8. Доказывание. Понятие и общая характеристика

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 

Доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств с целью установления обстоятельств, имеющих значение для законного, обоснованного и справедливого разрешения дел. Доказывание, в пределах своих полномочий, осуществляют лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, судья, суд. Право участия в доказывании имеют подозреваемый, обвиняемый, защитник, общественный обвинитель, общественный защитник, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

К участию в собирании и проверке доказательств привлекаются эксперты, специалисты, понятые и другие, которые в порядке, установленном законом, выполняют определенные процессуальные обязанности. Собирание и проверка доказательств производятся путем допросов, очных ставок, предъявления для опознания, выемок, обысков, осмотров, экспериментов, производства экспертиз и других следственных и судебных действий, предусмотренных законом.

Собирание, проверку, оценку доказательств на досудебных стадиях путем проведения следственных и других действий осуществляют дознаватель, следователь, прокурор (ст. 70, 71 УПК). Определенные права на участие в доказательственной деятельности предоставлены всем участникам процесса.

Суд первой инстанции при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства: допросить подсудимых, потерпевших, свидетелей, заслушать заключение экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы (ст. 240 УПК). Суд вправе вызвать любое лицо для допроса или для дачи заключения в качестве эксперта, производить осмотры и др. (ст. 70 УПК).

Очевидно различие доказательственной деятельности на предварительном следствии и в суде. Следователь собирает доказательства для установления того, было ли событие преступлением и кто, какие действия совершал. Следователь и прокурор решают, собраны ли достаточные доказательства для направления дела в суд. В суде исследуются представленные сторонами доказательства для ответов на вопросы, доказано ли событие преступления, доказана ли виновность обвиняемого и др. Суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создает сторонам необходимые условия для всестороннего и полного исследования дела, а также выясняет в ходе исследования доказательств имеющиеся у него вопросы. Суд (судья) обеспечивает надлежащую процедуру доказывания в суде, но не обязан принимать меры к восполнению доказательств, представленных обвинителем или возвращать для этого дело для дополнительного расследования (ст. 429,446 УПК).

Эти правила отличаются от правил, установленных в гл. 21, 23 УПК применительно к суду, действующему без участия присяжных заседателей. Это и понятно, т. к. УПК 1960 г. исходил из того, что суду принадлежит активная, самостоятельная роль в доказывании и он, наряду с обвинителем, обязан принимать меры к доказыванию обстоятельств, указанных в обвинительном заключении (ст. 3, 255, 256-258 УПК). Очевидно, что в новых нормах разд. Х УПК роль судьи выражена в соответствии с назначением суда как органа правосудия, действующего не "на осуд, а на рассуд".

1. Доказывание как деятельность, протекающая в рамках уголовного судопроизводства и направленная на решение его задач, регулируется уголовно-процессуальным законом.

Уголовно-процессуальный закон, регламентируя процесс доказывания, упорядочивает деятельность по установлению фактических обстоятельств дела, создает надежные гарантии равенства прав сторон в доказывании.

В ходе доказательственной деятельности должна быть обеспечена охрана прав и законных интересов граждан и юридических лиц.

При доказывании запрещается совершать действия, опасные для жизни и здоровья граждан или унижающие их честь и достоинство, домогаться показаний, объяснений, заключений, выдачи документов или предметов путем насилия, угроз, обмана и иных незаконных мер. Эти и другие правила доказывания устанавливаются и применительно к отдельным следственным действиям.

В каждой стадии процесса в соответствии с ее конкретными задачами и процессуальными формами доказывание имеет свои особенности, свои характерные черты, результатом доказывания могут быть только предусмотренные для данной стадии решения. Задачи конкретной стадии, ее процессуальная форма отражаются и в соотношении отдельных элементов доказывания, и в том, как происходит исследование доказательств (непосредственно или по письменным материалам) и, соответственно, какие выводы из оценки доказательств могут быть сделаны в той или иной стадии.

В соответствии с теми процессуальными условиями, в которых могут быть получены и проверены доказательства в той или иной стадии, закон определяет пределы полномочий органа, те выводы из оценки доказательств, которые он

вправе сделать, и виды решений, которые он вправе принять (см. 143, 144 и 205, 324 УПК).

