь только кажущееся, ибо вследствие этого мотива один человек выставляет свои действия напоказ, а другой скрывает их; этот мотив особенно влияет на более чувствительного и деликатного человека; а это влияние так же естественно, как и благодетельно по своим последствиям.

Когда аноним получен частным лицом, то его собственный интерес заставить его взвесить все обстоятельства, проследить нить и обратиться к правосудию, если в том окажется надобность.

Для того, чтобы правительственные агенты могли извлечь из анонимных сообщений всю возможную выгоду, необходимо, чтобы они действовали в этом случае, насколько то возможно, публично, чтобы всякому было известно это сообщение и чтобы всякий мог оказать содействие в этом направлении. Выгоды таких сообщений можно видеть, напр., в делах о контрабандах, о злоупотреблениях должностных лиц. Все контрабандисты составляют одну корпорацию страстную, мстительную. Чиновники часто относятся к открывателям контрабанды высокомерно и презрительно, признавая в них людей, по меньшей мере, назойливых. Наконец, и в суде доносчик замечает со всех сторон нерасположение; намерения его подвергаются самому злому истолкованию.

Сообщить открыто о злоупотреблениях чиновника или целой корпорации, в особенности, если они служат доходной статьей ее, значит приобрести легион врагов, прослыть коварным, навлечь на себя иногда недовольство начальника, если он смотрит на себя как на покровителя тех, на кого доносят.

В Англии анонимные извещения часто вносились в публичные акты и часто служили начальникам средством для открытия лихоимства подчиненных. Но при тайной системе уголовного судопроизводства и вследствие того и произвольной, где среди мрака нельзя было знать, пользовались ли такими извещениями, как указаниями или же как окончательными доказательствами, осуждение этих доказательств в сочинениях, которые трактуют об анонимных обвинениях, совершенно основательно.

Но не следует отказываться от анонимных сообщений доставляющих часто полезные указания. Однако же, ввиду заслуженной ими непопулярности, их не следует принимать иначе, как с прибавлением положительного уведомления, что исключительное пользование ими составляет лишь ключ или нить, чтобы дойти до законных доказательств, чтобы понудить анонимного обвинителя открыть себя, заверив его, что он будет выслушан. Можно прибавить, что всякие общие обвинения против характера известного лица, все те, которые не указывают на определенное преступление, все те, которые не удостоверяются фактами, будут отвергаемы с презрением, которого они заслуживают.