6. Допустимость доказательств. Основания признания доказательства недопустимым

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 

В правилах доказывания особое место занимают правила допустимости доказательства. Эти правила должны обеспечить достоверность средств доказывания и тем самым создать надежный фундамент для признания доказанными или недоказанными определенных обстоятельств.

Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 68 УПК. Из этого записанного в ч.3 ст. 69 УПК правила следует, что не только обвинение, но и доказывание любых иных обстоятельств, в том числе и смягчающих ответственность обвиняемого или освобождающих его от ответственности, должны основываться на допустимых доказательствах.

Закон устанавливает следующие условия признания доказательства допустимым1) доказательство должно быть получено надлежащим субъектом, правомочным по данному делу проводить то процессуальное действие, в ходе которого получено доказательство: 2) фактические данные должны быть получены только из источников, перечисленных в ч. 2 ст. 69 УПК, а в указанных в законе случаях - из определенного вида источника (ч. 2 ст. 79 УПК): 3) доказательство должно быть получено с соблюдением правил проведения процессуального действия, в ходе которого получено доказательство: 4) при получении доказательства должны быть соблюдены все требования закона при фиксировании хода и результата следственного действия. Очевидно, что законные средства получения доказательств признаются одной из гарантий правосудия. Поэтому этот вопрос регулируется на конституционном уровне. В п. 2 ст. 50 Конституции РФ записано: "При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона". Норма о допустимости доказательств действует на всех стадиях процесса (ч. 3 ст. 69 УПК)г.

Из закона следуют основания признания доказательства недопустимым. Это может иметь место в следующих случаях: 1.Доказательство получено ненадлежащим субъектом вследствие нарушения закона о подследственности, подсудности и т. п., например, при проведении дознавателем следственных действий, которые не указаны в ч. 2 ст. 119 УПК, или без поручения о том следователя, прокурора: проведение следственных действий, например, допроса лица следователем, не принявшим дело к производству или не включенным в группу следователей: проведение следственных действий и получение доказательств лицом, подлежащим отводу.

2.Данные по делу получены без проведения следственных действий или из источников, не указанных в ч. 2 ст. 69 УПК. Поэтому из материалов, полученных до возбуждения уголовного дела, доказательственное значение имеет только протокол осмотра места происшествия, поскольку закон разрешает проведение этого следственного действия еще до возбуждения уголовного дела.

Представленные вместе с жалобой, заявлением о возбуждении дела документы, вещи, фото-, киноматериалы могут использоваться в качестве доказательств только тогда, когда после возбуждения дела лица, представившие эти материалы, были допрошены, установлено кем, когда, где, при каких обстоятельствах были обнаружены представленные вещи, документы или произведена кино-, фотосъемка и т. п. Необходимым условием использования представленных вещей в качестве доказательств является соответствующее постановление о приобщении их к делу в качестве вещественных доказательств.

Такое же решение должно быть принято по отношению к материалам, полученным в ходе оперативно-розыскной деятельности.

Ст. 10 закона "Об оперативно-розыскной деятельности в РФ" записано: "Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы... в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством".

Надо иметь в виду, что из буквального смысла текста ст. 10 закона явствует, что в ходе оперативно-розыскной деятельности получают доказательства, между тем такой путь получения доказательств не предусмотрен ст. 70 УПК, где речь идет только о следственных действиях.

Поэтому полученные в результате таких оперативно-розыскных мероприятий фактические данные независимо от того, проведены ли они до или после возбуждения уголовного дела, могут стать доказательством по уголовному делу только при условии, если лицо, уполномоченное на ведение предварительного следствия, или суд получат эти данные путем проведения процессуальных действий, предусмотренных в ст. 70 УПК. Для этого должно быть известно лицо, представляющее эти материалы, и оно должно быть допрошено обо всех обстоятельствах их обнаружения, а сами материалы, например, кино-, фотоснимки, приобщены к делу в порядке ст. 84, 88 УПК.

Очевидно, что неясность по поводу того, как, где и при каких обстоятельствах получен материальный объект, несущий ту или иную информацию, лишает его доказательственной силы.

Нарушены запреты, ограничения, установленные применительно к отдельным источникам доказательства.

Закон устанавливает, кто не может допрашиваться в качестве свидетеля (ч. 2 ст. 72 УПК). Кроме того, ряд лиц пользуются правом свидетельского иммунитета.

Согласно ст. 51 Конституции РФ "никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания".

Свидетельский иммунитет предусмотрен в законе "О свободе вероисповеданий" от 25 октября 1990 г. (ч. 2 ст. 13). Это правило направлено на охрану тайны исповеди.

4.Когда в качестве свидетеля допрашивается лицо, которое фактически подозревается допрашиваемым в преступлении, но процессуально его положение как подозреваемого или обвиняемого не оформлено, а предметом допроса является выяснение у лица его причастности к преступлению. В этом случае нарушается привилегия против самообвинения (ст. 51 Конституции РФ).

5.Нарушены процессуальные правила собирания, проверки доказательств и фиксирования проведенных процессуальных действий в соответствующих документах. Безусловно, лишаются юридической силы доказательства, полученные в результате проведения следственного действия без получения санкции прокурора или решения суда на его проведение, если такая санкция предусмотрена законом (ст. 23, 25, 49, 50 Конституции, ст. 111, 112, 168, 174 УПК): если следственное действие проведено без соблюдения установленного порядка, особенно, если это привело к нарушению или ограничению права подозреваемого, обвиняемого на защиту (например, обвиняемый был лишен права на присутствие при допросе избранного им защитника, или лицам, участвующим в производстве следственного действия, не были разъяснены их права, при назначении экспертизы обвиняемому не было разъяснено право на отвод эксперта и т. п.): если нарушение порядка проведения следственного действия ставит под сомнение его результаты (потерпевший до предъявления ему опознаваемого не был допрошен о признаках, по которым он может опознать лицо, нападавшее на него), или допущены те или иные отступления от порядка предъявления для опознания.

Недопустимы доказательства, полученные с применением насилия, угроз или иных незаконных мер (ч.3 ст. 20 УПК).

Не могут служить доказательством фактические данные, сообщенные свидетелем (потерпевшим), если он не может указать источник своей осведомленности (ст. 74, 75).

Недопустимо использовать в качестве доказательств оглашение в суде показаний свидетеля, потерпевшего, если причина их неявки в суд не установлена (ст. 286, 292 УПК) или они не явились в суд без уважительной причины.

Очевидно, что нарушение правил получения доказательств, основанных на конституционных гарантиях прав и свобод человека и гражданина, нарушающих неприкосновенность жилища, тайну переписки или затрагивающих иные права человека, безусловно, делает такие доказательства недопустимыми.

Этот категорический запрет обусловлен не только необходимостью обоснования вывода о виновности на достоверных доказательствах, но в значительной мере имеет целью обеспечить конституционные права и свободы человека, нравственные начала судопроизводства. Поэтому, безусловно, не имеют юридической силы показания, документы, вещи, полученные с применением насилия, угроз и иных незаконных действий, или полученные лицом, подлежащим отводу, или проведенные с нарушением прав обвиняемого, подозреваемого на защиту.