Правила доказательственной деятельности, закрепленные в законе, должны быть руководящими и при разработке криминалистикой тактических приемов следственных действий при определении допустимости использования тех или иных технических средств и тактических методов получения и проверки доказательств.

2.Как отмечено выше, доказательственная деятельность в уголовном процессе не сводится только к получению фактических данных об обстоятельствах происшедшего события тем или иным субъектом процесса (например, следователь получает интересующие его сведения при допросе свидетеля). Для использования показаний свидетеля они должны быть зафиксированы в такой процессуальной форме, которая бы обеспечивала возможность ознакомления с ними всех субъектов уголовно-процессуальной деятельности и создавала гарантии достоверности полученных сведений. Поэтому процесс доказывания имеет не только познавательный, но и удостоверительный характер. Удостоверительная сторона познания выражена в требованиях закона об определенном порядке собирания, проверки и фиксации доказательств, в том числе присутствия понятых при совершении ряда следственных действий.

Характеризуя в целом доказывание как процесс опосредованного доказательствами познания, надо иметь в виду, что отдельные обстоятельства, факты могут быть восприняты следователем, судьей и непосредственно. Это те факты и состояния, которые сохранились ко времени расследования, рассмотрения судом дела (например, последствия пожара, испорченная картина, обезображенное лицо потерпевшего). Эти непосредственно воспринятые следователем и судьей обстоятельства, факты будут иметь доказательственное значение, если при их восприятии соблюдена установленная законом процессуальная форма (например, осмотр, освидетельствование), а полученные при этом данные надлежащим образом отражены в деле (например, в протоколе осмотра).

Факты, общеизвестные (например, дата исторического события или преюдициально установленные, используются в уголовном процессе без доказывания, если не возникает сомнения в их достоверности (например, факты, установленные вступившим в законную силу приговором по другому делу). Таким образом, в совокупность фактических данных, которые служат основой для формирования выводов по делу, входят различные по своей природе и по способу получения сведения об интересующих следствие и суд обстоятельствах, что должно учитываться при характеристике всего доказательственного процесса и составляющих его элементов.

4.Доказывание происходит в единстве предметно-практической и мыслительной деятельности, приводит к формированию представлений об исследуемом событии.

Доказывание представляет собой познавательный процесс, которому присуще единство эмоционального и рационального, субъективного и объективного, непосредственного и опосредованного, что проявляется во всех его взаимосвязанных элементах.

Все элементы доказательственной деятельности -- собирание, проверка и оценка доказательств - неразрывно между собой связаны, протекают в единстве, имеют место на всех стадиях процесса в тех процессуальных формах, которые соответствуют задачам данной стадии и установленному в ней порядку производства.

5.Как указано выше, доказывание как познание обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, может осуществляться либо путем получения сведений, информации непосредственно об этих обстоятельствах (например, показания свидетелей-очевидцев, показания обвиняемого о его действиях), либо путем логического построения выводов от известных обстоятельств к неизвестным.

В первом случае доказывание происходит на основе прямых доказательств, когда основная задача следователя, суда состоит в установлении достоверности сообщенных сведений для того, чтобы считать конкретное обстоятельство, входящее в предмет доказывания, установленным.

Во втором - при доказывании с помощью косвенных доказательств надо сначала установить достоверность полученных сведений, на их основе установить те или иные факты (доказательственные), а затем по совокупности этих фактов сделать вывод о наличии (или отсутствии) какого-либо обстоятельства, входящего в предмет доказывания. Здесь доказывание идет от установленных фактов, имеющих доказательственное значение к выводу о фактах, входящих в предмет доказывания, т. е. в системе "от факта к факту".

В этом смысле в судебном доказывании выделяют два пути познания: первый - информационный и второй - логический .

