10. Достоверность

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 

 

Из несовершенства нашего наблюдательного снаряда, из недостаточности наших познавательных органов в сфере изучения общественных явлений и действий человека, из ограниченности способностей человека, как существа конечного, не одаренного ни всемогуществом, ни всеведением, из несовершенства средств человеческого правосудия следует, что достоверность может быть не безусловная, а только относительная, гадательная.

Под именем безусловной достоверности разумеется высшая степень убеждения, когда оно достигает высшей несомненности, когда нет шансов для противоложного заключения.

Юридическая, уголовно-судебная, нравственная очевидности, имеет своим предметом фактические вопросы, или вопросы о действительности таких предметов и событий, которые, не будучи необходимы безусловно, могут и не быть в действительности, не внося этим в жизнь никаких противоречий, а потому в отношении таких событий наши суждения могут быть ошибочны. Уголовно-судебная достоверность есть состояние нашего убеждения, выведенного из совокупности представленных и собранных на суде доказательств. Это есть, та высокая степень вероятности, при которой благоразумный человек считает возможным действовать, есть совокупность оснований, стечение вероятностей, вытекающих из представленных доказательств, исключающих противоположное предположение в том, что прошлое исследуемое событие имеет место в действительности, есть заключение о том, что никакое другое предположение, кроме сделанного, не оказывается, по убеждению нашему, совместным с обстоятельствами дела.

Наше искусство состоит в том только, чтобы из многих зол выбрать меньшее, из многих ошибочных путей, ведущих к открытию истины, избрать относительно вернейший путь, относительно меньше уклоняющийся от истины, представляющий меньше шансов заблуждениям.

Уголовно-судебная достоверность в громадном большинстве случаев основывается не на непреложных законах природы, даже не на эмпирических правилах, или исторической достоверности, которая в большинстве случаев основывается на приблизительных обобщениях физической или моральной жизни, верных для данного времени и при данных обстоятельствах, но не исключающих в то же время возможности ошибки при самом добросовестном и внимательном отношении судьи к делу, почему мы по необходимости должны ограничиваться достижением в правосудии этой исторической достоверности, почему общие положения о человеческих действиях могут считаться только приблизительными и не могут иметь характера математической несомненности, математической аксиомы, подобно тому как не может быть математической истины во всякой иной эмпирической области знания; а потому и выводы в этой сфере могут иметь только значение более или менее высокой степени вероятности, ибо только редко доказательство бывает настолько безупречно, чтобы против него нельзя было представить никакого возражения, при котором невозможно было бы абсолютно предположение противоположного результата с тем, к которому пришел судья.

Что человек, известный в околодке за честного гражданина, дает правдивое показание, что согласные между собой показания людей неопороченных указывают на то, что утверждаемое ими действительно совершилось, есть только приблизительное обобщение, не имеющее значения закона природы, или даже эмпирического правила, и дает, равно как и эмпирическое правило, одну вероятность.

Доверие к таким обобщениям основывается на самой сущности их и допускает необозримое число исключений, так как, не говоря уже о других более дурных побуждениях, сожаление, ложно понятое чувство долга - "благочестивая ложь" - и т. п. мотивы могут довести свидетелей до стачки и лжи.

Впрочем, эта достоверность достигает иногда такой несомненности, что равняется аксиоме; напр., можно не быть лично в Америке и безусловно верить в ее существование, ибо подобные случаи достоверности констатируются таким бесконечным числом вполне согласных свидетельств, такой массой вещественных доказательств, что для нас, не бывших в Америке, не представляется ни одного противоположного довода, так же как и в том случае, когда что-либо совершается при известных условиях постоянно, как напр., восход солнца. Такие доказательства дают достоверность, производят убеждение, уверенность в действительности известного факта.