6. Логический путь доказывания обычно включает множество "подсистем" доказательств, связанных между собой и с доказываемым тезисом различными логическими формами связи. Это могут быть элементарные акты доказывания в форме дедуктивного умозаключения, где в качестве большой посылки выступают данные науки, техники, обобщенного социального опыта, очевидные и общеизвестные истины (суждения "здравого смысла"). В таких умозаключениях вывод строится от наличия основания к логическому следствию: "если... то". Например, из факта обнаружения отпечатков пальцев подозреваемого на стекле следует однозначный вывод о том, что подозреваемый прикасался к этому стеклу.

Однако не каждый вывод из установленного факта может в процессуальном доказывании строиться по правилам традиционной, двузначной логики, оперирующей силлогизмами. Это объясняется тем, что нет таких универсальных, общих посылок, относящихся к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, которые всегда приводили бы к однозначному выводу из установленных фактов. Так, если бы обнаружение похищенной вещи у подозреваемого во всех случаях было бы следствием того, что он эту вещь украл, то в каждом конкретном случае вывод о краже вещи вытекал бы из самого факта обнаружения вещи у подозреваемого. Однако приведенная выше посылка (если вещь обнаружена у подозреваемого, то, значит, он ее украл) не может быть признана единственно верной для каждого случая обнаружения вещи у подозреваемого, так как он мог ее найти, купить, вещь могла быть ему подброшена.

7.Поскольку суждение об отдельном доказательстве и всей их совокупности не может быть строго формализовано, в уголовно-процессуальном доказывании используется логика правдоподобных умозаключений, оперирующая такими категориями, как "более (менее) вероятно", "весьма правдоподобно".

Такого рода акты доказывания преобладают при построении вывода по делу на основе косвенных доказательств.

В системе всех косвенных доказательств по делу значение каждого отдельно взятого доказательства возрастает, совпадение их представляется маловероятным, а совокупность всех доказательств усиливает значение каждого из них и при правильном использовании приводит к надежным, достоверным выводам по делу. Например, при обвинении К. в краже обнаружение отпечатков пальцев подозреваемого на окне в квартире, где была совершена кража, обнаружение у него же вещей потерпевшего, установление факта дружеских отношений между подозреваемым К. и М" который продавал на рынке часть похищенных в квартире С. вещей, делает совпадение таких обстоятельств маловероятным и в то же время усиливает доказательственное значение каждого доказательства и доказанности вывода о совершении К. преступления.

8.Для гносеологической характеристики выводного знания, каким является знание, полученное в уголовном процессе может использоваться понятие достоверного знания. Достоверным признается знание, полученное в результате собирания, проверки и оценки доказательств в точном соответствии с установленными законом правилами и не вызывающее сомнений в своей обоснованности. В законе в указанном выше смысле используется понятие доказанности (ст. 309, 449). Закон разрешает постановить обвинительный приговор лишь в при условии, если ...виновность подсудимого... доказана, т. е. обоснована проверенными и достаточными доказательствами, не вызывающими сомнения. Закон требует достоверности обвинительного приговора. В этом смысле в процессуальной теории употребляют как равнозначные понятия приговора достоверного и истинного. Строгович М.С. писал, что: "Достоверность выводов следствия и суда об обстоятельствах рассматриваемого уголовного дела - это то же самое, что истинность этого вывода". Достоверность противопоставляется вероятности, предположению. Поэтому закон говорит о том, что обвинительный приговор "не может быть обоснован на предположении".

Достоверность не имеет степени, в то время как вероятность может иметь разные степени в зависимости от обоснованности знания "более вероятно    менее вероятно". Используя категории вероятности и достоверности можно проследить становление достоверного знания в уголовном процессе, и соответственно период первоначального предложения в чувство убежденности вне сомнения в наличии (отсутствии) определенных обстоятельств.

В этой связи находятся и различные требования, которые предъявляет закон при принятии различных решений на том или ином этапе производства по делу. Так, например, при возбуждении уголовного дела, при задержании подозреваемого достаточно вероятного знания и предположения о совершении преступления. В то же время как для постановления обвинительного приговора знание о преступлении и лице его совершившем должно быть достоверным, а убеждение исключать сомнение. Презумпция невиновности может быть опровергнута только достоверными доказательствами вины, поэтому все неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (п. 3 ст. 49 Конституции РФ).